№ 2 / 31 январь

“Демо” / № 2 (21) / 31 январь, 2005г.

“Цветы жизни”

Зоя ОСИПОВА

Проблема беспризорности и безнадзорности детей с вытекающими из нее  последствиями – попрошайничеством, криминалом, проституцией – на сегодняшний день у нас, в Карабахе, носит довольно актуальный характер. Она требует специфического подхода и внимания к себе как со стороны сотрудников правоохранительных органов, так и со стороны граждан, находящихся в тесном взаимодействии с подобными детьми.

Как это ни странно, во всей Нагорно-Карабахской Республике нет ни одного интерната, ни одного детского дома, нет никакого (пусть примитивного) пристанища, где нашли бы покровительство беспризорники. Потому они и орудуют в разных уголках города, вместо того, чтобы тихо-мирно воспитываться в вышеуказанных заведениях. Даже Кашатаг, и тот в этом отношении шагнул дальше нас: уж там, во всяком случае, детский дом реально существует. Также этой “достопримечательностью” могут похвастаться некоторые регионы Армении, в том числе и стольный град Ереван. А нам, карабахцам, ох как не повезло в этом вопросе!

Первый международно-правовой документ, касающийся детей – “Женевская декларация о защите детей” (1924 г.) – провозгласил: “Голодный ребенок должен получить пищу, больной – лечение, а брошенный – помощь. Ребенок должен быть защищен от любых форм эксплуатации, во время бедствий ему первому следует оказать помощь”.

И кто же, скажите на милость, из чувства беспредельного альтруизма возьмет на себя обязанность кормить, лечить и опекать – и все это безвозмездно? Кто, если доминирующая часть населения испытывает нужду во всем и вся, а у имущих нет сострадания настолько, чтобы проявлять участие к судьбам обездоленных? Не в те времена мы живем, не те у нас нравы…

Отсюда следует, что очаг всех бедствий находится во внутригосударственной структуре. И хотелось бы выбрать наименьшее зло, да не получается, и хотелось бы в рай, да грехи не пускают. Не обессудьте, пожалуйста, господа “значительные лица”, но потчевать народ посулами и претворять  предполагаемое в действительность – совершенно разные вещи. Многие родители, поняв, что им бесполезно ждать поддержки и содействия от различных государственных инстанций, по-своему решают поставленные перед ними жизнью задачи. В большинстве случаев они сами толкают своих чад на попрошайничество и преступления. Небольшой доход ребенка может спасти неимущую семью от голода и обеспечить ей лишь минимальный достаток.

Рабочим местом многих беспризорников является улица. И когда, бывает, идешь по городу, и тебе навстречу выходит оборвыш с протянутой рукой, на душе становится очень мерзко, больно и стыдно за свою нацию!

Большинство идет по направлению к скамье подсудимых. Это потенциальные правонарушители, ставшие таковыми не по своей воле, ибо они всегда озабочены думами о хлебе насущном, о средствах к существованию. Будь у них хоть толика необходимого, вряд ли кто-либо пожелал бы и дальше клеймить себя позором.

Зачастую подросток идет на всякого рода беззакония не по собственной вине, а во-первых, его на это толкают социальные причины, во-вторых, сказывается отрицательное влияние плохой компании сверстников.

Как-то мне выпал случай посетить семью, члены которой – мать и два сына,  инвалид и побирушка –  влачат нищенское существование. (Признаюсь, впечатление от увиденного было ужасающее).

Особенно жаловалась женщина на свое бедственное положение, вследствие чего ее ребенок стал таким, каким его знают горожане, а также на его дружков, сподвигающих, по ее словам, “невинное создание” на воровство, пристрастие к картам и другие не заслуживающие одобрения увлечения.

Как выяснилось в ходе беседы, очень часто мальчик не посещает школу и вместо этого в людных местах занимается своим излюбленным промыслом – попрошайничеством.

Мать была крайне возмущена неким странным для нее обстоятельством: “единомышленники” сына приезжают на каникулы домой из кашатагского детского дома, уже будучи заядлыми токсикоманами (видимо, это есть один из тех “трофеев”, которые наши компатриоты привозят из других мест) и спешат “поделиться опытом” с корешами.

“Будь у меня хоть худо-бедная работа и мизерная заработная плата, – заключила сетовавшая на свой горький удел мать, в глазах которой были боль, гнев и ненависть к несправедливому общественному строю, – мой сын не слонялся бы по городу в поисках заработка… Хотя, – добавила она утешительно, – есть люди, которым живется намного хуже…”

А ведь и правда, есть такие, что не находят даже куска хлеба. И что же остается делать детям из этих семей, как не принять эстафету у нищенствующих родителей? Вот они и продолжают “путь исканий”, и каждый по-своему: кто-то добывает пищу, роясь в мусоре, при этом подвергая себя всевозможным инфекционным заболеваниям; кто-то собирает пустые тары из-под напитков; кто-то протягивает руку, чтобы присвоить чужое добро; кто-то, духовно деградируя, торгует плотью. Да мало ли существует способов, и у всех один-единственный исток – необходимость выжить.

Выходит, “неча на зеркало пенять, коли рожа крива”. А в нашем обществе слишком много недостатков, чтобы роптать. Выкорчевать бы главный корень всех зол, и все исходящее от него отпадет само по себе.

В Карабахе детская преступность растет год от года. Однако блюстители закона держат за семью замками уголовную статистику. Почему-то у нас боятся раскрывать вопиющие язвы действительности и предавать гласности то, что совершается сплошь и рядом. Во всем мире средства массовой информации во всеуслышание заявляют о своих “болевых точках”, ища методы борьбы с ними.

Если обратиться к семантике слова “безнадзорность”, можно заключить следующее: безнадзорность, т. е. без надзора. А надзор может быть осуществляем  сотрудниками по делам несовершеннолетних, а также общественными воспитателями.

Общественными вопитателями может быть педагог, студент вузов или любой человек, имеющий призвание к этому роду деятельности. В его обязанность входит помощь в воспитании несовершеннолетнего: приложение всех усилий для его исправления, оказывание содействия в привлечении несовершеннолетнего к общественно-полезному труду. В процессе работы общественный вопитатель, учитывая личность подростка, использует наиболее эффективные формы и в случае необходимости обращается за помощью к компетентным людям.

Благоприятное воздействие на “неординарных” подростков оказывают психологи и психотерапевты. В странах, где действуют суды по делам несовершеннолетних, представители указанных профессий привлекаются судом для изучения личности ребенка, нахождения относительно оптимальной для данной личности меры воздействия и режима ее исполнения.

У нас, к большому прискорбию, таких судов нет, как нет установленных в законе правил широкого приглашения неюристов для указанных целей. У нас – вооружимся-ка смелостью взглянуть правде в глаза – нет многого из того, что надлежало бы иметь; потому-то мы и стоим на низкой ступени развития во многих сферах.

В Степанакерте сотрудники городского отдела по делам несовершеннолетних ратуют за оказание помощи волонтеров в их нелегком деле. Ибо понимание со стороны общественного воспитателя может оказать немаловажное влияние на воспитуемых.

Преобладающая часть детей и подростков, о которых шла речь, обречена на пожизненную нищету, страдания, неграмотность и социальную неприспособленность. И все же, какого обращения заслуживают эти бедолаги? Предвидится ли проблеск в мрачном лабиринте их проблем?..

Так стоит ли зарекаться относительно будущего нашего народа и государства, учитывая незавидное положение тех, кто составляет базис прекрасного далека? Настолько ли это далеко прекрасно, чтобы о нем можно было говорить сейчас со спокойной совестью? Хотя – на зыбком фундаменте нельзя построить прочное здание, что, в принципе, мы и делаем. Это здание, имя которому завтрашний день, строится на химерической основе. Что из этого получится – поживем, посмотрим…

——————————————————————————————-

Вещизм

Грайр БАГДАСАРЯН 

Неукротимая, необузданная тяга к приобретательству… Азарт накопления вещей сегодня знаком каждому.

В толковых словарях русского языка двадцатилетней давности это слово еще не нашло своего места. Однако старые словари уже дают нам ключ к разгадке этого явления. Они трактуют понятие “вещь”, и мы узнаем, в частности, что это – “предмет материальной действительности”, “объект права собственности”.

Количество “предметов материальной действительности”, в том числе и утилитарного назначения, тех, что призваны служить нашим личным потребностям в быту, растет вокруг нас постепенно. Десять лет прошло после военной разрухи, мы восстанавливаемся и приумножаем наше общее хозяйство. Но разорение, нехватка самого необходимого дают о себе знать и сейчас – в пору наступившего обилия вещей. Кое-кто стал особенно дорожить своим правом собственника. Увидел в этом символ могущества, своей особой значимости и весомости.

Не на этой ли почве и родилось явление “вещизма” – особой пристрастности к вещам, особой тяги к накопительству?

И вот она лютует вокруг нас – новая, куда менее приметная раньше стихия. Что ей противопоставить, если скажем, одна модель импортного телевизора сменяется другой, современной, один вариант кухонной мебели – другим, тоже более современным и удобным? А мода на одежду и обувь? А реклама по радио: “Покупайте телевизоры, холодильники в кредит”? Кажется, все вокруг побуждает к приобретению все новых и новых вещей, создаваемых нам на радость.

Но откуда же у поклонников приобретательства настроения, весьма далекие от радости? Зависть, соперничество, алчность? Почему подавляющая часть гражданских дел в судах – это споры вокруг имущества? При этом подчас напрочь забываются такие понятия, как совесть и честь, достоинство и доброта, кровное родство, долг детей перед родителями…

——————————————————————————————-

полемика

Оставьте в покое бедную женщину

Винсент ЛЕМА
внук итальянских беженцев 1915 года из Армянской
Киликии, политический эксперт, владелец и директор издательства, публикующего книги об Армении и армянских проблемах, менеджер веб-сайта «Комитас», Нью-Джерси, США

Итак, важная тетя из Вашингтона что-то сказала. Что сказала? Кому сказала? Про кого сказала? Непонятно, но шуму в Ереване, как слышно, много.

Время от времени представители администрации США делают определенные заявления, в той или иной мере касающиеся Армении и ее проблемы. За период недавних президентских и парламентских выборов в Армении США проявили усиленное внимание к событиям в РА, отмечая те или иные процессы и оценки им. Политические руководители Армении достаточно нервно и с опасением рассматривали данную политику США, хотя в ней оставалось немало места для маневра и встречных шагов. Политика США даже на самых неприятных «политических виражах» никогда не была враждебной к Армении и даже к армянскому политическому руководству. Неприязнь к Армении в США испытывают достаточно «предметно заинтересованные» круги – либо представляющие интересы нефтяных компаний, либо засевших в администрации псевдо-неоконсервативных компашек проходимцев, успешно ведущих Америку в состояние международной изоляции и к новым «въетнамам». Данная компашка маргинальна многоуровневым образом. Они маргиналы – в отношении американского политического класса, в отношении правых политических кругов, в отношении Республиканской партии и даже – в отношении правого крыла Республиканской партии. Данная компашка, испытывающая слабоэмоциональную неприязнь к армянам, смогла оказаться в администрации именно в таком составе благодаря политико-идеологическому кризису, который переживают США и американский консерватизм в частности. За пределами данной компашки в Америке нет группировок или кругов, которые рассматривали бы Армению и армян как враждебный элемент. Американское общество испытывает симпатии к нации, которая выстояла вопреки «объективному ходу истории», нации, бросившей вызов глобальному прагматизму и борющейся за международное признание геноцида. Если американское общество очень мало, почти не интересуется Арменией, то Азербайджаном и его судьбой оно интересуется еще меньше.

Не секрет, что американские военные отдают должное и питают уважение к армянским военным и армянскому народу, добившемуся военного успеха, находясь в несравненно менее предпочтительных условиях. Это неоднократно и убедительно было высказано как на самом высоком уровне, так и в приватных беседах. США рассматривают Армению как наиболее надежного и серьезного партнера в регионе. Американцы разрабатывают способы установления с Арменией отношений стратегического значения, понимая обязующие ее отношения с Россией и интересы на Ближнем Востоке. Идеи американцев относительно Армении как зарезервированного на будущее государства уже стали неактуальными, так как США достают Армению из резерва и пытаются превратить ее в действенного партнера. Американцы подозревали, что представляют из себя наши соседи и наконец убедились в их политической сути. При этом, конечно же, Армения интересует США не как Израиль в его тотальной изолированности, а как государство, имеющее широкие политические и военные отношения с государствами Евразии и Ближнего Востока.

«Детская болезнь» американского политического «кавказоведения», выдвигающая тезис о тотальном примирении Турции и Армении, ушла в прошлое. Турция больше не может претендовать на роль «патрона» над Центральной Евразией и имеет немного шансов для восстановления прежних отношений с США. То есть примирение с Турцией уже не является программой-минимум в абсорбции Армении со стороны США. Данная программа заменена иной – совместное «патрулирование» – то есть совместное военное присутствие США и России в Армении как первый этап. При этом данное «сотрудничество» не должно даже напоминать нынешнего положения дел в Кыргызстане, где уживаются американская и российская базы ВВС. На что это будет похоже, не понимают пока и сами американцы. Этот план включается в более широкие планы «привязки» России к решению задач безопасности на Южном Кавказе и вообще в Центральной Евразии. Можно также отметить, что этот план является скорее британским, нежели американским. «Бритиш Петролеум» примерно с 2001 года проводит работу по задействию России в проекте Баку-Тбилиси- Джейхан – как в части транспортировки российской нефти, так и в части обеспечения безопасности. В этих планах некоторую роль играет Израиль. Как только российская нефть потечет по данному трубопроводу, этот проект будет немедленно деполитизирован и его геоэкономическое значение ослабнет. Все это очень важно для понимания политики США в отношении Армении.

При этом возникает сакраментальный вопрос об отношении администрации США к политическому руководству Армении и, быть может, Нагорно-Карабахской Республики. На этот счет существуют многочисленные спекуляции и домыслы – в условиях отсутствия соответствующего профессионального анализа публичного характера и неготовности армянского общества к восприятию определенных мыслей.

Высказывание мадам Элизабет Джонс еще раз продемонстрировало, вернее, высветило всю гниль и бестолковость армянского общества. Удивительно то, как «микроскопическое» высказывание представителя администрации США повлияло на волну истерии и шабаша в Армении. Но проблема в данном случае не в реакции того, что называется обществом. Упоминание о коррупции и криминалитете в кругах политического руководства (неясно, какого и главное -где), стало причиной паники у этого самого руководства. Кто сказал, что армянское начальство не соответствует занимаемым должностям? Еще как соответствует. Армянское руководство – это суть от сути армянского общества!

Элизабет Джонс – профессиональный дипломат, которая могла бы встать в ряд ведущих политических экспертов США. Она неоднократно руководила и вдохновляла множество внешнеполитических проектов, имеющих стратегический характер. Через ее руки прошли важнейшие документы администрации США, касающиеся задач в Центральной Евразии – Каспийского бассейна, государств Кавказа и Центральной Азии, а также Восточной Европы. По таланту и эрудиции, особенно в отношении проблем данных регионов, с мадам Э. Джонс не может сравниться ни один из «признанных» экспертов и политических разработчиков таких пресловутых контор, как фонд «Наследие»», «Карнеги», «Национальный Институт Демократии», «Брукингс-Институт» и другие «мозговые центры» в США. Мадам Джонс в ближней ретроспективе сделала ряд заявлений, в которых более чем когда- либо в заявлениях представителей американской администрации обрисовала перспективу Карабаха, да и Азербайджана. Примерно год назад она практически заявила, что ни США, ни НАТО не намерены предпринять какие-либо усилия по принуждению Армении в части уступок по Карабаху. Это – на предмет относительно личных позиций, симпатий и антипатий.

Что же произошло на самом деле?

Позиция США в отношении карабахской проблемы была в определенной мере выработана в период администрации Б. Клинтона при участии достаточно либеральных и даже лево-либеральных политиков и экспертов и была подтверждена командой политиков и экспертов в администрации Дж. Буша, придерживающихся иного политического стиля. Это говорит о «внепартийности» политики США по данной и другим аналогичным проблемам. Попытка политических разработчиков в администрации США весной 2001 года использовать карабахскую проблему в качестве рычага давления на Россию была обусловлена американо-российскими переговорами по вопросу о ракетах, что очень беспокоило Дж. Буша и имело принципиальное значение для США. Наряду с таким мощным рычагом давления как расширение состава НАТО, Ричардом Армитеджем и отчасти Ричардом Хаасом было задумано развернуть карабахскую тему для шантажа России. Россия заняла выгодную позицию невмешательства и не позволила втянуть себя в эту ситуацию, понимая, что из данной инициативы ничего не получится. Попытка в Ки-Уэсте провалилась, и администрация Дж. Буша больше никогда не вернется к этой инициативе. Прошло четыре года, и нигде и никогда американцы не применяли выражения «Ки-Уэстский процесс». Процесса нет, и проблемы для США нет.

Армянские политики и эксперты должны в конце концов твердо объяснить, по крайней мере, самим себе следующее: существует ли позиция США в отношении Нагорного Карабаха, а заодно и других непризнанных государственных образований или нет? Если да, то каким образом эта позиция выражается? Если армянский политический класс не желает поставить перед собой этот вопрос и ответить на него, необходимо применить метод «легального принуждения» к пониманию данного вопроса. Иначе все это становится опасным. Карабахская тема используется во внутриполитической борьбе уже не только оппозицией, но и правящим режимом. Это совершенно недопустимо.

США совершенно не интересуют национальные интересы ни Грузии, ни Азербайджана. США вполне признали аннексию Абхазии и Юго-Осетии со стороны России. Их лишь заботит сохранение угроз для стабильности в остальной Грузии, которая из страны превратилась в трассу энергокоммуникаций. В случае с Нагорным Карабахом никогда не было проблем с «патронажем». НКР – часть политического пространства Армении. США волнует не сепаратизм, а состояние бесконтрольности определенных территорий, где могли бы возникнуть трудности с международной преступностью, которая внесла бы проблемы в создаваемую систему региональной безопасности. США призывают Россию устранить очаги преступности в Абхазии, в Юго-Осетии и что самое главное – в Приднестровье. США не могут и не стремятся устранить контроль России над  данными территориями, представляющими из себя геополитические «точки». Нагорного Карабаха в этом ряду исчезающих проблем нет. Нагорный Карабах – армянский, только армянский. Проблема лишь в имитации политического процесса, который должен привести Азербайджан к признанию свершившегося факта.

Россия – партнер США в установлении приемлемых правящих режимов по «внешнему поясу» соседних с ней государств. Нужно признать – достаточно противоречивый процесс, так как идеальным для США вариантом является Россия в качестве подчиненного партнера. Россия будет сопротивляться этому и играть свою игру – на грани фола, когда хочется быть партнером США и не хочется быть подчиненной. Для достижения данной цели США вновь необходимы рычаги давления и снова – по всему внешнему периметру. Наряду с более мощными факторами давления и геополитического удушения, какими стали революции в Грузии и на Украине, можно задействовать и непризнанные государства. При этом совершенно ясна заданная дистанциированность НКР от других непризнанных государств в реальной позиции США. Это было совершенно ясно в роковую пятницу (14 января), когда и было сделано это выступление мадам Э. Джонс. Но понадобилось по крайней мере четыре дня для выхода из оцепенения и преодоления маразматической ситуации. Мне звонили из Еревана и просили выяснить что-нибудь о данной ситуации. Мои знакомые из политических и экспертных кругов США так и не могли понять, в чем же проблема, почему это рядовое, почти повседневное высказывание вызвало такой переполох. Впрочем, азербайджанские СМИ и официоз чутьем поняли, что это выступление мадам Джонс завершится очередным успехом для армян. Азербайджан и его руководители вообще не заинтересованы в каких-либо заявлениях администрации и Конгресса по карабахской проблеме. В этом есть вполне определенный смысл, так как Азербайджан охотно принял игру в имитацию.

Армянское общество, включая карабахское, должно понимать, что ему делают большое одолжение те, кто пытается разъяснить суть политических событий. Эти разъяснения будут делаться не всегда. Быть может, предстоящие год-два это – последний шанс превратиться из обывательской толпы в политическое общество. Нужно тренировать память, думать быстро и заинтересованно, некоторые вещи нужно знать наизусть, произносить четко, без запинки и без сомнений, и нужно благодарить, искренне благодарить и главное – научиться платить за разъяснения. Платить хотя бы немного. Добровольцев почти не осталось. Руководителям Нагорно-Карабахской Республики, которые каждый раз пытаются разобраться в создающейся ситуации буквально с нуля, следовало бы прибегнуть к консультациям ряда аналитиков, которых нужно вырастить в Степанакерте. Карабахский ум как никакой другой способен не только анализировать, но и выдвигать инициативы, однако этот же ум ленив, слишком ленив, просто катастрофически ленив. Карабахская буржуазия, строящая особняки калифорнийского типа, должна позаботиться о формировании в Нагорном Карабахе мыслящих людей, профессионально мыслящих. Применяя одно русское слово, которое запомнилось мне из общения с новыми русскими эмигрантами в Нью-Джерси, эпоха политической халявы завершилась.

Перевела с английского Инга ШАХНАЗАРОВА

——————————————————————————————

урегулирование

Карабахская сторона искусственно изолирована от переговоров: интервью Аркадия Гукасяна ИА REGNUM

– Г-н президент, в последнее время наблюдается определенный ажиотаж вокруг проблемы Нагорного Карабаха (инициатива Баку в ООН, доклад Аткинсона в ПАСЕ, предстоящий визит миссии ОБСЕ по изучению ситуации на подконтрольных НК территориях, заявление помощника госсекретаря США). В этом контексте насколько обоснованы опасения ряда политиков о том, что армянская сторона уступает свои позиции в переговорном процессе?

– Во-первых, хочу уточнить, что в конфликт вовлечены две армянские стороны – Нагорный Карабах и Армения. Поскольку карабахская сторона искусственно изолирована от переговоров по урегулированию, давать какую-либо оценку ее дипломатической деятельности было бы неверно. Что касается Армении, то перманентные встречи ее министра иностранных дел с главой внешнеполитического ведомства Азербайджана, безусловно, полезны. Но они не в состоянии подменить собой полноценный переговорный процесс с равноправным участием в нем Нагорного Карабаха. Не следует забывать, что проблема Нагорного Карабаха поднята народом Нагорного Карабаха и касается она статуса НК. Все остальное – это последствия навязанной нам войны со стороны Азербайджана, не признающего права народа Нагорного Карабаха на самоопределение и не желающего по этой причине обсуждать вопрос статуса НК. Думаю, опасения политиков, о которых вы говорите, связаны с последним обстоятельством.

– Как Вы думаете, достаточно ли усилий прилагают Ереван и Степанакерт с целью предотвращения невыгодных формулировок по Нагорному Карабаху в различных международных инстанциях?

– Появление с подачи Азербайджана ряда невыгодных для нас формулировок в документах евроструктур, на мой взгляд, опять-таки объясняется отсутствием карабахской стороны на обсуждениях нашего вопроса в международных структурах. Переговоры и дискуссии по Карабахскому вопросу преимущественно в плоскости взаимоотношений двух государств – Армении и Азербайджана – изначально предполагают появление время от времени подобных формулировок. И дело тут не в степени предпринимаемых усилий, а в концептуальном подходе к принципам и механизмам урегулирования.

– Насколько реально то, что попытки Баку перетащить вопрос Нагорного Карабаха в иные международные инстанции увенчаются успехом, и чем чревато подключение к решению проблемы иных структур? Чем, на Ваш взгляд, азербайджанской стороне не по нраву формат Минской группы ОБСЕ?

– Азербайджанская сторона занята тем, что пытается склонить как можно больше международных структур к принятию разного рода документов (пусть и рекомендательного характера), в которых Армения выглядела бы в качестве государства-агрессора, а Нагорный Карабах был представлен как якобы неконтролируемая территория. Такое поведение Баку исходит из логики его восприятия природы конфликта как якобы агрессии Армении против Азербайджана. Поэтому Баку и не желает идти ни на какие уступки. Поскольку членами международных структур являются также страны, которые не имеют никакого отношения к карабахскому урегулированию (а таковых – подавляющее большинство), такая тактика Баку способна принести ему кое-какие временные политические дивиденды. К тому же процедура принятия решений в этих структурах, скажем, в ООН, позволяет бакинским властям сделать это. Что касается сопредседателей Минской группы ОБСЕ, коими являются представители России, США и Франции и при посредничестве которых протекает процесс урегулирования, то они, уверен, хорошо знают первопричину конфликта, равно как и те обстоятельства, которые привели к сегодняшнему не устраивающему Азербайджан военно-политическому status quo в регионе противостояния. Эти обстоятельства, как вы понимаете, свидетельствуют не в пользу Азербайджана. Поэтому и стремится азербайджанское руководство избавиться от посредничества сопредседателей МГ ОБСЕ, которые выступают за необходимость взаимоприемлемых компромиссов в процессе мирного разрешения проблемы и с уважением относятся к позиции карабахской стороны, не прекращая контактировать с властями НКР.

– Как Вы думаете, не пора ли Еревану четче поставить вопрос об участии Нагорного Карабаха в переговорном процессе?

– Во-первых, вопрос не по адресу. Во-вторых, языком ультиматумов проблему мирными средствами не решить. Не решить ее, безусловно, и без равноправного подключения карабахской стороны к переговорному процессу. Выводы делайте сами.

– Последние процессы свидетельствуют о сближении российско-турецких отношений. Нет ли у Вас опасений на тот счет, что близкие отношения между Москвой и Анкарой могут негативно отразиться на урегулировании нагорно-карабахского конфликта?

– На мой взгляд, Россия довольно четко сформулировала свою позицию. Она, как известно, заключается в том, что проблему должны решать сами конфликтующие стороны, а Москва лишь может им оказать всевозможное содействие и выступить гарантом соблюдения достигнутых соглашений. Очевидно, такая позиция исходит из интересов России, и она, по всей видимости, будет придерживаться этой позиции и в дальнейшем. Хотя, конечно, ничего нельзя исключать. По крайней мере, Турция, которая однозначно поддерживает Азербайджан в Карабахском вопросе, на мой взгляд, все же постарается повлиять на Россию с тем, чтобы та оказала давление на Армению и Нагорный Карабах.

– Какую принципиальную позицию занимает Степанакерт в вопросе будущего статуса Нагорного Карабаха?

– Позиция руководства Нагорного Карабаха в этом вопросе основывается на волеизъявлении нашего народа. Она заключается в том, что безопасность и процветание Нагорного Карабаха и нашего народа немыслимы в условиях его подчиненности Азербайджану. Речь может идти лишь о равноправных взаимоотношениях двух субъектов международного права – Нагорно-Карабахской Республики и Азербайджана. Хотя бы потому, что Нагорно-Карабахская Республика уже наглядно продемонстрировала миру, что уровень демократических преобразований в ней гораздо выше, чем в Азербайджане, и что вне подчиненности Баку экономика НКР, ее социальная и культурная сферы развиваются такими быстрыми темпами, которые немыслимы в условиях пребывания Нагорного Карабаха в составе Азербайджанского государства. Этот факт также подтверждают многочисленные зарубежные гости НКР, в том числе ваши коллеги, журналисты. Я уже не говорю о том, что Азербайджан, навязав нам жесточайшую блокаду, а затем и войну, даже не скрывал и не скрывает своих намерений уничтожить или изгнать из Карабаха армянское население. Вряд ли кто-либо вправе обвинить нас в том, что мы с оружием в руках отстояли свое право жить на своей исторической Родине. Мы выстрадали нашу независимость ценой невосполнимых потерь и, естественно, никогда не откажемся от нее.

——————————————————————————————

О докладе Аткинсона

Георгий МАРКОСОВ
дипломат  

Доклад Аткинсона представляет собой совершенно сырой, односторонний и политически несостоятельный документ, наполненный субъективизмом, и не может рассматриваться как материал для серьезного обсуждения. Претендующие на принципиальность предложения, которые содержатся в докладе, совершенно не выполнимы и несомненно приведут к политическому тупику в регионе. В отличие от США, которые с большой серьезностью подходят к рассмотрению карабахской проблемы, Европейскому сообществу предстоит еще немало времени для осмысления создавшейся в регионе ситуации и возможных перспектив. Помимо того, что в Докладе выдвигается два совершенно неприемлемых для демократического мира тезиса – «об оккупации территорий» и «о сепаратизме», делается следующий вывод:

“Если возможное урегулирование этого спора не будет предусматривать непосредственное отделение Нагорного Карабаха от Азербайджана, все признают, что Нагорный Карабах должен получить высокий уровень автономии”. В этой связи докладчик, в качестве удачного примера, привлекает внимание к резолюции Ассамблеи 1334 (2003) и рекомендации 1609 (2003) о положительном опыте автономных областей. “В детальном докладе по данному поводу Андреас Гросс приходит к выводу, что региональная автономия с высокой степенью самоуправления может быть лучшим решением, чем раскол и независимость», – говорится в докладе.  Это просто нарочитый абсурд. То есть, мнение европейского чиновника должно стать основополагающим для судьбы целой нации.

Следует отметить, что Нагорно-Карабахская республика столкнулась с двумя принципиально различными политическими подходами в разрешении проблемы: американским и европейским. Если США проводят политику максимального учета реальных условий и безопасности, разрабатывают новые подходы в применении для Албанского Косово, Турецкой республики Северного Кипра, Иракского Курдистана, Тайваня, а также  для Нагорного Карабаха, то Европейское сообщество продолжает пребывать в плену устаревших представлений, которые так и не позволили ему решить ни одну этно-политическую проблему в самой Европе. Существует полная уверенность, что имеет место повторение «советского синдрома», для преодоления которого европейцам необходимо время.

Вместе с тем, следует также отметить, что Доклад Аткинсона составлен, во многом, под влиянием трех факторов:

1) преобладания лево-либеральных идеологических воззрений, которые разделяются авторами Доклада и, возможно, соответствующими экспертами;

2) желанием смягчить впечатление от блокирования вступления Турции в Европейский Союз;

3) намерением противопоставить стратегии США в регионах Балкан, Ближнего Востока и Центральной Евразии иную – более либеральную стратегию.

Однако, по существу, никакой европейской стратегии в действительности не существует, как не существует и европейской политики  как таковой. Европейское сообщество не имеет рецептов для рассмотрения подобных проблем, и ему требуется время для разработки реальной политики. Пока что политика европейских структур, а вернее, европейской бюрократии приводит лишь к усилению нестабильности в регионе, к подталкиванию Азербайджана к возобновлению военных действий и к внутриполитическим провокациям и политической демагогии в Армении со стороны давно вышедших в тираж политиканов.

Мы располагаем достоверными сведениями о том, что составители Доклада и определенные круги в европейских структурах испытывают повышенное внимание со стороны представителей нефтяного бизнеса. В этом уже не может быть никаких сомнений, и пришло время поведать миру о причинах пристрастий данных чиновников. (Кстати, в избирательном округе господина Терри Дэвиса в Бирмингеме немало пакистанцев, хорошо организованных в соответствующие этно-религиозные организации).

Вместе с тем, в отличие от неуклюжих попыток европейской бюрократии, политические руководители ведущих европейских государств занимают весьма реалистичную позицию в отношении данных региональных проблем.

Армения должна неуклонно продолжать свой выработанный внешнеполитический курс и отстаивать свои национальные интересы. Данные приоритеты выработаны, они продемонстрированы внешнему миру, и такая политика нашла понимание и на Западе, и на Востоке.

——————————————————————————————-

внутриполитическая

…Дороги, которые выбирают нас

Ал. АКОПЯН
доктор исторических наук

Когда в Нагорном Карабахе и в Армянской ССР разворачивалось карабахское движение, находились сотни и тысячи людей, враждебно встретившие Движение и даже выступавшие против него. Даже из числа радикальных участников карабахского движения далеко не все были духовно и интеллектуально готовы к задачам, которые встали перед армянским народом Нагорного Карабаха. Были люди, которые прокладывали политические пути, были те, которые выбирали дороги, были и такие, которых дороги выбирали сами. Быть может, последние и являются «солью» карабахской земли. Им предстоит жить и строить карабахское государство – после того, как одни отдали жизнь за родину, другие – отстоявшие ее в тяжелые годы – так и не смогли найти себя в нынешней жизни, а третьи буквально потонули в собственном неуемном тщеславии. Данные дефиниции понадобились нам, чтобы попытаться определить неформальную статусность нынешних политических и административных руководителей и представителей активной части общества (которых принято называть бессодержательным словом “оппозиция”) Нагорного Карабаха. Получается, что, за редким исключением, в политическом руководстве и администрации, а также в значительной мере в рядах оппозиции, оказались люди, которых «выбрали дороги». Одни из них досиживают свои сроки в политических и административных кругах, без которых им было трудно найти почетное место в жизни. Другие находятся в рядах активного политического класса либо по инерции, либо испытывая опасения оказаться в бурном мире предпринимательства без политического прикрытия. Самыми интересными и содержательными оказались те, которые, пока еще находясь на дорогах самоутверждения, не утратили чисто политических амбиций. Вроде бы все скучно и обыденно. Но в сущности, именно эта ситуация и представляет ценность, так как обусловлена следующим.

В Нагорном Карабахе сложилась определенная стабильность, сформировалось своеобразное общество, претендующее на признанные стандарты и политическую зрелость. И власть, и оппозиция являются составными частями данного общества. Ни те, ни другие не пытаются хватать звезды с неба, не пытаются строить «воздушные замки». Более того, политические цели базируются не на идеологии и не на ценностях, а на экономических интересах – личных и групповых. Именно это и обуславливает ту странную стабильность, которой сейчас и характеризуется карабахское общество. Эта самая стабильность повсеместно. А общество бурлит, остро реагирует на любой шаг, на любую инициативу властей и оппозиции. Политические цели, основывающиеся почти исключительно на экономических интересах, не могут удовлетворить общество, особенно молодое поколение в Нагорном Карабахе, которое давно переросло по уровню политической зрелости своих героических предшественников. Молодому поколению не хочется вести воровской образ жизни, бойко торговать коньячным спиртом и металлоломом, заискивать перед мелкими чиновниками и всевозможными главнокомандующими, чтобы заработать на хлеб насущный.

Президент А. Гукасян, столкнувшись с мощным протестом широких масс населения, приступил к административному и социальному реформированию. Данное реформирование происходит, как по часам, в определенном порядке – последовательно «закрывая» одну проблему за другой, претендуя на комплекс важных государственных решений. Но именно данная рафинация декларированной политики президента А. Гукасяна не просто вызывает недоверие, но и еще более раздражает население, производя тем самым совершенно обратный эффект. Но должно ли быть социальное и административное реформирование более эффективным и как этого добиться? Действительное, а не эпатажное реформирование предполагает, прежде всего, реализацию общественной потребности и должно содержать общественную идею. Главная идея, которой грезит карабахское общество, это народовластие, то есть демократия, если даже данная задача полна иллюзий и заблуждений. Общество имеет право пройти этот этап своего развития, чтобы понять простую истину – демократия означает не прямое участие в осуществлении властных функций, а соучастие в деятельности авангарда общества. Тем не менее, народ Нагорного Карабаха требует демократии, а следовательно – свободных, справедливых выборов. Именно эта идея должна стать основополагающей в общей системе реформирования. Но то, что происходит за кулисами данных реформ, вселяет беспокойство. По мнению многих общественных и политических деятелей в Степанакерте, имеется опасность того, что президент А. Гукасян предпочтет во время кампании, предшествующей очередным парламентским выборам, массовые злоупотребления, подтасовки и деятельность административной «вертикали» – с целью обеспечить парламентское большинство за карманными политическими партиями, подчиненными ему. Несмотря на понимание ущербности партии «Жам», президент Гукасян создает очередную карманную партию, включающую духовно нищих людей из числа малограмотных интеллигентов и субкриминальных элементов. Неожиданно выдвинуты претензии к лидерам партии «Дашнакцутюн» – со стороны правоохранительных органов. В результате происшедшей кадровой ротации на ответственные административные посты назначены кто угодно, но не мыслящие ребята с перспективой. Данные назначения – просто многоактовая комедия. Не это ли является свидетельством искусственности осуществляемых реформ?

Перед президентом А. Гукасяном стояла перспектива объединения подлинно демократических сил, представляющих не социально-ущербные группировки и сомнительных персон, а принципиальных людей. Пусть не совсем собранных и последовательных, но принципиальных и являющихся частью патриотической парадигмы. Но на этом пути Гукасяна ожидал определенный риск утраты части власти, так как предполагаемые партнеры потребовали сменить правительство (практически полностью), включая председателя правительства. Эти требования стали бы вполне законными в случае достижения победы «Дашнакцутюн» и демократических сил на парламентских выборах. Утрата контроля над правительством не означала бы снижения роли президента – ни формально, ни фактически. Но на смену келейным решениям пришло бы партнерство в принятии решений. Вместе с тем, утрата даже части политической роли привела бы к утрате значимости карабахского президента на общеармянской политической арене. Нужно отметить, что А. Гукасян возможно и пошел бы на формирование демократической коалиции, но обладали бы данные партнеры авторитетом и способностью выполнять задачи партнеров? Президент Гукасян сам испытывает ущербность по причине его явного неравноправия по отношению к правящему режиму в Ереване и хотел бы иметь сильных партнеров, а не еще более ущербных, которые не в состоянии даже сформулировать суть данного партнерства. Исходя из данной предпосылки, перед ним стояла задача возглавить данную возможную коалицию, в которой он оказался бы несомненным лидером. Гукасяну, располагающему немалым политическим опытом, не представило бы труда направить данную коалицию в нужном направлении.

Как бы удачно ни складывались события для А. Гукасяна, возможные удачи будут иметь временный характер. Без опоры на принципиальные силы в карабахском обществе ему не удастся начать более-менее равноправный диалог с Ереваном, выдвинуть внешнеполитические инициативы, проводить реальное социальное реформирование. А без выполнения данных задач ему не удастся успешно править республикой и, тем более, быть избранным на третий президентский срок.

Все, что происходит сейчас в Нагорном Карабахе, по большому счету бессмысленно и даже обидно. По моему убеждению, господин Гукасян – человек, которого «выбрали дороги» и является он наиболее подготовленным и способным политиком. Он обладает несомненными интеллектуальными преимуществами на всей карабахской политической арене. Он способен понять много задач, даже если не может их решить или не имеет особого желания. Даже происходящее искусственное реформирование говорит о его способности мыслить и принимать решения – во всяком случае, реагировать на происходящие события. Возможно, большую роль сыграло то, что у него была возможность развивать свои способности, находясь на постах главы карабахского МИДа и президента республики. У его оппонентов такой возможности не было, и не их в этом вина. Было бы предпочтительным продолжение его пребывания на посту президента в ближайшие 6-7 лет. Данное время предполагает деактуализацию многих претендентов на президентский пост из нынешнего «политически-зрелого» поколения, которое должно «пролететь» и освободить дорогу идущему из числа политиков нового поколения.

Нынешнее поколение карабахцев не дало выдающегося политика, великого политического государственного деятеля. Но само нынешнее поколение – великое поколение, сумевшие создать новую государственность в условиях жесткого противостояния с врагом. Политический опыт данного поколения станет классическим и будет изучаться потомками. И не только потомками армян. Не всем довелось выбирать дороги, многих выбрали сами дороги и в этом – логика истории, но нельзя вечно оставаться на дорогах, которые выбрали нас. Нужно, наконец, выбрать свою дорогу, хотя бы тропинку на крутых маршрутах. Иначе придут другие.

————————————————————————————–

И вновь о кадрах

Марат КАРАПЕТЯН

Странные процессы происходят в Карабахе. Американские официальные лица устами своих уходящих деятелей заявляют, что в «некоторых» государствах из власти должны быть устранены уголовные и мафиозные элементы. В это же время в Карабахе происходят кадровые перестановки, смысл которых вряд ли можно свести к «устранению мафиозных элементов». Тогда что это? Многие говорят об уже начавшейся подготовке к предстоящим летом парламентским выборам. Другие – о третьем президентском сроке, который может «наступить» после принятия Конституции. Третьи просто утверждают, что наступил кризис власти, при котором кадровые перестановки делаются из соображений, понятных только властям. Кризис обуславливается многими приходом к реальной власти лиц, не связывающих свое будущее с Карабахом.

Так или иначе, широкие народные массы так и не поняли, зачем надо было, грубо говоря, менять шило на мыло.

Торжественное собрание

На собрании с участием представителей всех эшелонов власти президент республики выразил неудовлетворение работой практически всех государственных органов. Особо было отмечено министерство здравоохранения. Вскоре начались кадровые рокировки. Казалось бы, они должны были исходить из логики прозвучавшего доклада президента. Однако, как это ни странно, всем, кого президент уволил с высоких постов, он же  торжественно объявил благодарность и… предложил совершенно неожиданный пост, как это было, к примеру, с Ашотом Гуляном.

Принято считать, что человека увольняют за невыполнение своих обязанностей и допущенные ошибки. Однако ни одного уволенного или «рокированного» в Карабахе министра никто к ответственности не призвал. Более того, допущенные ими ошибки не были даже названы и никто так и не прокомментировал, за какие такие заслуги на эту же должность был назначен тот или иной человек, чем он лучше прежнего и что он намерен делать на данном посту. Люди пожимают плечами: раз никто ничего не говорит, значит, старых министров не за что было увольнять, а новых – не за что назначать. Тогда зачем все это?

А что, если рокировки делались во благо народа?

Кадровые перестановки, которые проводятся во благо народа, по идее должны быть нацелены на изменение отношения чиновников к проблемам простых человеков. Последние кадровые перестановки трудно подвести под эту цель. Во всяком случае, признаков того, что исчезнут взятки, волокита, закрытость информации, не видать даже в далекой перспективе. Кроме всего прочего, произвольные кадровые перестановки без всяких объяснений можно квалифицировать как очередной акт неуважения к народу. «Опять дурят нашего брата», – сказали в народе и отвернулись.

Возможно, это было нужно дашнакам

В связи с освобождением c должности Армена Саркисяна АРФ Дашнакцутюн выступил с резким заявлением о том, что отзывает своих членов из исполнительной власти. И еще – что уходит в оппозицию. С тактической точки зрения отставка А. Саркисяна была, конечно, выгодна АРФД – чтобы снять с себя всякую ответственность. Однако, при этом ни один из членов АРФ Дашнакцутюн, поныне работающих в исполнительных органах, так и не сделал официального заявления о своем уходе. И это говорит о сложностях в самой партии.

Кадровые перестановки и парламентские выборы

Если рассматривать произошедшие рокировки в свете предстоящих летом этого года парламентских выборов, можно увидеть вполне логичную картину. Во-первых, с должности министра образования и культуры, в ведении которого находится самый сознательный – педагогический и культурый – электорат, снимают члена партии АРФД  Армена Саркисяна и назначают на этот пост главу провластной организации. Дальновидность, однако. Второе, долгие годы проработавший главой администрации президента Арарат Даниелян назначается вице-премьером: надо полагать – чтобы в правительстве не занимались антипрезидентской самодеятельностью. С другой стороны, главой президентской администрации назначается Армен Залинян, о котором в Карабахе мало что знают и поэтому не понимают, откуда появилось к нему доверие президента.

Таким образом, цель кадровых перестановок – укрепление вертикали президентской власти.

По мнению экспертов, такое укрепление может привести к изолированности президента от общества и даже лояльных к нему политических сил, к которым президента не допустят им же назначенные маргинальные кадры. Такое «укрепление» чревато «охотой на ведьм» и гонениями на «врагов народа».

Кто не с нами, тот против нас

Большинство карабахского общества в своих политических убеждениях не признает понятий «позиция-оппозиция», придерживаясь нейтральных взглядов. Однако в ситуации, когда власти начинают оценивать кадры не с точки зрения их профессионализма, а в контексте принадлежности к тому или иному лагерю, люди оказываются перед невольным выбором – позиция или оппозиция. Человек, который в принципе придерживается умеренных взглядов и объективен по своей сути, оказывается в двусмысленной ситуации и зачастую вынужден бывает встать в позу стороннего наблюдателя.

О том, что тиски политических «лагерей» сужаются со стороны властей, свидетельствует ужесточение государственной информационной политики: власти делают все, чтобы максимально изолировать общество от происходящих процессов, вводят в оборот «табуированные» темы и назначают на ключевые информационные должности «доверенных» лиц. В свою очередь, доверенные лица стараются, чтобы их не в чем было упрекнуть, и перегибают палку. Народу негде выпустить пар, и он обращается в оппозиционные СМИ, повышая их рейтинг. Работающие на оппозицию масс-медиа с выским рейтингом предопределяют провал властей.

Оранжевый призрак бродит по Европе

Миллионы оранжевых маек и шарфов Ющенко покупал не на свои деньги. Бархатные революции, недавно имевшие место на постсоветском пространстве, поддерживали силы, заинтересованные в поражении одиозных режимов. В Карабахе и без того есть независимые силы и масс-медиа с высоким рейтингом.

Что противопоставит им власть – громоздкие партии, маргинальных чиновников или неповоротливые государственные СМИ?

————————————————————————————

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s