№ 11 / 13 июнь

“Демо” / № 11 (30) / 13 июнь, 2005г.

Предвыборная кампания в Нагорном Карабахе подходит к финишу: силы, кандидаты, позиции

В Нагорном Карабахе в самом разгаре предвыборная агитация. Уже не раз отмечалось, что главным отличием нынешних парламентских выборов в НКР является их проведение по смешанной – мажоритарной и пропорциональной – системе (треть 33-местного карабахского парламента будет избрана по партийным спискам).

На данный момент 107 кандидатов по мажоритарной системе и участвующие в парламентской борьбе 7 партий используют все возможные средства для представления своих программ электорату в самом выгодном свете. Это – эфир телевидения и радио, печатные СМИ, транспаранты, плакаты, календари, обещания и т. д. В целом кампания, как отмечают наблюдатели, проходит без эксцессов и грубых нарушений, хотя определенные оппозиционные силы утверждают, что в некоторых избирательных округах в ход пускаются административный ресурс и “черный пиар”.

Одним из фаворитов предстоящих выборов считается оппозиционный блок АРФД и “Движение-88”. Руководитель карабахского представительства Армянской революционной федерации “Дашнакцутюн” (АРФД) Григорий Айрапетян, опровергая муссируемые слухи, утверждает, что его партия “готовится не к революции, а к демократическим выборам”. “В сложившейся в регионе ситуации мы просто обречены провести демократические выборы и будем требовать, чтобы власти обеспечили возможность для свободного волеизъявления народа”, – говорит Айрапетян.

По его словам, в случае получения большинства мест в парламенте республики блок АРФД – “Движение 88” не намерен поднимать вопрос об импичменте президента страны. Правда, при этом лидер карабахских дашнакцаканов отмечает, что “нынешний парламент, подавляющее большинство которого составляют провластные депутаты, является придатком исполнительных властей, и мы намерены восстановить естественный статус парламента как противовеса правительства”. Многие, в том числе спикер нынешнего парламента Олег Есаян, расценивают подобные заявления о несостоятельности действующего Национального Собрания как демагогию. Но практически все признают, что парламенту НКР нужна большая самостоятельность.

Единственное требование, которое блок АРФД – “Движение 88” будет иметь к президенту республики – “готовность работать с оппозиционным парламентом”.

Руководитель партии “Движение-88”, нынешний мэр города Степанакерта Эдуард Агабекян считает, что карабахское общество нуждается в серьезных системных преобразованиях, оздоровлении морально-психологической ситуации. Основными целями “Движения-88” являются укрепление триединства Карабах-Армения-Диаспора, создание реальных предпосылок для становления в Нагорном Карабахе свободы слова, обеспечения основных свобод человека, защиты прав гражданина и т. д. В социально-экономической сфере для партии приоритетны создание конкурентоспособной рыночной экономики с сохранением координирующей роли государства, борьба с коррупцией и теневой экономикой, защита малообеспеченных слоев населения. Партия придает первостепенное значение участию Нагорного Карабаха в переговорном процессе и считает, что решающее слово в нем остается за НКР.

В основе программы правоцентристской партии “Свободная родина” – содействие международному признанию Нагорного Карабаха, углублению демократических процессов, созданию гражданского общества, участию в гражданской жизни республики среднего класса, а также созданию единой с Арменией экономической зоны. Ее лидеры – известные в НКР представители интеллигенции Арпат Аванесян и Артур Товмасян, преуспевающие бизнесмены Араик Арутюнян и Рудик Уснунц утверждают, что позиция партии “отражает коренные интересы карабахского народа, гарантирует его свободу, безопасность и право на самоопределение”. “Свободная родина” намерена “вести борьбу с поствоенным синдромом, при котором множество молодых людей были вынуждены покинуть родину, а к власти пришли не самые достойные”. Позицию партии в сфере внешней политики выразил ее сопредседатель Артур Товмасян, который считает важнейшей задачей переговорного процесса определение независимого статуса Нагорного Карабаха. В противном случае, по его словам, “народ Арцаха удостоится судьбы Нахичевани”.

“Участие в парламентских выборах – не первоочередная задача, но партия будет бороться за места в парламенте, чтобы суметь представить в законодательном органе волнующие проблемы”, – утверждает руководитель созданной в январе этого года партии “Наша родина – Армения”, независимый депутат нынешнего парламента НКР Арарат Петросян. Основной задачей партии, по его словам, является “отстаивание справедливости в республике”, а конечная цель – объединение с Арменией. “Давайте не забывать, что исторически Арцах был десятой провинцией Армении”, – говорит Арарат Петросян.

Арарат Петросян уверяет, что его партия будет уделять особое внимание тем слоям и категориям населения, которые, по его мнению, не пользуются достаточным вниманием государства. К ним руководитель партии причисляет и ветеранов карабахской войны, “среди которых много людей, не нашедших себе достойного места в обществе”.

Созданная несколько месяцев назад партия “За нравственное возрождение”, председателем которой является Мурад Петросян, издающий также достаточно популярную в НКР авторскую аналитическую газету “Что делать”, выступает за необходимость “исключительных шагов по коренному обновлению всего государственного и общественного устройства НКР”, утверждая, что в противном случае не избежать войны.

“Мы не имеем права жить и действовать так, как живут и действуют все республики в пространстве СНГ: топчась на месте или двигаясь черепашьими шагами. У нас лимит времени. Сложившееся статус-кво не может тянуться долгие годы. По объективным причинам мощной силой мы не можем стать, но стать крепким, собранным, цельным общественным организмом, вызывающим уважение и симпатии у мирового сообщества, возможно”, – говорит он.

Мурад Петросян против “революции снизу”, так как считает, что пришедшие таким образом к власти силы не добьются основательных перемен. В качестве примера он, в частности, приводит Грузию и Украину.

“Демократическая партия Арцаха” была образована после принятия в текущем году Закона “О партиях”, когда Союз “Демократический Арцах” (СДА), получивший во время выборов 2000 года убедительное большинство в парламенте, объявил о своей реорганизации. Кстати, руководство СДА утверждает, что, благодаря фракции, парламенту Нагорного Карабаха 3-го созыва удалось принять более 300 законов, нацеленных на углубление демократических процессов и экономических реформ, что деятельность СДА привела к сохранению в стране внутриполитической стабильности. При этом руководство бывшего СДА признает и свои ошибки: “СДА имеет свою долю ответственности в том, что в стране сегодня есть немало нерешенных проблем”.

Лидер Демократической партии Ашот Гулян в течение нескольких лет занимал пост министра иностранных дел республики. Неслучайно партия в своих программах особое место уделяет внешней политике.

«Карабахскую проблему нельзя рассматривать исключительно в контексте работы карабахской дипломатии. У нас есть очень большие ресурсы в общенациональном поле и нашей дипломатии предстоит большая работа в деле их привлечения. К сожалению, переговоров как таковых давно уже нет. Если же говорить о позициях стран-посредников и, в первую очередь, Минской группы, то ситуация в этом смысле намного выгоднее прежней», – утверждает Ашот Гулян.

Партия “Социальная Справедливость”, по словам ее председателя Карена Оганджаняна, в качестве своей стержневой идеологии выбрала “приоритет человека и фундаментальных человеческих ценностей справедливости, добра, любви и нравственности”. Цель партии – создание в Нагорном Карабахе дееспособного государства, которое в состоянии защитить права граждан, эффективно противостоять коррупции и криминалу.

“Сегодня в политической сфере Нагорного Карабаха появилось много партий и блоков, претендующих на власть. Наша партия не видит среди них таких, которые способны решить исторические задачи, стоящие перед непризнанной республикой в свете вызовов 21 столетия. Одни из них зовут страну в прошлое, другие предлагают ей уже обанкротившийся авантюристический курс, третьи являются носителями узко-националистической идеологии. В отличие от многих наша партия – это партия граждан, а не начальников. Она опирается и выражает интересы простых людей – домохозяек, рабочих, крестьян, служащих, преподавателей и учителей, врачей и мелких предпринимателей”, – отмечает Карен Оганджанян.

Коммунистическая партия НКР в целом придерживается той позиции, что без ясной и четкой идеологической концепции невозможно осуществить серьезные преобразования, и что социально-экономическая поляризация, безработица, бедность, искажения в сфере науки, образования, здравоохранения наложили свой отпечаток на ситуацию в республике. Лидер карабахских коммунистов Грант Мелкумян подчеркивает, что осуществляемые в экономической, социальной и других сферах программы должны соответствовать интересам населения, а не определенной группы лиц.

Итак, Нагорный Карабах в ожидании новых, четвертых по счету со времени провозглашения независимой государственности парламентских выборов. Нынешние выборы, помимо того, что они проводятся по смешанной системе, беспрецедентны для Карабаха и по числу кандидатов на места в небольшом парламенте. Граждане по-разному относятся к данному факту: кто-то считает это признаком демократизации общества, кто-то – снижения депутатской планки и даже неуважения к званию депутата.

В любом случае общество надеется, что 33 счасливчика-избранника оправдают надежды граждан. Как сказал на своей последней пресс-конференции спикер нынешнего парламента Олег Есаян, “мы обязаны и даже просто обречены иметь парламент, который поднялся бы на ступеньку выше нынешнего”.

ИА «Регнум»

————————————————————————————–

Политика США в отношении Азербайджана

Алек РАСИ-ЗАДЕ
политический исследователь, Вашингтон
(спец-но для «ДЕМО» – по просьбе Саркиса Сюрмеляна)

Несмотря на значительный рост добычи нефти, реализацию проектов по ее добыче и транспортировке, политическое руководство Азербайджана не сумело обеспечить пропорционального, разностороннего развития, быстрого роста занятости, привлечения значительных внешних инвестиций в ненефтяной сектор. На нефть приходится до 75% государственных доходов и 95% экспорта страны. Страна, экспортирующая нефть, постоянно нуждается во внешней финансовой помощи, но, по оценкам международных финансовых организаций, в Азербайджане не обеспечивается успешное проведение реформ; государственный бюджет продолжает оставаться в сильной зависимости от цен на нефть, страна лидирует по уровню коррупции и непривлекательности для внешних инвестиций. Азербайджан покинуло до 3,5 млн. человек, что составляет более половины его населения (такого не наблюдается ни в Грузии, ни в Армении). Вместе с тем азербайджанское общество продолжает надеяться на достижение более высоких социальных стандартов – благодаря реализации нефтяных проектов. Успешно реализуется «контракт века», который предполагает использование в течение 30 лет 560 млн. тонн резервов нефти, сооружается межрегиональный нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан и проводится работа по подготовке сооружения газопровода Шахдениз – Тбилиси – Эрзурум. Несмотря на то, что другие нефтяные проекты так и не были осуществлены (ввиду отсутствия коммерчески оправданных запасов нефти), эти три проекта способны обеспечить Азербайджану положение относительно благополучного энергоэкспортирующего государства. Пока в Азербайджане сохраняются весьма низкие социальные стандарты – даже на фоне государств Южного Кавказа и Центральной Азии. Нефть буквально стала национальной идеей азербайджанского общества.

Азербайджан находится в состоянии резкой конфронтации с Арменией, Ираном и отчасти – с Туркменистаном. Имеются противоречия с Грузией и Россией. В данных условиях семье Г. Алиева удалось установить весьма тесные и обязующие отношения с США – на основе энергетических интересов. США декларировали, что Азербайджан является их стратегическим партнером, хотя формальных и фактических факторов для такого статуса явно недостаточно. Одновременно Великобритания также рассматривает Азербайджан как своего стратегического партнера – тоже на базе энергетических интересов. Семья Алиевых тесно связана с нефтяными и политическими кругами США и Великобритании, что обусловило действенную и последовательную поддержку Ильхама Алиева со стороны этих двух ведущих западных держав. США и отчасти Великобритания успешно осуществили проект привода к власти И. Алиева, обеспечения внутриполитической стабильности в Азербайджане. Азербайджанская оппозиция была практически ангажирована со стороны США и Великобритании и практически не оказала действенного сопротивления властям. США и Великобритания гарантировали лидерам ведущих политических партий Азербайджана безопасность, возможность дальнейшей деятельности, определенное число мест в будущем составе парламента, тесное сотрудничество с Западом и определенные доходы от нефтяного сектора. Ильхам Алиев рассматривается в США и в Великобритании как умеренный, контролируемый политик-прагматик, вполне отвечающий условиям региональной политической игры. Независимо от внутриполитического и социального положения в стране, уровня свобод и демократического развития, И. Алиев будет поддерживаться со стороны США и Великобритании. Следует отметить, что данный правящий режим в Азербайджане вполне устраивает и государства региона – Турцию, Иран, Россию, Армению. США настаивают на проведении И. Алиевым более умеренной политики в отношении оппозиции, предоставлении обществу больших свобод, предоставлении различным партиям и группировкам возможности иметь представителей в парламенте.

Вместе с тем, несмотря на значительное внимание США к Азербайджану, подлинный интерес американцев к Азербайджану заметно снизился, так как Г. Алиев осуществил все возможные обязательства перед западным сообществом в части нефтяных и энергокоммуникационных проектов. Практически все экономически рентабельные резервы азербайджанской нефти и газа находятся под контролем компаний Запада и в этой связи не может быть никаких корректировок и неожиданностей. Проблемы безопасности Азербайджана интересуют США исключительно в связи с их нефтяными интересами.

Примечательно, что на первых этапах проектирования и реализации проектов по добыче и транспортировки нефти США демонстрировали большую восприимчивость к просьбам политического руководства Азербайджана. В американо-азербайджанских отношениях все более ощущается задействование мощного рычага американской внешней политики – претензии в отношении свобод, демократии и прав человека. Получив значительные доходы от экспорта нефти, Азербайджан пытается стать более независимым во внешней политике, что совершенно не устраивает США. Кроме того, либеральные СМИ и интеллектуалы в США регулярно дают крайне отрицательные оценки правящему режиму в Азербайджане.

США заинтересованы в ослаблении отношений между Азербайджаном и Турцией – в связи с изменившимися отношениями США с Турцией, а также опасениями по поводу стремления Турции поставить под контроль Кавказ и Центральную Азию.

Роль Азербайджана в развертывании военной стратегии США в Центральной Евразии сводится только к использованию опорных аэродромов для военного и военно-технического транзита, тогда как Азербайджан имел большие ожидания, в том числе – военную помощь США в решении карабахской проблемы (что сейчас уже выглядит смешным).

Еще недавно США и Великобритания, осуществляя полный контроль над азербайджанской оппозицией и фактически подавив ее деятельность, в настоящее время реанимируют ее, предоставляя широкую финансовую, политическую и пропагандистскую помощь. При этом, вопреки утверждениям некоторых политологов о том, что И. Алиев вызывает раздражение у американцев в результате его сотрудничества с Россией и попытками урегулировать отношения с Ираном, имеется версия относительно более принципиального отношения США в нынешнему режиму в Азербайджане. Возможно, в Вашингтоне имеется решение о смене правящего режима в Баку. В этом случае не только Азербайджан, но и весь регион ожидают значительные перемены. Вряд ли произойдет существенное изменение внешней политики Азербайджана, в том числе – в отношении карабахской проблемы, но можно надеяться на установление более демократического правления.

Азербайджанское общество, политики и эксперты Азербайджана явно преувеличили значимость своей страны в стратегических планах США. С Азербайджаном США связывают не столь широкие намерения, как казалось прежде. Даже нефтяные интересы США и Запада не позволили Азербайджану достичь своих целей на международной арене.

——————————————————————————————

Что нужно, чтобы мировое сообщество признало политическую независимость НКР от Азербайджана

Степан ГАБРИЕЛЯН

Проявляя стойкость духа, мужество и самоотверженность, наш народ смог одержать вдохновляющую победу в национально-освободительной войне и завоевать полную политическую независимость от Азербайджана.

Мы ожидали, что победную эстафету подхватят дипломаты, которые смогут выполнить кропотливую, активную интеллектуальную и организаторскую работу, благодаря которой наша национально-освободительная борьба будет доведена до логического завершения – международного признания НКР.

Для таких оптимистических ожиданий были и есть совершенно реальные основания. На нашей стороне исторические факты, международное право, общечеловеческие нравственные принципы… Говоря шахматным языком, выигрыш у нас есть, остается лишь найти выигрышные ходы, чего пока не удается. Значит, мы слабо играем. Наш оппонент же превосходит нас, вероятно, по силе шахматного игрока, раз ему удается, имея объективно проигранную позицию, не только цепко защищаться, но и делать иногда неожиданные ходы, которые вызывают замешательство у соперника. Наша безыницативная, вялая «игра», может быть, греет у нашего оппонента даже надежду на то, что он сможет не только спасти свою тяжелую позицию, но и довести партию до победы.

Итак, чем объяснить то удивительное явление, что, имея совокупность убедительных  аргументов, мы не можем  праздновать желанную победу на дипломатическом фронте – добиться международного признания НКР?

Это, вероятно, следствие хорошо продуманной и проводимой политики, логика которой заключается в следующем: сторонам конфликта не следует позволять делать какие-либо «резкие движения», которые смогли бы дестабилизировать ситуацию в регионе, вызвать рецидив конфликта в его острой форме и, в конечном итоге, подвергнуть опасности международное сообщество. Поэтому сохранение статус-кво отвечает интересам как конфликтующих сторон, так и мирового сообщества в целом. Следовательно, нужно стремиться к тому, чтобы сохранить этот статус-кво, прилагая для этого целенаправленные усилия (например, имитируя переговорный процесс).

На первый взгляд, это – блестящая парадоксальная идея (в похвальном смысле слова). Являются благородными цели, на достижение которых направлена политика сохранения статус-кво; нестандартными являются выбранные средства. Однако при более подробном рассмотрении обнаруживается, что ориентации на сохранение статус-кво содержат серьезные для НКР изъяны. В частности, приходится направлять значительную часть бюджетных средств, и без того скудных, на укрепление обороноспособности страны. Из-за непризнанности НКР испытывает значительные трудности, связанные с привлечением зарубежных инвестиций.

Региональные конфликты представляют собой угрозу международному миру и безопасности народов. Поэтому естественно, что международное право обязывает народы и страны регулировать возникшие региональные конфликты за возможно короткие сроки.

Есть еще одно более веское основание для того, чтобы не настаивать на продолжении политики сохранения нынешнего статус-кво. Его целью являются, напомним еще раз, международный мир и безопасность – это неоспоримая, достойная цель. Но она достижима также другим, более естественным и надежным способом – признанием полной политической независимости НКР со стороны международного сообщества. Такое решение – это не только дань уважения к сокровенным национальным чаяниям армян Нагорного Карабаха и всего мира; оно отвечает также стратегическим интересам самого Азербайджана (это утверждение можно обстоятельно аргументировать); это важнейшее условие обеспечения безопасности осуществления в регионе масштабных экономических (в частности, нефтяных) проектов; то есть это решение, от реализации которого выигрывают все и не проигрывает никто.

Таким  образом, с симпатией и уважением относясь к мотивам политики сохранения нынешнего статус-кво  в карабахском урегулировании и, соответственно, имитации переговорного процесса, следует все же считать, что эта политика является – независимо от того, сложилась ли она стихийно или проводится по заранее разработанной программе – неестественной, палиативной (такое впечатление, что здесь мы имеем дело с неким политическим извращением) и поэтому – малоперспективной. Совершенно естественным, принципиальным и честным, согласующимся с историческими фактами, соответствующим духу международного права, гармонирующим с общечеловеческими нравственными принципами, отвечающим интересам конфликтующих сторон и мирового сообщества в целом решением является признание полной политической независимости НКР от Азербайджана.

Краткий анализ показал, что из двух конкурирующих подходов к урегулированию карабахского конфликта (пассивная политика сохранения нынешнего  статус-кво  и активное стремление к международному признанию НКР) логически более убедительным и практически более перспективным является второй. Поэтому вернемся к вопросу, над которым задумывались в начале статьи: почему независимость НКР до сих пор не признана мировым сообществом?

Классики науки (Эйлер, Лаплас, Ньютон, Эйнштейн) считали, что самые сложные явления природы и общественной  жизни в своих причинах просты, и истинная задача исследователя заключается в экономном изложении этих причин – с точки зрения языковых и логических средств.

Простую причину имеет, вероятно, и такое удивительное явление, что до сих пор мировое сообщество не признает право НКР на политическую независимость, т. е. право армян Нагорного Карабаха на жизнь. Поищем эту простую причину и сделаем это – вопреки парадоксальной мысли («история учит тому, что ничему не учит») – извлекая полезный урок из истории, причем из отечественной – более близкой и доступной. Обратимся, например, конкретно к истории арцахской войны и поразмыслим над таким вопросом: почему нашему народу удалось одержать победу над врагом, который превосходил его многократно по своим материальным и человеческим ресурсам? Благодаря каким слагаемым науки побеждать она оказалась возможной? Об одном из них – о ярком патриотическом духе, беспримерном героизме сынов земли армянской – сказано много, хотя должно быть сказано еще больше… Но здесь мы назовем другой, еще один существенный фактор победы. Как вы думаете, возможно ли было взятие Шуши, если бы не было обстоятельного плана операции? Конечно, нет. Шуши был взят сначала на бумаге гениальной полководческой мыслью – было определено, когда нужно начать штурм, кто должен его осуществить и в каких направлениях; было предусмотрено, какие непредвиденные ситуации могут неожиданно возникнуть во время операции и как их предупредить… Короче говоря, возможные ошибки исправлялись еще на бумаге – то есть и наша война доказала, что был глубоко прав Наполеон, когда говорил “на войне удается ровно столько, сколько продумано и просчитано”. Обобщая мысль великого полководца, можно сказать так: в любом деле удается ровно столько, сколько продумано и просчитано.

Отсюда вытекает простой ответ на вопрос, который вынесен в заголовок статьи. Если мы хотим, чтобы международное сообщество признало политическую независимость НКР от Азербайджана, то должны заботиться о том, чтоб иметь это признание сначала на бумаге, обосновать  с математической строгостью и точностью, почему и как это возможно, какими должны быть, образно говоря, направления главных ударов – то есть нужно разработать разносторонне продуманную, обстоятельно аргументированную программу действий (назовем ее условно «Признание»), благодаря осуществлению которой будет одержана желанная победа и на дипломатическом фронте.

Если программа «Признание» может сыграть  значительную роль  в судьбе не  только армян Нагорного Карабаха, но и всего армянства в целом, тогда почему она до сих пор не разработана? Потому что ее  значение по-настоящему не оценено и поэтому на ее  разработку нет четкого, настоятельного социального заказа? Хотя  для  такого удручающего предположения есть  реальные основания (были обращения к компетентным органам и лицам с предложениями о разработке программы, которые остались без отклика), все же хочется быть оптимистом и думать, что есть другая, объективно более сильная причина – сложность предмета программы.

Является ли сложность какого-либо явления (в данном случае, нагорно-карабахского конфликта) фатально непреодолимой? Или с ней можно все же справиться? Каким образом? Что для этого нужно?

Мы не первые, кто задумывался над подобными вопросами. Их задавал, например, также известный кибернетик У. Эшби, который отвечал на них так: «Чтобы не спасовать перед сложностью проблемы, нужно обозреть ее с птичьего полета». Это, конечно, общая образная рекомендация, но она имеет конкретный полезный смысл. Эшби утверждает, что очень важно определить общую укрупненную структуру проблемы, отвлекаясь при этом от деталей; нужно, другими словами, отделить главное от второстепенного, существенное от несущественного, то есть отделить, образно говоря, зерна от плевел, проникнуть через «болото вещей» к спрятанным в глубине простым истинам.

Такова же и сущность другой полезной рекомендации, которая вытекает из ныне популярного методологически корректного и практически эффективного правила 20/80: «Нужно четко выделить некоторые действительно важные вещи в интересующей нас области и не обращать внимания на неважные подробности».

Вырисовывается, таким образом, то ценное качество, которым должен обладать специалист для того, чтобы успешно справиться с трудной задачей осмысления сложных проблем вообще и карабахского урегулирования в частности. Это, обобщенно говоря, редкое умение отделения главного от второстепенного. Увы, такое исключительно ценное качество является недостижимым идеалом даже для самых крупных политических деятелей, их «ахиллесовой пятой». Один из них – К. Аденауэр – чистосердечно признался, что им, политикам, не хватает разумной способности для того, чтобы отличать главные и второстепенные политические вопросы. Если так говорит один из выдающихся политиков XX века, то…

Но как определить, какие вопросы (факторы, проблемы, средства) являются главными, существенными? Можно ли приобрести умение оценивать их сравнительную ценность, важность? Если да, то каким образом? Это весьма интересные вопросы, на которые можно дать обстоятельные ответы, что невозможно сделать в рамках газетной статьи. Но если очень коротко, то на поставленные вопросы можно ответить так: шансы отделить главное от второстепенного есть только у того специалиста, кто обладает разносторонними познаниями в области социологии, психологии, логики, политологии, этики, философии, имеет основательную исследовательскую подготовку… В арсенале эффективного специалиста должна быть теоретическая концепция, которая облегчает ориентацию в хаосе явлений современного мира.

Предположим, что выявлены главные вопросы, от точности и глубины осмысления которых решающим образом будет зависеть успех усилий, направленных на то, чтоб убедить мировое сообщество признать право армян Нагорного Карабаха на независимость. Такими являются, например, следующие вопросы – что мешает решающим образом справедливому решению карабахской проблемы; кто этому мешает; каков наш наиболее сильный аргумент; кто наши истинные друзья и кто убежденные враги и т.д.

И здесь наступает очередь второй трудности в разработке программы. На насущные для судеб нашего народа вопросы готовых ответов нет. Те данные, которые хаотично рассеяны в книгах, в газетных и журнальных публикациях – это еще не истинные, не чистые знания (аналогично тому, как металлолом – это еще не чистый металл или же нектар в тысячах цветков – это еще не мед). Чтоб собрать ответы на вопросы по «крупицам», которые рассеяны в различных источниках, нужно выполнять изобретательную, кропотливую работу – искать и находить источники исходной информации, извлекать из них первичные данные и подвергать их ювелирной аналитической обработке – «расплавлять», образно говоря, первичный «лом» информации и превращать эту  бесформенную массу в чистые, истинные знания, которые могут стать основой для целенаправленных, эффективных действий. То есть исследователь должен уметь выполнять такую же кропотливую, ювелирную работу, которую выполняет пчела для того, чтоб совершать многокилометровые изнурительные полеты, искать и находить медоносные цветки, извлекать из них нектар, обработать их внутри себя по совершенной технологии и превращать собранный нектар в удивительный продукт природы.

Далее. На митингах и собраниях невозможно разработать глубокую, разносторонне продуманную программу действий. Для того, чтобы созрели хорошие идеи, необходима непрерывная, без отвлечения на что-либо другое сосредоточенная работа в течение достаточно длительного времени, нужного для накопления «критической» массы информации. Такое понимание органически вытекает из некоторых фундаментальных закономерностей процесса познания, истинность которых подтверждается творческим опытом великих ученых.

Выявление главных, существенных, наиболее важных вопросов карабахского урегулирования, синтез истинных ответов на насущные для нас вопросы – это действительно очень трудные задачи, которые осложняют разработку программы. Но ничего не поделаешь – нет, как известно, легких путей к царским достижениям. У нас просто нет другого выбора. Либо мы разрабатываем фундаментальную программу, которая становится надежной основой активной, наступательной дипломатии; либо мы ее не разрабатываем и довольствуемся пассивной ролью обороняющегося в предстоящей дипломатической войне. Нас устраивает такая позиция позорной обреченности?

Все предыдущее позволяет сделать следующие выводы:

1. Убедить мировое сообщество признать независимость НКР от Азербайджана возможно – благодаря разработке и осуществлению комплексной программы.

2. На разработку программы должен поступить четкий социальный заказ.

3. Для разработки эффективной программы необходима непрерывная, сосредоточенная работа в течение достаточно длительного времени, необходимого для накопления «критической» массы информации.

4. Успешная разработка программы сводится к проблеме эффективного специалиста.

5. Успешно справиться с трудностями разработки программы сможет специалист, слагаемыми профессиональной подготовки которого являются

– разносторонние познания в области социологии, психологии, логики, политологии, этики, философии…

– эффективное исследовательское искусство – умение отделить главное от второстепенного, синтезировать новые истинные знания…

– способность к неутомимому, кропотливому труду…

Есть такие специалисты?

Ищите!

————————————————————————————-

Ответы министра обороны НКР Сейрана Оганяна на вопросы газеты “Реальный Азербайджан”

– По сообщениям азербайджанских СМИ, в течение последних месяцев практически ежедневно нарушается режим прекращения огня  на позициях соприкосновения армянских и азербайджанских войск. По информации Минобороны Азербайджана режим перемирия нарушается с армянской стороны. Что является основной причиной участившихся инцидентов на линии соприкосновения войск?

– Возникшая в последнее время на линии соприкосновения напряженность обусловлена исключительно попытками азербайджанских сил переместить свои позиции в глубь нейтральной зоны, а также инициированной ими снайперской войной, что, на мой взгляд, преследует не столько тактические, сколько провокационные цели. Подобные действия, действительно, не могут не вызывать озабоченности.

Должен отметить, что современные технические средства позволяют независимым наблюдателям следить за ситуацией на линии соприкосновения и иметь объективное представление о ней. И отнюдь неслучайно, что в процессе переговоров и консультаций со сторонами конфликта международные посредники отмечают, что нарушения режима прекращения огня допускаются именно Азербайджаном. Более того, во время такого диалога представители Азербайджана и сами признают, что нарушения режима перемирия чаще всего провоцируются азербайджанскими силами.

Карабахская сторона предпримет все необходимые меры для недопущения эскалации напряженности на линии соприкосновения, поскольку, по нашему глубокому убеждению, наилучшим вариантом урегулирования конфликта является продолжение эффективного переговорного процесса.

– Видимо, для осуществления серьезного контроля на линии фронта необходима совместная координация между министерствами обороны Азербайджана, Нагорного Карабаха и Армении. Устраивает ли Вас нынешний уровень координации?

– Министерство обороны НКР однозначно придает важное значение необходимости таких контактов. Однако следует отметить, что занятая официальным Баку жесткая позиция не только осложняет,  но и начисто исключает возможность координации действий министерств. Нагорный Карабах как равноправная сторона конфликта несет равную ответственность за ситуацию на линии соприкосновения, и игнорирование данного обстоятельства едва ли способствует обеспечению долговременной стабильности в зоне противостояния.

– По имеющейся  у нас информации, в рядах армии Нагорного Карабаха призывники из числа граждан Армении оформляются как контрактники.  Сколько призывников из Армении проходят срочную службу в карабахской армии?

– Сегодня в Армении проживает около полумиллиона карабахцев, многие из которых в результате проводимой Баку еще в советсткое время антиармянской политики покинули родные места и обосновались в Ереване или других районах Армении.  Массовая миграция армян произошла также в годы войны, особенно из Шаумянского и Мартакертского районов. Не следует забывать и о сотнях тысяч изгнанных из Азербайджана армян (из Баку, Сумгаита, Кировабада и т.д.), большинство которых, будучи  родом из Карабаха, также обосновались в Армении. Сегодня именно эта категория проживающей в Армении молодежи добровольно обращается к нам и проходит службу в  Армии Обороны НКР. На мой взгляд, с моральной точки зрения это можно только приветствовать, и мы охотно принимаем их в ряды карабахской армии.

– Насколько соответствует действительности информация о том, что ежегодно несколько офицеров карабахской армии направляются на обучение в военные учебные заведения России?

– Руководство военного ведомства нашей республики действительно уделяет большое внимание процессу подготовки высококвалифицированных военных  кадров.  Для более целенаправленной его организации мы используем все возможности для того, чтобы достижения военной науки зарубежных стран сделать достоянием нашего офицерского состава.  В результате, на сегодня 70 процентов командного состава армии НКР укомплектовано кадровыми офицерами, которые владеют тактикой и стратегией вооруженных сил не только России, но и стран – членов НАТО.

– Еще со времен карабахской войны в вашей армии проходили службу многие офицеры российской армии. Продолжают ли они до сих пор служить в карабахской армии? Являются ли они до сих пор гражданами России? 

–  В действительности, многие служившие не в российской, а  в бывшей советской армии армянские офицеры с первых же дней военного конфликта включились в борьбу по защите Родины и с честью выполнили все  поставленные перед ними задачи. И сегодня многие из них продолжают  преданно служить в рядах Армии Обороны и являются гражданами Нагорно-Карабахской  Республики.

– Во время моего пребывания в Нагорном Карабахе местные  журналисты сообщили мне, что на азербайджано-иранской государственной границе, которая на сегодняшний день находится под оккупацией, установлены посты карабахской армии.  В условиях отсутствия современной пограничной технологии как данные посты осуществляют контроль над границей? Не является ли это основной причиной функционирования различного рода нелегальных трафиков?

– Прежде всего напомню, что эти территории не оккупированы. В результате действий карабахской армии были обезврежены размещенные на этих самых территориях военные базы азербайджанских вооруженных сил,  откуда периодически  обстреливались мирные населенные пункты НКР.  Что касается охраняемого нашими силами участка границы с Ираном, то я не думаю,  что границы, находящиеся под контролем пограничных сил Азербайджана, лучше оснащены соответствующими технологиями. Общеизвестно, что в отчетах Государственного департамента США не раз отмечалось, что именно по территории Азербайджана проходит один из основных каналов международного наркотрафика. Между тем, как на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения, так и на отрезке границы с Ираном, карабахские силы осуществляют должную охрану, что совершенно исключает  возможность любого нелегального трафика.

– В случае успешного завершения мирного процесса армяно-азербайджанского урегулирования как Вам представляется будущее карабахских Вооруженных сил? Какой будет Ваша позиция в случае, если стороны примут вариант демилитаризации Нагорного Карабаха и трансформации Вооруженных сил в органы правопорядка?

– Любая армия призвана обеспечивать военную безопасность своей страны и народа.  Пока  мирная и безопасная жизнедеятельность суверенной Нагорно-Карабахской Республики не обеспечена и пока не удовлетворено законное требование ее граждан, говорить о демилитаризации излишне.  НКР обладает состоявшейся регулярной армией, которая готова до  конца защищать государственность и народ нашей республики.

Эйнулла ФАТУЛЛАЕВ

—————————————————————————————–

«Центр Гражданских Инициатив» организовал концерт для заключенных 

Ашот БЕГЛАРЯН

В связи с днем создания первой Армянской Республики карабахская  неправительственная организация  «Центр Гражданских Инициатив» (ЦГИ) организовала в городе Шуши концерт для заключенных Отдела исполнения уголовных наказаний (ОИУН) при Полиции НКР. Перед содержащимися под стражей с концертом выступил коллектив ансамбля армянских народных инструментов «Шуши».

«Уже третий год с разрешения властей НКР наша организация проводит мониторинг пенитенциарных учреждений республики. Одним из пунктов деятельности ЦГИ является содействие администрации пенитенциарных учреждений в организации интересного и полезного досуга для заключенных. К примеру, в прошлом году на волонтерских началах мы собрали для пенитенциарных учреждений республики до 1000 книг, в начале нынешнего года на предоставленные карабахским университетом «Месроп Маштоц» средства купили компьютер и передали его администрации ОИУН. Бесплатно проходят компьютерные курсы двое сотрудников, которые в дальнейшем будут обучать заключенных, желающих освоить специальность оператора. Идея же проведения концерта возникла в ходе беседы с директором ансамбля «Шуши» Джульеттой Арустамян, которая с готовностью откликнулась на наше предложение. Расходы на организацию концерта взял на себя тот же университет «Месроп Маштоц», – сказал директор ЦГИ Альберт Восканян.

Ансамбль армянских народных инструментов «Шуши» действует  в Нагорном Карабахе  с 2000 года. По словам директора и художественного руководителя ансамбля Джульетты Арустамян, в репертуаре в основном гусанские, народные и патриотические песни. В ансамбле – 6 музыкантов, 4 вокалиста, 1 оператор и 1 администратор. Небольшой коллектив, где самая младшая – школьница, а старшему – 60 лет, регулярно выступает с тематическими концертами в районах республики.

Ансамбль «Шуши» – некоммерческая организация, не имеет спонсоров и из-за недостаточности финансовых средств  не в состоянии выезжать на гастроли за пределы республики.

«Уровень подготовки наших музыкантов достаточно высокий, и мы могли бы с достоинством предстать перед любым зрителем», – утверждает между тем Джульетта Арустамян.

Администрация ансамбля сейчас ищет спонсора, который помог бы решить, в частности, проблемы с аппаратурой, транспортом и др. В планах «Шуши» – создание эстрадной студии и танцевальной группы. Однако и это зависит от наличия финансовых средств.

——————————————————————————————-

Жило-было Общество Слепых

Альберт МАРДЯН

В моей статье в газете “Демо” от 15 апреля с. г. “Куда мы идем и что мы строим…” я хотел поставить жирную точку в истории Общества Слепых. Вновь, как и два года назад, Власть проявила свое безразличие и злобную молчаливость (другого и не ожидал). В той статье я неправильно определил, что наша Власть страдает опасной близорукостью. Изивините, ошибся. Как хорошо, что вы не приступили к лечению, которое не соответствовало диагнозу. Вы не хотите видеть правды, слышать ее, говорить о ней и стоите к народу спиной… Отсюда – вы болеете слепоглухонемотой… Так как болезнь политическая, медицина тут бессильна. Избавиться от нее по силе вам самим. Но для этого нужно уметь видеть проблемы окружающих, вникать в них, решать их с таким же рвением, как все эти годы вы решали свои личные. Нужно уметь выслушивать простых людей и перестать лукавить, говоря о ваших успехах как о наших, потому что мы их не чувствуем. И, наконец, повернуться лицом к народу, быть к нему ближе…

Недавно меня вызвали в прокуратуру. Вначале подумал, что подействовала моя статья. Оказалось – анонимка. “А сколько их было? Ну и что?”. Эти цитату повторит любой член Общества Слепых со стажем, и, в первую очередь, сам и. о. Председателя. И ныне тем, кто хочет разобраться в нашем вопросе, я скажу: “Дорогие мои, вы опоздали не на час, не на неделю, не на месяц, а на 2-3 года”…

Если тогда вами были бы предприняты соответствующие меры, мы бы не имели сегодня того, что есть. Нам с трудом уже верится, что кто-то поможет Обществу вернуть территории на Ад. Исакова 5, или С. Давида 8, или все то, что когда-то у нас было.

От меня требуется объяснительная?

Но неужели все наши многочисленные письма (в том числе, открытое), обращения и статьи, о которых через СМИ была оповещена вся мировая общественность, не имели той силы, которую имеет анонимка? Браво, анонимка! Все мои объяснительные написаны в 2003 году, в том числе – доклад ревизионной комиссии. Можете ознакомиться, если уже не поздно…

Во всей этой истории вопиюще выглядят некоторые моменты:

– безразличие, проявленное со стороны властей;

– как может руководить Обществом Слепых человек, который умышленно уничтожил его?

– какое нужно иметь лицо, чтобы сразу же после продажи или присвоения последнего квадратного метра собственности Общества Слепых, прийти на радио и телевидение с просьбой о  помощи? Что, больше нечего продать или присвоить?

К сожалению, такое лицо присуще нынешней Власти. И когда меня спрашивают “Кто виноват?” я всегда отвечаю, что виноват не Вартанян В. А., а наша система, которая позволяет таким как он делать что хотят. Виноваты все властные структуры, к которым мы когда-то обращались, которых мы не раз предупреждали о незаконных действиях, но которые позволяли этим действиям свершиться, чтобы потом посоветовать нам обратиться в суд. Почему? Почему нужно доводить дело до суда? До сих пор я думал, что преступление лучше не допускать, чем дать ему свершиться.

Виноваты и правоохранительные органы, которые в своем решении хоть и учли какой-то ущерб, но не отметили и не предотвратили последствия этого ущерба, которые у всех на виду – “жило-было общество слепых. И было у него… ВСЕ!!!”

Ущерб может быть минимальным, а последствия огромны. Ущерб возможно восстановить, а последствия уже никогда.

И последнее – виноваты все мы. И в первую очередь – я, потому что не могу и не хочу жить как вы, моя “безупречная” Власть!

Боже мой!

Жизнь жестока.

Жизнь слепа,

Неразборчива, глупа…

Делит все не пополам,

Поднося сюрпризы нам.

Не могу я воровать

И людей обманывать.

Больно! Все не по себе…

Жить по-хамски

не по мне!

Доброта моя вредна,

Честность вовсе

не нужна.

Совесть, разум…

Боже, мой!!!

Попадаю!

Черт со мной!

——————————————————————————————-

Гостиная “Демо”
Голосуйте не сердцем, а разумом!

Наш гость Виген БАДАЛЯН – по образованию  режиссер, ныне возглавляет московскую кансалтинговую фирму, которая занимается политическими технологиями и политконсультациями. Имеет опыт проведения более 20 выборных кампаний в России и Украине. Работал в Степанакертском драматическом театре, стоял у истоков карабахского ТВ, был автором разных передач на известных российских телеканалах. Преподаватель кафедры публичной политики Высшей Школы Экономики (Москва).

– Как, на Ваш взгляд, идет предвыборная борьба в НКР? Было бы интересно услышать оценку эксперта.

– Предвыборная и избирательная кампании – это две разные вещи. Выборная кампания начинается сразу после избирания кандидата на некую должность, и  он тут же начинает работать уже на следующие выборы – так поступают мудрые политики. А избирательная – когда уже дан старт, и все начинают гонку,  и появляются, где не попадя, плакаты,  лозунги, листовки, критика соперников, компромат… Если судить по этим атрибутам, то, конечно, мне не нравится.

– Плакаты и лозунги?

– Они очень похожи друг на друга – выполнены почти в одной цветовой гамме, с почти одинаковыми слоганами. Такое впечатление, что всю рекламную продукцию придумал и произвел один человек. Вообще, у меня нет ощущения соревнования.  Меня удивляет, что два приятеля, оказавшихся в одном округе как кандидаты, вдруг перестают здороваться друг с другом. Это странно, потому что выборы по большому счету – игра, где побеждает  тот, кто играет лучше. Выборы имеют тенденцию заканчиваться, а потом начинается обычная жизнь, где этим людям все равно жить рядом. Я заметил в кандидатах своеобразный  “напряг” – не от количества проделанной работы или встреч с избирателями, а от ощущения собственной значимости. Некоторые даже “кайф ловят” от того, что их портреты висят в магазинах, киосках,  разных витринах – они вдруг ощутили себя  звездами районного масштаба.

– Вы говорите, что не чувствуете соревнования, а “внутри” избирателей ощущение, что конкуренция очень сильная и борьба идет за каждый голос.

– Знаете, я общался и со многими избирателями  – ни один из моих знакомых пока не ощутил, что за его голос идет борьба. Вот, например,  выступления кандидатов по ТВ – они тоже, в основном, одинаковы по стилю, содержанию и по форме тоже. Затянуты до бесконечности – это все невозможно слушать, тем более видеть, как все читают  с суфлера  написанный текст, ни одного живого слова!  Уверяю Вас, избиратель слушает, максимум, половину выступления первого выступающего, а потом – пульт. Масса других каналов представляют более интересную продукцию.

Одинаковые выступления почти с одинаковыми программами, выраженными в одинаковых словах. Единственный человек, который отличается – это… Как Вы думаете, кто?

– Мурад Петросян.

– Да, Мурад Петросян. С ним можно спорить и не соглашаться, но о нем говорят, его выступления обсуждают… Если мы говорим о политической рекламе, то именно это – хороший пример: он заставляет говорить о себе на улицах. А все остальное – в целом  однообразно. Например, если я пойду голосовать, мне будет трудно сделать выбор по телевыступлениям. Я так и не понял, чем отличается Демократическая Партия от Дашнакской – может, только тем, что одни критикуют власти, другие – нет. А программы в отношении того, как строить государство дальше – почти не отличаются…

Я абсолютно уверен, что ни одна команда, ни один избиратель не провел в НКР социологического исследования, чтоб узнать – а чего хотят сами избиратели. А ведь избирательные технологии предполагают идти к избирателю не с тем, “какой я хороший”, а говорить с ним о его бедах и проблемах…  Я заметил только одного кандидата, который правильно работает в русле пиара – не буду его называть –  он отказался от своих телевизионных выступлений и четко использует тактику “информационных поводов” – о нем, о его работе говорят его же  избиратели – простые люди,  но  ни одного слова о его причастности к выборам. Это умный ход, но он используется здесь очень редко…

Есть и плохие примеры – н-р, плакат с изображением рук. Как фотография это, может быть, талантливое произведение искусства, но в качестве политической рекламы этот плакат бездарен и, на мой взгляд,  ничего не дает избирателю – ни на подсознательном, ни на визуальном уровне. Или слоганы… Это должны быть оригинальные находки, что-то говорящие, к чему-то призывающие. Например, самый гениальный слоган 20 века – “Ни шагу назад!” – был использован в годы Великой Отечественной и имел неоценимое воздействие на солдат Советской Армии…

– По поводу предвыборных взяток – этот метод, например, очень даже широко используется…

– В мире вообще без взяток не бывает выборов. Другое дело – какая это взятка? Это не всегда грубо деньги, это и  помощь в каком-то строительстве, школам, детским садам, людям в ремонте и т. д. Обратная сторона такого подкупа – выгода для тех слоев населения, о которых вспоминают, скажем, раз в 5 лет. Избирателям я бы посоветовал – кто что дает, берите! Но… голосуйте, думая! Это – взятка?

– До 19 июня остались считанные дни. Что бы Вы посоветовали кандидатам, как оптимальнее использовать им время непосредственно перед выборами?

– Я думаю, что уже будет поздно – хотя есть “технология последней недели”. Я бы посоветовал быть более активными с избирателями. Не агрессивными, а просто активными – чтоб не получилось обратного эффекта. Я знаю депутата Гос. Думы России, которая провела всю избирательную кампанию, только встречаясь с избирателями у них дома – по всему огромному округу, при этом не использовав другие формы агитации. Она шла по домам, объясняя, почему решила стать депутатом. Убеждать – вот главный козырь в кампании. Не подкуп, не знакомства, не родственные связи, а  просто – надо объяснить избирателю, для чего ты идешь во власть и что ты сумеешь сделать для него конкретно. Если он поймет и поверит, он больше ни за кого другого не проголосует – будь тот хоть знакомым, хоть родственником, хоть соседом.

– А что Вы заметили по поводу черного пиара? Насколько он используется в ходе избирательной кампании?

– Даже белый нормально не задействован! Вообще, политические технологии не используются здесь. Кандидат думает, что если повесил плакат, провел несколько встреч, заключил несколько закулисных договоренностей и сделок – все, это и есть технологии. Но это не избирательные технологии.

– Как Вы думаете, почему эти политтехнологии не используются в Карабахе?

– Люди пока не знакомы с ними. Даже наоборот – избирательные технологии не воспринимаются в Карабахе. Здесь уверены, что они вредны и не подходят карабахскому менталитету. С чем я категорически не согласен – не все, но многие технологии можно применить здесь и они будут эффективны для карабахского избирателя. Я  серьезно отношусь к законодательному собранию НКР, поэтому мне хочется, чтобы туда попали люди, которые не просто хотят трудоустроиться. По-моему, выбирать должны тех, кто готов и умеет работать на строительство независимого государства. Я считаю, что это генеральная линия нашей страны. Все должно быть подчинено именно ей.

– Как раз плавно перейдем к другой теме. Мне кажется, что в последние годы НКР стала проигрывать Азербайджану в сфере информационных технологий, политической пропаганды. С чем Вы это связываете?

– Нам надо научиться лучше управлять информацией. Не ждать, чтоб произошло событие какое-то, а самим создавать информационные поводы – как в Карабахе, так и вне Карабаха. И делать это постоянно. Из своих источников в Москве я знаю, что Азербайджан тратит миллионы долларов для ведения информационной войны против нас и Армении. Мы пока пользуемся сегодня  тем хорошим имиджем, который был создан лет 15 тому назад.

– Чтоб изменить такую ситуацию, у нас есть ресурсы?

– Кадровых – полно! Я знаю массу людей здесь, в Армении, в других странах, которые готовы и умеют работать в этой области. Но у нас, армян, беда – мы любим делать информацию для себя, а надо ориентироваться и на других, учитывая их ментальность в восприятии нашей информации.

– Скажем, баллотируетесь в депутаты Вы лично. Каким был бы Ваш главный лозунг?

–  Я бы сказал своим избирателям только одно: “Идем на административные реформы!”. Объяснил бы – так как мы не признаны и считаемся еще воюющей страной, НКР на сегодня нужно всего 5 министерств – обороны, внутренних дел и безопасности, иностранных дел, экономики, и самое главное – министерство пропаганды. Не нужен премьер-министр, достаточно одного президента. Если я с таким лозунгом пойду в народ и объясню, что тем самым на освободившиеся деньги  повысятся пенсии и зарплаты бюджетникам – думаю, меня поймут и изберут.

Я говорил вначале нашей беседы о “напряге” – так вот, уже сама должность “министра” напрягает его хозяина. Некоторые не идут, а “несут” себя! И чиновники низкого ранга начинают вести себя по образу и подобию своего шефа – как хозяева земли: зависишь – сиди и жди! Вопрос с какими-то бумагами, который можно решить в других странах за один час, в Степанакерте решается за 2 недели… Стоит этим людям  отнестись к своей персоне немного с иронией… И чем меньше “несущих” себя, тем легче для всех.

– Небольшой прогноз на предстоящие выборы.

–  Не люблю делать прогнозы – это не благодарное дело. Но я надеюсь, что эти выборы будут одними из самых прозрачных и честных в истории карабахской республики и продолжат эстафету последних демократических выборов в НКР.

Для меня нет разницы, кто придет в парламент. Было бы лучше, чтоб равные позиции там заняли и провластные люди, и оппозиция. Тогда Карабах покажет, что мы являемся единственным государством в регионе, которое может провести прозрачные выборы без всяких потрясений.  Это и станет тем информационным поводом, чтобы о нас заговорили во всем мире со знаком плюс.

– А как Вы думаете, для проведения честных и прозрачных выборов сегодня есть основания?

– Думаю, что да. Во-первых, по-моему,  государство в этом должно быть заинтересовано. Во-вторых, только после честных и справедливых выборов нас могут признать как самостоятельное государство – потому что это соответствует европейским стандартам демократии. Надо обеспечить четкий контроль – все зависит от того, насколько хорошо будут работать наблюдатели от партий, кандидатов, блоков и так далее. Я почему-то внутренне уверен, что никаких “сбросов ” и других нарушений не будет,  и «административный ресурс» не возымеет должного действия, да и избиратели сами не допустят нарушений! Я вообще верю в разумность происходящего. И я бы призвал наших избирателей голосовать не сердцем, а разумом!

Беседовала Карине ОГАНЯН

—————————————————————————————

В результате «цветных» революций власти не остаются в проигрыше: отдуваются за них другие

Гагик АВАНЕСЯН

После каскада революций в республиках бывшего Советского Союза аналитики только и делают, что предрекают новые революции. В числе «претендентов» – страны Южного Кавказа, где, согласно «указу» президента США Буша, тоже должна победить демократия. К чему приводят эти революции, кто приходит к власти и что теряют те, кто является автором «революционных ситуаций» в собственной стране? Эти вопросы, как правило, очень быстро выпадают из новостных лент.

Как нам кажется, в «цветных» революциях на постсоветском пространстве  просматривается определенная схожесть. До очередных выборов в каждой из стран власти, проанализировав настроения в обществе, сознательно и откровенно идут на фальсификации. Они не могут не знать, чем это чревато. Но они знают и то, что в любом случае не останутся в проигрыше. Если фальсификация удастся, они останутся у власти еще на один срок, если нет, то смена власти будет классифицирована как революция, совершенная не демократическим путем, а под давленим. И тогда можно спекулировать на «силовом отстранении от власти», требовать политического убежища и гарантий безопасности, избежав всякой ответственности.

При этом, как правило, иммунитет от преследований получает только президент страны и – в лучшем случае – члены его семьи. Остальная команда оказывается «под статьями», всячески пытаясь получить статус политически преследуемых лиц. К примеру, после последних выборов на Украине было уволено 18 тысяч государственных служащих, которые сейчас придают увольнению политическую окраску. Но если задуматься – разве можно уволить 18 тысяч служащих без всяких на то оснований? Раз уж в нашей маленькой стране коррупция находится на таком уровне, что об этом делает заявление представитель Госдепартамента США, можно себе представить, какова ситуация на Украине. То есть для увольнения госслужащих, в общем, имелись веские причины. Тем не менее, получилось так, что глава государственной иерархии получил индульгенцию, а расхлебывать кашу пришлось винтикам и болтикам государственной системы.

К слову сказать, из руководителей постсоветских республик только Левон Тер-Петросян, проиграв выборы, подавил народные выступления. Но это было отклонение от «правильного» сценария. Хотя потом и ему пришлось уйти в оставку в 1998 году, взвалив весь груз социальных проблем на Р. Кочаряна.

А что же Карабах? Тот же сценарий, те же механизмы, та же подготовка к фальсификациям. Будут ли за сегодняшнее состояние отвечать те, кто до этого довел страну? Однажды, в недавнем 1991 году, народ простил тех, кто сотрудничал с оккупационными войсками и азерами под миротворческими лозунгами, даже после начала операции «Кольцо». Сейчас те же люди находятся у власти, пугая народ войной, чтоб удержаться на своих креслах. Необходимо, чтобы виновный отвечал за свои грехи без всяких индульгенций, поскольку прощение государственных преступлений порождает безнаказанность и совершение новых.

—————————————————————————————–

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s