№ 13 / 30 июль

“Демо” / № 13 (32) / 30 июль, 2005г. 

Правила хорошего тона в Армении

Наира АЙРУМЯН

Оказывается, ругнуть карабахцев перед едой полезно для пищеварения

Поехала в Армению в отпуск и вернулась удрученная. Оказалось, что там многое изменилось, по меньшей мере, для карабахцев. В кафе, на улицах, в учреждениях только и делают, что поругивают нашего брата-карабахца. Кто-то делает это просто так, следуя моде, кто-то с ленцой, а кое-кто – зло, с укоренившимся убеждением, что все несчастья армян происходят из Карабаха. В отличие от других, эта тема почти не выходит на страницы печати. А когда публичному и распространенному явлению не придают словесного обрамления, это значит – стесняются. Или считают, что обнародование будет на радость оппонентам.

Где же пресловутый источник такого отношения? Искать его в советской действительности бессмысленно, хотя и тогда карабахцев в Армении не жаловали. Возможно, стоит обратиться к послевоенным годам, когда в Армении, блокированной и нищенствовавшей, появились согревшие руку на карабахской войне нувориши, прикупили в Ереване квартиры, земли, открыли предприятия и взяли на себя роль «крыш». Это делалось совершенно неприкрыто и не могло не вызвать волны недовольств в самой Армении. Но тогда умные политтехнологи поспешили политизировать чистейшей воды человеческий фактор и представить это явление так, будто Армения страдает не из-за конкретных людей, а из-за нерешенности карабахской проблемы в целом. Это было тогда весьма кстати, так как, судя по всему, руководство Армении намеревалось решить карабахский вопрос путем создания «общего государства» с Азербайджаном.

Но рядовые жители Армении на этот крючок не попались. Они смогли сориентироваться в системе ценностей и отвергли «шанс» решить свои проблемы ценой такой жертвы, как  Карабах. Они прикинули, что потеря Карабаха – это не просто территориальное поражение, это коллапс армянского этноса. И на этой волне к власти в Армении пришли люди, которые провозгласили политическим приоритетом совместное благополучие Армении и Карабаха: сохранение независимости Карабаха и его прогрессирующее развитие было объявлено единственной возможностью превратить Армению в геостратегически значимую единицу.

Так продолжалось недолго. О том, что власти Армении свернули с этого пути, говорит очередной всплеск негативного отношения к карабахцам. Но на этот раз причины такого отношения оцениваются более реалистично – люди говорят о засилье карабахцев в государственных органах, в бизнесе и, что самое неприятное, в криминальной иерархии. Трудно судить о масштабах этого явления, тем не менее, в Армении усиленно распространяется и культивируется миф о том, что все сферы жизнедеятельности республики контролируются карабахцами. Да что там говорить, даже анализ крови в больнице нельзя прилично сдать, если не предупредить старшую сестру – уроженку Мартакерта.

Какова во всем этом доля мифологизации, судить из Карабаха трудно, однако, учитывая падкость армянского общества к разного рода мифам, можно предположить, что кто-то может с успехом воспользоваться таким положением дел. К примеру, отставные генералы, которые усиленно убеждают ереванские «сливки» в том, что без карабахской «крыши» далеко не уедешь. И идут «сливки» за генералами, с одной стороны, стесняясь своей связи с Карабахом, а с другой – считая, что «надо же как-то выживать».

Да, не в слишком хорошем свете выглядит армянское общество. В первую очередь, потому, что жизнь в этом обществе построена на подчинении не закону, а воровским канонам того или иного землячества – будь то карабахского, ленинаканского, ереванского. И все же, Карабах проигрывает от этого гораздо больше. Проигрывают простые карабахцы, которых на улице в Ереване могут и оскорбить, проигрывает карабахский вопрос, так как в Армении появляется слой людей, отмахивающихся от карабахцев как от назойливых мух, проигрывает просто спокойствие людей,  которым, по большому счету, только этого не хватало.

Выход из этой ситуации трудный, но единственный – установить в Армении такой правовой порядок, чтобы не кланы правили, а законы. И тогда карабахцы наравне со всеми остальными армянами смогут и бизнес делать, и наукой заниматься, и жить в Армении. Но если и тогда им это будет удаваться лучше, чем остальным, тут уж, как говорится, ничего не поделаешь.

——————————————————————————————

Армянская болезнь

Карине ОГАНЯН

“Шуртвац” հայ
– Ты откуда?
– Из Карабаха…
– Ужас!  Опять?????????

Если кажется, что этот диалог происходит между представителями воюющих государств, или, например, в России, где он еще и сопровождается словом “Понаехали…”, ошибаетесь. Это – типичный на сегодняшний день разговор между двумя представителями одной нации – из Армении и Карабаха.

В Армении нас уже не любят. Многие – даже на дух не переносят. Каждый раз, выходя в город, моя родственница предупреждает: “не говори на карабахском…” Конечно, там полно  здравомыслящих людей, которым бывает стыдно, если кто-то ставит разницу «айастанец-карабахец”, но в большинстве своем многие простые люди в Армении к карабахцам сегодня относятся негативно. На самых различных уровнях я слышала обвинения в том, что карабахцы “понаехали” и держат теперь в руках весь армянский бизнес, что многие ключевые посты занимают люди с карабахскими корнями, что именно “карабахская мафия” безнаказанно бесчинствует, и что во всех бедах, в бедности населения и тяжелой социальной ситуации в Армении виноваты только карабахцы…

На заре 88-го года такое вряд ли представлялось возможным. Была волна единения и братства, а слово “миацум” передавало весь смысл карабахского движения. Сегодня страшно об этом говорить, но стена, разделяющая две части армянства, становится толще и выше. Недоверие, нелюбовь, обозленность и неприязнь – вот что в первую очередь чувствуют многие люди как там, так и здесь.

Я долго не решалась внутри себя назвать отдельные симтомы проблемой, но опыт последних месяцев общения с айастанцами подсказал: лучше начать говорить об этой больной теме, чем умалчивать и делать вид, что ее не существует. От этого рана станет более глубокой и имеющей меньше  шансов на лечение…

“Кату краскатвох”

В этой проблеме виноватые есть, и виноватых нет. Началось все ужасно давно – быть может, с шутливой анекдототической истории о том, что айастанский бизнесмен покрасил кота и продал его вместо тигра… Пишу, потому что многие мои друзья в Армении не понимают этого выражения в подзаголовке. И сегодня, когда мы упрекаем наших соотечественников из Армении за нелюбовь к нам, стоит вспомнить и о наших к ним чувствах… Ведь и мы сами ставим разницу, ведь этот комплекс “местничества”, увы,  присущ армянам всех происхождений. Может, надо заглянуть и к себе вовнутрь?

“Агабекяни моркури тген ем!”

Дней 15 назад в очередной раз едем в Армению. Наш таксист – опытный и залихватский водитель – гоняет с большой скоростью. И тут – в неожиданном месте – ГАИ. Парень представляется и спрашивает: “Вы знаете, что превысили скорость?” Наш таксист – “Да, я просто спешу”. ГАИ-шник: «Вы знаете, что это нарушение правил и что Вас должны наказать за превышение скорости?” Таксист: “А Вы что, тут новенький? Мою машину не знаете? Не знаете, что я – двоюродный брат генерала Агабекяна???” ГАИ-шник покорно продолжает: “Так бы сразу и сказал! Счастливой дороги, езжайте!” Мы спрашиваем: “Действительно, брат?” Таксист улыбается: “нееет”…

Если бы я сама не была свидетелем этой истории, мне бы такой случай показался придуманным. Но это – реальность. Реальность, не делающая чести никому из героев этой истории. И обиднее всего то, что это далеко не единичный случай. Можете представить, сколько карабахцев и некарабахцев от имени представителей карабахского клана вершат разные дела и делишки? Сколько творится беззаконий под теми или иными именами? И сколько еще будет совершено поступков, к которым простые люди из Карабаха и Армении не имеют отношения, но в результате которых пострадают именно они?

Белый костюм и черные колготки

Самая большая волна нелюбви к карабахцам пришлась на период правления Кочаряна. Люди, недовольные своим социальным положением, карьерой, зарплатой и т. д., видят виновником всех бед Кочаряна. Возникает ненависть к нему, а через него – к карабахцам вообще. Я многим своим знакомым пыталась объяснить, что нельзя переносить нелюбовь к Кочаряну на весь карабахский народ, но ни в какую! «Кочарян плохой, он – провинциал, перетащил в Ереван чуть ли не всех своих деревенских, и теперь коренными ереванцами руководят какие-то приезжие!» – вот так начинается поток недовольств. А  одним из удивительных фактов в моей практике было то, что две очень известные представительницы масс-медиа Армении в качестве серьезных недостатков Кочаряна называют его жену. И причина недовольства – «Представляете, она с белым костюмом надевает черные колготки!»

На сайте знакомств

Самые свежие впечатления о взаимоотношениях двух представителей одной нации мы получили в нашей редакции из одного сайта знакомств. Во-первых, зарегистрироваться нам там как представителям Карабаха не удалось. Вариант был – «Степано(О)керт, Азербайджан». Мы вынужденно зарегистрировались как «Ереван, Армения» – потому что в списке армянских марзов Карабах (Арцах) не значился. И потом вдруг обнаружили, что не все собеседники нормально воспринимают то, что мы – из НК. Кто-то сразу прекращал переписку, кто-то – начинал обвинять в чем только возможно, кто-то – не верил, что в Карабахе могут жить эрудированные, свободные и развитые люди… Было обидно, когда вполне образованные лица, даже полушутя, говорили – «При карабахцах продали все, что можно было продать. Хорошо, что только высокие деревья и фонари  не трогают. Чтоб было на чем их вешать потом…»

Ереванские вопросы

Недавно на одной встрече представителей общественности и СМИ Армении и Карабаха как-то само собой получилось, что обсуждение армяно-азербайджанских отношений перелилось в более наболевшую тему – армяно-карабахские взаимоотношения. Вспомнилось, как однажды на конференции представители Армении и Карабаха чуть ли не переругались из-за того, что в РА правят карабахцы, а присутствующие азербайджанцы полушутя сказали – “Да-а, а мы-то зря приехали…” К сожалению, сегодня выражения “стереотипы”, “стирание образа врага” и т. п. можно уже проецировать и на отношения между двумя частями нашего народа. Истоков у этой проблемы несколько – начиная с раздувшегося до неимоверных границ “карабахского бизнеса” в Армении до армейских проблем в самом НК.  И еще – неинформированность населения. В Армении меня серьезно спрашивали – «Это правда, что тротуары в Степанакерте строят из мрамора?”, “Это правда, что каждый карабахец по приезде в Ереван получает квартиру и работу от Кочаряна?”, “ Это правда, что…”

Несмотря на близость расстояния, мифы обретают корни скорее, чем реальность. Простые люди в Армении не знают о том, что здесь живется так же, как и им. И что проблемы безработицы, социальной несправедливости, правовой незащищенности знакомы карабахцам так же, как и их соотечественникам в Армении.

Опасения

Мой коллега из Армении считает, что антагонизм между двумя частями нашего народа искусственно насаждается агентами различных спецслужб на уровне сплетен и разжигании антикочаряновских настроений в массах, чему нередко способствуют и действия оппозиции. До сих пор срабатывает подсознание, когда азербайджанцы внушали карабахцам, что они – “лучшие” армяне, а в Армении их называли “шуртвац”.

Наиболее важным в этой проблеме является то, что в случае возобновления военных действий это искусственное отчуждение между населением НКР и РА может крайне негативно сказаться на взаимопомощи. При сегодняшнем пристальном внимании международного сообщества к конфликту невозможно будет пресечь какими-то санкциями только помощь добровольцев из Армении. Вот почему в этой ситуации огромное значение будет играть единство менталитета нации, возврат к идеалам 88-го года и осознание простой истины – «Мы сильны, когда мы вместе».

Сор из избы

К счастью, в Армении и в Карабахе достаточно людей, которые и понятия не имеют о вышеназванных проблемах. Для них существует одна Родина, одна нация, один народ, один язык. Для них не возникает вопроса – откуда он и что у него за диалект? Для них важен просто ЧЕЛОВЕК.

Вот почему об этой проблеме и хотелось говорить, и нет. Не хотелось обижать друзей и единомышленников. Не хотелось выносить “сор из избы”. Но и жить дальше, умалчивая, невозможно. Ведь “изба-то” общая. И строить ее, чинить, думать о взаимоотношениях ее жителей и их будущем тоже должны мы.

Вместе и сообща.

——————————————————————————————-

урегулирование

Территории или безопасность: в чем же суть карабахского конфликта?

 Наира АЙРУМЯН

«Кажется, карабахская сторона серьезно запуталась во всех этих пакетных и поэтапных вариантах урегулирования конфликта. Иначе не прозвучало бы нижеследующее заявление министра ИД А. Меликяна: “Мы отделяем вопрос признания статуса Нагорного Карабаха от вопроса мирного урегулирования. В этом вопросе для Степанакерта основополагающим фактором является безопасность народа НКР”. Как можно с такой логикой мирно урегулировать конфликт, суть которого состоит в вопросе принадлежности территорий?».

Бакинское «Эхо»

Безопасность зависит от соседа

Мы неслучайно привели эту выдержку из влиятельной азербайджанской газеты. В данном фрагменте – квинтэссенция того, что называется трансформацией сути конфликта. Азербайджан представляет конфликт так, будто армяне борются за какие-то территории. На самом деле конфликт в Карабахе начался с того, что чуть не ставшее национальным меньшинством на своей земле карабахское общество ощутило угрозу собственной безопасности, угрозу жизни, свободам – правовым, этническим, цивилизационным. На глазах у карабахцев права на жизнь на собственной земле были лишены нахичеванцы, жители других армянских районов на территории Азербайджана. Когда в демографическом раскладе численность азербайджанцев достигла критических 30%, карабахцы оказались перед выбором – либо отказаться от права на жизнь по собственному усмотрению, либо бороться. То есть речь шла не о территориях, а об основополагающем праве людей и народов – праве на жизнь и безопасность. Неважно, на территории какого государства живет тот или иной народ, неважно, кто им правит, важно то, чувствует ли он себя в безопасности.

А безопасность зависит от соседствующих народов. В этом плане Карабаху с соседом не повезло. Исторически, ментально, демографически восточно-тюркские этносы имеют привычку распространяться и расширять ареал своего проживания. Естественно, это расширение происходит за чей-то счет. Проблема заключается в том, в состоянии ли коренное население воспротивиться экспансии. Причем, экспансии не столько военной, столько демографической.

Чего ради Карабах должен идти на компромиссы

В докладе спецпредставителя Парламентской Ассамлеи ОБСЕ Горана Ленмаркера по карабахскому вопросу говорится: “Европейская модель урегулирования конфликтов, основанная на уважении прав нацменьшинств и интеграции, может подсказать разрешение других конфликтов в южнокавказском регионе”. Ленмаркер предложил определить статус Арцаха по примеру шведонаселенных Аландских островов, входящих в состав Финляндии. Комментируя данное предложение, вице-спикер армянского парламента Тигран Торосян отметил: «В свое время карабахцы дали ответ на этот вопрос. Президент НКР Аркадий Гукасян сказал члену комиссии по внешним отношениям Европарламента Пьеру Гартону: “Я согласен, чтобы Нагорный Карабах стал автономной областью, но только под протекторатом Финляндии”.

Это очень важное замечание. Как мы уже отметили, для карабахцев (как и для всех нормальных людей) главное – право на жизнь, безопасность и свободы. При наличии у людей условий для безопасного и свободного проживания этнический фактор обретает сугубо культурно-языковое, ментальное значение (как в США). Кстати, Горан Ленмаркер предложил учитывать при урегулировании конфликта четыре условия. Первое: договоривающиеся страны должны осознавать, что их национальной безопасности ничто не угрожает. Иметь соседа, чувствующего себя в безопасности, значит обеспечить собственную безопасность. Второе: должны соблюдаться высокие стандарты демократии, прав человека и прав меньшинств. Третье: экономическая интеграция обеспечивает общую прочную взаимозависимость на основе взаимного процветания. Четвертое: процесс интеграции подкрепляется свободой передвижения и коммуникаций.

Касаясь статуса Нагорного Карабаха, Горан Ленмаркер отмечает, что нахождение Арменией и Азербайджаном решения на базе современной интеграции во многом упростит поиски разрешения данного вопроса. В случае открытия границ и создания интегрированной экономики роль контроля над территориями потеряет былое значение, и в связи с ними будет возникать меньше споров. В то же время Горан Ленмаркер напомнил, что Нагорному Карабаху необходимо будет предоставить возможность сохранения своей самобытности, а его население необходимо будет убедить в том, что его права будут защищаться надежной и независимой правовой системой в рамках Азербайджана.

Все это прекрасно, ну а что, если ваш сосед имеет склонность к экспансии – внешне очень даже мирной? Какие гарантии может предложить мировое сообщество для защиты от такого соседа? Вряд ли предложенный европейцами вариант интеграции подходит для карабахского конфликта, поскольку именно в условиях отрытых границ и интернациональных законов гораздо легче осуществить демографическую экспансию. (Грубо говоря, демографическая экспансия – это когда один народ размножается и распространяется гораздо быстрее, чем другой).

Так что же, неужели лучшим способом  защититься от национальной экспанции является моноэтнизм и национальная самоизоляция? Это, конечно, противоречит принципам западной демократии, которая не предполагает различий по национальному или иным признакам, однако, не стоит забывать, что западная демократия строилась в странах, которые не ощутили на себе экспансию другой цивилизации. Сегодня, после терактов в Лондоне, взрывов отелей для иностранных туристов в Египте, словом, после объявления Востоком террористической войны, Запад оказался перед выбором  – этническое равноправие или безопасность? Пока Европа не может отказаться от взлелеянных веками демократических ценностей, однако уже вынуждена прибегать к некоторым ограничениям, за которыми, по всей видимости, последует установление этнических квот. Европа захочет себя обезопасить, и от того, какой путь она выберет, зависит, как будет решен карабахский вопрос. Если вопросы всеобщей безопасности будут продолжать оставаться на задворках европейской политики, Карабаху навяжут аландскую модель. Но как только подвергающиеся экспансии народы осознают всю опасность террористической войны, Карабах (и Армения) будет обязательно признан форпостом западной цивилизации на Южном Кавказе.  Если уже не признан.

О чем же хотят спросить европейцы карабахцев?

Говорят, европейцы предлагают в течение 10-15 лет провести референдум по статусу Нагорного Карабаха. При этом Азербайджан фактически признает право Карабаха на самоопределение. Что касается территорий, контролируемых Карабахом, то 5 районов возвращаются Азербайджану в обмен на возможность проведения референдума. Так передает радио «Свобода». Решен, якобы, и вопрос размещения миротворцев – государства, предоставляющие миротворцев, не должны быть членами Минской группы ОБСЕ. По сообщению “Свободы”, “пакетно-поэтапный формат” затрагивает также армяно-турецкие отношения, в частности, вопрос открытия границ. Согласно источнику, с момента подписания соглашения Турция открывает границу с Арменией, а Азербайджан прекращает блокаду транспортных путей.

Кстати, интересная информация. “Исключение Армении из региональных экономических и коммерческих инициатив на Южном Кавказе угрожает политике Соединенных Штатов, направленной на стимулирование стабильности и атмосферы сотрудничества в регионе”, – говорится в проекте закона “Акт 2005 года об интеграции и открытых железных дорогах Южного Кавказа”, который передан на рассмотрение в Палату представителей Конгресса США. В разделе практических мер проекта запрещается содействие США созданию или развитию железнодорожных или связанных с железной дорогой коммуникаций, которые не пересекают Армению или не создают связь с ней, однако пересекают Баку, Тбилиси и Карс или создают с ними связь. Отметим, что в мае этого года президенты Азербайджана, Грузии и Турции заявили о намерении построить железнодорожный коридор, связывающий Турцию с Грузией и Азербайджаном.

Так может ли моноэтнизм обеспечить национальную безопасность?

Многие карабахцы, уже много лет проживающие в России, покупают квартиры в Степанакерте. На всякий случай. В беседе с нами один из таких «москвичей» отметил, что слишком много происходит терактов, слишком сильна непримиримость на чужбине – уж лучше жить среди своих. «И вообще, выясняется, что самое безопасное на земле место – это Карабах. Многие «бывшие» карабахцы даже не подозревают, насколько здесь безопасно – и в плане терроризма, и криминальньной ситуации. «Там» трудно жить – в  постоянном страхе за детей», – признался мне «москвич».

Так почему безопасно в Карабахе? Неужели у нас лучше всех работают службы нацбезопасности? Или народ законопослушный пошел? А может, моноэтнизм и есть панацея от национальных бед? Не хочется так думать. Иначе придется признать, что люди за тысячи лет своей истории так и не извлекли уроков из вавилонского столпотворения, придется открыть глаза и понять, что предрекаемая западными геополитиками война цивилизаций уже началась и что Европа, увы, растеряна и не готова к этой войне.

—————————————————————————————

Азербайджанская и армянская делегации “дали бой”

О дипломатической победе над Азербайджаном заявил глава делегации Армении в Парламентской ассамблее ОБСЕ, вице-спикер парламента Ваан Ованнесян.

По его словам, предложенный на прошедшей 1-5 июля в Вашингтоне сессии ПА ОБСЕ доклад спецпредставителя генерального секретаря ОБСЕ по карабахскому урегулированию Горана Ленмаркера отражает в большей степени позицию официального Еревана.

В. Ованнесян заявляет, что “сбалансированный и объективный” доклад Г. Ленмаркера “Бесценная возможность – некоторые соображения по поводу нагорно-карабахского конфликта” является результатом серьезной работы как Г. Ленмаркера и армянской делегации, так и руководства “Национального собрания Нагорного Карабаха”. В качестве доказательства В. Ованнесян приводит следующие постулаты из доклада.

По словам главы армянской делегации, Г. Ленмаркер подчеркивает, что одним из наиболее приемлемых путей урегулирования конфликта является присоединение Нагорного Карабаха к Армении. “Армения добивается безопасности для Нагорного Карабаха, и такой вариант обеспечивает наибольшую степень безопасности”, – отмечается в докладе. Кроме того, в документе подчеркивается необходимость установления сотрудничества между Арменией и Азербайджаном в рамках программы Евросоюза “Расширенная Европа: Новые соседи” и разблокирования коммуникаций без всяких предварительных условий. В документе также содержится призыв к Азербайджану начать прямые переговоры с Нагорным Карабахом. Докладчик представляет Нагорный Карабах как сторону конфликта.

В. Ованнесян подчеркнул, что все эти положения исходят из интересов армянской стороны и не зафиксированы в каком-либо другом международном документе.

Правда, оговаривается В. Ованнесян, в докладе имеются такие тезисы, как, к примеру, нецелесообразность приобретения Нагорным Карабахом статуса независимости, поскольку наличие на Южном Кавказе множества “маленьких популяций”, стремящихся к независимости, может привести к раздроблению региона.

Кроме того, в документе подчеркивается необходимость возвращения беженцев и подконтрольных армянской стороне территорий “в случае обеспечения четких гарантий безопасности народа Нагорного Карабаха”. В отчете также говорится о возможности размещения на подконтрольных армянской стороне территориях международных миротворческих отрядов.

По словам Ованнесяна, Г. Ленмаркер предложил создать комитет по примирению, в который войдут не только парламентарии конфликтующих сторон, но и делегации стран-членов ПА ОБСЕ. Вице-спикер счел данную идею вполне приемлемой для армянской стороны.

Отметим, что ранее планировалось, что на основе доклада Г. Ленмаркера ПА ОБСЕ примет специальную резолюцию по карабахскому урегулированию. Однако, как выясняется, этому воспрепятствовали делегации как Азербайджана и Армении, так и сам Г. Ленмаркер.

Во-первых, доклад Ленмаркера не был обсужден на ПА ОБСЕ из-за несоответствия процессуальным нормам, согласно которым Ассамблея не может рассматривать два документа на аналогичную тему. Дело в том, что до планируемого обсуждения Г. Ленмаркер не представил полный текст доклада азербайджанской стороне, а прислал лишь тезисы. Как заявил “Зеркалу” член азербайджанской делегации Эльдар Ибрагимов, наши делегаты внесли в тезисы Г. Ленмаркера свои поправки, после чего и вернули ему. Однако, когда Ленмаркер заявил, что он против принятия на данном этапе резолюции со стороны ПА ОБСЕ, глава азербайджанской делегации Саттар Сафаров внес на рассмотрение свой проект резолюции.

Постоянный комитет глав делегаций ПА ОБСЕ с перевесом в три голоса отклонил азербайджанский проект, причиной чего Э. Ибрагимов видит деятельность проармянски настроенных делегаций.

Во-вторых, ввиду стремления азербайджанской делегации внести в проект Ленмаркера положения из резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы по Нагорному Карабаху, где Армения называется агрессором, его рассмотрению стала препятствовать армянская делегация. В этом вопросе армянской делегации, по словам В. Ованнесяна, оказали содействие делегации России, Франции и США. Глава армянской делегации заявляет, что “мы все отлично осознаем, что для армянской стороны будет приемлема лишь та резолюция, в которой будет зафиксировано, что Физули и Кельбаджар являются исконно армянскими территориями, а на данном этапе принятие подобной резолюции в международных инстанциях невозможно”.

Что касается самого Ленмаркера, то, по словам Э. Ибрагимова, спецпредставитель генерального секретаря ОБСЕ выступил против принятия резолюции. Ленмаркер считает, что необходимо дать еще один год Минской группе ОБСЕ для достижения позитивных результатов на мирных переговорах. Резолюцию можно принять на летней сессии ПА ОБСЕ в 2006 году, утверждает Г. Ленмаркер.

”Мы вызвали Ленмаркера на приватную беседу и в жесткой форме обвинили его в преднамеренном затягивании принятия резолюции. Он уже второй год занимается этой проблемой, и мы должны увидеть наглядные плоды его деятельности. Почему ПА Совета Европы принимает специальную резолюцию, называет Армению агрессором, а ПА ОБСЕ молчит?”, – задается вопросом Э. Ибрагимов.

В. Ованнесян рассказал еще об одной интересной встрече. По словам вице-спикера НС Армении, там же в Вашингтоне в приватной беседе с делегациями Азербайджана, Турции и Армении помощник американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Элизабет Руфф заявила, что армянская сторона должна возвратить подконтрольные ей территории, но в то же время нельзя игнорировать принцип права народа на самоопределение.

В беседе с “Зеркалом” Э. Ибрагимов обвинил В. Ованнесяна во лжи. По его словам, победа на сессии и в кулуарных беседах осталась на стороне представителей Азербайджана, так как “армяне ничем не могли ответить на наши справедливые доводы”.

Так, по словам Ибрагимова, тезис Ленмаркера о возможности присоединения Нагорного Карабаха к Армении – не более чем один из пунктов в перечне желаний сторон конфликта. Так, в проекте резолюции Ленмаркер всего лишь перечисляет позиции сторон: Азербайджан желает восстановить свою территориальную целостность; Нагорный Карабах хочет независимости; Армения стремится присоединить Нагорный Карабах к себе.

Таким образом, после сессии ПА ОБСЕ сложилась неоднозначная ситуация. Обе стороны, опровергая друг друга, заявляют о своем дипломатическом успехе. Но по итогам сессии не принят конкретный документ, на основе которого можно было бы сделать объективные выводы об успешности той или иной дипломатии.

Впрочем, на данный момент более весомыми являются не принятые и отвергнутые парламентскими структурами различных международных организаций резолюции, а вызывающая оптимизм активность переговоров между сторонами конфликта. Так, в ходе августовской встречи президентов Азербайджана и Армении ожидается завершение работ по выработке “основных формулировок урегулирования”- об этом заявил российский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Юрий Мерзляков.

“Зеркало” (Азербайджан)

——————————————————————————————-

после выборов

“Мы выбираем, нас выбирают. Как это часто не совпадает…”


Альберт МАРДЯН

19 июня сего года прошли очередные парламентские выборы в НС НКР. Изменилось ли после них настроение у граждан? Отвечу просто: не заметил. К сожалению, мои предвыборные лозунги “Голосуйте сердцем!” и “Подкупайтесь, но не продавайтесь!” (см. “Демо” от 16 мая с. г.) многие серьезно не восприняли… И какими удивительными или подозрительными ни были данные выборы, выбор уже сделан и это наш с вами выбор. А ближайшие пять лет должны показать, насколько он был оправдан. В противном случае, вся вина опять же ляжет на всех нас, то есть – “Хотели как лучше, а получилось как всегда”. Но мы живем всегда с надеждой и верой, что наступят времена, когда  скажут: “Хотели как лучше, а получилось еще лучше”. Вот только когда? Вопрос, касающийся всех, так как ответ находится именно в наших руках.

Говоря о прошедших выборах, мне хотелось бы затронуть не столько их результаты, сколько сам Избирательный Кодекс. В своих статьях я всегда резко критиковал страны, в которых выборы считаются состоявшимися при 20-25%-ой явке избирателей, считая их антидемократичными и бессмысленными. Каково же было мое удивление, когда узнал, что наши выборы прошли по аналогичному закону, к тому же победитель определялся простым большинством. Глупее не бывает. Вот доказательство. Допустим, на нашем участке 4000 граждан, имеющих право голоса. Выходит, выборы будут считаться состоявшимися, если на них придут 1000 избирателей. А если учесть, что на данном участке, к примеру, 10 кандидатов и каждый из них набрал почти равное количество голосов (8 по 100, 1-99, 1-101), то победитель может определиться при 101 голосе. А это составляет всего 2.5% от общего числа избирателей. Значит с 2.5% можно стать избранником народа?! Не глупо ли? Конечно. И никакой демократии. Почему нужно было принимать такой закон, если почти все выборы в НКР преодолевали планку 50%-ой явки? Не кажется ли вам, что подобный закон не только абсурден, но и принят специально? Ведь легче (и с малыми затратами) уговорить некое меньшинство, чем разумное большинство, и таким образом стать избранником “большинства”.

Высокая явка – визитка НКР для всего мирового сообщества. Этим мы отличались и должны отличаться всегда.

Надеюсь, этот пример убедит депутатов вновь избранного парламента вернуть закон о выборах в прежний формат и никогда больше не опускать планку ниже уровня в 50%. Лишь тогда победитель на выборах почувствует себя избранником народа. И лишь тогда возможно будет избежать названия этой статьи.

—————————————————————————————–

Я верю в мой народ


Заира МИРЗОЯН

Дорогие карабахцы! Прежде чем выразить свое мнение о прошедших выборах, оговорюсь: я категорически не принадлежу ни к какой партии, не выражаю ничьи интересы, кроме интересов народа. Моя партия – моя совесть и честь. Прежде чем сесть за эту статью, долго-долго думала: поймут ли, оценят ли по справедливости, воспримут ли по сути? Но, как говорят, “взялся за гуж, не говори, что не дюж”. Решительность взяла вверх. Всю жизнь ненавидела равнодушие и замкнутые сплетни. “Молчалины” не в моем вкусе.

Я – коренная уроженка Степанакерта. К великому моему сожалению, сейчас являюсь переселенкой. За шесть лет, проведенных после возвращения на родину, я была чужой среди своих. Врагу не пожелаю жить в тех условиях, в каких жила и продолжает жить семья человека, рожденного в г. Гюмри и отдавшего ой как много карабахскому движению. Мой покойный муж очень любил Карабах и карабахцев. Но не об этом речь…

Я имею привычку обязательно смотреть местную телепередачу, отбросив в сторону сериалы и вызывая недовольство домочадцев. С большим вниманием следила за выступлениями кандидатов в депутаты, резюмируя их для себя.

Канун выборов был жарок, полон беспокойства, нерешительности, сомнений. Люди устали от царившей вокруг несправедливости, их разум помутнился бытовыми проблемами, которые никак невозможно решить. После каждой встречи с кандидатом они, как флюгера, принимали решения, легко изменяющиеся до очередной встречи. Помните героя фильма “Свадьба в Малиновке” – он готов и так, и эдак. Так и наш народ. Натуральные марионетки. И когда это случилось? Почему? Ведь карабахцы всегда отличались своей твердостью, непоколебимостью. В этом феномен карабахца.

День выборов. Он, казалось, прошел спокойно, непринужденно. Активности карабахцев надо отдать должное. Она проявилась с самого утра. Люди торопили события, забыв о том, что избирательные участки закрываются не ранее 8 часов. Нетерпенье возрастало с каждым часом. Чувствовался какой-то спортивный интерес в этом избирательном марафоне. Кто – кого? Как?

Отгремели полуночные фанфары, итоги выборов разглашены. Часть карабахцев в шоковом состоянии. Факты превзошли ожидания. Политология как наука, казалось, канет в прошлое – то, что оказалось выше прогнозов аналитиков и политологов, остается за семью замками. Я не политолог, не аналитик, не приглашенный наблюдатель, уполномоченный следить за выборами. Но я избиратель – самое что ни на есть заинтересованное лицо, которое очень желает видеть профессиональный парламент, действующий в интересах народа, издающий законы, защищающие права граждан. Слово “парламент” от французского “говорить”. Значит, парламент должен быть гласом народа, хотя верится в это с трудом. Почему? Да потому, что глас народа сегодня – “глас вопиющего в пустыне”. Не будут выполняться никакие выборные обещания. Депутаты займутся восстановлением опустошенных во время выборов карманов. Они, то бишь карманы, стали довольно прозрачными, чуть ли не до дыр. И новоявленным депутатам не до народа будет. Помните диалог М. С.  Горбачева с народом?

Народ: “Михаил Сергеевич! Вы же обещали, что мы будем жить хорошо?”.

М. С.: “Да… Я же не говорил, что вы будете жить хорошо”.

Такова история. “Против” никак нельзя, иначе окажешься в опале. Хочешь жить – научись бить челобитную. А кто по капельке выжал из себя раба, должен прозябать. Жизнь будет проходить по налаженному механизму: богачи станут еще богаче, нищие – еще потуже затянут ремни.

Вокруг царят безотцовщина и нищета. Многие, несколькими десятками лет стоящие в очерена получение жилья, потеряли всякую надежду. На фоне этого рост количества особняков и иномарок, которые, разумеется, не принадлежат вышеназванной части населения, выглядит более чем аморально. Роскошь некоторых затмила им глаза. Откуда все это? Где кроется причина безотчетности как перед своим народом, так и перед соответствующими учреждениями, уполномоченными требовать от этой зарвавшейся прослойки декларацию о доходах? Отсюда и безответственность, вседозволенность и безнаказанность.

Я приветствую людей, создающих производство и, естественно, рабочие места, руководителей, защищающих не только личные интересы, но и интересы рабочих. И здесь существенна роль профсоюзов, которые с трудом, но все же восстанавливаются. Это отрадно. Во многих местах стало популярным отвечать на недовольство рабочих, когда попираются их права, словами “Не нравится – уходи. Вокруг полно безработных!” Они бьют больно и в точку. Ведь у каждого семья, больные, взрослые родители – словом, масса неразрешенных проблем. Приходится смиряться, глотая очередную порцию обиды и горечи, надеясь, что скоро подвернется возможность выехать из Карабаха в поисках хлеба насущного. Тогда напрашивается вопрос: “Зачем в Карабахе миграционная служба, если сами же карабахцы выезжают отсюда?” За шесть лет проживания в Степанакерте мы, имея статус, не смогли воспользоваться правами переселенца, так как столица не входит в эту программу. Правительственные чиновники “пользуются” только внутренней миграцией, приобретая квартиры по всей территории Степанакерта, строя особняки и переселяясь с одного места на другое. А переселенцам предлагают широкий выбор на освобожденных приграничных зонах: скатертью – дорога! Выбирай, переселенец или беженец, по той или иной причине вынужденный оставить свой дом. Выбор есть. Меня, коренную жительницу Степанакерта, посылают подальше от столицы…

Я всегда гордилась своим карабахским происхождением. Но… приходится несладко, если судьбы людей вершат горе-руководители. Пример из личной практики. Как-то мой директор (специально не называю его имя, потому что это – не сведение счетов, а просто показатель современной кадровой политики), не имея на это никаких прав, сократил штат заведующего общим отделом и отделом кадров, кем являлась я. И мотивировал свой шаг словами: “Мне на руку работать с дураками…” Этого человека я называю “цунами”, потому что, куда бы ни послали его работать, он с большим творческим рвением все разваливает.

Каждый должен занимать должность, соотвествующую его способностям. Ведь мы стараемся строить цивилизованное, демократическое, процветающее государство. Это частный случай, с которым мне лично пришлось столкнуться, но боюсь, не единственный. Как ни печально, “движущая сила” таких кадров слишком сильна и авторитетна. Они уверены в том, что сегодня – здесь, завтра – там, но при должности и в кресле…

В последнее время я отказалась от чтения классиков и вернулась к сказкам. Помните – “Лампа Алладина”, “Али-баба и 40 разбойников”, “По щучьему веленью, по моему хотенью”, “Скатерть-самобранка” и т. д. Госчиновники, видимо, начитались в свое время этих сказок и запомнили их надолго. Повзрослев, решили проверить, всегда ли сказка – ложь. Оказалось – сущая неправда: занимающим кресло руководителя стоит потрогать, попробовать, потереть аппараты, пульты, окружающие их руководящий трон, и денежки посыплются как из “рога изобилия”. А что надо бы и остановить этот счастливый миг, они забывают. Может, время укротить пыл многих? Опоздать – опоздали, но стоит пришпорить кой-кого и подумать хоть изредка о народе. До каких пор мы будем радоваться тому, что олигарх из спюрка, носящий фамилию на “ян”, приедет к нам и решит построить больницы, школы, индивидуальные дома, обустроить дороги и сделать ряд других инвестиций? Почему не использовать их помощь с максимальной отдачей, создавая рабочие места, дабы самим же в будущем иметь возможность подумать о своем бизнесе? Почему свои проблемы не решать самим же? А может – просто не хотим? Сколько лет нашей зыбкой, но все же победе? Много. Почему за столь долгий срок не решается жилищная проблема семей погибших? Порою становится совестно, когда мне суют в глаза список семей погибших, состоящих в очереди на жилье. Почему рядовая труженица должна краснеть за халатность и безразличие правительственных чиновников, обязанных решить эту проблему? Небось, свои жилищные вопросы они решают в блиц-сроки. Это позорное явление. Воинов-освободителей похоронили, отдали принародно почести на могилах, а семьям – малость. Спрашивается: зачем новостройка по соседству со зданием Правительства, которая поднимается как на дрожжах? Может, стоит такими же темпами построить дом для семей погибших и остро нуждающихся и навсегда уничтожить пресловутый вышеназванный список?

Дорогие карабахцы! Вы, должно быть, поняли, что я не претендую ни на головное место, ни на депутатский мандат, ни на… Хочу защитить свои права. Я – рядовой человек, слишком горячо любящий свой город и народ, чтобы быть безразличной к его судьбе. Хочу призвать всех к тому, чтобы в судьбоносные моменты люди не поддавались голосу чрева, а действовали разумно. Ведь мы на  крови наших родных, близких и дорогих людей строим будущее наших детей.

Господа новоизбранные депутаты! Оставьте в стороне ваши личные и политические амбиции и подумайте о нас, о простом народе. По жизни вы уже состоявшиеся, самодостаточные, обеспеченные люди. Возьмитесь за решение народных проблем. Может, в душе, а кто и громогласно – в компании – засмеется над моим призывом, считая его наивностью. Сарказм неизбежен. Но “живее всех живых” гоголевское “Над кем смеетесь? Над собою смеетесь?” Кто-то из знаменитых людей сказал, что величие человека в том, как они умеют обращаться с меньшими. Великим, конечно, никто не стал, но они успели подняться слишком высоко, чтоб не предвидеть боли падения. Жизнь полна неожиданностей. Вспомнилась притча. У книготорговца спрашивают:

– Как идут твои дела?
– Плохо.
– Почему?
– Потому что у тех, кто читает книги, нет денег, а у кого есть деньги, они не читают.

Сказано просто, но точно. Я хочу привлечь внимание нечитающего слоя населения и попросить почитать на досуге эту статью. Здесь много боли, горечи, обиды, может нетерпенья. Но, как ни странно, и ожидания лучшего…

——————————————————————————————

толерантность

Казнить… или предоставить альтернативу?

Ашот БЕГЛАРЯН

«Адвентисты 7 дня», «Пятидесятники», «Евангелисты», «Свидетели Иеговы», «Баптисты»… На протяжении десятилетий советской власти существование у нас этих религиозных организаций вряд ли представлялось возможным. Сегодня они стали привычными для карабахского общества, хотя, конечно, отношение к ним далеко не однозначное.

Кроме Арцахской епархии Армянской Апостольской Церкви, на данный момент у нас действуют  такие религиозные организации, как «Свидетели Иеговы» (в НК появилась в 1993 году, в настоящее время насчитывает 200 членов), «Христианская вера Евангельская» (в 1999 году, свыше 350 человек), «Евангельские христиане-баптисты» (в 2000 году, около 20 человек), церковь «Адвентисты 7 дня» (в 2000 году, 40 человек), «Евангелистская церковь» (в 1995году, около 600 человек) и «Пятидесятники» (данные о них не уточнены).

Да, времена «безверия» и «воинствующего атеизма» минули давно: раскрепостившись, люди устремились к свободе – не только политической, но и духовной, потянулись к Богу. И Армянская Апостольская церковь открыла в Карабахе Арцахскую епархию. Вместе с тем в Карабахе появились представители вышеуказанных неортодоксальных, совершенно незнакомых карабахцам религиозных течений.

Многие из них предпочитали работать нелегально. Оно и понятно – время было военное, проливалась кровь, решалась судьба целого народа, и сложившиеся реалии требовали от арцахцев самопожертвования, готовности в случае необходимости отдать жизнь за родину, родных и близких. Неудивительно, что на этом фоне  стремление  указанных религиозных организаций развернуть свою деятельность в Карабахе воспринималось как попытка расколоть общество, сплотившееся перед общей опасностью, проявление космополитизма, антипатриотизма. Тем более, что догмы некоторых религий не позволяют брать в руки оружие и вообще служить в армии.

Исходя из этого, Государственный комитет обороны в свое время принял решение, однозначно запрещающее деятельность незарегистрированных религиозных организаций, одновременно жестко регламентирующее деятельность регистрированных организаций.

С тех пор прошло более 10 лет, с отдалением непосредственной угрозы войны у нас в регионе имели место необратимые демократические процессы. В их контексте определенным образом изменилось отношение общества к различного рода меньшинствам, в том числе и религиозным. Признанные республики региона (Армения, Грузия и Азербайджан), вступая в Совет Европы, взяли на себя обязательства зарегистрировать в соответствующих структурах вышеуказанные и подобные религиозные организации, позиции которых отличаются от ортодоксальных. В данном контексте государства обязались проявлять толерантность к ним, и в частности, ввести институт альтернативной службы для тех верующих, которые, исходя из религиозных соображений, принципиально не хотят служить в армии…

И вот недавно карабахская неправительственная правозащитная организация «Центр Гражданских Инициатив» (ЦГИ) обратилась к данной теме, организовав круглый стол, в работе которого принимали участие как представители властей и неправительственного сектора, так и впервые сами представители действующих в Нагорном Карабахе религиозных организаций (кроме «Свидетелей Иеговы», которые заранее предупредили об этом организаторов мероприятия).

Открывая круглый стол, директор ЦГИ Альберт Восканян сразу же отметил: «Мы не ставим себе цели определить, какая религия или религиозное течение «правильное», а какое – «неправильное». Цель нашего круглого стола – попытаться определить отношение нашего общества к религиозным меньшинствам. Лично я придерживаюсь того мнения, что  у нас в Нагорном Карабахе отношение к религиозным меньшинствам не толерантное. Это относится как к самим властям, так и части общества. У нас последователи некоторых сект чувствуют себя изгоями».

В качестве примера он привел случаи привлечения к уголовной ответственности и осуждения на различные сроки наказания двух свидетелей Иеговы и одного баптиста – за отказ служить в вооруженных силах. Это – Аванесян Арег Саркисович, 1986 г.р., в феврале 2005 года осужден по ст.327 ч.3 УК НКР «Уклонение от призыва на военную службу во время военного положения» и приговорен к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в усиленном режиме; военнослужащий АО НКР Григорян Армен Оганесович, 1986 г.р.,  в июне 2005 года осужден по ст. 362 ч.1 «Дезертирство» и ст. 364 ч.1 «Отказ от исполнения обязанностей военной службы» УК НКР и приговорен к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в общем режиме; военнослужащий АО НКР Мирзоян Гагик,  в июле 2005 года приговорен к 2 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания сроком на 1 год ст. 70 УК НКР Гадрутским районным судом по ст. 364 ч.1 УК НКР «Отказ от исполнения обязанностей военной службы».

При этом правозащитник отметил, что «Закон о свободе совести и религиозных организациях», который  был принят в НКР 16 марта 1997 года, предоставляет всем гражданам нашей республики право свободы совести и вероисповедания.

В связи с вышеуказанными фактами Альберт Восканян  инициировал в ходе круглого стола обсуждение вопроса о введении института гражданской альтернативной службы, который, к примеру, действует в Армении.

«Как показывает практика, репрессивные меры в отношении религиозных меньшинств не только не способствуют их «искоренению», но, наоборот, приводят к увеличению их сторонников, создавая им имидж «мученников за веру», – отметил Альберт Восканян. При этом он высказался за предоставление «противникам армии» возможности вместо воинской службы отработать свой армейский срок в другом месте, скажем, в народном хозяйстве, причем, не 2 года, а больше.

В ходе развернувшейся достаточно бурной дискуссии участники круглого стола высказали свое мнение относительно различных аспектов данной проблемы. Сторонники альтернативной службы ссылались на альтернативную службу как на важный элемент демократии, приведения законодательства республики в соответствие с международными стандартами, противники же – на неурегулированность карабахского конфликта, угрозу возобновления военных действий и нежелательный прецедент уклонения от службы в армии.

В целом присутствующие высказались за необходимость более толерантного отношения к религиозным меньшинствам со стороны государства и общества.

Введение в Нагорном Карабахе  альтернативной службы, конечно же, вопрос не одного и, наверно, не сегодняшнего дня. Но и сажать молодежь за решетку за уклонение от службы по религиозным соображениям, думаю, нецелесообразно, как с морально-нравственной, так и материальной точек зрения.

По подсчетам ЦГИ, в сутки на питание одного заключенного наше государство тратит 739 драмов. В год получается – 266 040 драмов, что по нынешнему курсу – около $5912. Это – только на питание. Если прибавить к этому расходы на обеспечение одеждой, лечение, свет, воду, соблюдение санитарно-гигиенических норм и т. д., то сумма доходит почти до  $7000. А отдачи в материальном плане от заключенного, к сожалению, практически нет, так как в тюрьме нет производства, где осужденные могли бы работать и своим трудом зарабатывать деньги – хотя бы на частичное покрытие сумм, которые тратит государство на их содержание.

Кроме того, мне довелось побеседовать с осужденными верующими, и я понял, что тюрьма – не способ мобилизации их в армию: они «готовы отсидеть сколько угодно, но в вооруженные силы не пойдут».

И еще… Одна беда – если уклонистами от службы являются религиозные фанатики.  Но ни для кого не секрет, что определенная часть нашей молодежи находит и другие способы «уберечся» от службы…

Вот над этим следует призадуматься всерьез…

—————————————————————————————–

Общество  глазами  беженцев

Грайр БАГДАСАРЯН

Как известно, в феврале 1988 года правительство Азербайджана организовало погромы против армянских жителей в Баку, Сумгаите и других городах. Множество людей, переживших бойню, нашли убежище в Нагорном Карабахе, Армении, России, других зарубежных странах. Армянские беженцы из Баку были в основном горожанами и обладали профессиональными знаниями и опытом.

Людмиле Семеновне Багдасарян 48 лет. Родилась и выросла в Баку. В 1988 году была депортирована в Ереван, где и получила статус беженки. Лет 13 она жила в г. Арташате и работала старшей медсестрой в детской поликлиннике. В прошлом году по семейным обстоятельствам переехала в столицу Нагорного Карабаха. Ныне живет на квартире.

Поразительно, с какой щедростью она делится своими знаниями с молодыми коллегами-медсестрами. Ей самой хочется все в жизни охватить, переставить с места на место. Делать. И делать как можно лучше – в соответствии с темпами нынешнего бурного времени.

Ее коллеге Марите Нораевне Алексанян 28 лет. Родилась и 12 лет прожила в Баку. В 1988г. вместе с родителями и с сестрами переехала в Нагорный Карабах. В 1999 г. окончила Степ. медучилище. Ее любимое слово – “работать”. Не стесняется отстаивать точку зрения, которую считает правильной.

Людмила и Марита неотделимы от жизни сегодняшнего карабахского общества, частицами которого они являются.

– Общество – это хорошо подобранный экипаж, в котором все стремятся к общему благу, – говорит Людмила Багдасарян. – Все люди одинаково ценны. Где бы человек ни родился, что бы ни происходило в его жизни, он имеет право на равное с другими отношение к себе, независимо от того – местный он или беженец. Что касается политической, культурной и экономической жизни,  а также социального блага, то здесь все люди должны иметь не только право, но и равные возможности для участия. Нельзя также забывать, что многие могут оказаться слабыми (материально) или же не столь развитыми интеллектуально. Возможности различны… У каждого человека есть в обществе своя роль, и любая роль важна. Моя роль в обществе – лечить людей, создавать все условия для их выздоровления. Многие думают, что если бы сегодня государство имело бы больше средств, можно было бы решить все проблемы общества. Но все зависит не только от некоего абстрактного богатства страны, многое зависит и от идей!..

– Я думаю, в обществе необходим высокой уровень политического мышления, – коротко продолжила Марита Алексанян.

– А какова, на Ваш взгляд, судьба и роль нашей интеллигенции в прошлом и сегодня?

– В 60 – 70-ые годы прошлого века в Баку у нас был тонкий, но сплоченный слой интеллигенции. Все знали друг друга, независимо от национальности и специальности. Все – врачи, музыканты, писатели и т. п. – составляли элитную интеллигентную массу, которая задавала тон обществу, – говорит Людмила Багдсарян. – Интеллигентность и образование очень ценились. А что касается нынешних дней, так здесь в Нагорном Карабахе все иначе. Может из-за того, что живем не в те времена. Но все же в нас остались еще задатки советских времен.

– Наше государство чем-то помогает вам, беженцам?

– Я себя уже не считаю беженкой, – отвечает Людмила Багдасарян, – так как в 2000 г. в Арташате я отдала удостоверение статуса беженца и получила гражданство Армении. Сколько я знаю, беженцы, в том числе дети их, родившиеся в Республике Армения, пользуются всеми видами услуг, независимо от формы их регистрации.

– Но что касается нашей республики, – говорит Марита Алексанян, – то здесь, видимо, об оказании помощи нам никто не думает. Только вот в конце прошлого года в Министерстве социального обеспечения НКР принимали документы семей беженцев, объясняя тем, что собираются давать нам статус беженца.

Узнав о том, что пишу статью о беженцах, ко мне подошел молодой человек 38 лет и попросил, чтоб я и о нем написал.

Эрик Владимирович Хачатрян, независимо от того, что корни его из Нагорного Карабаха, тоже родом из Баку. Оттуда его забрали в армию и с 1985 по 1987 гг. он прослужил в Афганистане. Вернувшись домой, он прожил в Баку два года. В 1989 г. переехал вместе с родителями в Нагорный Карабах. До войны работал водителем. С 1991 г., начиная с партизанского движения, он воевал в карабахской войне, оставался в армии до 1997 г., потом уволился. С 2000г. до сих пор он вновь – в рядах нашей армии. Награжден медалями: за боевые заслуги в Афганистане, за 70-летие Советской Армии, за боевые действия в карабахской войне. В 1996 г. женился. Имеет двоих детей. Жена – домохозяйка. Живут на квартире.

– Со дня приезда в Нагорный Карабах и до сих пор какая-либо организация оказывала вашей семье помощь?

– Только в 1990 г. в Ереване давали денежную помощь от Соса Саркисяна, – рассказывает Эрик Хачатрян. – Мне пришлось поехать туда, чтобы получить. С той поры до сих пор – ничего! И статус беженца нам не дали. С 1990 г. я стою на квартирном учете, в том же году я был прописан в общежитии у тети. Как женился – живу на квартире, жилплощадь тети не позволяет жить с ней. Не имею ни кола, ни двора. Многочисленные обращения в жилищный отдел мэрии нашего города никаких результатов не дают. Как воин-афганец никаких привилегий не имею. В списке на получение квартиры воинам-афганцам в очереди я второй. Я даже к мэру города на прием ходил, мне все время обещают. Если так будет продолжаться и дальше, я вынужден буду уехать с семьей в Россию. А пока – я благодарен нашему командованию, что они обеспечивают жилищной квартплатой. А то бы мне пришлось вообще трудно.

– Эрик, в июне с. г. прошли выборы депутатов в Национальное Собрание нашей республики. Как ты думаешь, новый состав депутатов примет какое-либо решение об оказании помощи воинам-афганцам или беженцам?

– Только в том случае, если среди депутатов есть воин-афганец или беженец, – коротко ответил Эрик Хачатрян, продолжив. – Я обращаюсь к правительству нашей страны: прошу вас обратить внимание на участников войны в Афганистане и Карабахе. После войны в нашем городе построили более десяти жилых зданий, но ни одного воина-афганца не обеспечили квартирой. Сегодня очень много квартир пустует, так как находится в продаже. У меня нет той суммы, чтобы приобрести себе новую жилплощадь. До 2000 г. я стеснялся обращаться в мэрию с просьбой об  обеспечении квартирой – в связи с тем, что домами обеспечивали в первую очередь семьи погибших и инвалидов карабахской войны.

Господа руководители, прошу подумать о таких, как я. Неужели я, участник двух войн, не заслужил внимания?..

—————————————————————————————-

резонанс

Добрая традиция

Светлана АМБАРЦУМЯН

Уже шестой год Управление культуры министерства ОКС проводит конкурс национальной песни и танца, превратив его в добрую традицию. Конкурс прошел в начале прошлого месяца и был широко освещен в СМИ. Но о тех проблемах, которые заметил бы в течение конкурса взгляд профессионала или просто знатока национального песенного и танцевального искусства, почти ничего не было сказано. Однако актуальность их велика, и говорить об этом, на мой взгляд, можно и даже нужно всегда. Конкурс, как уже было отмечено, превратился в добрую традицию. Добрую, поскольку карабахцы успели за годы «великой» интернационализации всех и всего основательно подзабыть свое национальное. Об этом можно судить по результатам конкурса. Национальные танцы вот уже сколько лет на конкурс представляли, в основном, лишь столичные детские учреждения – Школа искусств, Центр детско-юношеского творчества. Иногда палитру «обогащал» третий конкурсант: бывало, группа из Шуши, как-то из Бердзора, а в этом году – даже из с. Чапар Мартакертского района. Соответственно, «борьба» за звание лучшего исполнителя народного танца разворачивалась между столичными группами. Одно радует, хоть степанакертским детям везет: здесь есть кому учить их народным танцам. Чего не скажешь о детях двухсот с гаком арцахских сел, которые с безнадежной завистью, наверное, смотрят на своих столичных сверстников. Кто об их эстетическом воспитании, причем не в глобально теперь уже интеграционном, а в национальном духе позаботится? На этот, как выясняется, очень сложный вопрос затрудняются ответить даже ответственные работники соответствующего министерства. В самом деле, что тут можно сказать, если в Карабахе есть села, где и не имеется домов культуры. Или если они есть, то находятся в аварийном состоянии, а ремонт требует больших денег, которых нет у общины и даже государства. Или если сохранились они целыми и невредимыми, то в результате суровой оптимизации, случившейся в послевоенные годы, в их структуре остались лишь штаты директора да технического работника. Хороша оптимизация! «Оптимистично» решившая, что для сельских детей, что музыкант, что хореограф, что вообще человек искусства – чистое излишество.

Так что тот факт, что национальные песни в селах помнят получше (а это выявляется каждый год на конкурсе), представляется настоящим чудом. Посудите сами. Разве не чудо, что семидесятидевятилетний певец-самоучка из Вагуаса Шмавон Мусаелян в таком чистом виде (без современных искажений, называемых цивилизованно – аранжировками) и так великолепно исполнил гусанскую песню (довольно сложную), что вызвал буквально шквал аплодисментов у болельщиков – зрителей, а от жюри удостоился единогласной высочайшей оценки. Не меньшее чудо случилось чуть позже: семилетний певец из столичной школы N2 Карен Хачатрян с неменьшей силой заворожил зал чудесным чистым пением песни Саят-Новы, удостоившись, конечно, аналогичной реакции и оценки. Как мы узнали от родителей, школой его столь чистого гусанского исполнения стали просто-напросто пение деда, отца, незабытая семейная традиция во время застолий петь, как в стародавние времена, народные гусанские песни.

Заметили? Лучшими исполнителями старинной гусанской песни стали те, кто – что стар, что млад – не забыли традицию их исполнения. Какой же напрашивается отсюда вывод? Не тот ли, что тех, кто хорошо знает традицию исполнения народных гусанских песен, надо хотя бы привлекать в качестве консультантов к педагогам вокала, которые обречены учить такие песни по нотам (только знатоку понятно, что это равнозначно абсурду), от чего и исходит неуклюжесть, топорность в исполнении. И это в лучшем случае. Чаще наши гусанские, народные песни можно услышать в искаженном варианте (порою и не узнать-то песни) или в так называемой  “эстрадной” обработке, отчего песня теряет свое первозданное очарование, превратившись в обыкновенную эстрадную продукцию, свидетелями которой становимся сплошь и рядом.

И все же, невзирая на то, что основная часть участников недостаточно хорошо, нехорошо или плохо знают старинные армянские песни, каждый состоявшийся конкурс радует. Чем? Все увеличивающимся количеством конкурсантов. Стало быть, чем-то привлекателен конкурс национальной песни и танца. Чем же? Желанием подзаработать? Маловероятно. Цена призов-то неаховая: первые места – 15 тыс. драмов, вторые – 10, третьи – 5. К примеру, никак не выдерживает сравнения с недавно прошедшим (в начале мая) конкурсом «Ынца», где гран-при было оценено в почти что тысяча долларов (450 тыс. драмов). Чуть уходя от темы, заметим по ходу, что благодаря мощной поддержке множества спонсоров создалась возможность поднять рейтинг «Ынца». Стало быть, общественность может повлиять на качество проведения любого конкурса, если последний заинтересует общество. Из этого вывода следует другой: нынешнему армянскому обществу неинтересны конкурсы национальной песни. Почему? Это тема другой статьи. Заметим лишь: осознание ошибочности, ущербности подобного отношения к собственной культуре должно наступить незамедлительно, если наше общество действительно собирается интегрироваться в европейское сообщество, которое, не следует забывать, есть совокупность самобытных культур. Вхождение в это сообщество безликим и анациональным обречено на чистую ассимиляцию. Но не станем увлекаться мрачными прогнозами. Возвратимся к конкурсу, где есть обнадеживающие, радующие душу факты.

Итак, участников в этом году на конкурсе национальной песни и танца было несравнимо больше. Было несколько блестящих исполнений и множество средних. Согласитесь, это тоже радует: есть надежда, что завтра это множество будет исполнять их лучше. И тогда, возможно, старинная армянская песня по праву вновь займет свое почетное место в наших и буднях, и праздниках.

——————————————————————————————-

Командировка или…

Грачик АРУТЮНЯН

Прочел перепечатанную в «Демо» статью из газеты «Реальный  Азербайджан»  бакинского журналиста Эйнуллы  Фатуллаева (спецрепортажи из Шуши, Агдама и Ханкенды) и появилось желание человека, занимающегося изучением Шуши, ответить на два вопроса, касающихся Бердадзорского подрайона и самого Шуши, которые автор репортажа задал сотруднику степанакертского управления полиции Карену на пути следования из Лачина в Шуши.

При въезде на территорию Бердадзорского подрайона, заметив вывеску с надписью «Бердадзор», журналист спросил у полицейского: «Что такое Бердадзор?», на что тот ответил: «Это бывший Гарагышлаг». Такой непродуманный ответ Карена дал Фатуллаеву повод написать в своей статье:

«Власти Нагорного Карабаха изменили названия подавляющего количества сел Карабаха. И в этом ряду Шуша не является исключением».

Винить Карена в том, что он дал неправильный ответ, можно, а можно и нет. Вменить ему вину следует за то, что он не имел простого понятия о том, что «Бердадзор» – это тот же «Каладараси», переведенный азербайджанскими властями (берд – кала, дзор – дара) с целью изменения названия этого древнейшего в регионе армянского села, не отдавая себе отчета в том, что собственные имена не переводятся. Считаю целесообразным отметить, что «Гарагышлаг» также означает Бердадзор. А где раскопали это слово автор и Карен, это могут знать только они сами.

Позволю себе заметить, что Карен должен был ответить примерно так: «Бердадзор – это название армянского села».

Во втором абзаце автор спецрепортажа пишет: «За все время моего пребывания я упорно пытался найти ответ на вопрос: почему армянам было так необходимо внести изменение в окончание названия азербайджанского форпоста в Карабахе? Почему? Тщетно. Каждый житель Карабаха пытался объяснить мне исключительное право армян на Шушу и обосновать глупое решение об изменении названия города, который сейчас называется Шуши».

Г-н Фатуллаев, Ваше право задавать любые вопросы, и никто не имеет права запретить Вам это. Однако вопрос адресован неверно. Я сам вынужден задать аналогичный вопрос Вам и вашим властям, в чем была необходимость и какую цель преследовала азербайджанская сторона, когда меняла армянское окончание исконно армянского города с «и» на «а». Тем же способом были изменены на азербайджанский лад названия десятков армянских сел Карабаха.

Думаю, наши предки правильно поступали, употребляя в надписях на надгробных плитах словосочетания, которые помогают нам сегодня отвечать на многие вопросы, доказывая вашу неправоту и умышленное искажение всего того, что создано армянами-арцахцами. И чтоб убедиться в этом, достаточно только побывать на территории любого из шести армянских и одного русского кладбища 18-19 веков в городе Шуши, увидеть там воочию слова «Арцах», «Шуши».

В качестве примера представляю литографическую надпись на надгробной плите полковника Федора Семенова, командира 6-го погранполка Царской России, дислоцированного с 14-го мая 1805 года в г. Шуши.

ЗДЪСЬ ПОКОИТСЯ ПРАХЪ ПОЛКОВНИКА ФЕОДОРА СЕМЕНОВА СЬНА ИЩЕНКОВА БЫВШАГО ШУШИНСКАГО КАМЕНДАНТА УМЕРШАГО 17-ГО АВГУСТА 1852-ГО ГОДА НА 54-МЪ ГОДУ ЖИЗНИ И НА 37-МЪ ГОДУ СЛУЖБЫ ЕГО ВЪРНЫЙ ДОЛГУ ЦАРЮ И ОТЕЧЕСТВУ ХРАНИМЫЙ РОКОМЪ ВЪ БИТВАХЪ ЗА АРАКСОМЪ И ЕФРАТОМЪ ПОД ЗНАМЕНАМИ ВЕЛИКАГО ИЗЪ ВОЖДЕЙ ГРАФА ПАСКЕВИЧА ЭРИВАНСКАГО И САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ МУЖЕСТВЕННОЙ ЗАЩИТЪ КР. КУБЫ НА БЕРЕГУ КАСПИЯ НЕ ИЗБЪГЪ ПРЕДЛАСМЕРАНАГО ВЪ МИРНОЙ ТВЕРДИНЪ ШУШИ

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s