№ 17 / 30 сентябрь

“Демо” / № 17 (36) / 30 сентябрь, 2005г.

мы и наши проблемы

Публичная политика – преимущества и тяжкие обязанности или – “взялся за гуж, не говори, что не дюж”

В своей журналистской практике мне не раз приходилось сталкиваться с тем, как публичные деятели запросто отказывались от комментариев по общественно значимым вопросам, мотивируя это либо неинформированностью, либо просто нежеланием. Хотя, наверное, понятно, что по должности они не имеют права быть неинформированными или отказываться представлять свою точку зрения.

Каждый раз приходилось пожимать плечами и в очередной раз не выполнять свой журналистский долг – информировать общество о событиях и  бытующих мнениях. Пожимать-то пожимала, но задумывалась: а ведь это явление говорит о болезни нашего общества. О том, что жизнь страны проходит где-то мимо людей, лидеров партий, государственных чиновников, что существуют они зачастую в иной плоскости, даже в другом измерении.

А писать о том, что «такой-то» деятель неинформирован о «таком-то» деле», рука не поднимается – за державу обидно.

Демократия – это управление государством на основе общественного мнения

Это простое определение слова «демократия» предполагает наличие в демократической стране как минимум трех институтов – изучения общественного мнения, публичного обсуждения общественно значимых вопросов и наличия публичных политиков. Приходится констатировать, что в нашей стране эти институты пока не сложились. Чья в том вина – властей или общества?

Понятно, что если общество не может довести до сведения властей свои требования, те руководствуются иными интересами. Ожидать от властей добровольного подчинения общественному мнению не совсем реально, однако далеко смотрящие власти, все же, изучают это мнение – чтобы знать, с чем имеют дело. В противном случае взаимная связь общества и властей нивелируется, и власти маргинализируются.

Это одна сторона вопроса. Но есть и другая. В любом государстве  есть люди, которые берут на себя ответственность говорить от имени какой-то категории общества. Эти люди призывают общество избирать их на должности, обещают защищать чьи-то интересы. Это приносит им определенные выгоды, власть, чувство самоудовлетворения. Но  в какой-то момент, когда им кажется, что пребывание на должности не зависит от общественного мнения, их интерес к обществу пропадает. Они уже не считают своим долгом говорить и слушать, обсуждать и информировать. И если эти трансформации не замечаются избравшими их людьми, значит, у нас больное общество. В конце концов, именно на основе позиции этих людей зачастую формируется общественное мнение. Именно они являются ориентиром для большинства людей. Причем, их никто не заставлял становиться маяками, они добровольно избрали этот тяжелый путь.

Публичный деятель не вправе обманывать людей, от имени которых он говорит. Не вправе обманывать и тогда, когда они ждут от него оценок, четкого отношения. К сожалению, карабахское общество зачастую остается обманутым в своих ожиданиях. Наши публичные деятели не считают обязательным формирование четкой позиции по тому или иному вопросу, не понимая, что даже честное признание в неинформированности не смягчает вину.

В конце концов, политика – это попытка воздействия на ход событий. Если человек не хочет даже высказываться, как же он намерен делать политику? А если бояться делать политику, зачем же становиться политиком?

Как же формируется политика государства, если общественное мнение всем безразлично?

Странно то, что нежеланием говорить у нас обладают не только провластные деятели, но и оппозиционные. Такая ситуация, к примеру, сложилась в отношениях мэрии Степанакерта и правительства. На заседаниях правительства уже во второй раз деятельность избранного от оппозиции мэра подвергается резкой критике. Искусственно или нет, но негативные слухи о его деятельности  распространяются и в обществе. Дело дошло до того, что «мочить» мэра стали и те, кто его раньше под-держивал. Кто прав в этой ситуации, виноват ли мэр, действительно ли правительство лишило его возможности работать – об этом общество не имеет возможности узнать. В результате дискредитируется не столько личность мэра, сколько понятие «демократически избранного лица». Появляется повод для того, чтобы предвзятые люди говорили: «Вот вам и всенародно избранный мэр. Пусть поработает, а мы посмотрим». А ведь такие вопросы легче выявлять в ходе публичных обсуждений, дебатов, где каждая сторона имеет возможность говорить. И судья один – общество.

Да мало ли бывает вопросов, когда открытый разговор может поставить все точки над «i». Отсутствие публичности порождает слухи, подспудные обиды, необоснованные обвинения, роковую недосказанность. Возможно, открытый разговор не получается потому, что никто не уверен в том, что высказанные мнения могут воздействовать на политику. Не воздействуют, так как никто на своем слове твердо не постоит. В прессе высказываются обвинения в адрес неправильной политики властей, но ни одна группа людей до сих пор не обратилась в правительство с требованием ответить на эти обвинения. А ведь это прекрасная возможность для того, чтобы обвинения попросту игнорировались, мол, «не читал, не знаю».

Публичность и карабахский вопрос

Получается, что политика в нашем государстве делается на основе мнений пары-тройки людей. Или она делается не в нашем государстве? Возможно, именно этим обусловлено то, что карабахское урегулирование обсуждается везде, но только не в Карабахе, что предложения экспертных групп по урегулированию удостаиваются оценок во всем мире, но только не в Карабахе. И именно поэтому карабахцы могут оказаться перед фактом достигнутых договоренностей между лидерами двух других стран о судьбе Карабаха. И пенять будет не на кого.

В своем докладе Международная кризисная группа (МКГ) отметила то, что общества конфликтующих стран практически не информированы о тех предложениях по урегулированию карабахского конфликта, которые давно уже обсуждаются в мире. В один прекрасный день эти предложения могу быть оформлены в виде соглашений. Эксперты серьезно беспокоятся, что резкое раскрытие условий соглашения может вызвать кризисы в обеих странах, и призывают власти обсудить со своими народами детали. На наш вопрос, что МИД НКР намерен предпринять, чтобы информировать общественность о ходе обсуждений, министр Арман Меликян ответил, что не совсем согласен с утверждением МКГ. «Нас призывают готовить общественность к каким-то решениям. Пока никаких решений нет, к чему же готовить общественность?» – сказал он.

Так-то оно так, но когда появятся решения, будет уже поздно кого-то готовить. Да и зачем готовить: лучше изучить общественное мнение и делать политику на его основе.

Наира АЙРУМЯН

——————————————————————————————-

немаленькие проблемы маленького города 

Кое-что о личной гигиене

Как правильно заметил классик русской литературы А. П. Чехов, “в человеке все должно быть прекрасно – и душа, и мысли, и тело”.

Что касается души и мыслей моих карабахских соплеменников, то чистота их у меня не вызывает ни малейших сомнений. А вот тело?! Я далек от мысли ставить личную чистоплотность каждого под сомнение, но…

В стольном граде Степанакерте – столице Арцаха – нет ни одной общественной бани.

Строятся магазины, супермаркеты, банки, гостиницы, количество кафе и ресторанов на душу населения растет и растет, а вот одну душевую (общественную) кабинку нигде не найти. И приходится, не каждому, конечно, выворачиваться наизнанку, в прямом и переносном смысле, чтобы помыть себя снаружи.

По гигеническим нормам каждый человек не должен, а обязан один раз в неделю мыться с мылом в горячей воде – как говорится, “в чистом теле – чистый дух”.

Это и профилактика кожаных заболеваний, и просто хорошее настроение после соответствующей процедуры. Неужели в бюджете города не предусмотрено наличие подобного сооружения? Ведь нет необходимости в монументальном обшитом мрамором здании, где сверкают позолотой краны с горячей и холодной водой с серебрянными гайками. Карабахский, проверенный не одной сотней лет, кубик, медные краны, котельня на мазуте или газе и мастерство армянских строителей – и оплот гигиены в виде общественной бани готов! Или, вновь цитируя классика, “заграница нам поможет”? Может, обратиться за помощью, как всегда, к Спюрку?

Я не сомневаюсь в Спюрке! Он как пионер – всегда готов. А вот готовы ли наши власти позаботиться о своих согражданах – это большой вопрос…

Решив закончить статью первентивным гимном градоначальнику – с надеждой, что по прочтении он энергично возьмется за решение столь наболевшего вопроса, почувствовал вполне естетственный позыв, который каждый из нас испытывает минимум 3-4 раза в сутки. А поскольку в Степанакерте я гость и не имею собственной жилплощади с обязательным в каждом жилище туалетом, начал метаться по городу в поисках вожделенных английских букв “WC” – то бишь общественного туалета. Напрасно, сцепив зубы и сфинктеры, я метался по городу – такового в стольном граде Степанакерте я не нашел.

И, униженно заискивая и потупив взор, я постучался в частный дом, где и решил свои “проблемы”. Ну ладно я – уже живущий в Арцахе 16 без малого лет. А как быть уважаемым гостям из того же вожделенного Спюрка или просто интуристам, поток которых нарастает?!

Прерывать экскурсию и мчаться в гостиницу? Или второй вариант – тоже, как вы понимаете, абсолютно неприемлемый – ухудшать экологическую картину Арцаха?

Вот так и решил закончить статью гимном общественным баням и туалетам –  они того стоят!

Хоть народ наш и аскет,
Ему нужен туалет.
Баня с прачечной нужна,
Хоть у каждого жена! 

С санитарно-гигиеническим приветом Станислав ПЕТРОСОВ.

——————————————————————————————-

Делайте добро без худа

На днях жители нашего города стали свидетелями не очень приятного зрелища. В нескольких частях Степанакерта были замечены убитые собаки. Убивая их, возможно, преследовалась благая цель – избавить наше общество от возможных нападений бродячих собак. Но!!! Была упущена важная деталь. Останки убитых собак в течение двух дней валялись на улицах, что, естественно, привело многих очевидцев в ужас. У них возникало не только чувство жалости, но и отвращения, так как в течение этих двух дней тела собак разлагались прямо на глазах. И если еще учесть тот факт, что в эти несколько дней погода была теплой, то даже те, кто, к счастью, не видел всего этого, могут представить, что за ужасная картина и вонь стояли на улицах. Опасность больше всего угрожала детям, которые, чувствуя жуткий запах, подходили близко, пытаясь понять, что же это происходит с собаками. Думаю, все понимают, какие последствия могут иметь для человеческого здоровья контакты с разложившимися телами, хотя заразиться можно и через загрязненный воздух.

Через 2 дня останки собак все же решили убрать. Но, как только люди попытались облегченно вздохнуть, появилась еще одна проблема: собак-то убрали, но места, на которых они целых 2 дня пролежали, продолжали хранить память о своих недавних “друзьях”. Запах и опасность подхватить какую-нибудь инфекцию продолжали волновать людей. Некоторые предприняли меры по очищению этих мест, но в большинстве случаев остается надеяться на дождь, который смоет все следы…

Цель этой статьи – не в том, чтоб кого-то покритиковать, а в том, чтоб дать понять: было б хорошо, если бы “добро было без худа”.

Герда АКОПЯН

——————————————————————————————-

выборы по-азербайджански

Виртуальный 122-й избирательный округ, или o юморе в Азербайджане…

Ашот БЕГЛАРЯН
Степанакерт

В связи с предстоящими в ноябре парламентскими выборами в Азербайджане Баку сделал фантастическое предложение – открыть в Нагорном Карабахе избирательный округ. Фиктивность  данного шага, думаю, не вызывает сомнения ни у кого, в том числе, в самом Азербайджане. Пуская международному сообществу пыль в глаза, Баку рассчитывает  прослыть неким носителем доброй воли, демонстрирующим миру «толерантность общества и его готовность найти общий язык с армянами». При этом в Азербайджане, конечно же, уверены, что карабахцы голосовать не станут, подтвердив тем самым, по идее Баку, имидж «сепаратистов». Реакция официального Степанакерта, конечно, не заставила себя ждать – заявление ЦИК Азербайджана карабахской стороной было расценено как “грубое вмешательство во внутренние дела суверенной “НКР”. Но это не смутило Баку – главное, как говорится в известной поговорке, маневр…

Между тем на сайте ЦИК Азербайджана пресловутая карабахская ОИК отмечена под 122 номером. Согласно сообщениям азербайджанской стороны, уже идет процесс регистрации кандидатов, обсуждаются способы голосования… А секретарь ЦИК Азербайджана В. Махмудлу, кажется, не в шутку надеется, что участие кандидата армянской национальности из Нагорного Карабаха в парламентских выборах Азербайджана и его избрание в Милли Меджлис могут принести немало политических дивидендов стране.

«Раньше мы только выражали протест в связи с проведением выборов в Нагорном Карабахе, а сейчас в рамках Конституции создаем возможность проживающим в Карабахе гражданам Азербайджана армянской национальности воспользоваться своим избирательным правом. И это положительно воспринимается со стороны международных структур», – утверждает секретарь ЦИК.

Что все это, как не политическая мастурбация? Даже не вдаваясь в политико-пропагандистский аспект данной затеи, нетрудно представить себе, чем чревато ее осуществление для Азербайджана – хотя бы в чисто прагматическом, материально-техническом плане.

Как голосовать избирателям виртуального 122-го округа? С учетом того, что еще в 1988 году примерно 500 тысяч граждан армянской национальности усилиями тех же самых  азербайджанских властей были депортированы из Баку  и приграничных с Нагорно-Карабахской автономной областью районов, и в настоящее время они разбросаны не только по всему огромному постсоветскому пространству, но и миру в целом, то бедному Азербайджану придется открывать избирательные участки не только в столице НКР  – Степанакерте, но и в Ереване, Москве, Вашингтоне, Тегеране, Дамаске, других больших и малых городах мира, где многострадальным депортированным  и беженцам суждено было найти пристанище. А как вообще собирается Баку решить вопросы, связанные с уточнением списков избирателей в условиях совершенного отсутствия контактов с армянами на общественно-государственном уровне?..

Предложение карабахцам, а также бывшим гражданам-армянам прежнего – советского – Азербайджана участвовать в выборах в Азербайджане выглядит тем более циничным на фоне нежелания Баку компенсировать понесенные этими людьми материальные и моральные потери. При всем при этом ясно одно – свой  неконструктивизм в плане политического разрешения нагорно-карабахской проблемы Баку пытается прикрыть подобными фиктивными и заранее обреченными шагами, направленными на введение международной общественности в заблуждение.

Впрочем, сквозь налет мнимой цивилизованности и благожелательности, нет-нет, да и выглядывает волчий оскал – призывая карабахцев голосовать, «признав территориальную целостность Азербайджана», Баку по инерции продолжает играть мускулами, запугивая угрозой войны: «Есть кнут и есть пряник. Так что голосуйте или проиграете» («Зеркало», 20.08.2005).

Впрочем, и в самом Азербайджане есть люди, которые воспринимают данную  инициативу Центральной избирательной комиссии с нескрываемым недоверием и недоумением. Так, глава Центра мониторинга выборов Анар Мамедли вопрошает: “Интересно, как они собираются получить списки избирателей у армянской стороны?” При этом он отмечает, что муссируемый электронный метод голосования в Азербайджане еще ни разу не применяли.

Впрочем, прекрасно осознавая невозможность участия карабахцев в виртуальном избирательном округе, ЦИК Азербайджана, сетуя на то, что  «обращение ЦИК в ОБСЕ и другие международные организации с просьбой помочь составить список населения по 122 избирательному округу остался без ответа», обещает в любом случае провести выборы в пресловутом округе. При этом ЦИК предупреждает, что так как по законодательству Азербайджана относительно участвующих в выборах избирателей нет кворума, то результаты выборов в 122-м  округе будут признаны и считаться состоявшимися, даже если армяне не примут участия в них(?!).

Думаю, дальнейшие комментарии тут излишни. Напоследок лишь хотелось бы привести слова президента НКР Аркадия Гукасяна по поводу всего этого: «Я рад, что юмор в Азербайджане развивается»…

——————————————————————————————-

резонанс

Карабах – “притча во языцех”

После публикации первых глав книги Тома де Ваала “Черный сад” к нам стали обращаться читатели – кто с жалобой на то, что мы публикуем неправильные факты, кто – с удовлетворением отмечая, что, благодаря этой публикации, они вновь вернулись в живую и недалекую Историю. Независимо от всех этих откликов, книга “Черный сад” вышла в свет и представляет собой уникальную попытку посмотреть на наш конфликт глазами иностранца. Вот почему мы считаем, что карабахцам полезно ознакомиться с тем, что о нас пишется – нравится нам это или нет. Мы  также начинаем публикацию откликов на книгу Т. Ваала, часть которых уже опубликована на сайте http://www.bbcrussian.com, а часть – поступила в нашу редакцию. Автором первого карабахского отклика является Маргарита КАРАМЯН.

Откровенно говоря, во время карабахской войны у нас всегда было несколько настороженное отношение к иностранным журналистам потому что нам казалось, что вряд ли человек может из простого любопытства (даже журналистского) добровольно лезть под пули и снаряды, подвергая свою жизнь смертельной опасности, если только это не задание хорошо платящих боссов. Уже тогда мы предчувствовали, что информация, собранная сегодня, может быть использована завтра по заказу. Так оно и получилось.  Иначе невозможно понять, какую степень “смелости” имеет человек, который осмеливается назвать Национально-Освободительное Движение целого народа “авантюрой”, в успех которой не верили даже сами авторы этой “авантюры”.

Не думаю, что среди карабахцев нашелся бы хоть один человек (насколько бы он ни был умен), который бы взялся сказать, кем был Колумб и исходя из какой авантюры он открыл Америку. Или назвал бы авантюрой многолетнюю борьбу ирландцев против политики Великобритании, а руководителей этой борьбы  “уваленями”, указывая бы на их природные дефекты.

Такое может написать только человек, далекий от принципов гуманизма, не говоря уже о  политической неграмотности и недальновидности.

Возникает резонный вопрос: думал ли автор книги о том, что авантюристы в Советское время не могли попасть в Госплан республики Армения? А если он не думал, то есть необходимость пояснить ему и читателю, что к 30-ти годам Игорь Мурадян уже успел повидать весь Советский Союз, а также пол-Европы, и, поскольку от природы был одарен большим умом и политическим талантом, сумел понять, что мир не может постоянно существовать по определенно написанному сценарию. Там, где есть регресс, возникают мысли о процветании по примеру других стран; там, где имеет место ущемление прав одного народа другим, возникают национально-освободительные движения, потому что в любом человеке природа заложила чувство собственного достоинства и чувство прекрасного, которые и заставляют целые народы и нации бороться за достойную жизнь, потому что они ничем не хуже других.

Вот эти самые чувства и увидел в армянской нации Игорь Мурадян, который и направил, как автор книги верно заметил, по пути законности Национально-Освободительное Движение армян. Интересно было бы спросить у автора, знает ли он хоть одного руководителя какого-либо государства, который не был бы националистом и не делал бы все возможное и невозможное для процветания своей нации или своего народа. Возьмем ту же Великобританию или те же США. Неужели не национализм руководит людьми, которые направляют истребителей бомбить детей и женщин в чужой стране – лишь бы создать еще больше благ для своих народов, не спрашивая у народов этих стран, хотят ли они жить таким образом, какой им насильственно насаждают. Или если Великобритания больше Карабаха по территории и по численности населения, ее народ может жить так как хочет, а карабахцы не имеют на это права?

Откуда и по какому праву автор книги взял, что партия “Дашнакцутюн” была запрещенной радикально-националистической? Может ли Ваал сказать подобные слова о лидерах израильтян, которые своим патриотизмом и целеустремленностью построили свое государство и привели его на уровень одного из могущественных цивилизованных государств, которое, кстати, ставит определенные запреты жителям своей страны других национальностей и обеспечивает полнейшими льготами представителей своей нации? Почему-то никому и в голову не приходит обсуждать, да еще и осуждать еврейских руководителей.

А вот Карабах за последний год стал “притчей во языцех” у западных политиков и журналистов. Откуда такой нездоровый интерес к народу, который 14 лет назад всеобщим, повторяю, всеобщим референдумом сообщил миру о своем решении жить так, как он хочет?..

Неужели Ваалу действительно кажется, что целый народ мог доверить свою судьбу каким-то “авантюристам”, которые не знали, куда они его ведут?

Чтоб у неосведомленного читателя не осталось другого впечатления, скажу, что все лидеры Карабахского движения были и есть люди высочайшей культуры, высокого образования, предельно интеллектуальные и порядочные. Были те, кто примкнул к ним, как всегда, в поисках лакомого куска или удобного кресла, но истинные лидеры остались верными своим идеям и принципам. Что касается Игоря Мурадяна, то это тот человек, который в 90-ые годы распродал все свое недвижимое имущество, купил на эти деньги вязальные машинки и пряжу, открыл в г. Гадрут Нагорного Карабаха (это самый южный район, подвергшийся депортации и особо предвзятому отношению русской комендатуры, но не будем вдаваться в подробности) вязальный цех, который на протяжении 3 лет спасал вязальщиц и их семьи от голода. Все тяжелые годы нашей борьбы он не покидал Карабах и своими советами и рекомендациями помогал вести то или иное дело. К чему это привело — сегодня вполне очевидно: мы создали государство, армию, и, несмотря на то, что не получили формального признания со стороны мирового сообщества, мы—государство, стремящееся к демократическому строю, к европейскому пути развития и уже в недалеком будущем будем полностью соответствовать нормам мировой цивилизации.

После окончания карабахской войны И. Мурадян работал экспертом ООН в Армении. Ныне он — кандидат экономических наук, автор многочисленных изданий по экономике. Параллельно с экономикой Мурадян занимается политикой и является политиком международного значения, о чем свидетельствует то, что он является Членом Центра политических анализов Английского Королевского двора. Он является владельцем электронного аналитического журнала “Региональная безопасность”, с которым сотрудничают сотни политологов и политтехнологов. По меньшей мере нелепо думать, что такие авторитетные организации стали бы сотрудничать с “авантюристом”.

Что касается того, что у армян в восьмидесятые годы не было запасного плана для переговоров с Азербайджаном, то автор глубоко ошибается. Просто армяне не могли поверить, что республика, в которой они прожили на правах рабов почти 70 лет, начнет бомбить мирные армянские села в Армении и Карабахе,  депортирует жителей 14 сел Гадрутского района, организует резню в селах Мардакертского района, оборону которых армяне не успели организовать из-за отсутствия оружия и боеприпасов.

По сути дела, неприятный и настораживающий осадок оставляет не сама глава книги и неосведомленность или преднамеренность автора, а то, что как-будто Том Ваал, сегодняшние армянские власти и руководство Азербайджана поют в унисон. Автор “Черного сада” льет грязь на Национально-Освободительное Движение армян, на его лидеров; карабахские власти планомерным прессом выводят активистов и участников движения на обочину жизни; а азербайджанские власти трубят на весь мир, что армяне, якобы, постепенно отказываются от идей Движения.

Чьи заказы выполняют вышеуказанные господа? Неужели еще есть недалекие люди, которые не понимают, что участниками и активистиами Карабахского движения были все армяне — с их стариками, женщинами и детьми. И если сегодня в этом народе нашлись нерадивые элементы — будь они руководителями или простыми смертными, это не означает, что карабахцы когда-либо откажутся от достойной жизни и снова станут рабами в чьих бы то ни было руках—будь то Азербайджан или любой другой “доброжелатель”.

Видимо, судьба карабахцев вышла из-под опеки таких предводителей, как Игорь Мурадян, потому и кажется многим, что этот народ можно заставить потерять рассудок.

Было бы неплохо, чтоб о Карабахе писали люди, которые хоть сколько-нибудь знают о менталитете карабахцев, чтобы нам не пришлось вступать с ними в нелицеприятные споры. В конце концов, пора осознать жителям Запада, что никому не дано права указывать другим, как им жить. Это дело каждого народа, и никто не вправе копошиться  “на чужой кухне”.

—————————————————————————–

Уважаемые Дамы и Господа!

Вы напрасно ломаете копья.

Данная книга является не трудом дилетанта, а очень искусно состряпанной пропагандой, исходящей из позиций администрации США и правительства Великобритании (и «Бритиш Петролеум»), интересы которых просто объективно совпадают с интересами властей Азербайджана.

Если бы армянские богатеи в России не были бы деревенским провинциалами до мозга костей (где вы, Лионозовы и Манташевы?), то такого рода книг, но объективных и взвешенных, можно было издать тьму-тьмущую.

Интересно другое: собрать бы по отдельности армянские и азербайджанские реплики-отзывы и опубликовать двумя колонками. Не нужно быть психологом, чтобы понять одну Истину: совместное проживание армян и азербайджанцев невозможно. Они будут отныне жить врозь, а со временем и дружить – но чересполосицы больше не будет никогда. Поэтому ни армян в Баку более не будет, ни азербайджанцев в Карабахе.

Вот в чем суть! И именно эту простую истину пытаются подменить горе-пропагандисты вроде г-на Де Ваала.

Arsen, Russia

 

Не могу согласиться с автором по поводу того, что в Армении в начале карабахского противостояния было убито много мирных азербайджанцев. Если и имели место какие то акты насилия, то только лишь после хорошо организованного геноцида армян в Сумгаите и др. городах “интернационального” Азербайджана.

sevar, russia

 

Я считаю, что этот форум необходим для обоих сторон конфликта – как одна из форм диалога. Мы должны обсуждать, дискутировать, чтобы видеть разные точки зрения, а не только свою. Чтобы понять, почему противоположная сторона не хочет уступать по тем или иным вопросам и т. д. В противном случае мы будем слушать только официальную пропаганду и не понимать реальной сути происходящего.

Али Гусейнов, Азербайджан

 

Если совсем по-серьезному, то абсолютно непонятно, какие цели преследует этот форум и вообще Карабахская страница. Число активных участников ограничено в лучшем случае несколькими десятками с обеих сторон, число читателей – не более сотни. Кроме того, это в основном люди, живущие вне Армении или Азербайджана, либо живущие в своих республиках русскоязычные представители относительно старшего поколения. В любом случае, основные участники ни  в коей мере не отражают среднестатистического мнения в своих республиках. […]

Serval, Jungle

 

Книга Тома Де Ваала оставляет двойственное впечатления. Читать ее, безусловно, интересно. В отличие от некоторых других представителей Великобритании, которые в этом году опубликовали крайне “полезный” и “объективный” доклад по Нагорному Карабаху, автор неоднократно побывал в Карабахе (даже вопреки недовольству в Азербайджане), что позволило наполнить книгу интересными фактами, неизвестными даже людям, давно интересующимся конфликтом. Старался автор и сохранить объективность. Как и большинству других участников форума, мне представляется, что книга несколько “накренена в азербайджанскую сторону”. Формулировки типа “трагедия 1915 года” и “захват” армянами своих же сел неизбежно наводят на такую мысль. Впрочем, впечатления, что автор это делает специально, у меня нет. Скорее он перестарался в стремлении быть объективным и политкорректным. Огорчает другое. Обилие фактических ошибок. Просто шокирует то, что армяне “потерпели полное поражение от турок при Сардарабаде” и то, что в марте 1920 года погибли “сотни шушинских армян” (все та же 9 глава). При том, что, на самом деле, погибли как минимум тысячи, если не десятки тысяч. Хочется надеяться, что это просто ошибка. Книга явно недостаточно отредактирована на предмет удаления таких очевидных фактических ошибок.

Мелик, Россия

 

Хочу выразить благодарность автору книги “Черный сад” за попытку объективного подхода при описании в ней известных событий. Конечно, здесь немало псевдофактов и, возможно, незаинтересованность автора углубляться в историю. Но интересен сам взгляд со стороны. Меня также поразило простое человеческое сострадание к карабахской трагедии, которое чувствуется в каждой мысли автора, демонстрирующего все тяготы войны. Но мне также интересно, какое впечатление производит данная работа на людей со стороны – неосведомленных, но желающих понять, что же все таки произошло в этой жемчужине Кавказа. Очень много образованных, чистых сердцем и не очень людей пытались дать оценку событиям в Карабахе… Но желание не обидеть ту или иную сторону всегда мешало оставаться объективным до конца. Глупо оправдывать агрессора и обвинять жертву, якобы не давая склонить часу весов “правды” на чью-либо сторону… Это уже необъективно.

Sabuhi, Azerbaijan

 

Том де Ваал постарался разобраться в истории конфликта и при этом остался непредвзятым к той или иной стороне. По книге можно легко проследить хронологию всех тех действий, которые привели к боевым действиям и к жертвам впоследствии, кто начал эту войну и что из этого вышло. Также видно, насколько были беспомощны главы республик и как лбами их сталкивало руководство СССР, впоследствии оставив их один на один с проблемами. И к чему это привело – Армения выиграла бой и получила на какое-то время Карабах, но из-за этого осталась в изоляции, население бежит, Карабах не развивается, а боевые действия могут начаться в любой момент. Азербайджан де-факто потерял земли, получил беженцев, единственное, что его спасает – это только нефть, но и это не вечный ресурс.

Очень запомнилось описание трагедии в Сумгаите, все те зверства, происшедшие там, и как цинично сделали “крайним” одного армянина, забыв о том, что все остальные осужденные (более 80 человек) были азербайджанцы. И правильные слова он написал о рассуждениях армян и их заблуждении: “Иными словами, Азербайджан является пособником Турции, которая лелеет историческую мечту об уничтожении Армении. В этой армянской истории, основанной на памяти о геноциде, пережитом в 1915 году, упускается тот факт, что азербайджанцы и турки – не одна и та же нация; что Азербайджан никогда не был частью Османской империи; что в истории ХХ века есть столько же случаев зверств, совершенных армянами против азербайджанцев, сколько и азербайджанцами против армян. Фактом является и то, что армяне жестоко обошлись с азербайджанцами на их собственной территории.”

Александр, Россия

 

Автору можно простить неточности. Видно, что он собрал огромное количество фактов, с которыми во всех случаях полезно ознакомиться и армянам, и азербайджанцам. Есть много такого, о чем мне было крайне неприятно узнать, но это не дает мне повода злиться на автора или называть книгу “заказом”. Это – пища для размышлений.

Наиболее ценным в книге, на мой взгляд, было то, что зафиксирован факт постоянных скрытых попыток советских властей Азербайджана деармянизировать Карабах. Эти попытки продолжались вплоть до момента развала СССР, когда они уже приняли открытый характер. Как армянину, мне сейчас трудно представить какой-либо иной выход для карабахцев, кроме как взять в руки оружие и защищать свою землю, свои культурные памятники и могилы своих предков. Был ли другой выход? Книга де Ваала ясно показывает, что другого выхода не было.

Благодарю БиБиСи за публикацию, и с нетерпением жду оставшейся части книги.

Jeffry Lebowski, Armenia

BBCRussian.com

——————————————————————————————-

непризнанные

Почему Карабах не дружит с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем?

Нагорный Карабах продолжает заданный примерно год назад курс политического дистанциирования от остальных трех непризнанных республик (Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия), образовавшихся после распада СССР. В последний период Степанакерт под тем или иным предлогом отказался от целого ряда мероприятий, в том числе – встреч на уровне глав МИД и руководителей непризнанных республик. Отказался он и от практики обмена с “братьями без статуса” традиционными поздравлениями в знаменательные для них дни. Пытаясь понять мотивы карабахской стороны, следует четко обозначить – Нагорный Карабах не проводит собственной внешней политики, его приоритеты и последующие шаги определяются и одобряются непосредственно Арменией, а еще точнее – ее высшим руководством. Таким образом, курс Нагорного Карабаха – лакмусовая бумага, позволяющая с большой долей точности определить устремления армянской стороны в целом.

Неаргументированный аргумент

Объективным аргументом Степанакерта, мотивирующим пассивность в налаживании контактов и координации подходов с другими непризнанными государствами, может выступать так называемый географический фактор. Известно, что Нагорный Карабах не имеет общих границ ни с одной из непризнанных республик постсоветского пространства. Свою пассивность карабахская сторона может объяснить и отсутствием мало-мальски значимых экономических программ, связанных с Сухуми, Цхинвали или Тирасполем. По сути, Нагорный Карабах связан с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем лишь общностью исторической судьбы и единой целью – обрести суверенитет и выбрать свою модель дальнейшего существования. Однако и на этой стезе Степанакерт особой активности к сотрудничеству не проявляет – в качестве аргумента на сей раз может выдвигаться следующая формулировка: Карабах в настоящее время экономически более развит, обладает весомой поддержкой западной армянской диаспоры, а переговорный процесс по урегулированию карабахской проблемы продвигается гораздо успешнее, чем у остальных “непризнанных коллег”. С последним утверждением, конечно, можно поспорить, но…

Очевидно, эти и другие аргументы на самом деле не имеют абсолютно никакого касательства к истинным настроениям и реальным мотивам. Как уже отмечалось, Нагорный Карабах не проводит собственной внешнеполитической линии, так что все предлагаемые аргументы носят исключительно риторический характер.

Нериторическим, реальным аргументом Карабаха, определяющим если не демонстративный, то, во всяком случае, недвусмысленный отход от сотрудничества с другими непризнанными республиками, является позиция Армении – в данном случае не в процессе урегулирования карабахского конфликта, а в целом продиктованная субъективным восприятием международных и региональных реалий. Армянская дипломатия взяла курс на полный отказ от всяческих параллелей между Нагорным Карабахом и другими непризнанными республиками, преследующими, по сути, идентичную цель. Принятие такого решения, хотя и полностью зависит от Армении и лиц, определяющих ее внешнеполитические приоритеты, но, вместе с тем, затрагивает ряд весьма щепетильных, а местами и острых вопросов. Прежде чем приступить к их описанию, следует попытаться, как и в случае с собственно Карабахом, раскрыть возможные аргументы официального Еревана.

Решение Армении свести к минимуму контакты Степанакерта с Сухуми и Цхинвали (в данном случае Приднестровье решающей роли не играет) может исходить из стратегического интереса, или, вернее, стратегического опасения испортить взаимоотношения с Грузией. Действительно, ожидать от Тбилиси положительной реакции на углубление контактов армян Карабаха с армянами Абхазии было бы наивно. Таким образом, Ереван, демонстрируя подчеркнутый нейтралитет в абхазском и югоосетинском направлениях, завоевывает “безразличие” Грузии к вопросу Нагорного Карабаха, а также исключает возможность санкций Тбилиси, которые могут загнать Армению в окончательный тупик. Известно, что в условиях блокады со стороны Турции и Азербайджана основная коммуникационная артерия, связывающая Армению с внешним миром, пролегает через территорию Грузии.

В качестве второго аргумента (может, несколько глобального характера) Ереван мог бы привести затянувшуюся тенденцию ослабления региональных позиций России – фактически, основного гаранта безопасности Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Мол, связывая Карабах с указанными де-факто республиками, вопросы безопасности и гарантии урегулирования карабахского конфликта предстанут в глазах мирового сообщества в связке с региональной миссией Москвы. И, напротив, отказавшись от этой связи, можно завоевать благосклонность Вашингтона – главного патрона Грузии и основного конкурента Москвы.

Третьим аргументом могло бы стать простое нежелание Еревана усложнять и без того сложную карабахскую проблематику.

Нефактический факт 

Очевидно, аргументы появляются там, где в них есть необходимость. Откуда же появляется необходимость?..

Решение о минимизации контактов Нагорного Карабаха с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем, особенно – по части обмена визитами и совместных деклараций, исходит из конкретных соображений, связанных с политической ситуацией на Южном Кавказе, а также исходящих из этой ситуации целей и задач Армении. Специалисты утверждают, что с того момента, как официальный Ереван подписал программу индивидуального партнерства с НАТО (IPAP), разговоры о комплементарной внешней политике всерьез просто не воспринимаются. По сути, армянская сторона четко обозначила вектор и временные рамки сближения с НАТО вплоть до полного членства. Вышесказанное, тем не менее, не может восприниматься самодостаточной “необходимостью”, заставившей Ереван отказаться от моральной поддержки непризнанной пророссийской “тройки”. По всей видимости, “необходимость” пересмотра некоторых позиций в указанном направлении отчасти навеяна Армении нынешним климатом армяно-российских отношений. Декларированное двумя государствами стратегическое партнерство подвергается в данный исторический период нешуточному испытанию на прочность. Две страны, прекрасно осознающие суть и дух стратегического партнерства, испытывают затруднения в плане непосредственного выполнения функций “партнера”. В частности, наблюдается явная нестыковка в партнерских запросах и ожиданиях – с возможностями и интересами сторон дуэта. Проще говоря, каждая из сторон, решившись выполнить запрос “партнера”, может нанести непоправимый ущерб собственным интересам. К примеру, если Россия ожидает от Армении более акцентированной политики в адрес Грузии, то Армения была бы не против определенного давления со стороны России на Азербайджан и Турцию. При этом стороны прекрасно понимают, что в нынешней ситуации Армения не станет входить в конфронтацию с Грузией, поскольку в этом случае подорвет основы своей безопасности, а Россия не будет конфликтовать с Азербайджаном, поскольку поставит под вопрос свое присутствие на Южном Кавказе, а также и без того хрупкую стабильность в Дагестане. Примечательно, что, несмотря на такую нестыковку, цели Армении и России на Южном Кавказе идентичны – это обеспечение региональной безопасности, разблокирование коммуникаций, снижение влияния нерегиональных силовых центров, а также стран, сопутствующих интересам этих центров, в частности  -Турции и Грузии. Таким образом, Москва и Ереван лишаются точек соприкосновения в решении общих задач. Такая каверза для армянской стороны становится практически неразрешимой в условиях многолетней коммуникационной блокады и столь же долгого давления со стороны прозападных соседей. Таким образом, реалии вынуждают Ереван идти на нелогичные шаги. Как это ни парадоксально, именно нелогичных шагов с армянской стороны и ждут ее соседи, а также их западные партнеры. Ведь невозможно объяснить с позиции армянской логики такой навязываемый Еревану приоритет, как вхождение в единую систему региональной безопасности с Турцией и Азербайджаном. Зато если Армения, вопреки здравому смыслу, поверит в “чудотворную” интеграционную силу НАТО, то предвидеть исход карабахской эпопеи особого труда не составит – стоит лишь вспомнить, как решалась проблема Косово в той же единой системе евроатлантической безопасности. Трудно также понять, как Армения, наращивая партнерство с НАТО в рамках IPAP, будет выстраивать свои отношения с Ираном. И уж совсем непонятно стремление армянской стороны (особую активность в данном вопросе проявляет спикер парламента Артур Багдасарян) к созданию Межпарламентской Ассамблеи Южного Кавказа, когда делегация из Армении составит в этой структуре явное меньшинство.

Говоря об интересах Армении, стоит упомянуть и интересы других стран региона – Грузии и Азербайджана. Теоретически, желание видеть регион стабильным и безопасным не чуждо и этим странам, однако в реальности  Баку и Тбилиси связывают все с нерешенными конфликтами – соответственно карабахским, абхазским и югоосетинским. Причем, решение этих конфликтов, во всяком случае – Грузии – видится в увеличении втянутости нерегиональных силовых центров, и, следовательно, в изменении баланса сил в регионе.

Чем успешнее грузинская сторона орудует на этом поприще, тем заметнее становится крен  армянского внешнеполитического курса. При этом Ереван отказался от оперирования во взаимоотношениях с Грузией целым арсеналом “болевых приемов”. В этом контексте контакты Нагорного Карабаха с Абхазией и Южной Осетией не самый эффективный из них, если учитывать, что заведомо битым оказался фактор армянской демографической доминанты в Джавахети, а неиспользованным – мощный армянский пласт в Абхазии.

Непрогнозируемый прогноз 

После вывода российских военных баз из Грузии фактическое региональное военное присутствие России обеспечивается на территории Армении. Данное обстоятельство, вне зависимости от всего, в том числе – маневров Армении на внешнеполитической арене, закрепляет за этой республикой статус партнера России. Совсем иная картина создастся в том случае, если Ереван проявит готовность решить вопрос российского военного присутствия по грузинскому сценарию. Впрочем, никаких симптомов, свидетельствующих о такой готовности, пока нет. Тем не менее, как уже отмечалось, общее нарушение логики политических процессов на Южном Кавказе, спровоцированное активностью США и ЕС, уже подтолкнуло Армению к определенным нерешительным, но все же симптоматичным шагам. К их числу, помимо подписания IPAP, следует отнести поддержку Ереваном неестественной активности стран Прибалтики на Южном Кавказе в виде создания законодательной базы для военного сотрудничества, ускоренную смену приоритетов партийных структур, многие из которых фактически провозгласили европейский курс, а о партнерстве с Россией говорят крайне мало и крайне тихо. Эксперты указывают и на негласное торпедирование армянской стороной некоторых экономических проектов с участием России – в частности, создание нормативных препонов в процессе запуска предприятий с российским капиталом и затягивание вопроса о строительстве 5-го блока Разданской ТЭС.

Естественно, некий маятник, на который сегодня походит армянская модель внешней политики, оставляет шанс Еревану, исходя из дальнейших событий на международной арене, в короткий срок вернуться на исходную позицию. Однако уже сегодня можно определить, каков будет итог запоздания обратного хода этого маятника. В этом случае Армения, обладая значительно менее весомой ресурсной базой, поставит себя точно в такие же условия, как и два ее соседа – Азербайджан и Грузия. Между тем, в нынешней ситуации партнерство с Москвой делает Армению исключением в регионе, что добавляет ее позициям определенную долю стратегической ценности. В перспективе эффективность союзничества с Россией для Армении будет тем выше, чем меньше удельный вес позитива во взаимоотношениях Москвы с Баку и Тбилиси.

Если Армения, благодаря своему географическому расположению, а также богатой на противоречия повестке взаимоотношений с соседями, представляет определенную ценность для российской стороны, то для западных держав эти противоречия являются лишь камнем преткновения в намерении сделать регион примитивным транзитным коридором, стратегическим буфером для России и площадкой давления на Иран. Западный мир менее всего учитывает и намерен учитывать национальные интересы стран региона. В этом плане Армении в западном сценарии уготована роль статиста, но никак не важного регионального игрока, планомерно отстаивающего не только свои позиции, но и позиции выбранного однажды стратегического партнера. То же самое касается и позиций Армении в двух жизненно важных для нее направлениях – азербайджанском и турецком. Сегодня практически все экономические проекты США и стран Европы завязаны на оси Азербайджан-Грузия-Турция, поэтому, несмотря на значительную финансовую поддержку со стороны ведущих игроков западного альянса, Армения не получила их поддержки ни по одной из важных политических проблем. Очевидно, региональные проекты и программы США и ЕС нацелены не на удовлетворение национальных запросов стран региона, а, наоборот, на продвижение западных интересов в регионе, обеспечение доступа к нефтеносным и транзитным возможностям Южного Кавказа.

Неподведенный итог 

Пока Ереван, отдавая дань политической конъюнктуре, пытается без резких рывков корректировать свой внешнеполитический курс, Степанакерт, лишенный такого маневра и имеющий на повестке всего несколько вопросов, демонстрирует недопустимую косность. При этом здесь прекрасно понимают, что полностью отгородиться от “конфликтных собратьев” по постосоветскому пространству им вряд ли удастся – уж слишком много общего в их целях. Очевидно, любое обострение на абхазском или югоосетинском фронте, инициированное Грузией, станет новым стимулом для щедрого на военные угрозы Азербайджана. Вероятность азербайджанского блицкрига еще больше увеличится, если возможная военная инициатива Тбилиси обернется для грузинской стороны успехом. Что касается западных “гарантий”, то надежд на их серьезность, как и лет сто назад, когда Армения потеряла добрую половину своей территории и треть населения, могут оказаться тщетными. Зато новейшая история Армении и Нагорного Карабаха, свидетельствующая, прямо скажем, о немалых достижениях, написана в период стратегического партнерства с Россией.

http://www.regnum.ru

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s