№ 1 / 15 январь

“Демо” / № 1 (20) / 15 январь, 2005г.

Нагорный Карабах должен участвовать в переговорах

Владимир КАЗИМИРОВ
бывший сопредседатель
Минской группы ОБСЕ

В карабахском урегулировании немало дополнительных, а главное – искусственных затруднений – создано со стороны Баку тем, что Нагорный Карабах (НК) не признается им более стороной конфликта, всячески отдаляется, отстраняется от переговоров.

НК – ядро, сердцевина этого конфликта, не может быть лишь его объектом. Население НК жизненно заинтересовано в разрешении конфликта – несравненно больше, чем остальные жители Азербайджана или Армении. Если большинство этих последних травмированы тем, что конфликт в той или иной мере затронул их бытие, национальную гордость, престиж, чувство справедливости, то для всех жителей НК (для нынешних жителей-армян и для недавних его обитателей-азербайджанцев) это вопрос выживания в самом прямом смысле этого слова. Статус НК является главной причиной и основной спорной проблемой этого конфликта.

Из-за чересполосицы этносов НК – узел давних противоречий. Еще Лига Наций считала его спорной территорией. Спорным считали его РСФСР и Армения (см. договор между ними, подписанный в 1920 г.). В 20-е годы власти Азербайджана административной манипуляцией (создав, но вскоре упразднив «Красный Курдистан») перекроили районы в зоне Лачина, чтобы на 6 км отделить НКАО от Армении.

Возникшая на 70 лет оторванность преобладающего этноса НК от родственного «материка» и постоянные сдвиги демографических пропорций – не только естественным путем, но и вследствие определенной демографической политики – могли превратить НК в подобие Нахичевани или современного Косово.

Карабахские армяне, составлявшие в 1989 г. 3/4 населения НК, были непосредственно и массово охвачены конфликтом, включая военные действия, пропорционально намного шире, чем жители Азербайджана или армяне из Армении. Они имели свои вооруженные формирования, реально и довольно эффективно управляли ими. А это – главное в данном вопросе:

***

А что говорят на этот счет история конфликта и ход его урегулирования? Каков был прежде подход Баку к прямым контактам со Степанакертом и к участию НК в переговорах? Какое отражение данный вопрос находил в резолюциях СБ ООН, решениях и действиях ОБСЕ, в самом переговорном процессе, в практике посредников? Вот факты:

– На встрече сторон конфликта в Железноводске 23 сентября 1991 года были представлены не только Азербайджан и Армения, но и руководство карабахских армян;

– В июле 1992 года минская группа СБСЕ по инициативе России шлет призыв к трем конфликтующим сторонам – в Баку, Ереван и Степанакерт – приостановить военные действий на 30 дней, а в августе – на 60 дней. Ответы ожидались от всех трех сторон;

– 12 сентября 1992 г. (еще при А. Эльчибее и с его ведома) в Москве состоялся первый конфиденциальный контакт между полномочным представителем Азербайджанской Республики и представителем руководства армян НК. Обе стороны пожелали периодически продолжать конфиденциальные контакты. Состоялось несколько негласных встреч при содействии России (например, 9-16 апреля 1993 г.);

– Появились прямые контакты по телефону и факсу, продолжались и личные встречи после прихода к власти Г. Алиева летом 1993 г., причем по инициативе азербайджанской стороны – обычно при неблагоприятных для нее делах на фронте. Сохранилась переписка Баку с карабахскими армянами (прямо или через российского посредника), как правило, на официальных бланках с конкретными адресами («Министерство обороны Нагорного Карабаха», «Руководству Нагорного Карабаха»). Баку использовал термин «сторона» применительно к карабахским армянам, не всегда настаивал на подключении Армении к подписанию документов. Разумеется, это не было признанием «НКР», но однозначно подтверждало, что Баку считает НК противоборствующей стороной;

– Все первые договоренности об ограничениях военных действий и прекращении огня заключали именно Баку и Степанакерт, т.е. без участия Еревана. Всего – как правило, при посредничестве России – было достигнуто 10 таких договоренностей. [Было лишь 3 исключения, когда НК не был представлен при подписании документов: 1) политическое заявление Тер-Петросян – Мамедов в Тегеране 8 мая 1992 г. (сорвано занятием Шуши как раз карабахскими армянами); 2) договоренность в Алма-Ате трех министров иностранных дел о прекращении огня с 1 сентября 1992 г.; 3) организованное П. Грачевым соглашение о приостановлении военных действий (Сочи,19 сентября 1992 г)];

– СБ ООН, не признавая государственности НКР, все же видел в ней сторону конфликта. Прочтение 4 резолюций СБ ООН 1993 г. не оставляет в этом сомнений. В них СБ отмечал боевые действия «местных армянских сил», призывал Армению воздействовать на них,  фиксируя тем самым довольно автономную роль НК в конфликте;

– Иногда НК занимал отличную от Армении позицию (неслучайна поездка Л. Тер-Петросяна в Горис и Степанакерт в июне 1993 г.). Были случаи, когда Баку и Ереван принимали предложения минской группы, но ей еще нужно было согласие Степанакерта, и она продолжала нажим на него. Этого и не требовалось бы, если бы НК не был стороной в конфликте. Ведь согласие Еревана и так имелось…

– В 1993 г. состоялся ряд прямых двусторонних встреч представителей Баку и Степанакерта – как открытых, так и негласных. В Москве 12-13 сентября впервые официально встретились А. Джалилов – А. Гукасян именно в качестве представителей руководства АР и НК (и даже приняли совместное коммюнике), а 25 сентября – высшие руководители сторон, в том числе Г. Алиев – Р. Кочарян (негласно). Позднее российский посредник 8 раз (!) договорился лично с Г. Алиевым о продолжении закрытых прямых контактов Баку-Степанакерт, но тот каждый раз изыскивал предлоги и отговорки, чтобы оттянуть и «замотать» выполнение своего обещания. Причем два последних раза Г. Алиев вернулся к данному вопросу по своей инициативе;

– Соблюдаемое более 10 лет соглашение о прекращении огня с 12 мая 1994 г. было достигнуто при посредничестве России между тремя сторонами в конфликте – теми, кто реально имел и задействовал в этом конфликте свои вооруженные силы. В документе, подписанном в Баку министром обороны АР 9 мая с одобрения Г. Алиева, на том же самом уровне прямо значились должности обоих его партнеров по подписанию соглашения: министр обороны Армении и командующий армией Нагорного Карабаха;

– Переговоры по проекту соглашения о прекращении вооруженного конфликта начались при посредничестве России (Москва, 5-13 августа 1994 г.) сразу же в формате трех конфликтующих сторон;

– 8 – 9 сентября 1994 г. в Москве при содействии МИД России состоялись переговоры высших руководителей сторон в конфликте: двусторонние (Г. Алиев – Л. Тер-Петросян; Г. Алиев – Р. Кочарян), а затем трехсторонние – с участием руководителей НК. С кем же руководитель Азербайджана имел дело и на этот раз в лице лидеров НК, если не с конфликтующей стороной?

– Будапештский саммит ОБСЕ (5-6 декабря 1994 г.) утвердил переговорный механизм для заключения соглашения о прекращении вооруженного конфликта, поручив Сопредседателям МГ переговоры между конфликтующими сторонами. Этот формат  отличался от намеченного Советом министров СБСЕ в 1992 г. для Минской конференции (11 государств и 2 заинтересованные стороны). Нельзя не видеть разницы между решением от 24 марта 1992 г., которое было принято до разгара военных действий в Карабахе (в нем даже нет понятия «конфликтующая сторона»), и решением Будапештского саммита, принятым по завершении военных действий.  Будапешт как бы заимствовал формат переговоров в Москве, перевел их под эгиду ОБСЕ. Неслучайна в Будапештском решении формулировка «все стороны» (а не «обе»). Решение саммита ОБСЕ в Будапеште принималось при личном участии Г. Алиева и Л. Тер-Петросяна;

– В связи с возникшими затем попытками Азербайджана оспорить конфигурацию конфликта Действующий председатель ОБСЕ на заседании Руководящего совета (Прага, 31 марта 1995 г.), характеризуя формат переговоров по Карабаху, прямо заявил, что конфликтующие стороны суть два государства (АР и РА) и еще одна конфликтующая сторона – Нагорный Карабах;

– В соответствии с решением Будапештского саммита ОБСЕ переговоры проводились Сопредседателями между тремя сторонами в конфликте. Это подчеркивалось даже рассадкой в зале в виде «каре». (В ответ на участие делегации НК азербайджанская делегация стала позднее сажать Н. Бахманова как бы отдельно, изображая из него еще одну делегацию. Сопредседатели, разумеется, никогда не признавали этого, числя его не иначе как в составе делегации АР. При всем уважении к Н. Бахманову нельзя было считать его представителем отдельной конфликтующей стороны);

– На встрече глав парламентов Азербайджана, Армении, а также выборной структуры НК в Бишкеке 4-5 мая 1994 г. просто карикатурной была попытка изобразить Н. Бахманова не просто парламентарием, но еще одной «стороной» – чуть ли не парламентской структурой. На деле он не был даже  муниципальным избранником, ибо недолго работал в Шуше, но по линии исполнительной власти;

– В 1997-98 гг. Сопредседатели  направили три известных предложения  в три адреса и нуждались в ответах каждой из трех сторон, включая Степанакерт. Каждый читавший текст этих предложений видел, что Сопредседатели много раз прямым текстом пишут о трех сторонах конфликта и среди них прямо упоминают НК;

– Сопредседатели поныне имеют дело с тремя сторонами в конфликте. При поездках в регион они посещают, как правило, не только Баку и Ереван, но и Степанакерт. Причем эти действия проводятся посредниками, в т. ч. Сопредседателями, вопреки настойчивым требованиям Баку не посещать Степанакерт, не иметь дел с лидерами НК иначе, как на одном уровне с Н. Бахмановым и т. п. Иногда, считаясь с чувствительностью Баку, посредники считали возможным частично идти ему навстречу. Например, воздерживались от собственной поездки в Степанакерт, но все равно проводили встречи с руководителями НК в Ереване. Уже одно это показывает, что, заняв нереалистическую позицию, Баку обрекает себя в данном вопросе на непонимание, изоляцию и заведомо проигрышную ситуацию.

***

Баку резко свернул прямые контакты со Степанакертом с конца 1993 г. и, путаясь в непоследовательности, в ущерб рассмотрению реальных проблем урегулирования затеял многолетнюю процедурную возню, отказывая Нагорному Карабаху в статусе стороны в конфликте и мешая его участию в переговорах. Это противоречит международной практике урегулирования конфликтов (абхазы, приднестровцы, юго-осетины признаются сторонами в конфликте; известны встречи Шеварднадзе-Ардзинба, Лучинский, Воронин-Смирнов, Рахмонов-Нури, Арафат – лидеры Израиля).

Г. Алиев испытывал в этом колебания. В беседах с посредниками он одно время  говорил, что «НК – сторона конфликта, но не более того», и посредники были с ним согласны. Признание НК конфликтующей стороной имело в руководстве Азербайджана как сторонников (спикер Р. Гулиев), так и противников (министр иностранных дел Г. Гасанов). Возможно, нынешняя жесткость Баку частично объясняется как раз внутриполитическими  раздорами 1996 г. между Г. Алиевым и Р. Гулиевым, который в публичных заявлениях признавал НК стороной конфликта.

Упорствование Баку не имеет вразумительного обоснования, оно больше похоже на деспотический каприз в отношении тех, кого там считают своими согражданами. Это явно дискредитирует посулы предоставить населению НК «самую широкую автономию». Несостоятельны опасения – как бы статус стороны в конфликте не повысил шансы НК на признание государством или субъектом международного права: ни одно государство, даже Армения, не признало «НКР». Доводы, выдвигаемые Баку в оправдание своей нынешней позиции – сначала переговоры с Арменией, а после ее «ухода» с НК – произвольны, не имеют под собой никаких оснований в системе ОБСЕ.

Позиция Баку в какой-то мере имеет и «психологическое» происхождение. Отстранение НК от переговоров считается там успехом политико-дипломатических усилий, частично служит моральной компенсацией за военные неудачи. Но по сути это «пиррова победа», ибо любое соглашение потребует согласия НК.

***

Диалог президентов Азербайджана и Армении в 1999-2001 и в 2003-2004 гг. был исключительным переговорным форматом, так как президент РА Р. Кочарян по своей прежней роли как бы представлял и НК. Вместе с тем это было ошибкой с его стороны, переоценкой своих возможностей. Когда более 20 встреч двух президентов не дали результата, Сопредседателям потребовалось оживить переговорный процесс, и они, естественно, предложили возобновить переговоры в трехстороннем формате.

По сути дела компромисс насчет  встреч замминистров иностранных дел АР и РА в Праге был уступкой Сопредседателей капризам Баку. Встречи на этом уровне не были способны привести к договоренностям по существу конфликта. Фактически, этой имитацией переговоров оба президента, да и Сопредседатели, избегали неприятного признания того, что в переговорном процессе налицо тупик или вакуум. Явной ошибкой со стороны Сопредседателей было называть этот формат «переговорным» механизмом. Скорее это мог быть лишь «контактный механизм», поскольку Азербайджан и Армения все еще не имеют нормальных дипломатических отношений. Провал этого формата с точки зрения переговорного процесса был вполне предсказуем.

Переговорный механизм определен высшей инстанцией ОБСЕ – Будапештским саммитом, главами 52 государств-участников ОБСЕ. Вряд ли сами Сопредседатели правомочны перекраивать его, а тем более стороны. С тех пор иных решений на таком уровне о механизме переговоров по Карабаху не принималось. Прежние переговоры были в марте 1997 г. лишь временно приостановлены. Поэтому при их возобновлении следовало бы исходить из трехстороннего формата.

***

Парадокс в том, что тактика Баку (из чего бы там ни исходили), гипертрофируя значение процедурных вопросов явно в ущерб существу проблем урегулирования, на деле помогает армянским сторонам «тянуть время». В конечном счете, все равно придется с участием представителей Нагорного Карабаха проработать большинство вопросов урегулирования, ибо без учета интересов его населения оно просто недостижимо.

Проявляя непоследовательность и в данном вопросе, Баку в одиночку цепляется за свою позицию, упорствует в своем, не в силах опровергнуть того, что все прежние контакты поддерживал с НК именно как со стороной конфликта. Даже Турция не оспаривает позицию Сопредседателей насчет трех сторон в этом конфликте.

Следует, однако, сказать, что Сопредседатели сами недостаточно последовательны. Постоянно озадаченные «спасением» переговорного процесса, они полагают тактически нецелесообразным заострять процедурные разногласия с Баку, что на деле уже серьезно затруднило переход к эффективным переговорам, процесс урегулирования в целом.

P. S. Господин Казимиров любезно согласился ответить на вопросы читателей “Демо”. Так что – пишите нам!

—————————————————————————————-

внешняя политика

Новый глава МИД Нагорного Карабаха против переговоров с предварительными условиями

27 декабря в Степанакерте состоялся брифинг новоназначенного министра иностранных дел Нагорного Карабаха Армана Меликяна. Напомним, что он заменил на днях на этом посту Ашота Гуляна.

Как сообщает корреспондент ИА REGNUM в Степанакерте, министр отметил, что основной линией деятельности МИД во внешнеполитической сфере является “достижение международного признания Нагорно-Карабахской Республики”. “Это станет краегоульным камнем нашей работы, и этим будут обусловлены все наши контакты, как двусторонние, так и в рамках международных организаций”, – подчеркнул Арман Меликян. Среди важнейших направлений деятельности внешнеполитического ведомства министр назвал защиту прав граждан НКР за рубежом, отметив, что данный процесс он возьмет под свой личный контроль.

Отвечая на вопрос “о готовности Баку сесть за стол переговоров с Нагорным Карабахом при условии, если Армения выйдет из переговорного процесса”, Арман Меликян сказал: “Я против ведения переговоров с выдвижением каких-либо предварительных условий. Переговоры вообще вытекают из жизненной необходимости, и если Баку действительно нуждается в них, то обратится с соответствующим предложением”. Министр опроверг сообщения азербайджанских СМИ “о перенесении МИД НКР в Ереван”. “Речь идет вовсе не о переносе МИД НКР в Ереван. Вопрос в том, что наши усилия по решению основных политических задач требуют присутствия министра в Ереване в большем объеме. Это обусловлено тем, что мы должны активизировать контакты и с международными организациями, и с аккредитованными в Армении дипмиссиями, и с МИД РА. Это – чисто функциональный вопрос, и со временем, когда предоставится возможность организовывать основную массу контактов на территории НКР, данный вопрос отпадет сам собой”, – сказал Арман Меликян.

——————————————————————————————-

Кадры в Карабахе ничего не решают и не хотят решать

Георгий МАРКОСОВ / дипломат
Эдуард ИВАНЯН / историк
Сергей КАЛАДЖЯН / этнопсихолог                                 
Сергей ЕНИКОЛОПОВ / химик

Известное выражение И. Сталина о том, что кадры решают все, в Карабахе выглядит как насмешка. В этом романтическом крае всегда решали не кадры, а личности. Были личности – вопросы решались, и вполне успешно. В Степанакерте давно подмечено: чтобы уничтожить человека как личность, достаточно назначить его на какую-либо должность. Должность – это бич карабахского общества. Вместе с тем, карабахцы традиционно  трепетно относятся к должности и пытаются передать ее по наследству – как личное достояние. Большой знаток карабахской психологии, блаженной памяти Борис Саркисович Кеворков говорил, что «из-за денег карабахцы не дерутся, они в глубине души презирают деньги, но из-за должности готовы перегрызться». Но есть конспирологическая  версия о том, что это было присуще советскому периоду карабахской истории, а вот сейчас – в свободное время – все выглядит иначе, и кадры в Карабахе верно служат своему народу. Общая экономическая и социальная ситуация в Армении, господство меркантильных идей, стяжательство, коррупция и социальная дезориентация, в которых оказалось армянское общество, доползли до Карабаха и в значительной мере деформировали общественное сознание. Но если в Армении сложился ощутимый общественный кризис, то Карабах буквально выжил; карабахское общество сумело иронично отнестись к переменам и пытается осмыслить создавшуюся ситуацию, определить политические, социальные и нравственные приоритеты. Перед лицом будущего, будучи ответственными перед своими детьми, карабахцы пытаются пока остаться островом патриотизма и высокой морали в армянском «море заблуждений». Но только пока, потому что эти приоритеты непременно распространятся на всю Армению и диаспору.

Карабах остро нуждается в кадрах, что всегда ощущалось в крае, так как многие специалисты вынуждены были искать пути своей жизни далеко от родного края.

В этом виновно не только политическое руководство, но и само карабахское общество, с энтузиазмом выбрасывающее молодые кадры, готовые служить Карабаху. С большими надеждами были восприняты заявления президента А. Гукасяна о намерениях провести серьезные кадровые изменения. Невозможно и тщетно повышать эффективность работы администрации, и главное – бороться с коррупцией, не осуществив кардинальную замену кадров. Даже многоопытные и достаточно опытные администраторы исчерпали себя и должны способствовать решению задачи, а не принимать решения. Для нынешней ситуации в Карабахе более приемлемы менее опытные, но «чистые» кадры, нежели многопытные, но вороватые. И все же совершаются вселяющие надежду весьма интересные и обнадеживающие мероприятия в кадровой, налоговой и социальной сферах.

Особое значение для судеб государства имеют военные и дипломатические кадры, военная и внешняя политика. Можно понять, что в настоящее время в Карабахе внешнеполитическая тема остается неактуальной, и подавляющая часть населения заинтересована, прежде всего, в решении насущных экономических и социальных проблем, а также в изменениях по всей вертикали администрации. Эти настроения и приоритеты подтвердились, когда ни одна политическая партия, ни одна общественная организация и ни один депутат Национального Собрания не выразили, по крайней мере, удивления недавним назначением Армана Меликяна на пост министра иностранных дел. Не секрет, что в последние годы министерство иностранных дел Нагорно-Карабахской Республики практически прекратило существование. В карабахских СМИ печатались публикации, содержащие претензии к руководству Армении, сильно ограничившему внешнеполитические возможности НКР. Это, безусловно, имеет место, но не в такой степени, как это представляется в публикациях ряда авторов. По свидетельству министра иностранных дел Армении Вардана Осканяна, «насколько велика вина Еревана, но вина Степанакерта неизмеримо больше». Министр считает, что за последнее время от МИД НКР не поступило ни одного предложения и ни одной инициативы. В идеях нуждается не только МИД Армении, но и правительства и политики ведущих государств. Они с удовлетворением приняли бы предложения от НКР, в том числе – по конкретным проблемам гуманитарной, социальной помощи, различных направлений сотрудничества, а также инвестиций. МИД НКР в лучшем случае занимается реагированием на внешние инициативы и «сигналы». Обращения МИД НКР в МИД Армении связаны, в основном, с необходимостью совершения заграничных командировок дам, популярных в сфере международного общения.

Нельзя не согласиться с мнением главы МИД Армении. Можно было бы привести целую систему аргументации по вопросу о бездеятельности МИД НКР. Тому много причин. Прежде всего, карабахское руководство не заинтересовано предоставлять средства, необходимые для внешней политики – ни достаточных бюджетных средств, ни частных пожертвований, хотя внешняя политика – самое эффективное направление вложения капитала. Возможно, внешняя политика – заметная арена для молодых, перспективных политиков, которые могли сделать политическую карьеру и занять свое место в политическом процессе, что выглядит опасным для актуальных политиков и дипломатов. Активная внешнеполитическая деятельность НКР, в принципе, может привести к дополнительным трениям с руководством Армении, что также нежелательно для нынешнего политического ритма в Степанакерте.

Является ли Арман Меликян политиком и функционером, подходящим для выполнения тех задач, которые стоят перед МИД НКР? В истории мировой дипломатии немного случаев, когда министры иностранных дел командируются на длительную работу в иное, пусть дружественное государство. Можно привести примеры из истории мелких германских княжеств времен Габсбургов или княжества Сан-Марино. Какой политический багаж имеется у Армана Меликяна, за исключением суперуспешных переговоров с представителями одного-двух государств, с которыми была проведена подготовительная разъяснительная работа частными лицами и в частном порядке – даже без ведома руководителей НКР. Несомненно, политическая судьба предыдущего главы МИД НКР Ашота Гуляна была предрешена, но есть вполне подготовленные кадры для решения внешнеполитических задач. Особое место в деятельности МИД НКР занимают представительства НКР в различных государствах. Лучшие из представителей НКР за рубежом являются успешными коммерсантами, худшие – бездеятельными, абсолютно неинформированными функционерами, которых и функционерами не назовешь. Представительство НКР в Москве выполняет миссию для блокирования информации про НКР, представительство НКР в Вашингтоне, напротив, пункт утечки информации. Представителю НКР в Бейруте просто по определению непозволительно заниматься внешней политикой. Чем занимается представительство НКР в Париже, выяснить не удалось.

Вместе с тем, НКР имеет огромные внешнеполитические возможности – такие, каких нет у других непризнанных государств. НКР, опираясь на диаспору, могла бы иметь не меньшие внешнеполитические возможности, чем Армения. В современном мире официальные дипломатические отношения все более приобретают формальное значение. Переговоры между коммерческими компаниями, политическими группами и партиями, представителями различных влиятельных клубов имеют нередко большее значение, чем между официальными политиками. Главной задачей внешнеполитических ведомств непризнанных государств являются контакты с политиками и политическими разработчиками, которые, собственно, и вершат мировую политику. Если пока проблематично общаться с официальными структурами, то что мешает общаться с людьми из политических сфер? Например, ничто не мешало иметь постоянные контакты с руководителями и разработчиками политических планов и задач по безопасности крупных нефтяных компаний. Эти задачи очень важны, прежде всего, с точки зрения безопасности. Разработки проблем угроз и рисков имеют основополагающее значение для политических отношений данных компаний со своими правительствами и с Азербайджаном, Грузией, Ираном, Россией и Турцией. Нефтяные компании – это те партнеры, которые могли предоставить экономическую помощь НКР. Стоило немало усилий, чтобы сформировать новое видение руководителей нефтяных компаний на условия безопасности на Южном Кавказе. Эти задачи до сих пор выполняются частными лицами, и иногда практически за их личный счет. Но до каких пор?

На пропаганду Карабаха затрачено немало средств. Издается огромное количество совершенно непотребной литературы либо фольклорно-познавательного, либо мемуарного характера. До сих пор в НКР не разработаны материалы политического характера, направленные на формирование мировым политическим сообществом не впечатлений, а идей и позиций. В настоящее время, когда проблема международного признания НКР стала актуальной в русле мировых тенденций, соответствующие предложения разрабатываются кем угодно и где угодно, только не в Степанакерте и Ереване. В мире (за пределами Республики Армения, НКР и диаспоры) насчитывается максимум 500 человек из политических и аналитических кругов, которые так или иначе включены в «карабахский процесс» как международный. Всего – навсего 500 человек! Практически, со стороны НКР ни с кем из них не поддерживаются деловые контакты.

Выясняется поразительное обстоятельство. Оказывается, можно успешно заниматься лоббингом интересов Армении и НКР в США, при этом абсолютно не ориентируясь во внешнеполитическом процессе, не располагая должной политической информацией, не располагая достаточными связями, даже не понимая, какие инициативы, когда и что первая в мире держава ожидает от непризнанного государства НКР. Самая элементарная информация вызывает у функционеров лоббинговых организаций искреннее удивление, хотя нетрудно понять, что предоставляемая НКР помощь правительством США – всего лишь сигнал на приглашение к сотрудничеству. Вместо того, чтобы договориться с организациями диаспоры о создании полноценного представительства НКР в Вашингтоне, власти НКР становятся в позу и демонстрируют партии “Дашнакцутюн” свое высокое презрение, тем самым доверив свое представительство враждебной нашим национальным интересам Армянской Ассамблее Америки. Как говорится в одной из публикаций в газете «ДЕМО» – «все это пошло и тривиально».

2005 год мог бы стать переломным в истории Карабаха, в его международном положении. Но шанс – это странная вещь: то он есть, то его нет. В багаже армянской политики есть 1920 год, когда армянский политический класс не сумел воспользоваться историческим шансом. Но 2005 год станет еще одним потерянным для политической истории НКР. А пока командированный в Ереван новый министр иностранных дел готовится провести «реформы» в МИД – в соответствии с потребностями своего агентурного окружения. Просто-напросто, “болото” представительства НКР в Ереване распространится на МИД НКР: «болото расширяется и горе тому, кто несет болото в себе». По свидетельству, которому нет оснований не доверять, в МИД НКР как-то прозвучало такое выражение: «Ну ничего не делаем, ну и что случилось, ничего же не случилось?». Что называется – приехали. Вот и тезис есть. И если быть честными до конца, разве не отражает эта мораль некоторые рецидивы карабахской жизни, карабахской кадровой политики?

—————————————————————————————–

внутриполитическая

Что происходит в Арцахе?

Левон МИРЗОЯН
Ереван

Президент Аркадий Гукасян предпринимает усилия по снижению влияния и реальных политических возможностей партии «Дашнакцутюн» в Арцахе. Декларированные ранее намерения президента НКР относительно кадровых изменений ограничены освобождением от занимаемых должностей администраторов в вооруженных силах и в гражданской администрации, которые могли бы претендовать на президентский пост при очередных президентских выборах. Не секрет, что генерал «Вито» имеет президентские, или, во всяком случае, политические амбиции. Бывший теперь уже министр культуры и образования Армен Саркисян обладает всеми качествами и биографическим багажом для претензий на президентский пост. Армен Саркисян – участник обороны Арцаха, один из немногих администраторов в НКР, не имеющих отношения к коррупции или коррумпированным группировкам – представлял собой сильно политизированного и идеологизированного администратора, преданного идеалам дашнакской партии, в которой он состоит. Он мог стать адекватным противником на президентских выборах, что не давало бы повода для сомнений в легитимности и справедливости выборов.

Нелепость данной ситуации состоит не только в том, что президент А. Гукасян теряет драгоценное для судеб Арцаха время и идет на поводу у абсолютно беспринципных советников, затеявших абсолютно бесперспективную борьбу с оппонентами. Арцахское общество лишилось еще недавно реальной возможности по созданию широкой политической коалиции, способной обеспечить решение главной проблемы Нагорно-Карабахской республики – достижение фактической независимости и проведение независимой социальной и внешней политики. Можно изыскивать различные существенные причины и псевдопричины, объясняя создавшуюся ситуацию, но при этом, следуя распространенной в Степанакерте традиции, копаться в малозначительном, удовлетворять свои обывательские потребности. Но на этот раз было бы правильнее попытаться выяснить главную причину возникновения столь абсурдной ситуации.

Нельзя не заметить в А. Гукасяне качеств благородных, присущих карабахскому этносу. Находясь много лет в административной команде Р. Кочаряна (что, несомненно, подавляло его волю и инициативу), тем не менее он, практически, с самого начала карабахского движения находился в гуще событий, выполнял важные функции в неформальном контексте, а затем в администрации. В Арцахе очень быстро забыли, в каком состоянии находилось общество до марта 2000 года, когда в республике сложилась не какая-то диктатура, а просто-напросто «зона», но не с воровскими законами, а с законами “шпаны”. Забыто, как вся степанакертская интеллигенция находилась на коленях, и даже герои войны не были уверены в завтрашнем дне. Так или иначе, президенту А. Гукасяну выпала задача устранения данной “шпаны”. В Арцахе стало легче «дышать» и мало-помалу стало возрождаться общество как таковое. Конечно же, А. Гукасян не мог решить данную задачу один или же с теми, кто затем стал наиболее преданными его советниками. В этом значительную роль сыграла поддержка вооруженных сил, дашнакской партии и некоторых общественных групп. Весь последующий период стал временем упущенных возможностей по созданию подлинной демократической коалиции, хотя для этого имелись многие факторы и главное – определенное единство национальных интересов.

Невозможно отрицать значение таких факторов, как общая социальная и экономическая неустроенность, отсутствие необходимых кадров (вечная проблема Арцаха), неумение президента, правительства, парламента и политических групп заниматься «общественными отношениями». В среде политических и административных лидеров преобладали смешные, мелкие амбиции, отсутствовал серьезный подход к проблемам внешней и социальной политики, к проблемам безопасности. В результате НКР не удалось преодолеть коррупцию, косность, панибратство и мелкие интриги. Это опасно для любого общества, а в условиях неустраненной внешней военной угрозы вообще представляется квазистатической катастрофой. Тем не менее, в течение последних 2 – 3 лет удавалось обеспечить стабильность в обществе, которая все больше напоминала глубокий политический и гражданский застой. Лидеры не замечали, что они перестали быть авторитетом для молодого поколения, которое оказалось свободным от паутины уже ложной харизмы и постепенно стало строить свое общество, в котором будет всякое – благородство, патриотизм, интеллект, убожество и уголовщина. Но в том и заключалась задача – управлять общественными и политическими процессами.

Однако все это – факторы второго порядка. В Арцахе возник глубокий общественно-политический кризис, и главным фактором данного явления является неучастие НКР в большой политике. Маленькая республика, находящаяся в центре мирового внимания, к которой приковано внимание правительств, международных организаций, ведущих политиков и аналитиков, военный потенциал которой учитывается в расчетах стратегов великих держав, республика, ставшая «пионером» в формировании новых государств в окончательном распаде колониальной системы, буквально вышвырнута под забор ереванской бюрократии. Президент НКР оказался буквально в «черном теле», в тисках, рычаги которых крутят в Ереване, причем политиками, которые сами не обладают достаточной информацией для проведения эффективной внешней политики. И именно в этом фокусе обстоятельств накопилась критическая масса, давшая понять, что политика А. Гукасяна неадекватна. А. Гукасян не сумел выбраться из этих тисков и не предпринял для этого необходимых усилий, хотя полностью отрицать то, что он пытался это осуществить, нельзя. Государство, находясь в состоянии сильной коррупции, глубокого и хронического экономического кризиса, может существовать сотни лет. Но государство и его руководители не могут существовать, если утрачивают минимальную независимость, то есть – не располагают независимыми структурами и не проводят независимую политику. Если бы НКР имела возможность проводить, хотя бы отчасти, внешнюю политику, не говоря об оборонной, А. Гукасян был бы крайне заинтересован в сотрудничестве с партией «Дашнакцутюн», располагающей некоторыми внешнеполитическими возможностями, а также с другими политическими и общественными организациями. А. Гукасян был бы обязан дашнакам в части исполнения внешнеполитических услуг, и дашнаки были бы более заинтересованы в А. Гукасяне. Но – нет потребности во внешней политике, нет потребности в сотрудничестве во внутренней политике, нет потребности в проведении реальной политики. Есть лишь потребность в интригах, в манипуляциях и «страховочных» упражнениях. Кто виновен в этой ситуации? Ереван.

Вызывает удивление то, что дашнакские организации за рубежом активно занимаются внешней политикой. Собственно, внешняя политика – основная задача дашнакских организаций за рубежом. Внешней политикой не заняты, и похоже, не интересуются дашнаки в Ереване и в Степанакерте. Внешнеполитическая деятельность АРФ «Дашнакцутюн» Армении ограничена присутствием их представителей в Евросовете в костюмах от «Армани». Дашнакские лидеры заняли довольно примитивную позицию “плавания по течению”. Основным политическим ресурсом «Дашнакцутюн» в Армении является не их идеология, представленность в парламенте или их партийные кадры, а персонально Р. Кочарян. Нельзя отметить, что и карабахских дашнаков практически не интересует внешняя и социальная политика. В их представлении, участие в выборах, партийное строительство, всевозможные демонстрационные акции и есть политика. Все остальное остается в сфере деятельности лекторов из общества «Знание».

Это не может не беспокоить зарубежных однопартийцев и рядовых членов партии. Дашнакские лидеры в Ереване за последние годы оказали крайне негативное воздействие на партийную организацию в Арцахе, пытались лишить ее политической инициативы, занимались расколом и тем самым затормозили общественные процессы, утратив авторитет и влияние. Тем не менее, аргументы и позиция карабахских дашнаков оказались настолько сильны, что ереванские дашнакские лидеры вынуждены были согласиться с принятием известного заявления Центрального Комитета Армянской революционной Федерации «Дашнакцутюн» (АРФД) Арцаха по поводу политики А. Гукасяна. Это означает, что вся дашнакская партия по обе стороны океана будет бороться за устранение А. Гукасяна от власти. Хотелось бы сказать – «лед тронулся», но это говорят, когда лед на реке, а в болоте лет не трогается, а просто тает.

Теперь, когда ситуация в Арцахе накалилась, проблема в том, как будет вести себя официальный Ереван. Но проблема еще и в том, что смещение А. Гукасяна с президентского поста сейчас – за два с половиной года до очередных выборов, да еще в условиях явного и всем понятного глубокого общественно-политического кризиса – станет важнейшим признаком ослабления НКР как государства и военной группировки. Многое выяснится на предстоящих парламентских выборах. Понятно, что целью дашнакской партии является пока не сам А. Гукасян, а премьер-министр и члены правительства. Но, утратив контроль над правительством, А. Гукасян станет номинальным президентом, тем более, что в НКР многое решается неформальным образом (имеется большой печальный опыт). Поэтому предстоит ожесточенная борьба, и пока что единственным позитивом является то, что в Арцахе оживилась общественно-политическая жизнь, она стала разнообразнее, радостнее, будущее вселяет надежды. Но как бы ни складывались события, все без исключения субъекты политической игры должны хорошо осознать, что все небесконечно, и их роли в любом случае имеют переходное значение. Наступит время, и они сыграют свою последнюю партию и уступят арену молодым и более умным. Таковые на подходе, будущее наступает гораздо быстрее, чем некоторым представляется. Нужно выполнить свою роль достойно и подготовить арену для будущей политической элиты независимого Арцаха.

——————————————————————————————-

АРФ “Дашнакцутюн” отозвал своих представителей из органов исполнительной власти Нагорного Карабаха

“Цепочка кадровых перестановок, осуществленных в последнее время президентом Нагорного Карабаха Аркадием Гукасяном, стала результатом в том числе и политического решения” – об этом говорится в поступившем в ИА REGNUM заявлении Центрального Комитета Армянской революционной Федерации “Дашнакцутюн” (АРФД) Арцаха.

В заявлении далее отмечается:

“Расценивая случившееся как прецедент, вызывающий беспокойство в плане внутриполитических процессов, ЦК АРФД Арцаха считает необходимым открыто представить общественности случившееся и свою позицию.

16 декабря президент Нагорного Карабаха Аркадий Гукасян, выступая перед государственным, экономическим и политическим активом, подверг критике среднее звено исполнительной власти, а также работу правительства, указав на наличие коррупции в государственных органах. При этом он подчеркнул важность структурных и кадровых изменений. По меньшей мере, непонятна логика Аркадия Гукасяна, пригласившего к себе на следующий день министра образования, культуры и спорта НКР, члена АРФД Армена Саркисяна и выразившего удовлетворение его работой, а заодно проинформировавшего о решении освободить его с работы, предложив стать советником президента НКР.

Этот шаг президента НКР объясняется тем, что он считает нецелесообразным присутствие члена самостоятельно действующей партии в составе правительства Нагорного Карабаха в свете предстоящих в 2005 г. парламентских выборов. Президент пытается создать впечатление, что снятие с должности министра – результат его выступления. В действительности же Аркадию Гукасяну не дает покоя сравнительная победа АРФД и других демократических сил на выборах в органы местного самоуправления. Предложение Армену Саркисяну стать советником отвергнуто ЦК АРФД Арцаха.

Соотечественники!

В последние годы между президентом НКР и ЦК АРФД Арцаха установилось сотрудничество. Дашнакцутюн не всегда была согласна с проводимой А. Гукасяном внутренней политикой, однако мы протягивали руку сотрудничества – в первую очередь, исходя из интересов народа независимого Арцаха. ЦК АРФД Арцаха был уверен, что может быть полезным властям республики, а иногда своими советами  может удержать президента от недальновидных шагов. С сожалением необходимо зафиксировать, что человек, оказавшийся у руля НКР в этот важный период, не смог воспринять суть своей миссии и быть на соответствующей высоте. Он не смог стать символом солидарности и сплоченности. Последними своими шагами глава Арцаха фактически вытолкнул в оппозицию передовую политическую силу – Дашнакцутюн. Не осознается также внутренняя и международная ценность свободных, законных и демократических выборов.

Еще раз подтверждая свою позицию по вопросам международного признания самоопределения НКР, стабильности Арцаха, укрепления государственности и экономического развития, Центральный Комитет АРФД Арцаха принял решение: в ответ на политический шаг президента НКР против АРФД отозвать всех представителей АРФД из органов исполнительной власти. На данный момент, считая нецелесообразным разрыв отношений, представитель АРФД в Совете безопасности при президенте будет продолжать свою работу. Этот шаг Центрального Комитета не самоцель, и наше присутствие в СБ считаем закономерным.

При дальнейшем нежелательном развитии взаимоотношений ответственность ложится на президента НКР Аркадия Гукасяна”.

—————————————————————————————–

«Степанакертская автошкола» стоит перед реальной угрозой развала

Ашот БЕГЛАРЯН

В июле прошлого года Военный комиссариат НКР направил  на имя министра образования, культуры и спорта республики письмо, в котором, в частности, отмечались добросовестное отношение коллектива ГЗАО «Степанакертская автошкола» к своим функциональным обязанностям, достижение больших результатов в деле подготовки водителей для армии, хорошие знания курсантами устройства автомобиля, правил дорожного движения, приобретенные ими прочные  навыки практического вождения. Однако не все у автошколы сегодня так гладко, как это может показаться на первый взгляд. Впрочем, обо всем по порядку.

Созданное на базе существовавшей в советский период школы ДОСААФ государственное закрытое акционерное общество «Степанакертская автошкола» действует уже более 10 лет. Учреждение, входящее в систему Министерства образования, культуры и спорта НКР,  готовит в основном профессиональных водителей для армии и молодых специалистов для гражданского сектора. Если поначалу оно ежегодно выпускало 50-60 водителей для армии, то в последние 2-3 года в связи с возросшими потребностями это число увеличилось до  80 – ти. Для гражданского сектора в 2003 году было подготовлено 150 водителей категорий «В, С» с правом работы по найму, а в 2004-м -120 водителей.

Тем временем у школы накопилось множество проблем финансово-технического плана, которые серьезно мешают полноценной работе. По словам ее директора Вячеслава Газаряна, в первую очередь это старый автомобильный парк, который практически не обновлялся с момента создания учреждения. Ввиду изношенности техники из ежегодно выделяемых государством для подготовки курсантов 7,6 миллионов драмов на ремонт и восстановление учебных автомашин уходит 180-200 тысяч драмов. Администрация школы уверена, что обучение было бы гораздо более эффективным, если бы курсанты изучали и осваивали  современные автомобили, находящиеся на вооружении Армии обороны НКР. В. Газарян считает, что выделив школе соответствующую технику (хотя бы на первый период обучения курсантов-призывников), министерство обороны республики внесло бы свою лепту в дело подготовки квалифицированных водительских кадров для армии. А пока приходится довольствоваться морально и физически изношенной техникой и мириться с неоправданными расходами на ее содержание и ремонт.

Есть и другой фактор, серьезно мешающий работе автошколы.

«В течение 2003 года в Степанакерте были открыты три частные школы, развернувшие активную деятельность по подготовке водителей категории «В, С». Они практически получили равные с нами права, в связи с чем у нас резко сократился  набор. Оно и понятно – основной поток желающих обучаться на профессионального водителя категории «В, С», не находя никакой разницы в выдаваемых  курсантам свидетельствах в частных и государственной автошколах, устремился в частные, где, практически ограничившись платой за обучение, зачастую без посещения учебных занятий и изучения предусмотренных программ, можно заполучить свидетельство об окончании полного курса. То есть, не получая достаточных знаний и навыков, обрести реальное удостоверение водителя-профессионала единого государственного образца. Подобная альтернатива выбора не имеет ничего общего со здоровой конкуренцией, так как отсутствует моральная ответственность, чувство долга по отношению к своей профессиональной деятельности и обществу», – негодует Вячеслав Газарян.

Если в 2000, 2001, 2002 годах ГЗАО «Степанакертская автошкола» выпускало ежегодно 14 – 16 групп по 30 человек в каждой, т. е. до 480  водителей категории «В, С», то на протяжении всего 2003 года сумела набрать и подготовить лишь 5 групп (150 человек), а в 2004 году – лишь 4 группы (120 человек), тем самым понеся потери в доходной части в 6-8 миллионов драмов. Более того, ввиду очень низких зарплат и устойчивой тенденции недобора слушателей сохранение и содержание коллектива, рентабельно функционировавшего на протяжении последних лет, в нынешнем году, по всей видимости, не представится возможным.

«Мы стоим перед реальной угрозой развала коллектива, который, кстати, укомплектован профессиональными кадрами с большим стажем работы – преподавателями, мастерами обучения вождению, ведения лабораторно-практических занятий, вынужденно остающихся без занятий на протяжении 7 – 8 месяцев в году. Пока все держится на энтузиазме, и если не будут приняты действенные меры, все достигнутое за последние годы пойдет насмарку», – с сожалением констатирует Вячеслав Газарян.

Директор автошколы напрямую связывает участившиеся в последнее время в республике дорожно-транспортные происшествия с недостаточным уровнем подготовки водителей в частных учреждениях.

«Деморализующая молодежь и необоснованная альтернатива, как я уже отмечал, крайне отрицательно сказалась на уровне подготовки водительских кадров. Становясь непосредственными участниками дорожного движения, они зачастую создают аварийные ситуации, являются виновниками дорожно-транспортных происшествий. А причины тому – незнание правил и основ безопасности дорожного движения, неразличение регулирующих дорожное движение знаков, отсутствие навыков практического вождения и т. д. Только за 2002-2004 годы было зарегистрировано более 90 дорожно-транспортных происшествий, в результате которых погибли 37 участников дорожного движения, 124 человека получили ранения различной степени, повреждено более 160 единиц автотранспортных средств», – говорит Вячеслав Газарян.

На днях коллектив автошколы направил на имя министра образования, культуры и спорта НКР письмо с соответствующими доводами и предложениями, в частности, предлагая приостановить функционирование «действующих в ущерб национальных интересов частных школ».

«С учетом происходящих демократических преобразований и стараний руководства республики установить диктатуру закона, возлагаю надежду на новое руководство министерства образования, культуры и спорта НКР, которому, без сомнения хватит сил, энергии и решимости разобраться в происходящем и принять решение на основании написанного нами коллективного открытого письма. Справедливость рано или поздно должна восторжествовать», – надеется Вячеслав Газарян.

Есть ли другой выход из ситуации? Где та золотая середина, которая позволит, не ущемляя прав частного предпринимательства, обеспечить безопасность граждан и поддержать морально-нравственные устои в обществе?

«За частными школами можно оставить право на подготовку водителей-любителей только категории «В», предусматривающее управление индивидуальными транспортными средствами без права работы по найму, естественно, при обеспечении и выполнении с их стороны всех требований, предъявляемых водителям категории «В». А пока ни в одном из открытых в течение 2003 года частных ООО, тем более с правом подготовки водителей-профессионалов категории «В, С» не созданы условия и не выполнены предъявляемые действующим законодательством требования, предоставляющие им право на получение лицензии. Однако они по настоящее время продолжают успешно функционировать на правах государственной учебной организации. Кто бы ни фигурировал в роли покровителей и посредников необоснованного открытия  частных школ, они не могут быть освобождены от моральной ответственности. Нельзя строить свою предпринимательскую деятельность на слезах родных и близких погибших и калек. Ущерб государственным интересам  и угроза национальной безопасности ничем не могут быть оправданы», – считает Вячеслав Газарян.

Как ни крути, данная проблема требует решения и не должна оставлять равнодушной никого. В наш век, когда автомобиль, перестав быть роскошью, стал доступен практически всем, вдвойне необходим строгий подход в деле подготовки водительских кадров, обеспечения безопасности дорожного движения, участниками которого непосредственно являемся все мы. Действующее законодательство строго регламентирует подлежащий лицензированию род занятий, утверждая обязательные для выполнения частными предпринимателями условия и требования. Так будем же следовать им во благо самим себе и обществу в целом.

——————————————————————————————-

Крик души

По статистике ООН, каждый десятый в мире – инвалид. А как у нас? Полных статистических данных нет, во всяком случае, мне их не удалось обнаружить. Но я знаю, что инвалидов у нас много. И нет надежды на то, что число инвалидов будет уменьшаться. Ведь как ни горько это признавать, но даже в нашей маленькой стране редко, но рождаются больные дети и не минуют нас всяческие аварии или же производственные травмы…

Есть еще одна категория реально существующих людей – это пенсионеры по возрасту. Как только человек переходит за определенную возрастную черту, он уже обычно не считается инвалидом, если и был таковым. Но если и не был, то с годами может стать человеком, неспособным жить без посторонней помощи. Я не отрицаю, что у нас имеется “Дом престарелых”, но он предназначен для одиноких людей пожилого возраста.

А ведь я еще не сказал о ребятах, получивших ранения в Карабахской войне. Беспредельно мое уважение к ним, велика боль за их судьбы! И я рад, что для них хоть что-то, но делается. Правда, еще мало и плохо. Справедливость потому и есть справедливость, что она для всех! Сейчас же впечатление создается такое, будто сердца иных наших ведомственных деятелей просто неспособны вместить сочувствие и к инвалидам Карабахской войны, и к обычным инвалидам. Последним выдается пособие в размере 8-12 тыс. драмов, которое еле-еле хватает лишь на полмесяца еды. Выдача бесплатных лекарств – эта льгота не всем доступна.

Если ты инвалид с детства, получил травму в быту или же инвалид по болезни, с тобой зачастую вообще говорить не будут. А чем, скажите, виноват человек, если с самого рождения стал инвалидом на всю жизнь? Или же чем виноват человек, если больше 30-40 лет он является инвалидом по болезни?

Разве не нужно особое внимание инвалидам-детям? Семьям, где они растут? Хорошо еще, что выдается пособие на ребенка-инвалида. Но… Больному ребенку необходимы богатое витаминами питание, особый уход, широкий спектр разнообразных лекарств, на которых нет финансов. Сколько раз нам доводилось видеть на улице мальчика на инвалидной коляске, собирающего милостыню?

А ведь мать, имея на руках такое дитя, работать не может. Работала бы, будь у нас (как в былые времена) государственные ясли и детские сады. Но их нет. Значит, все сама. Нет и устройств, помогающих перенести ребенка с кровати на коляску, в ванную, в туалет. Пока мал – ничего. А шестнадцатилетнего? Трудно ухаживать, еще труднее  учить, приспосабливать к жизни…

Так сколько же их – замкнутых в четырех стенах, передвигающихся в колясках, бредущих с палочкой? Готово ли наше общество и материально, и морально поддержать наших инвалидов?

Ведь они – люди, познавшие глубину страдания. Сами нуждающиеся в помощи, они способны нести свет тепла и доброты другим, часто вполне здоровым людям.

——————————————————————————————-

соседи

Саакашвили станцевал армянский танец

28 декабря президент Грузии Михаил Саакашвили посетил преимущественно армянонаселенный регион страны Самцхе-Джавахети и встретился в Ахалкалаки с местным населением. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, президент принял участие в торжественном открытии городской новогодней елки и вместе с местными танцорами исполнил армянский народный танец.  Выступая перед собравшимися на центральной площади города на открытии новогодней елки, Саакашвили поздравил их с наступающими праздниками. Глава государства отметил, что «давно хотел посетить Самцхе-Джавахети, но смог сделать это только сейчас», и подчеркнул, что «государство вас не забыло – для нас очень важно, чтобы каждая семья чувствовала себя частью государства, одновременно сохраняя язык, культуру и традиции своей исторической родины».

ИА REGNUM

——————————————————————————————-

Комментарий политического  исследователя Игоря Мурадяна

Грузия – странная страна. Иногда ее очень любишь, иногда ненавидишь. Грузия всегда отличалась изрядным национализмом, который принимал две ипостаси – защитный национализм, спасавший грузинский народ от уничтожения и ассимиляции, и местечковый национализм политиканов-комедиантов, которым, в конце концов, нечего было предложить «своему» народу на крутых поворотах истории. Общепризнанная толерантность, веротерпимость и политико-социальная открытость грузинского народа неизменно сочетаются с бессмысленными идеовариациями нелегитимной в библейском и в практическом значении избранности.

Оказавшись в менее предпочтительной фазе пассионарности к началу 18 века, грузины неплохо воевали в 19 веке, участвуя в русско-турецких войнах и в ликвидации повстанцев на Северном Кавказе. В обеих мировых войнах грузины командовали армиями и дивизиями, имелось массовое проявление героизма. С распадом советской империи Грузия не смогла решить элементарные проблемы в отношении этнических регионов – прежде всего, в отношении народов, веками интегрированных в грузинскую государственность. Всего лишь профессиональная добросовестность политических исследователей убеждает в том, что в самом начале дезинтеграции советской системы осетины и абхазы стремились, во всяком случае, имели определенные задачи по отделению от Грузии.

Роль России и других держав в процессах на Южном Кавказе была важной, но подсобной. Если бы Россия владела ситуацией в регионе, Нагорный Карабах или Абхазия оставались бы мультипликативными инструментариями ее политики. Лучшее, что удавалось России – создавать иллюзию своего доминирования в регионе, особенно в части непубличной политики.  Негативный опыт острой конфронтации, вызванной ненавистью либеральных и коммунистических кругов к первому демократически избранному президенту З. Гамсахурдиа, а также абхазская катастрофа, к которой привели шаги опытного политика мирового класса Э. Шеварднадзе, буквально спасли ситуацию в других этнических регионах: Аджарии, Самцхе-Джавахетии и Квемо-Картли.

Хотя два последних в последующие 10 лет были обречены на прозябание, в этих регионах сохранялась стабильность. Во-первых, Э. Шеварднадзе и его бюрократическое окружение, исходя из богатого опыта советского периода  очень хорошо понимало, где находятся пределы возможной этнической дискриминации. Подавляющая часть политического класса Грузии, организованного в группировки либо право-либерального, либо умеренно-левого типа, также не пыталась обострить ситуацию в армянских и азербайджанских районах.

Нужно отдать должное многим из наиболее популярных партий и политиков, которые пытались обнаружить возможности использовать эти этнические меньшинства в общеполитических целях. Это было далеко от задачи интегрировать их в политические процессы в Грузии, но, во всяком случае, и не приводило к усилению проблем.  Можно с основанием утверждать, что этнические меньшинства, которым, как и грузинам, изрядно надоел режим Э. Шеварднадзе, с надеждой (небольшой, но все же) восприняли «розовую революцию» и им совершенно безразлично было, кто финансировал эту революцию и как сложится ситуация в парламенте. Сейчас в Грузии нет более-менее образованных армян, которые не проводили бы аналогии между младотурками начала 20 века и младогрузинами начала 21 века.

До того с грузинскими политиками можно было вести весьма интересный диалог, ощущалось их стремление придерживаться рамок демократичности, политической терпимости. В Грузии сложилась интересная схема политических партий, скопированная с европейских традиций, но вместе с тем очень своеобразная.

Все грузинские партии были в той или иной мере националистичными, но вполне предсказуемыми. Сложилось ненарочитое разделение ролей между политическими партиями, важную роль играли группы интеллектуалов, играющие самостоятельную политическую роль. Это были честные националисты, которые пытались придерживаться норматив цивильности и гуманности.

С «розовой революцией» в Грузии пришли к власти не националисты, а нацисты с явным душком расизма. Имеется ряд интересных рапортов по Грузии работающих на Европейские структуры экспертов, в которых употребляются такие формулировки, как «элементы концентрированного национализма в государственной политике», «ряд администраторов характеризуется националистическими взглядами».

При этом следует принять во внимание, что понятие «национализм» в европейском восприятии означает несколько иное, чем, например, на Южном Кавказе, где национализм – не самое страшное, и националист всегда лучше поймет националиста, чем либерала, особенно – левого либерала. Новый правящий режим Грузии, ощутив наличие политических кредитов, решил попытаться осуществить «щадящие» этнические чистки, применяя демократические лозунги. Данные рапорта положены под сукно, но надолго ли? Во всяком случае, избалованные вниманием эксперты и политики, недовольные положением дел в Грузии, понемногу допускают утечку различных текстов.  Армяне и тем более азербайджанцы – не те этносы, для которых государственная социально-экономическая поддержка является единственной и последней надеждой на спасение. Это удел малых этносов.

Но помимо многочисленных попыток дистанциировать армянское население от Армении, предпринята попытка, по существу, закрыть армянские школы, то есть уничтожить их как культурно-образовательный институт. Школа для армян больше чем школа. Грузия и весь Кавказ в конце 19 века были свидетелями восстаний армян в ответ на попытки царского правительства закрыть армянские школы. После 1915 года армяне, живя в палатках и землянках в арабских пустынях, создали школы.

В наш век информатики армянские школы существуют в 62 государствах, в том числе не в самых демократических странах. Получается, что при большевизме армяне в Грузии имели гораздо больше прав, чем сейчас.   Грузия – действительно странная страна. Даже при совершенно жутком экономическом положении люди разных национальностей не стремятся покинуть ее, а если покидают, то еще очень долго вспоминают эту страну и ее эпикурейский, талантливый народ. Как сказал руководитель одной из организаций добровольцев Грузии, многоэтничность – составная часть грузинской ментальности.  За последние 6 месяцев в политике М. Саакашвили и его команды многое изменилось. Возможно, происходит переосмысление актуальной ситуации и перспективы. Во всяком случае, в Вашингтоне и в европейских столицах не только усилилась критика грузинского руководства, но возросла обеспокоенность. Обеспокоенность, конечно, не за Грузию, а за возможную необходимость вмешательства – в случае наступления неприятностей.

Франции и Германии не удалось обозначить свое серьезное присутствие в Грузии. Запад для Грузии пока означает США и Великобританию. Эти две державы совершенно не интересует проблема территориальной целостности Грузии; эта проблема опасна, в определенном смысле – маргинальна и не входит в задачи американской и британской стратегии. США и Великобританию интересует «Панамский канал» на Южном Кавказе и транзитно-сервисная функция, которая придана Грузии. Это и ничто другое. Задача расширения НАТО завершена, а события на площади незалежности окончательно подвели итог процессу создания «восточно-европейского клуба» в НАТО.  Так где же Кура, а где дом? Процесс формирования геополитической ситуации вокруг Грузии не завершен. Могут возникнуть самые неожиданные сюжеты в регионе. Грузии незачем совершенно бессмысленно игнорировать и, тем более, полностью исключать реальные политические ресурсы, которыми она обладает. Армянское население Грузии, особенно  в Самцхе-Джавахетии, могло бы быть более лояльным к грузинскому государству, чем некоторые этнические группы картвельского населения.

При этом было бы ошибочным полагать, что этому есть альтернатива. Или армянское население будет активно участвовать в грузинской политической жизни, прежде всего – служить в вооруженных силах, или оно станет «пятой колонной» и предстанет перед угрозой этнической чистки. Вместо того, чтобы договариваться с Россией о выводе военнослужащих-армян из военной базы в Ахалкалаки, грузинскому руководству было более полезным осуществить практику привлечения армян в вооруженные силы страны. Армяне будут лояльны к Грузии и  будут защищать ее как свою родину – только как армяне. Чем меньше они армяне, тем менее они надежнее.

Народы, населяющие Грузию или окружающие ее, не питают какой-либо неприязни или фатальной злобы по отношению к грузинскому народу. Грузии не требуется больших усилий для установления доверительных отношений с народами и государствами. Грузия для этого располагает важными факторами – мощной поддержкой Запада и своим геостратегическим положением. Пока не достает не менее важной компоненты – грузинской политической традиции отношений с народами, живущими в стране. Предки грузин накопили немалый опыт в этой сфере. В этом заключается путь к объединению страны, восстановлению ее территориальной целостности.

——————————————————————————————-

Госдепартамент США  опубликовал ежегодный  доклад о свободе вероисповедания в странах мира за 2004 год

Согласно докладу, в Грузии до передачи власти в ноябре, представители местной полиции и органов безопасности временами были неспособны обеспечить защиту нетрадиционных сообществ религиозных меньшинств. “Некоторые представители нетрадиционных конфессий сталкивались с ограничениями в отправлении ими религиозных культов вследствие угроз, запугивания и использования силы со стороны ультраконсервативных православных экстремистов, контролировать которых временами было неспособно и предыдущее правительство. В ряде случаев при предыдущем правительстве представители местной полиции и органов безопасности преследовали неправославные религиозные группы, особенно местных и иностранных миссионеров, включая членов “Свидетелей Иеговы”, баптистов, евангелистов, пятидесятников и кришнаитов.

В связи с продолжающимся насилием, чинимым против них, “Свидетели Иеговы” воздерживались от публичных собраний и предпочитали собираться в частных домах. В течение шести недель протестующие осуществляли блокаду одного из домов в Тбилиси, чтобы помешать русскоязычным пятидесятникам участвовать в богослужении на дому. Правительство США обращалось с просьбами к должностным лицам предыдущего правительства арестовать лидера насильственного движения, направленного против миноритарных религиозных групп, православного священника, лишенного духовного сана, Василия Мкалавишвили, который несет ответственность за сотни насильственных нападений на религиозные меньшинства.

В марте он был арестован новым правительством, что заметно улучшило положение миноритарных религиозных групп”, – отмечается в докладе. После ноября 2003 года положение дел со свободой вероисповедания улучшилось. Атак на религиозные меньшинства, включая насилие, конфискацию религиозной литературы и срыв служб и собраний, стало меньше. “Граждане в целом не вмешиваются в деятельность традиционных религиозных групп – таких, как православные, мусульмане или иудеи; однако широко распространено подозрительное отношение к нетрадиционным религиозным группам.

Имели место инциденты, во время которых православные экстремисты преследовали и атаковали такие группы, особенно “Свидетелей Иеговы”, однако в период, охваченный настоящим докладом, число подобных инцидентов сократилось. Авторитетные и неоднократные опросы общественного мнения показали, что большинство граждан считает, что миноритарные религиозные группы (нетрадиционные группы) наносят вред государству и что для ограничения роста таких групп допускается прибегать к запретам и прямому насилию”. “Президент, Секретарь Совета национальной безопасности и правительственный омбудсмен были и остаются действенными защитниками свободы вероисповедания.

Они не раз публично выступали и присутствовали на мероприятиях в поддержку миноритарных религиозных групп. Подразделение по защите прав человека в Правовом отделе Прокуратуры отвечает за защиту прав человека, включая свободу вероисповедания. Министерство внутренних дел (включая полицию) и Прокуратура в некоторых случаях проявляют большую активность в области защиты свободы вероисповедания”, – говорится в документе.

ИА Регнум

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s