№ 18 / 15 октябрь

“Демо” / № 18 (37) / 15 октябрь, 2005г.

Лондон в плюсах и минусах 

Карине ОГАНЯН
Лондон

Для человека, выросшего в маленьком и далеком от центра мира Карабахе, Лондон может быть притягательным и чужим – одновременно. «Это, конечно, не Степанакерт…» – такой полушуткой  я обычно отвечаю на вопросы друзей о впечатлениях в Лондоне. В принципе, любой человек,  выросший в провинции,  в любом мегаполисе может почувствовать подавленность и дискомфорт, в Лондоне – тем более. Сами лондонцы путаются в массах переходов метро, количестве автобусов, такси, автомобилей и нескончаемого потока пешеходов. 7 миллионов населения в городе плюс около 8-9 миллионов туристов и временно проживающих здесь – быть может, именно от такого количества людей разного цвета в первые дни начинает рябить в глазах.

Но, несомненно, в Лондоне стоит немного пожить – хотя бы для того, чтоб понять, как он хорош, а также оценить образ жизни и те плюсы, которые имеются на Родине. Неофициальная столица мира, всемирно признанный туристический центр, родина многих выдающихся исторических персонажей, город удивительной красоты с замечательным историческим наследием, культурой и традициями. Это и есть Лондон – финансовый и политический центр мира, одна из мировых столиц моды, музыки и искусства.  Рабочий день в Лондоне начинается у всех в разное время суток – у кого-то спозаранку, у кого-то поздно вечером. Но одинаково – все спешат! Спешат всегда – это здесь естественный образ движения, без этого в Лондоне не выжить. Многие проводят в общественом транспорте часть своей жизни…

Долгая дорога в офис с разными пересадками, вечером – тот же путь обратно. Дамы успевают за это время нанести редкий макияж, мужчины – прочесть все новости во всех газетах «от и до».  Первое, что замечаешь по приезде в Лондон – времени на просто «жить» тут почти не хватает. Здесь очень трудно общаться и дружить – расстояния являются большой помехой.  И еще – менталитет людей: в Лондоне невозможно завалиться в гости без предупреждения, невозможно потревожить кого-то без дела и невозможно заплатить за кого-то в транспорте или ресторане, не поймут… Здесь есть все, чтоб ощутить принадлежность к мировой культуре и европейским ценностям и есть все, чтоб почувствовать себя бесконечно одиноким. Есть бесплатные музеи и выставки, при этом приобщение к Искусству может стоить очень дорого. Вокруг полно достопримечательностей, но времени, чтоб просто остановиться, оглянуться вокруг и восхититься красотами архитектуры, человеческой мысли и человеческих рук обычно не бывает – лондонцы живут в постоянном цейтноте, вечной спешке, повсеместных очередях «вежливости» и четкой «запланированности».

Один из несомненных плюсов, который бросается в глаза сразу: Лондон – город всех наций, рас и многоцветья лиц, культур, вкусов, стилей, религий и подданств. Дети вырастают толерантными и терпимыми космополитами, потому что с детства привыкают видеть в своем окружении разные расы и культуры, слышать речь на разных языках мира. Это и есть несомненное отличие от нашей армянской «привычки» к самим себе, когда даже другой диалект родного языка воспринимается с определенным отчуждением… О стереотипах. В «Туманном Альбионе» большей частью ясная погода – туман в Лондоне бывает не чаще, чем в Степанакерте. Дожди – тоже… Чопорность англичан тоже в прошлом – они часто улыбаются прохожим без причины и готовы оказать любую помощь, если о чем-то попросить их. Вежливы до бесконечности, а самое распространенное слово, которое можно услышать здесь на каждом шагу – наверное, “sorry”…

Несмотря на то, что  Лондон занимает площадь около 625 кв. миль, в нем практически невозможно потеряться – человек, хоть как-то знакомый с английскими буквами и понимающий направление стрелок, непременно найдет нужный транспорт, офис, дом и все остальное – в отличие от Степанакерта, улицы пестрят надписями с названиями улиц, мест автобусных стоянок – вплоть до надписей для пешеходов на каждом дорожном переходе «Смотрите направо» или «Смотрите налево»… Кстати, о «левом» – политики тут преобладают «левоцентристские», движение – левостороннее, но о «левых» доходах тут и речи быть не может – здесь царят закон и порядок.  Биг-Бен, голос Лондона, показывает точное время с 1859 года.

Звук курантов этих  огромных часов ежедневно можно услышать по ВВС, а по всему Лондону можно увидеть «маленьких Бенов» – копии главных часов, по которым планета начинает отсчет времени в Новом Году. В центре города также можно встретить три непременных атрибута Лондона – телефонную будку, почтовый ящик и двухэтажный автобус. Еще одна «достопримечательность» здесь – Королева, ее привычки, семья, дворцы, ритуалы и церемониал. Если над  Букингемским дворцом развевается флаг, значит, Ее величество дома.  Другой атрибут Лондона – пабы. Если сегодня пятница, то народ начинает в пабах отмечать свой уик-энд – отдых от ежедневной спешки и суеты.  Два необходимых компонента в Лондоне – не зонтик от дождя и не чай в пять вечера. Без этого тут прожить можно! А вот чего в Лондоне может не хватить – это свободного времени и… денег. Лондон – один из самых дорогих городов мира. Езда на общественном транспорте обходится очень дорого.

Вопреки всем принятым в мире нормам, здесь метро – далеко не дешевый вид транспорта. Больше предпочитают езду на велосипедах – дешевле. Собственные автомобили тоже, конечно, хороши, но недавно на их въезд и парковку в центре города настолько повысили налоги, что люди перестали ездить на работу на собственных авто. Наверное, поэтому тут не встретишь больших пробок и опозданий про причине этой «болезни мегаполисов». И главное – в Лондоне надо жить лондонскими ценами, потому что если начать переводить фунты на драмы и понимать, что скромный обед на одну персону обошелся в тысяч десять, то хочется поскорее уехать отсюда, потому что ну какая бы ни была ручка простая, вряд ли стоит ее покупать за 4 тысячи драмов… Но! «Увидеть Париж и умереть» сегодня можно отнести не только к Парижу – Лондон великолепен, и в нем стоит побывать, несмотря на все деньги мира…  “Если Вы устали от Лондона, то Вы устали жить, потому что здесь есть всё, что можно ждать от жизни”, – так писал Сэмьюэль Джонсон в 1777 году. Действительно, даже за очень долгое время невозможно успеть узнать весь Лондон – здесь камни дышат историей, а запасы шедевров – неисчерпаемы.

Помимо того, что в Лондоне можно приобщиться к культурным ценностям всего мира, здесь можно побаловать себя и самой различной кухней. Популярны китайские, индийские, тайские, итальянские, шотландские рестораны, из более знакомых нам – турецкие… Армянских ресторанов немного, вообще – первого армянина мы встретили в греческом ресторане, когда официант полюбопытствовал, откуда мы. Молодой парень из Ливана, Шант, сидящий за соседним столиком, вежливо вмешался в разговор на английском: «Я правильно понял – вы армяне, hay?..» Он удивился, потому что армяне здесь не очень-то часто встречаются. Позже мы познакомились и с другими соотечественниками – людьми, приехавшими в Лондон за лучшей жизнью. Чем-то довольные, чем-то нет, они часто говорили, что несмотря на ностальгию, намерены оставаться здесь, потому что у детей тут будет более обеспеченное и хорошо прогнозируемое будущее. Они часто проводили параллели, называя самым плохим качеством Лондона – отсутствие простого человеческого общения, а самым хорошим – лучшие возможности для детей.  Увы, но гуляя по городу, часто думала о том, что для многих карабахцев Лондон так и останется «городом в телевизоре», что многие дети никогда не увидят знаменитые лондонские уличные представления и не покатаются на известном Лондон-айрс, а многие студенты не смогут побывать в лучших музеях и библиотеках, выставках и галереях, подучиться в лучших университетах и у известных профессоров.

Конечно, каждый город имеет свои плюсы и минусы – и в этом единственная схожесть Лондона и Степанакерта. Просто знаки эти пропорционально разнятся: Лондон величественен, стар и молод одновременно, в нем много ярких красок и цветов, разных культур и наречий, много истории и современности – сюда стоит приехать, посмотреть все это, окунуться в его жизнь со знаменитыми премьерами, магазинами, памятниками и экспонатами, подучиться культуре и терпимости его жителей… А жить… жить все- таки лучше каждому – на Родине, там, где человек может самореализоваться как личность и где в тебе все-таки больше нуждаются.

В Степанакерте – мало великолепия и историко-архитектурных памятников, но есть и много своих ценностей, основная из которых – время, чтоб остановиться. Остановиться – и подышать чистым воздухом, или просто зайти вечером к друзьям на чашку кофе, или не бежать за автобусом в погоне за вечной нехваткой времени, или не бояться просто прогуляться по ночному городу в одиночку и не есть эти вечно-невкусные сэндвичи… Может, действительно – «хорошо там, где нас нет»? У  всех – свои взгляды и ответы на этот вечный вопрос. Но сегодня, смотря из далекого от Карабаха Лондона на жизнь в Степанакерте, я подумала, что правы были сказавшие: «в гостях хорошо, но дома всегда лучше»… И неважно, что в «доме» есть много проблем и загвоздок, важно стремление к «ремонту» и изменениям – может, тогда удастся свести все «плюсы» и «минусы» двух разных цивилизаций в колонки, не очень-то и отличающиеся друг от друга по форме, содержанию и размерам…

——————————————————————————————

Восток – дело тонкое

посвящается Симону, а также всем любящим и любимым

Сусанна БАЛАЯН
Степанакерт-Тегеран-Степанакерт

“Восток – дело тонкое”,- говаривал рядовой Сухов в знаменитом и любимом всеми гражданами бывшей Страны Советов фильме “Белое солнце пустыни”. Причем, истину сию он испытал на собственной, как говорится, шкуре. Видно, так и только так она поддается постижению.

Истина открылась не сразу

Путь на восток, в древнюю страну Персию для нас – Госкапеллы Арцаха под руководством Нины Григорян, а также двух журналистов арцахской прессы – начался уже с отрезка Горис-Капан-Мегри. Через горы, а в ущельях – через персиково-грушево-яблонево-гранатовые сады – мы все ближе подъезжали к загадочному, неизведанному для нас миру. Но наше нетерпеливое желание – сразу по прохождению таможни, пограничной заставы узреть, узнать тот самый Восток – увы, не увенчалось успехом. От шестичасовых таможенных проверок с обеих сторон, утомительного тысячекилометрового пути по ровной то ли равнине, то ли пустыне (взависимости от наличия оросительных систем), неопрятных обочин (почему-то мусорные ящики везде стояли открытыми, а ветер разносил по полям и лугам весь мусор), дневной жары и ночного холода восток нам показался скучным, утомительным, нескончаемым… Отходили целый день и вечер. Потом были репетиции, ряд концертов, экскурсии по столице. Об этом еще будет написано обстоятельно, подробно. Но сейчас хочется рассказать об одном из бархатных тегеранских вечеров, неожиданным образом открывшим неуловимое очарование Востока.

Ничто не предвещало откровения

После второго концерта, как обычно, собрались вокруг пианино, а за инструмент привычно сел Симон.

Окутанные бархатом ночного неба, какими-то неуловимыми воздушными фибрами мы почувствовали, сидя у пианино на импровизированной сцене, очарование розы Востока, чудноголосового соловья, грациозность игривых завитушек, что бесконечное множество раз отображались на восточных коврах, миниатюрах. Чувство было уникально, особенно от того, что вокруг открытого зала союза “Сипан”, где капелла давала свои первые концерты, грохотал все более урбанизирующийся Тегеран.

Уносимые музыкой настроения

Восток – дело тонкое – окутал нас, примостившихся кто как на сцене, вошел в наши души. И мы запели. Не знаю, почему, но пели мы только и только песни о любви. Пели кто как мог, сколько мог. Пели те песни – армянские, русские, европейские, которые настраивали на лирику, создавали настроение, созвучное нашему. А может, это правда, что в эфире мысли человеческие встречаются, перекрещиваются, и импульсы от них достигают дорогих сердцу нашему людей. Порой ведь мы чувствуем, что где-то далеко с нашими родными, любимыми происходит беда или радость. Называем это случайностью, совпадением. Не верим тому, что человеку дано свойство общаться друг с другом на расстоянии. На Востоке, видно, люди давно знают об этом уникальном свойстве человека, возможно, часто пользуются этим древним видом сообщения: от того-то и ночной воздух у них особенный, чудодейственный.

Молодой арцахский композитор Симон Саркисян (хористы называли его просто – Сема) импровизировал в ночной тиши виртуозно, проникновенно. Ворчал под нос сам на себя: почему, мол, не все тексты прекрасных мелодий знает как следует. Ворчал и на нас, не всегда точно выводящих мелодию, не всегда впопад. И корректировал сам себя: странно, почему-то сегодня хорошо петь, играть через ноту. И опять, как бы не веря чуду, подправлял: такое тоже бывает. Мы сами удивлялись, что созвучные нашему настроению песни мы находили из каких-то потайных закоулков памяти легко. А если поток чудесных звуков все же приостанавливался на минуту, к поющим подключался еще кто-то, и поток вновь уносился ввысь.

Однажды, в бархатный вечер

Однажды, в один из бархатных тегеранских вечеров, когда мы пели почему-то только мелодии любви, настроения, нам почудилось, что мы соприкоснулись с душой Востока. На поверхности грохочущего от шума нескончаемых потоков машин, усиленного хода новостроек, гомона снующих по бесчисленному множеству магазинов людей миллионного города, души не видно, не слышно было. Но вот днем позже, когда нас повели в знаменитый музей персидских ковров, она – хрупкая, изящная в образе то прекрасной пери, то заливающегося в песне вокруг розы соловья, то в бeсконечных изгибах орнаментики пушистых ковров, появилась во всей своей красе – гордая и ранимая, веселая и печальная, доступная и далекая, как одна из тысячи жен шахин-шаха, тело которой принадлежало его ненасытной похоти, а изнывающая душа летела в эфир на виртуальную встречу с тоскующему по ней любимому. Какой ей еще быть посреди утонченной пышности, роскоши и свирепой, слепой жестокости.

Может, потому символом музы востока стала роза – прекрасная, благоухающая, ранимая (хоть и колючая), и обреченная быть сорванной. Может, потому в заповедных палатах шахин-шаха под нежный аккопанемент кемянчи она пела свои песни тихо и проникновенно. Кемянчи, что хранилась (вместе с другими инструментами) любовно в дворцовых комнатах последнего шаха Персии.

Говорят, он был удивительной души человек. Имел трех жен. “Всего-то”,- подумал про себя каждый из нас, удивившись скромности сексуальных запросов шаха. Но последний шах древней страны персидской ошеломил нас. Оказывается, прежде чем привести в дом вторую жену, он разводился с предыдущей. Шах… И однолюб?.. Еще говорят, что Мохамед Реза, так звали последнего шаха, имевший европейское образование, сделал многое, чтобы приблизить свою страну к ценностям и критериям западноевропейской цивилизации. Потому-то и разводился, прежде чем снова жениться. А вот мне, да простит мне Бог за мою смелость, показалось иначе. Когда мы с трепетом проходили по комнатам, где жил шах с семьей, обозревали собранные им ценности культур Запада и Востока, подумалось, что он единственный из всех шахских династий сумел вникнуть в душу музы Востока, когда она под нежный аккомпанемент кеманчи пела свои песни тихо и проникновенно, а главное, понять, о чем. А пела она, не сомневайтесь, о том, что любовь – великая сила, великое благо души человеческой. Что благо это снисходит к двоим – мужчине и женщине, сливая их в неразрывное целое. Не разводите любящих, слышится в веках ее голос, ибо они Богом мечены друг для друга. В подтверждение верности моих догадок с удовольствием напоминаю о древней восточной поэме “Лейла и Межлум”. Прямой, искренний, вселюбящий взгляд Мухаммеда Резы и его нежной спутницы жизни красноречиво свидетельствовали о том, что он – не образец европейской культуры, а сошедший с этих древних, сокральных поэм живой образ. В тот самый вечер Симон, хоть и не на кеманче, а на пианино, тоже играл тихо и очень проникновенно. Никто из поющих не старался блистать вокальными данными: каждого завораживала душа песни.

Ни одной звездочки не было видно на небе, хотя не было облачности. Бархат ночи все больше укутывал нас. На глазах происходило таинство: каждый мысленно обращался к любимой, любимому, подобно рядовому Сухову, который в окружении девяти красивых женщин Востока обращался только и только к своей “ненаглядной Катерине Ивановне”.

Кажется, никто не сомневался, что наши мысли летели легко и без труда достигали адресатов. Не так ли, любимые и любящие тех, кто пел в тот поздний бархатный тегеранский вечер под трепетный аккомпанемент Симона мелодии настроения?

—————————————————————————————–

граждане

Все равны, но некоторые… равнее других

Карине АВАНЕСЯН

Однажды лозу спросили, насколько высоко она может подняться? И ответила лоза: “Дайте мне руку, и я поднимусь до самого солнца…” Так дайте же человеку руку, и он поднимется до самого солнца.

Естественные стремления человечества, приведенные к самому простому знаменателю, могут быть выражены в двух словах: “Чтобы всем было хорошо”. Человеку, живущему уже в 21 веке, достигнувшему колоссальных вершин, было бы полезно не забывать, что человечество было сформировано не императорами, жрецами и полководцами, а теми, кто создал топор, колесо, самолет, кто нашел злаки, наблюдал за звездами, кто открыл железо, полупроводники, радиоволны… Сегодня нам уже не надо открывать Америку, создавать колесо. Сегодня мы строим цивилизованное правовое государство. И истинный показатель цивилизованности – не уровень богатства, не величина городов, не обилие урожая, а облик человека, воспитываемого страной. Итак, кого же мы воспитали и “кому на Руси жить хорошо”?

А воспитали мы “папиных сынков”, которым все и вся дозволено, для которых забронированы уже места в престижных вузах, которых дожидаются вакантных мест в министерствах и правительствах.

Воспитали мы энтузиастов, которые с большим вдохновением выполняют свои обязанности, даже не задумываясь о своих правах.

Воспитали мы также много людей, которым никто не помог пробудиться.

Так, “кому же на Руси жить хорошо”?

А хорошо жить именно “императорам”, “жрецам” и “полководцам”, а остальными, как в математике, можно пренебречь.

Итак, народу, строящему молодое правовое государство, надобно хорошо мыслить, а чтобы хорошо мыслить – надо хорошо жить, а чтобы хорошо жить – надо создать хорошие условия для жизни и хорошие законы. Ведь достоинство государства зависит в конечном счете от достоинства образующих его личностей… я бы добавила сюда и достоинство закона.

Действительно, закон и исполнение закона – дерево, а получившийся исход в результате исполнения этого закона – тень. И очень часто мы заботимся о тени, когда надо подумать о дереве.

Не буду вас далее мучить своими рассуждениями, сразу перейду к основной и многим интересной теме.

Наверное, всем известно, что в ноябре 2003 г. в НКР был принят закон “О гражданской службе”. Целью системы гражданской службы является обеспечение управленческого аппарата республики здоровыми квалифицированными кадрами. В функции Совета гражданской службы  входит создание перечней, должностных паспортов, формирование и перераспределение кадрового потенциала, обеспечение социальных гарантий гражданских служащих и т. д. Но этим деятельность Совета гражданской службы не ограничивается. Совет занимается переподготовкой и аттестацией кадров, а также организацией конкурсов и созданием резерва.

Для тех, кто хоть как-то сталкивался с гражданской службой, два последних пункта, наверное, самые наболевшие.

Какие мнения появились у людей с внедрением системы гражданской службы, я попыталась узнать, поговорив с некоторыми гражданами.

NN: – О гражданской службе я узнала из средств массовой информации. Прочитав в газете “Азат Арцах” список вакантных должностей, поспешила разузнать о них поподробнее у самих сотрудников Совета гражданской службы. Последние ввели меня в курс дела, да так, что мне сразу же на ум пришли небезызвестные слова: “Лед тронулся, господа присяжные”. Вот где можно проявить себя! Я прошла так называемый “фильтр”, но на данную должность, увы, был избран временно исполняющий обязанности этой должности. Тогда я подумала: огорчаться не стоит, так как меня зарегистрировали в долгосрочном резерве кадров, срок которого всего 1 год – все равно мне предложат какую-нибудь работу… Срок этот закончился, мои надежды не оправдались, и я с горечью повторяю про себя: карабахский менталитет.

Характер народа, как и характер отдельного человека, то есть ментальность, складывается раз и навсегда. Конечно, наверное, все со мной согласны, что у нас, карабахцев, очень много хороших черт характера. Но это не дает нам право забывать о самой губительной черте – “системе знакомств”. Именно паталогическая любовь к знакомствам активно влияет на судьбу народа. Можете мне возразить, но в этом плане молодое поколение становится похожим на старшее, да еще совершенствуется по ходу. Конечно, надо хранить традиции, но лучше вырваться из их плена повсюду, где они препятствуют нашему движению вперед.

Нашего следующего собеседника тоже признали победителем конкурса, но на данную должность назначили опять же временно исполняющего обязанности этой должности.

М.М.: – Создается впечатление, что, объявляя конкурс, госслужащие ищут себе соперников, дабы соревнованием умножить собственную славу. Пока участники, признанные победителями, довольствуются своими успехами, “временно исполняющие обязанности” смеются над ними и уже празднуют свое утверждение всем коллективом, несмотря на то, что должностное лицо гражданской службы только в трехдневный срок назначает на данную должность одного из победителей конкурса. Спрашивается, зачем нужны тогда конкурсы, в данном случае – формальности?!

О.О.: – На вопрос, сколько побед нужно одержать, учавствуя в разных конкурсах, чтоб тебя назначили на ту или иную должность, члены Совета гражданской службы в один голос, как бы сговорившись, отвечают: “Если бы все желания исполнялись, едва успев возникнуть, чем бы тогда наполняли человеческую жизнь,- рассказывает с недоразумением наша очередная собеседница. – Ведь жизнь – не благодатная страна, где текут медовые и молочные реки… и т. д. и т. п.”. Можно подумать, что людям нечем занять себя, и от скуки они решили принять участие в конкурсах. Не буду пересказывать дальше их слова, опасаясь, что вас охватит ужас от их дерзкой прямоты. Все равно,  вам потом ответят, что, якобы, вакантных мест нет, хотя создание новых штатов, новых отделов, новых министерств происходит у всех на глазах, только на вакантные места назначаются не резервники, а…

Обращались ли наши резервники к Совету с вопросом об истечении долгосрочного срока? Какова будет судьба резервников? Не отчислят ли их из этого списка, так и не назначив на какую-нибудь должность?

Это те вопросы, которые так и останутся актуальными.

Но наряду с этим наших собеседников волнует одна проблема – условие конкурса, где, по их мнению, нужны новые подходы.

Л.Л.: – Я подал заявку на конкурс (не хочу называть организацию). Если б вы видели, с каким презрением взирают они на нас, чужаков, осмелившихся вступить на их порог. И несмотря на это, несмотря на все сказанное, мы с большим энтузиазмом готовились к конкурсу. В первом туре каждый надеется на свои силы: тестирование происходит в письменном виде, и копия остается у тебя. А вот второй тур – это тур “красивых глаз”.

Участники конкурса заходят на собеседование по-одному. Естетственно, никто не знает, как отвечает его соперник. А члены комиссии ведут себя следующим образом. Они, не стесняясь, переспрашивают друг у друга, кто временно исполняет обязанности на этой должности, дабы не ошибиться при голосовании. Представители соответствующего органа (а их двое) достаточно хорошо подготавливают своего кандидата, в данном случае – временно и. о., заранее предоставив ему те вопросы, которые будут задаваться во время конкурса, и тот с достоинством выходит из ситуации.

Представители Совета гражданской службы не хотят портить отношения с соответствующей организацией – им еще вместе работать и работать.

Другие два члена комиссии – представители общественных и научных организаций – пытаются понять, что происходит, но при этом не осмеливаются возражать против кого-то. Но если суть их присутствия состоит в том, чтобы угождать другим членам комиссии…

Собеседование заканчивается. Дальше идет голосование – тайное. Ты можешь ничего не отвечать, но зато тебе могут отдать все голоса, и наоборот, ты можешь ответить хорошо, но при этом могут голосовать против тебя. Это их выбор, их желание, и с этим по закону “О гражданской службе” никто не может спорить.

Не могу обойти молчанием и тот факт, что субъективность по отношению к кандидатам на данную должность проявляется и во время назначения. Закон позволяет руководителю соответствующего органа или лицу, имеющему право на назначение на данную должность, возможность сделать выбор между кандидатами. Естественно, предпочтение отдается “своему” кандидату, хотя очень часто другие кандидаты намного превосходят временно исполняющих обязанности и ответами, и профессиональными навыками, и трудовыми способностями.

Вывод один: закон “О гражданской службе НКР” несовершенен, подлежит изменению и доработке. Ведь закон, не подвергающийся изменениям и усовершенствованию, конченный закон.

Найти свою дорогу – в этом все для человека, это для него значит стать самим собою. Столкнуть вниз человека, пытающегося встать на ноги, очень легко, для этого требуется не так уж много ума, щедрости и организаторских способностей. Это может сделать любой. А настоящее величие, щедрость и государственный ум проявляются в постоянном поощрении каждого человека к тому, чтобы тот превратился в гражданина.

Только таким путем можно добиться развития нашей страны, повысить уровень цивилизованности.

——————————————————————————————-

Не перевелись в Карабахе хорошие врачи

Станислав ПЕТРОСОВ

Поводом для написания данной статьи послужила совершенно случайная встреча, произошедшая в один из воскресных дней. Я пришел на дежурство к своему молодому коллеге, хотя слово “молодой” – тут весьма относительное. Стаж его работы 10 лет, и я смело могу утверждать, с высоты своего 30-летнего профессионального стажа, что на сегодняшний день он, пожалуй, лучший специалист в данной области. Речь идет об анестезиологии и реанимации. Неоднократно проходивший стажировку в лучших клиниках Франции, Австрии и США, я не считал для себя зазорным проконсультироваться с ним по самым современным аспектам нашей профессии. В самый разгар нашего диалога в ординаторскую впорхнула молодая красивая девушка, и по тому, как они встретились, я понял, что они старые друзья, однокурсники и коллеги “по цеху”. Девушка оказалась анестезиологом-реаниматологом, мало того – военным медиком, в значительных чинах.

Забыв обо мне, они начали обсуждать сначала проведенный отпуск, а затем плавно перешли на чисто профессиональные темы. Я молча, в течение почти 3-х часов слушал диалог своих молодых коллег и, я не постесняюсь этого слова, возликовал. Слава Богу, думал я, что в Арцахе есть такие врачи, значит, еще не все так плохо, хотя нареканий в адрес арцахской медицины не делал только ленивый. И не без основания. Дыма без огня не бывает. А здесь – какой интеллект, какие полеты медицинской мысли, какой высочайший профессионализм. И мой первый “визави”, и незнакомка меня – старого врача – просто ублажили.

Решив познакомиться поближе, а заодно непременно довести до сведения читающей публики Арцаха (не только считающей, каковых, к моему глубокому сожалению, сейчас большинство), что есть еще “порох в пороховницах”, есть в Арцахе специалисты-медики высокого класса, я отправился в отделение, которым руководит уже почти десять лет доктор Аванесян Анаит Александровна.

Интервьюируя ее, я понял, что не ошибся в выборе, точнее, в субъекте выбора, своего точно уж не знаю репортажа или очерка. Ступени роста впечатляют: сделала свой выбор профессии на 4-м курсе, последовательно – субординатура, а затем интернатура по анестезиологии и реаниматологии. Студенткой, а время учебы выпало на военные годы, на каникулы приезжала на родину и сначала санитаркой, а затем в качестве медсестры помогала возвращать в строй раненых воинов и больных.

После окончания ВУЗ-а сомнений не было, куда ехать работать: на Родину, в Арцах.

С благодарностью вспоминает французских коллег, под чьим руководством осваивала новейшие методы обезболивания, коими сейчас небезуспешно пользуется. Я не буду перечислять количество проведенных доктором Аванесян обезболиваний, но прошу уважаемого читателя поверить мне на слово: оно более чем впечатляет. Ни одного случая смерти пациента во время проведения наркоза, а мировая статистика дает цифры 0.1-0.7%. У нее ни одного! Днями позже мой старинный друг, тоже коллега-анестезиолог и очень честный человек, в беседе со мной признался: “На моей совести три смерти от наркоза”. И это было на заре его профессиональной деятельности. А здесь – 0%. И это за 10 лет работы, с самой разнообразной паталогией.

В 1991 г. я продержал на продленной искуственной вентиляции легких тяжелейшего больного (после огнестрельного ранения и повторной операции) почти двенадцать часов, что очень удивило моих в те годы молодых коллег, а доктор Анаит Аванесян 25 дней проводила ИВЛ и спасла жизнь тяжелейшей, практически безнадежной больной.

Можно еще много писать о том, что, как, сколько сил, нервов уходит на выхаживание каждого больного, перечислять разнообразные, самые современные методы обезболивания, которыми она владеет. Я останавлюсь, дабы не загружать читателя профессиональными терминами.

Классик русского фольклора Козьма Прутков говаривал: “Узкий специалист подобен флюсу”. И он прав. Человек не может жить только своей, хоть и наиважной работой. Я спросил, и не без основания: “А как вы проводите свой хоть и не долгий досуг, чем увлекаетесь, что читаете?”. И уже заранее предполагал ответ. Здесь и Маркес, и Пушкин, Блок и Куприн, Франсуаза Саган и Мопассан, я уже не говорю об армянских авторах.

То же на музыкальном фоне: классика и джаз, рок и, естественно, народная армянская музыка. Вот перед вами, уважаемый читатель, портрет современной умной, красивой, высокообразованной карабахской армянки, и главное, прекрасного специалиста-врача. Пожелаем ей, а я это делаю от себя и от вас, уважаемый читатель, постоянно держать высоко планку своего профессионального мастерства, крепкого здоровья и личного счастья.

Спасибо Вам, доктор Анаит Аванесян.

Храни Вас Бог!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s