№ 10 / 31 май

“Демо” / № 10 (29) / 31 май, 2005г.

НК и вокруг него

Парламенту – новый качественный уровень

Армине МАРТИРОСЯН

Выборы – один из главных этапов в жизнедеятельности каждой страны. От того, на каком уровне они проходят, зависит степень цивилизованности данного государства.

19 июня 2005 года пройдут выборы в парламент НКР. Безусловно, это важное политическое событие. По сей день международное сообщество неготово признать независимость Нагорного Карабаха, а Азербайджан демонстрирует свою негативную реакцию на проведение в Карабахе выборов. Чтоб доказать неправильность их позиции, нам нужно продемонстрировать на выборах очень высокие стандарты демократии и прозрачности.

Нужна ли Карабаху демократия? Без сомнения. Без нее не остановить экономического отставания и не обеспечить нормального будущего для наших детей. Но как ее строить? Как не позволить олигархам, крупным бизнесменам и большим чиновникам купить  демократию лично для себя? Как не превратить это понятие в модную фразу?

И поверят ли избиратели в красивые слова своего кандидата на предстоящих выборах?! Каким бы мы хотели видеть будущий парламент? Сможем ли мы довериться нашим будущим депутатам?

На эти вопросы попытались ответить наши избиратели.

А. А.: Чего ждать от депутатов, когда всегда так было и так будет? Чиновник пишет инструкцию так, чтобы ему больше несли и меньше тревожили. Законодатель улучшает закон так, чтоб от проверяющих совсем уж некуда было спрятаться. Налоговики так стараются, что скорее сдирают налоговую шкуру с бедствующей старушки, продающей зелень с собственного огорода. И вся беда в том, что жаловаться некому. Депутатам не до народа – они обеспокоены тем, как подольше задержаться в Национальном Собрании. Оппозиции не до народа – ее заботит, слышат ли ее  в Диаспоре. Правительству не до народа – ему лишь бы собрать налоги, заплатить по внешнему долгу. Только все они должны помнить, что их благополучие зависит все-таки от голоса народа.

С. Г.: Мое мнение – депутат должен быть всесторонне развитым, высококвалифицированным специалистом в той или иной сфере, иметь необходимый опыт и знания для разработки законов. Необходимо, чтобы каждый кандидат помнил о том, что статус члена парламента не предполагает высокий государственный пост, депутатскую неприкосновенность и иные льготы. В первую очередь, это большая ответственность перед избирателями. То есть депутат должен воздержаться от демагогических предвыборных лозунгов и невыполнимых обещаний, которые являются не чем иным, как свидетельством отсутствия ответственности. Если будет такой кандидат, обладающий перечеисленными качествами, я отдам свой голос ему.

Мнения по поводу выборов были разные. Среди опрошенных были и люди, которые наотрез отказываются участвовать в выборах, отдавая свой голос тому или иному кандидату, обосновывая свое решение тем, что никто не будет думать о народе, и что тут просто идет борьба за кресло.

Естественно, кандидаты не должны допускать в стране нарастания пессимистичных настроений. С другой стороны, активность избирателей очевидна. Особый ажиотаж наблюдается в Степанакерте, в округах которого баллотируется в среднем по 9 кандидатов. Значит, борьба будет вестись за каждый голос, что еще раз подтверждает – избиратели будут принимать активное участие в предстоящих парламентских выборах.

Нашим кандидатам остается правильно вести предвыборную агитацию и не выходить за рамки цивилизованного политического процесса.

Нельзя увлекаться ложными обещаниями, которые заводят в дебри. Надо идти по такой дорожке, которая позволит кандидатам более-менее понять вопросы, которые мучают народ.

Многие кандидаты вместо предъявления своей программы охаивают друг друга в попытках повлиять на исход парламентских выборов, называя себя оппозиционной стороной, хотя сами не входят в списки оппозиционного блока.

И именно  подобные выступления подталкивают народ на следующее мнение.

О. Д.: А есть ли в стране оппозиционная сила или отыщется ли хотя бы одна партия, которая с удовольствием не использует любой, даже самый сомнительный, источник финансирования для реализации собственный целей? Есть ли такая партия, которая серьезно подумает о реализации своей собственной программы, а не о программе своего соперника? Кандидаты должны помнить, что несправедливая критика очень часто является замаскированным комплиментом. Давайте подумаем о том, насколько нам выгодны разногласия и недоверие друг к другу в парламенте? Все, в том числе и оппозиция, должны исходить из интересов государства, из интересов своего народа. Нельзя на первое место ставить личные отношения, ведь ответственность за непредсказуемые негативные последствия в конечном счете ляжет именно на них.

Действительно, нашим депутатам нужно задуматься о необходимости формирования достойного Национального Собрания, который станет гарантом установления в стране конституционного порядка, проведения прозрачных и демократических выборов.

Отстояв свое право на самоопределение, наш народ должен продемонстрировать динамизм в развитии государственной и общественной жизни.

На данном этапе развития нашего государства нам необходимо новое качество в парламенте. Обеспечение этого качества возможно, только проявив к нуждам народа и его самым острым проблемам особое внимание.

В парламенте должны сидеть честные и добросовестные личности, которые в состоянии подумать о формировании правового государства, становлении подлинной демократии, утверждении социальной справедливости, формировании атмосферы взаимодоверия в сфере бизнеса, т. е. – о достижении достойного уровня жизни карабахцев и полной экономической безопасности.

Колыбель успеха каждого кандидата в депутаты – это сохранение дружбы, доверия и уважения.

На свете есть только один способ побудить кого-либо проголосовать за себя… И он заключается в том, чтобы человек сам захотел это сделать. Помните – другого способа нет.

—————————————————————————————-

И армянам, и азербайджанцам не хватает политической культуры

Недавно в Ереване побывал руководитель департамента конфликтологии и миграции Института мира и демократии (Баку) Ариф Юнусов, который любезно согласился ответить на вопросы “Демо” . 

– Вам не кажется, что армянское и азербайджанское общества еще не готовы к диaлогу – с учетом армянофобских настроений в Азербайджане, ярким примером которых является убийство Гургена Маргаряна?

– Я думаю, что это не совсем яркий пример, потому что точно также могут привести в пример выражение Кочаряна о генетической несовместимости двух народов. Я понимаю, когда кто-то посторонний говорит об этом, а это президент страны, который не имел права говорить такие вещи, да еще и с высокой трибуны. Это тоже показатель толерантности армянского народа… Я понимаю, что произошло страшное  событие – убийство, но это не должно перечеркивать многое хорошее. Поэтому, когда я говорю, что мы сегодня  не готовы к диалогу, я имею в виду именно это. Проблема в том, что вам – армянам – кажется, что все плохое идет оттуда. И когда приезжаю сюда, мне всегда говорят: вот Ильхам Алиев сказал, Угузаде сказал… Я отвечаю: хоть раз скажите, что ваши сказали? В таких случаях я вспоминаю Гранта Матевосяна. Он точно сказал: все беды происходят от того, что пока мы – армяне – не можем чувствовать боль и страдание азербайджанцев, а они в свою очередь не могут чувствовать боль и страдание армян, т. е. каждый говорит о себе и, соответственно, каждый считает, что он хороший, его страна – это империя добра, а вот там – империя зла, они плохие, они нехорошие, дикие, варвары… Вот тогда диалог станет возможным.

– Судя по вашему докладу на международной конференции “Кавказ 2004”, политическая ситуация в Азербайджане довольно накалена. Как вы думаете, могут ли ноябрьские выборы привести к кровавым столкновениям? Есть ли там революционные настроения?

– Да, революционные настроения, конечно, есть. Точнее, не революцинные, а протестные. Даже из числа тех, кто в свое время проголосовал за И. Алиева, многие разочарованы. Потому что он обещал, например,  открыть в течение пяти лет 600 000 рабочих мест, и многие поверили, что он действительно сын отца – к тому же, более либеральный, молодой, с имиджем реформатора. Другое дело, что есть очень сильное разочарование также в отношении лидера оппозиции. Это, по-моему, то же самое, что и в Армении – нет веры в кого-то хорошего, есть разочарование и во власти, и в опозиции, нет лидера, в которого можно было бы поверить. По-моему, это общее и для Армении, и для Азербайджана. Власть никто не любит, но люди смотрят на оппозицию и видят, что и там  нет политика, поэтому приходится выбирать из двух зол. В этом случае трудно сказать, как будут развиваться события дальше.

 – Как Вы считаете, эти выборы могут повлиять на решение карабахского вопроса?

– Нет, на разрешение карабахского конфликта в ближайшее время ничто не сможет повлиять, потому что это слишком сложный вопрос и зависит не от одних парламентских выборов. Я даже  сказал бы, не от президентских выборов. Это во многом  зависит от уровня демократизации наших народов и наших обществ. Не вы, не мы не являемся демократичными народами. Мы можем спорить – кто больше, кто меньше. На самом деле и в Совет Европы нас  приняли потому, что стоял  геополитический вопрос – Россия была авансом, что когда-то мы будем умными, хорошими. На самом деле мы не такие. Политическая культура не высока ни у вас, ни у нас. И в этих условиях неважно, кто президент – Кочарян, Алиев или кто-то еще. Я вообще не верю, что при Алиеве и при Кочаряне что-то  вообще возможно. Я не верю в это, потому что  сегодня они оба настроены достаточно бескомпромиссно. Представьте, оба наши министра инностранных дел – ваш Осканян и наш Маммедъяров – даже не могут встречаться один на один. Это же абсурд. О каком решении может быть речь? Они даже обиделись друг на друга, хотя министр не человек. Министр должен выполнять свои обязательства перед  государством.  Я не знаю, что произошло между ними, но это бред, когда министр не хочет встречаться и обсуждать самую главную проблему наших народов только из-за каких-то личных симпатий. И это показатель того, что в ближайшее время и при нынешнем режиме как в Армении, так и в Азербайджане,  не будет никаких перемен. Будут нагнетания на линии фронта, перестрелки, истерия в СМИ, но чтоб решить карабахский конфликт, нужно много времени. Для этого должен измениться наш менталитет – мы должны перестать видеть друг друга, по крайней мере, врагами. Лучше видеть оппонента, у которого своя точка зрения. А это возможно только по мере интеграции в западную структуру. Конфликты есть везде – в Европе тоже, но они могут решать проблемы в рамках переговоров. Мы еще от этого далеки. Поэтому я не считаю, что что-то зависит от парламентских выборов в Азербайджане или у вас. Я не верю, что в ближайшее время этот вопрос решится, мы еще к этому  не готовы.

– Каковы шансы  оппозиции на выборах?

– На самом деле, шансы оппозиции всегда были высоки и, по большому счету, оппозиция всегда побеждала – во всяком случае, в последние годы. Т. е. в 1998 году  на президентских и парламентских  выборах, практически, победила оппозиция. Но проблема в том, что наша власть все время фальсифицирует результаты выборов, а Запад закрывает глаза на это из-за нефти  и называет выборы “шагом вперед”. Может, многие проблемы и тот же карабахский конфликт мы решили бы лучше, если бы не было нефти. У нас есть нефть, которая, с одной стороны, разобщает власть, а с другой стороны позволяет Западу делать политику двойных стандартов. Вроде бы, говорят про демократию и защиту прав человека, а сами закрывают глаза на такие вещи. И это способствует росту антизападных, антиамериканских настроений, радикализации населения.

– Какова роль СМИ в разрешении карабахского конфликта?

– Как-то армянские и азербайджанские журналисты обсудили ситуацию – что было бы, если к власти в Армении и Азербайджане  пришли бы сами журналисты.   После долгой дискуссии они пришли к выводу: ‘’Не дай Бог этому случиться, тогда будет еще хуже’’…

Беседовала Лилит АСРЯН

————————————————————————————

Депутат Госдумы РФ Затулин считает, что в Нагорном Карабахе наблюдается социальный прогресс

В Нагорном Карабахе с визитом находился директор Российского института стран СНГ, депутат Госдумы Константин Затулин. К. Затулина принял президент НКР Аркадий Гукасян.

Отвечая на вопросы журналистов, Затулин отметил, что в Нагорном Карабахе произошел заметный прогресс как в государственном, так и просто городском строительстве. Он подчеркнул роль предстоящих в Нагорном Карабахе парламентских выборов в процессе государственного строительства. “Не секрет, что Нагорно-Карабахская Республика не всеми признана как независимое государство. Однако несмотря на это и на наличие многочисленных проблем, НКР демонстрирует высокие стандарты демократии”, – отметил Константин Затулин.

Руководство Нагорного Карабаха уже разослало пригласительные для наблюдения за ходом выборов. “Я буду здесь в качестве наблюдателя, и мой нынешний визит связан с желанием уточнить обстановку накануне выборов. Началась избирательная кампания, но как мне показалось, политическая борьба не выходит за рамки цивилизованного процесса. И с этой точки зрения ситуация не похожа на события в признанных государствах, где происходят “цветочные” революции”, – подчеркнул К. Затулин.

“Все, что происходит в Карабахе позитивного, не может нравиться Азербайджану, тем более то, что народ в Нагорном Карабахе не только отстоял свое право на самоопределение, но и демонстрирует динамизм в общественной и экономической жизни. Не стоит озираться на мнение азербайджанской стороны”, – посоветовал российский политик.

Говоря о недавней встрече между президентами Кочаряном и Алиевым, К. Затулин заметил, что вокруг нее множатся домыслы. “Как бы не происходили переговоры, в конечном счете все решать народу”, – отметил К. Затулин.

Что касается роли России в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе, то российский политик подчеркнул, что самой главной обязанностью России является обеспечение невозобновления военных действий.

—————————————————————————————–

Политические процессы в НКР и внешние интересы

Ашот ТУМАНЯН
(Амшецы), советник по
информации правительства
Абхазии (Лондон – Сухум – Степанакерт)
(спец-но для «ДЕМО»)

Оценки степанакертских экспертов убеждают, что  общественные процессы в НКР уже давно опережают политику и действия властей, преодолевают стереотипные представления о Карабахе в Ереване и во внешней среде. Несомненно, карабахское общество проявляет озабоченность, опасения и, возможно, надеется на изменения в экономическом и социальном положении. Во всяком случае, о каких-то принципиальных изменениях в обществе и, тем более, в общественном мышлении, говорить рано, это было бы притянуто за уши. НКР никогда не имела политических инициатив и была принуждена «делегировать» свои права ереванской капитулянтской группировке. В связи с переходом Р. Кочаряна на другую работу из Степанакерта в Ереван было выяснено, что в Ереване нет своих людей, есть просто люди сами по себе. Утраченные иллюзии привели к апатии, к гипертрофированным меркантильным настроениям, к нарастающему цинизму. Героями стали только те, кто погиб. Герои, которые выжили, стали в лучшем смысле коммерсантами или обывателями, конформисты – государственными деятелями.  Политиком не стал никто.

Но могло бы карабахское общество стать самодостаточным? Не была ли эта идея изначально самообманом, иллюзией или мифом, сыгравшим неблаговидную роль в формировании актуальных реалий? Было бы необоснованным и несправедливым утверждать, что карабахского общества не существует. Конечно же, существует некий растерянный, подзабытый реальный этнос субтрадиционалистского типа, утративший политическую субъектность, но не утративший надежд обрести свое место не только в армянском обществе, но и в мире. Любое общество, подвергнутое экспансии столь агрессивной среды, перестало бы существовать. Мир и Армения сделали все, чтобы Карабах оказался в состоянии глубокой социальной и национальной прострации, дезорганизованности, утратил волю к сопротивлению. При этом генеральной целью ереванских заправителей явилось полное беспрекословное подчинение Карабаха. Обещав в зарубежных салонах автоматическое подчинение Карабаха заказным проектам пресловутого урегулирования, ереванские заправители совершенно не допускают какого-либо сопротивления в Степанакерте. И для этого они уже имеют основания. Предложенная несколько месяцев назад в Степанакерте идея достижения политической самостоятельности НКР была воспринята с интересом, но исходя исключительно из сиюминутных запросов нуворишей, псевдопатриотов от местного бизнеса, узревших в этой идее ни много ни мало – способ увильнуть от налогов и еще больше обогатиться. Идея политической независимости настолько безразлична для карабахских властей, что они восприняли ее без особого опасения.

Вот с такими позициями карабахское общество подошло к парламентским выборам, которые должны продемонстрировать силу, возможность, способность к самостоятельному существованию. Вроде бы карабахское общество достаточно ответственно и напряженно готовится к этим выборам. Создаются политические блоки, новые политические партии. Так или иначе складываются два противоборствующих «полюса» – власти противостоят главному оппозиционному блоку, то есть власть активно участвует в выборах. Позитивным результатом было бы создание большего разнообразия в парламенте и в политическом классе, утверждение трех-четырех самостоятельных политических партий, не связанных с властями. Но гораздо более важное значение имеет обеспечение так называемых справедливых выборов, что означает соблюдение правовых основ в реализации избирательного права. Вот так проста и понятна задача для общества численностью в 150 тыс. человек.

Есть иллюзия того, что внешняя среда не очень то интересуется политическими процессами в НКР и, прежде всего, предстоящими парламентскими выборами. В Армении известны, по меньшей мере, две группы экспертов, работающих по европейским программам, которые предусматривают анализ и экспертные оценки политических процессов в НКР. Это только те программы, которые связаны с проектами формирования гражданского общества, проблемами выборов. Помимо находящихся непосредственно в Армении экспертов ведущих консалтингов Европейского Союза и правительства США, есть и Центр европейских исследований в Брюсселе, который призван осуществить основополагающий анализ карабахской ситуации. Проблема внутриполитических процессов в НКР исследуется также Институтом международных отношений Королевского колледжа в Лондоне, который рассматривает карабахскую проблему в тесной связи с проблемами безопасности в Центральной Евразии, включая проблемы Северного Кавказа, Центральной Азии, Турции и Ирана. Карабахская проблема является предметом внимательного рассмотрения специально созданной экспертной группы при Сенате США. Помимо этих ведущих экспертных учреждений, порядок, стиль и характер предстоящих парламентских выборов в НКР будут рассматриваться ведущими информационными агентствами и СМИ, отдельными исследователями, интегрированными в правительственные структуры, группы парламентариев и политиками различных государств. Во всяком случае, оценки данным выборам будут даны на основе внимательного изучения материала и ситуации.

Имеются откровенные доброжелатели и недруги данных парламентских выборов и вообще – процесса становления карабахской государственности. Россия крайне не заинтересована в становлении НКР как международного партнера. Посредством «русских» друзей политических руководителей Армении, вполне определенные круги в Москве внушают мысль о несерьезности перспективы становления карабахской государственности и международного признания НКР. Советчиками политических руководителей Армении являются богемные, совершенно безответственные, но хорошо выполняющие свою роль агентов влияния московские «проармянские» деятели, которым наплевать на Армению. Россия не может представить, как без ее эгиды будет создано новое государство на ее имперской территории. Не сумев сделать Карабах разменной монетой в плохой игре с Азербайджаном, российские политики делают вид, что владеют ситуацией, которая якобы предопределена. Но, как ни парадоксально, российские СМИ в любом случае преподнесут парламентские выборы в НКР как безукоризненные. С Россией все понятно.

США сделают вид, что не замечают погрешностей в процессе предвыборной кампании, но, безусловно, сделают самые действенные выводы из произошедшего. Причем, нарушения правовых основ выборов приведут к катастрофическим последствиям не столько для властей НКР, сколько для политического руководства Армении. Новый «состав» Государственного Департамента США представляется просто идеальным для Армении и для непризнанных государств. Но это преимущество может легко трансформироваться в прямую угрозу, если НКР продемонстрирует неспособность обеспечить правовой порядок. Следует понимать, что для США приоритетом в отношении НКР является отсутствие российских войск и явные признаки утраты обществом и офицерским корпусом так называемой пророссийской ориентации. В настоящее время НКР из всех непризнанных государств и неподконтрольных территорий наиболее проамерикански ориентирована. Но это основополагающее условие плохо работает без соблюдения правового порядка. Можно уверенно утверждать, что в администрации США уже обозначены те эксперты, которые станут первоисточниками в оценках парламентских выборов в НКР. Политическая идеология данных экспертов мало чем отличается от подобных характеристик их европейских коллег, и, скорее всего, и те и другие эксперты скоординируют свои выводы, предназначенные для потребителя.

Основная проблема властей НКР и Армении – это европейская экспертиза. В ней будут участвовать исследователи не только из Армении, но и из Грузии, Азербайджана и России. В отдельных случаях могут быть очень неожиданные экспертные оценки. Но дело не в первоисточниках. Проблема в том, будет ли экспертам дан заказ и с чьей стороны это будет сделано? Заказы могут варьироваться от позитивных до откровенно негативных. После печально известной резолюции ПАСЕ, вокруг НКР в Европе возникла некоторая интрига, связанная с желанием провести ревизию этой резолюции, обвиняя авторов текста в тенденциозности и пристрастности. Кроме того, Азербайджан и Турция прилагают отчаянные усилия заблокировать любые стремления политических групп в Европе поддержать Армению. Однако даже не в этом заключается интрига. Интрига связана, прежде всего, с самими выборами в НКР как таковыми. Европейские политики понимают, что далее невозможно игнорировать избирательные права населения непризнанных государств и неподконтрольных территорий. Можно оценивать политическую нормативность выборов, а вовсе не право на выборы. Парламенты Косово и Северного Кипра воспринимаются в Европе как вполне легитимные органы власти, парламентарии данных непризнанных государств регулярным образом находятся в политических отношениях с европейскими парламентариями. Европейским политикам необходимы аргументы – либо выборы в непризнанных государствах принципиально, даже теоретически, не могут осуществляться в правовом режиме, либо нужно признавать их результаты. Недавние президентские выборы в Абхазии стали сенсацией, мощным аргументом в руках сторонников признания выборов в аналогичных государствах и важной заявкой на международное признание (что, собственно, и беспокоило Россию). Необходима критическая эмпирика, вернее, эмпирическая критическая масса фактов. Поэтому попытки подорвать выборы в парламент НКР можно рассматривать как историческое преступление.

Но что произойдет, если оппозиция, именно оппозиция, недовольная по тем или иным причинам результатами выборов, объявит выборы сфальсифицированными и неправовыми? В этом случае нужно будет либо отменить результаты и назначить перевыборы, либо допустить полный провал борьбы народа НКР за независимость. Поэтому государственная мудрость должна была предполагать определенные договоренности между властями и оппозицией. Отсутствие данных договоренностей является результатом амбициозных позиций властей и оппозиции. Власти НКР так и не воспользовались имеющимися возможностями провести реальные административные и социальные реформы, расширив социальную базу власти. Власти допустили неимоверные промахи, создав комические политические партии и предпринимая попытки воспользоваться административным ресурсом, потворствуя властям Армении не допустить создания независимого карабахского государства. Но и с оппозицией не все в порядке. Сейчас уже не остается сомнений в том, что оппозиция не очень четко представляет себе подлинные политические задачи. В лучшем случае, даже при наибольшем возможном успехе оппозиции на парламентских выборах, ей представится всего лишь возможность выучить «ВВЕДЕНИЕ» в политику, но не более того.

Вновь созданные политические партии не решились выходить на выборы самостоятельно. Новые оппозиционные партии, как и новые провластные компании, также не уверены в себе и не осознали, на что они способны, на что – нет.

Опасно доверять судьбу Карабаха безответственным деятелям. Хорошо бы просто перемешать карты в этой заведомо проигрышной ситуации.

——————————————————————————————-

31 мая – всемирный день борьбы с курением

“Бомба замедленного действия”

Грайр БАГДАСАРЯН

Давайте согласимся, что врожденная склонность к сигарете губит человека. Это можно образно сравнить с тем, как змей хитростью своей прельстил Еву: табак притягивает всех, кто думает, что неприятности в семейной жизни, напряжение на работе отойдут куда-то в сторону, если они закурят.

Многим мешает отказаться от сигареты распространенное мнение о том, что она успокаивает в критических ситуациях, помогает сосредоточиться или, наоборот, отвлечься. Такое мнение соответствует действительности настолько, насколько человек внушил себе это. С не меньшим, а во многих случаях и с большим успехом можно отвлечься или сосредоточиться, успокоить нервы с помощью других средств: выпив один-два глотка воды, расслабив мышцы, вдохнув запах цветов, сосредоточившись на каком-нибудь звуке, мелодии или выполнив несколько физических упражнений. Разница лишь в том, что эти методы и приемы от курения безвредны и, кроме всего прочего, не стоят денег.

“Бомба замедленного действия” – с зажиганием первой сигареты, с первой затяжки “включается пусковой механизм на обратный счет времени”. Действие самой “бомбы” заключается в следующем: частицы дегтя, содержащиеся в табачном дыму, захватывают радиоактивные частицы из воздуха и откладывают их в потенциально концерогенных “горячих точках” легких и бронхов человека. Рак легких возникает от действия альфа-лучей, образующихся при распаде радиона во время курения. За 40 лет курения суммарная доза облучения достигает 143 рад. Доказано, что никотон – сильнейший яд; 100 мг его смертельны для взрослого человека. Такая доза содержится в 20 папиросах, и человек, ежедневно выкуривающий 20 папирос, не погибает только потому, что доза эта поступает в организм постепенно, а не сразу. Если курильщик в среднем выкуривает пачку папирос в сутки, то нетрудно подсчитать, что за 30 лет он выкурит 200 тысяч папирос, в которых содержится несколько тысяч смертельных доз.

Итак, что нужно для того, чтоб навсегда расстаться с курением?

Прежде всего необходимо, чтобы понятие “вредности” курения обрело для человека реальное, конкретное, жизненно важное значение и чтоб оно было более весомо, чем удовольствие от выкуренной сигареты. Если удовольствию от курения человек не может противопоставить какие-либо очень значимые для него личностные отношения, моральные и интеллектуальные ценности, то любая попытка бросить курить будет только самообманом.

На вопрос, почему человек решил отказаться от сигареты, у него должен быть ясный и четкий ответ. Иначе никакой способ отвыкания или метод лечения (даже рекламируемая “таблетка” и та не в помощь), никакой лекарственный препарат или мудрое наставление не дадут желаемого результата. Главное – психологическая готовность человека избавиться от дурной привычки. Мне известно достаточно примеров, когда некоторым людям с помощью тех или иных приемов или методов лечения удавалось бросить курить. Однако они рано или поздно все равно закуривали. Почему? Потому что в глубине души сожалели о тех днях, когда могли закурить, и мечтали хотя бы разок затянуться сигаретой.

Осознанное побуждение бросить курить может быть осмысленно в различном ключе: для одного человека наиболее значимым будет тот вред, который курение наносит его здоровью, для другого – то, что сигареты ложатся бременем на семейный бюджет, для третьего – то, что табачный дым неприятен близкому человеку. Каждому надо найти свой ключ к решению жизненно важной проблемы – необходимости бросить курить.

Почувствовав готовность отказаться от курения, не медлите! Если же нет соответствующего психологического настроя, следует его создать: заранее подготавливать себя к тому, что через день, три дня или неделю вы, наконец, бросите курить. И самым же эффективным средством от курения было и остается одно – это не начинать курить вовсе.

 

 

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s