№ 3 / 15 февраль

“Демо” / № 3 (22) / 15 февраль, 2005г.

ценности

Никогда не поздно одуматься

Маргарита КАРАМЯН

Карабахцы вновь вынуждены поднять вопрос о своем достойном месте в этом мире. Но если в 1988 году мы боролись против произвола азербайджанского чиновничества, то сегодня мы вынуждены “бороться” против своих же чиновников.

Насколько мудр и терпелив карабахский народ, известно всему миру. Мы, в отличие от других этносов, всегда можем отличить главное от второстепенного и всегда понимаем, что мир на нашей земле – превыше всех проблем. Вот почему в Карабахе не получил выраженного развития “карабахский синдром”, как в США – “вьетнамский”, а в СССР – “афганский”. Мы долгих 10 лет терпели произвол власти, коррупцию, “панибратство”, классовость, некомпетентность и многие другие изъяны, которые, казалось бы, не должны иметь с властью ничего общего. И неизвестно, сколько бы мы еще терпели, если б об этом же так красиво и грамотно не заговорил президент страны. Слушая его, мы про себя решили: “Ну, наконец-то”. Но оказалось, что это опять то самое “ораторское искусство”, которым президент Гукасян обманывает нас который год подряд. Осознание этого оказало на нас воздействие большее, чем речь главы государства. Неужели нашему президенту действительно кажется, что народ в настолько “стадном” состоянии, что не понимает, что ответственность за все “грехи” власти лежит именно на его плечах? Потому что именно он является вдохновителем “братвы”, которая по принципу “овцу принесут в жертву – блохи спасутся” “выдала С. Бабаяна под суд”, а сама пошла на поклон к президенту и приняла новую “присягу” уже на верноcть ему. Не наш ли президент “закрыл” уголовные дела на правонарушителей и вернул их к власти? Не он ли давал “добро” на низкие и издевательские “преследования” неугодных работников, не учитывая даже то, что все они – люди с высшим образованием, интеллигенты, имеющие большой опыт работы в различных сферах жизнедеятельности нашего маленького государства и имеющие огромные заслуги в деле становления и развития Карабаха как Государства. Но этого нашему президенту показалось мало. Мало нам нашего нынешнего полуграмотного, полувоспитанного, безыдейного послевоенного поколения, надо было поставить еще под угрозу и подрастающее поколение. Мало нам того, что нашей молодежи не с кого брать пример (потому что порядочные люди “загнаны в угол”, потому что у власти и на должностях сидит непонятно кто), нужно было еще укоренить в них сознание, что к власти всегда приходят “шустрые”. Мало было того, что заместитель министра обороны заявил, что земли, освобожденные кровью лучших карабахцев, надо вернуть, нужно было еще убрать из армии боевого генерала, который всегда отзывался на просьбы и проблемы своих боевых товарищей – бывших и нынешних.

Видимо, наш президент действительно плохо знает свой народ, раз обрушил на себя его гнев и недовольство.

Что же, А. Гукасян вовремя привел нас к вынесению более верных и конструктивных решений. И нам нужно все хорошенько взвесить, потому что история дала нам уникальный шанс кардинально изменить состояние дел.

Но перед нами стоят серьезные проблемы, неосторожный подход к которым чреват тем, что одно зло может сменить другое.

Неплавные, революционные перемены всегда приводят к негативным последствиям, а именно: при смене одной власти на другую в эту “новую” начинают стремиться люди, очень мало отличающиеся от предыдущей. Внешне-то они другие – более грамотные, располагающие большей поддержкой общества, но по сути – те же карьеристы, взяточники, и смена власти им нужна лишь для того, чтобы “они тоже попользовались кормушкой”. Потому-то народ часто скептически говорит: “А что изменится: уйдет один, придет такой же, еще более рьяный и голодный”. Знают об этом и нынешние власти, потому так убедительно хотят “дезориентировать” народ: мол, придут другие, будет еще хуже.

Да, будет хуже, если мы снова допустим, чтобы выборы в Национальное Собрание НКР превратились в очередное “политическое шоу”. Потому сегодня очень скрупулезно и грамотно нужно подойти к вопросу о выдвижении кандидатов в депутаты.

Как только разговор заходит о выборах, у многих возникают две ассоциации – или “дашнаки”, или “люди от власти”. Сегодня очень много говорят о роли “Дашнакцутюн” в становлении и развитии Карабахского государства. Не стоит забывать, что идеологами и движущей силой Карабахского движения действительно были люди, в дальнейшем составившие костяк партии “Дашнакцутюн”. Они же первыми поняли, что за свободу придется бороться с оружием в руках. Возможно, поэтому карабахцы связывают все свои беды и невзгоды с партией “Дашнакцутюн”. Но это, конечно же, грубое заблуждение. Давайте вспомним, сколько отважных, идейных людей потеряла эта партия в нашей войне. Это если не большинство, то уж, во всяком случае, половина наших погибших ребят. В идейном плане это была элита и общества, и самой партии. Так что, партия “Дашнакцутюн” может гордиться своим прошлым в контексте становления нашего государства.

“Другие” времена, как в Карабахе и Армении, настали в “Дашнакцутюн” после окончания войны. И единственным оправданием 10-летней бездеятельности партии, очевидно, является потеря носителей ее идеи.

В послевоенный период дашнаки повели себя как все – “вакуум”, образовавшийся на месте погибших членов АРФД, стали заполнять люди, совершенно не подходящие по своим моральным и идейным качествам для членства в этой партии. Оказавшиеся при власти “дашнаки” не выполнили возложенную на них миссию. Не имея необходимых для администрирования качеств, они тут же подхватывали с “зараженного” кресла власти вирус самодовольства, вседозволенности, амбициозности и панибратства. Для сохранения своих кресел они часто шли на сделки с властью, подстраивались под политические игры чиновников, забывая, что у них другая миссия в общественной жизни Карабаха.

В вопросах общественной жизни они приняли следующую тактику – не член нашей партии не может правильно мыслить и вносить актуальные предложения. Они уподобились петушку, который возомнил о себе: “Я раньше и громче всех закричал утром, поэтому все должны слушать меня и кричать так же, как я”.

В результате даже честные, порядочные, прогрессивные члены партии попали в опалу  – властей и народа. В руках власти партия стала орудием давления на прогрессивное общественное мнение. Любой вопрос и любая проблема, поставленные перед властью, подводились под ракурс “оппозиционности” (хотя ранее Дашнакцутюн объявил о поддержке курса президента). Человек, имеющий собственное мнение или профессиональную позицию, механически зачисляся в сторонники дашнаков, а значит, во враждебный властям лагерь – со всеми вытекающими из этого последствиями. А каким образом власти “расправляются” с оппозицией – далеко не секрет  в Карабахе.

“Дашнакцутюн” не встала на защиту прогрессивной прослойки нашего общества, как не защитила и своих членов, принявших на себя “суровые наказания” властелинов народа. Это надломило общественное сознание, народ стал бояться высказываться или поддерживать того или иного кандидата.

Нет никаких гарантий, что то же не произойдет и на нынешних выборах. Поддержав кандидатуру демократа на выборах мэра г. Степанакерта, “Дашнакцутюн” вернула себе утерянный авторитет борцов за законность и демократию в Карабахе. Но опасноть того, что некоторая часть партии под давлением вновь не пойдет на “сговор” с властью, дабы получить в новом руководстве какие-то роли, остается по сей день. Поэтому сегодня условия должны быть особенно радикальными: во власть должны идти те, кто имеет большой индивидуальный потенциал и уже успел показать и доказать свою принципиальность в выборе подходов к тем или иным вопросам и проблемам.

Настало время, когда не нужно постоянно говорить о том, о чем уже все прекрасно знают, а думать о том, как все это изменить и какую выдвинуть  альтернативу негативу.

В Карабахе очень много образованных, инициативных, порядочных, имеющих много заслуг людей, которые все эти 10 “болотных” лет оставались на высоте своего человеческого достоинства. Своим образом жизни, достойным воспитанием своих детей они показали и доказали, что верны идеалам, ради которых началось и победило Карабахское движение. Эти люди настолько скромны, что не говорят о своих достоинствах и больших делах, не кичатся и не бьют себя в грудь, крича о своем героизме, потому что народ прекрасно знает, кто есть кто. За этими людьми не стоят президенты, министры, генералы, они сами – своей законопослушностью, порядочностью, образованностью – доказали, что могут помочь – если не материально, то добрым словом, уважительным отношением  – проблемам народа, его тяжкому социальному положению. Народ это понимает и ценит, и доказательством тому – выборы мэра г. Степанакерта, которые заставили мир посмотреть на нас другими глазами.

Мы стоим на пороге события, которого ждали долгих 10 лет: мир готов принять нас – как цивилизованное государство с демократическим строем. Наша задача – не ударить в грязь лицом, потому что руководители государства, его чиновники,  парламент – это лицо данного государства. Мы должны понять, что не можем предстать перед миром в лице полуграмотных, но “шустрых авторитетов”, которые могут создать вокруг себя “ауру” всенародного поклонения. Современный мир может очень быстро “раскусить”, стоит ли за таким человеком народ, потому что народ никогда не стоит за коррупцией.

В том, что во власть стремится попасть кто попало, во многом виноваты мы, жители Карабаха. Если бы мы требовали, чтобы каждый чиновник был подотчетен и отвечал перед законом за вверенное ему ведомство, я думаю, многие из нынешних “рвущихся во власть” или занимающих определенные должности людей отказались бы от предложенной им “игры”. Но никогда не поздно исправлять ошибки.

В том, что “перемена декораций”, устроенная нашим президентом, обречена на всенародное осуждение, нет никаких сомнений. Остается, чтобы А. Гукасян сознался сам себе, что нужно отречься от планов, задуманных им, потому что печальная участь “клановых властелинов” показывает: опираться надо на умных, а не на “верных”. Есть еще время одуматься и опереться на порядочных людей (которые мало верят самому президенту, но готовы выбрать “лучшее из зол”), чтобы войти в историю Карабаха с добрым именем.

Я верю, что карабахский народ предстанет на своем “выпускном балу” в лице своих самых достойных сыновей и дочерей.

Прекрасное будущее наших детей в наших руках. Давайте строить его так, чтобы дети поняли, к чему стремились и за что погибли их отцы, дяди и братья.

——————————————————————————————

урегулирование

Докладчик ПАСЕ по Карабаху: нужен диалог сторон

Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла на этой неделе резолюцию по проблеме Нагорного Карабаха, а также рекомендации к Комитету министров Совета Европы по разрешению армяно-азербайджанского конфликта. Автор проекта резолюции и рекомендаций британский депутат Дэвид Аткинсон ответил на вопросы Би-би-си.

Би-би-си: Какое реальное влияние на урегулирование армяно-азербайджанского конфликта смогут оказать резолюция и рекомендации ПАСЕ?

Дэвид Аткинсон: К сожалению, более чем 10-летняя деятельность Минской группы ОБСЕ по разрешению карабахского конфликта не принесла результатов.

ПАСЕ ставила перед собой цель внести парламентское измерение в процесс урегулирования, повысить роль парламентариев враждующих стран в мирном процессе (резолюция предусматривает частые встречи и обсуждения между депутатами из Армении и Азербайджана – прим. редакции). Это может дать новые идеи для разрешения конфликта.

После принятия этой резолюции мы ждем, что азербайджанское правительство начнет контактировать с представителями Нагорно-карабахского региона и обсуждать с ними проблемы (решения ПАСЕ предусматривают также начало диалога между азербайджанским правительством, армянскими и азербайджанскими общинами Нагорно-карабахского региона – прим. редакции).

Возможно, что эти обсуждения пройдут здесь, в Страсбурге – Ассамблея предложила свои услуги по организации этих переговоров. В 1994-95 годах, когда я был председателем Комитета ПАСЕ по связям со странами-не членами Совета Европы, я организовал в Страсбурге такой диалог, и тогда были представлены все стороны.

К сожалению, обсуждения 10 летней давности не принесли результата. Но я думаю, что недавние инициативы будут плодотворны.

Би-би-си: Критики говорят, что в обсуждении конфликта в ПАСЕ не было никакой необходимости: поскольку карабахский конфликт находится вне ведения Совета Европы и этой проблемой занимается Минская группа ОБСЕ.

Д.А.: Как показывают прошедшие 10 лет, усилий одной Минской группы недостаточно. Совет Европы может внести свой собственный вклад в мирное урегулирование. При этом, мы ни в коей мере не намерены подменять Минскую группу, мы лишь хотели бы помочь сопредседателям.

Би-би-си: Во время обсуждений на Ассамблее вы говорили, что в карабахском конфликте имеют место противоречия двух принципов: права наций на самоопределение и принципа территориальной целостности государств. Какой из принципов, по вашему мнению, должен быть взят за основу при разрешении карабахского конфликта?

Д.А.: Совет Европы признал территориальную целостность Азербайджана, когда страна была принята в ряды этой организации. Если стороны придут к согласию по изменению существующих границ, как это было в случае с разделением границ между Чехией и Словакией, если правительство Азербайджана согласится с требованием населения Карабаха о предоставлении независимости, то и мы это примем.

Но очевидно, что азербайджанские власти никогда не согласятся с требованием Карабаха о независимости. Совет Европы, как и другие международные организации, не может признать независимость Нагорного Карабаха. Поэтому принцип “права наций на самоопределение” в случае с Карабахом не может быть применен.

Би-би-си: Переговоры по карабахскому конфликту безрезультатно продолжаются уже более 10 лет. Что, по вашему мнению, тормозит урегулирование конфликта?

Д.А.: Переговоры, по моему мнению, не приносят результата потому, что за все эти годы не было реальных контактов между азербайджанскими властями и представителями Нагорного Карабаха.

Необходимо начать переговоры, установить диалог для разрешения этого конфликта. Инициатива Совета Европы как раз и приведет к установлению таких контактов. И, возможно, разрешению конфликта.

Би-би-си: Ощущали ли вы какое-либо давление со стороны армянской или азербайджанской делегаций во время подготовки доклада?

Д.А.: Как докладчик я имею свое собственное видение проблемы. Мои цели совпадали с мнением как армянской, так и азербайджанской делегаций.

Би-би-си: Каковы будут первые шаги Совета Европы теперь, после принятия резолюции и рекомендаций?

Д.А.: В пятницу, 28 января, Бюро ПАСЕ обсудит план действий Совета Европы по претворению в жизнь решений по Карабаху. Я думаю, Бюро обратится с письмом к президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву, в котором будет говориться о необходимости реализации решений ПАСЕ, в частности, приглашения к диалогу представителей Карабаха. Мы будем счастливы содействовать налаживанию этого диалога.

Би-би-си: Вы будете устанавливать какие-то сроки начала этого диалога?

Д.А.: Нет. Мы бы только хотели, чтобы этот диалог был начат без каких-либо предварительных условий.

——————————————————————————————-

В Степанакерте осуждают доклад Аткинсона

Ашот БЕГЛАРЯН
Степанакерт

Здесь считают, что решение карабахской проблемы возможно лишь на основе компромиссов, а не нагнетания напряженности

Доклад британского парламентария Дэвида Аткинсона по Нагорному Карабаху, принятая на его основе резолюция, а также последовавшее за этим интервью всемирной службе ВВС вызвали в Нагорном Карабахе, можно сказать,  однозначно негативную реакцию.

“Позиция докладчика в силу своей противоречивости, игнорирования результатов  переговорного процесса, достигнутых напряженными усилиями на протяжении многих лет, лишь усложняет процесс поиска компромиссного решения  по карабахской проблеме. Только на основе компромисса возможно эффективное решение вопросов, связанных со статусом Нагорного Карабаха, ликвидацией последствий конфликта: безопасное возвращение беженцев, деблокада коммуникаций и т.п. Естественно, без участия Нагорного Карабаха как самостоятельной стороны конфликта практических результатов не достичь.  Я все-таки надеюсь, что доклад и заявления Аткинсона – это всего лишь личное мнение, а не позиция европейского сообщества, для которого общечеловеческие ценности, а именно, равенство, демократия, стоят во главу угла “, – говорит социолог Давид Карабекян.

«Думаю, резолюция ПАСЕ не имеет судьбоносного значения для Нагорного Карабаха. Уверен, что любой документ, принимаемый без участия  Нагорного Карабаха, обречен на невыполнение. Именно отстранение Карабаха от участия в подготовке документов приводит к появлению формулировок типа “сепаратисты”, которые оскорбляют наш народ. Что  касается требования ПАСЕ  установить контакты с «азербайджанской общиной Нагорного Карабаха», то мы никогда не отказывались от общения с азербайджанцами, ранее проживавшими у нас. Думаю, как только будет определен статус Нагорного Карабаха, будут учтены и их права»,  – считает правозащитник Альберт Восканян.

«Европейское сообщество не имеет рецептов для рассмотрения проблем, подобных карабахской, и ему требуется время для разработки реальной политики. Пока что политика европейских структур, а вернее, европейской бюрократии приводит лишь к усилению нестабильности в регионе, подталкиванию Азербайджана к возобновлению военных действий, к внутриполитическим провокациям и политической демагогии в Армении. Вместе с тем, в отличие от неуклюжих попыток европейской бюрократии, политические руководители ведущих европейских государств занимают весьма реалистичную позицию в отношении региональных проблем», – считает дипломат Георгий Маркосов.

“Доклад и заявления г-на Аткинсона являются очень противоречивыми и, к сожалению, не способствуют установлению атмосферы доверия в регионе и продвижению процесса всеобъемлющего урегулирования нагорно-карабахского конфликта», – такого мнения придерживается карабахский аналитик, преподаватель университета Давид Бабаян.

По словам Давида Бабаяна, заявления Аткинсона “содержат в себе диаметрально противоположные, взаимоисключающие подходы не только по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, но и по позиции ПАСЕ в отношении урегулирования межнациональных споров».

“В частности, г-н Аткинсон считает, что в процессе разрешения карабахской проблемы не может быть применен принцип права наций на самоопределение, и вопрос должен быть решен в рамках территориальной целостности Азербайджана. В то же самое время он выражает надежду, что “с принятием резолюции азербайджанское правительство начнет контактировать с представителями Нагорного Карабаха и обсуждать с ними имеющиеся проблемы”. Однако, в данном случае совершенно непонятно, что могут обсуждать стороны, если, как утверждает парламентарий, уже заранее предопределена формула урегулирования, в корне не приемлемая для одной из сторон?” – отметил Давид Бабаян.

“Мы не должны отождествлять Аткинсона со всей Европой. В конце концов, существуют очень конкретные интересы – европейские, американские, азербайджанские или российские, и эти интересы требуют от каждой из стран решения определенных задач. Мы также имеем свои интересы, которые должны целеустремленно отстаиваться в общем контексте интересов. Однако, все опять сводится к искаженному формату переговоров, в которых НКР не участвует”, – такого мнения придерживается глава внешнеполитического ведомства Нагорного Карабаха  Арман Меликян.

Любопытно, что на днях Общественная телерадиокомпания Нагорного Карабаха предоставила из своего архива интервью члена Палаты общин Великобритании, председателя комиссии по связям со странами-не членами Совета Европы Дэвида Аткинсона, данное им в октябре 1993 года в селе Кичан Мартакертского района Нагорного Карабаха.

В частности, г-н Аткинсон отметил в своем слове, что много наслышан о Нагорном Карабахе, однако находится здесь впервые. “То, что я увидел, – сказал Дэвид Аткинсон, – выше моих представлений. Здесь настоящая война, которая каждый день отнимает многочисленные человеческие жизни. Очевидно, что развязал эту войну Азербайджан, и пока не будет она прекращена, Совет Европы не примет его в свой состав».

«Я считаю, – сказал Дэвид Аткинсон, – что карабахцы имеют право самостоятельно распоряжаться своей судьбой, прокладывая себе будущее. Наша организация и я лично сделаем все, чтобы карабахские армяне жили на своей земле свободной, полноправной жизнью».

Политика – вещь сложная, и, в зависимости от сложившейся конъюнктуры, она может претерпевать всевозможные метаморфозы. Главное, чтобы эти метаморфозы несли в себе больше конструктивизма, чем разрушительной силы. Только так можно найти решение конфликта, от которого устали все стороны.

——————————————————————————————-

окно в мир

Благие пожелания министерству иностранных дел НКР 

Георгий МАРКОСОВ                                                                                                              уроженец Баку, внук шушинского купца первой гильдии,
дипломат, доктор политических наук

Становится совершенно ясно, что в ближайшее время внешнеполитические задачи НКР не будут решены даже отчасти. Хотя внешнеполитическое ведомство НКР существует много лет, оно так и не стало адекватным своей миссии и лишено возможностей заниматься тем, чем ему полагается заниматься, то бишь, внешней политикой. В лучшем случае, МИД НКР занимается некоторыми представительскими задачами. Сейчас уже не имеет смысла рассуждать, каковы причины сложившегося положения, какова роль руководителей НКР или Республики Армении в отсутствии деятельности карабахского МИД и каково значение прочих факторов. Очевидно, что причина заключается не столько в позиции руководителей, сколь  в неготовности общества, включая политические и общественные организации, а также парламент НКР, требовать или инициировать проведение внешней политики. И дело не в том, что не решаются те или иные задачи, что имеет место ресурсное ограничение, недостаток в кадрах или что-либо иное. А в том, что политическое руководство НКР, парламент и общественно-политические организации считают внешнюю политику излишним, затратным и необоснованным делом. В Степанакерте нет ни одного лица, претендующего на роль политика, способного понять, в чем состоит значимость внешнеполитической деятельности, не говоря уже о представлениях относительно внешнеполитических задачах. Данное утверждение будет наверняка отвергаться в Степанакерте: не подвергаться критике или аргументировано парироваться, а именно отвергаться. Во «второй» армянской столице умеют говорить и дискутировать не хуже, чем в Ереване или в более крупных столицах. Что это? Традиционное и весьма популярное карабахское качество – упрямство? Нет, скорее, попытка спрятаться от реальности и переждать: а вдруг обойдется. Нет, не обойдется.

Чтобы не быть голословными, можно предложить политическому руководству НКР следующий способ решить данную задачу. МИД НКР может и далее выполнять представительские задачи, то есть, дипломатическую работу, полагающуюся ему по уставу. Тем более, что в большинстве современных государств далеко не МИД занимается разработкой внешней политики. Внешней политикой и политикой безопасности занимаются иные государственные структуры, например, Совет безопасности. Конечно же, данные задачи решаются в режиме регламентированного сотрудничества с парламентом, с министерством обороны, с правительством в целом. Внешняя политика, в определенной мере, должна быть предметом  широкой и, главное, постоянной общественной дискуссии. Вместе с тем, в условиях НКР Совет безопасности – как структура, занимающаяся стратегическими проблемами, – не получила должного развития, и, следовательно, его деятельность направлена на решение больше внутренних вопросов. Отсутствует практика проведения экспертизы, нет компетентной аналитической группы, хотя эти вопросы вполне можно было бы решить в рамках штатного расписания МИД.

Формирование государственной структуры, призванной разрабатывать внешнюю политику и политику безопасности, должно стать приоритетной задачей нынешнего или будущего политического руководства НКР. В Карабахе достаточно подготовленных людей, способных успешно выполнить эту задачу – при минимальных затратах, а возможно, и вообще без затрат.

Как бы не поступало сейчас руководство НКР в сфере внешней политики, после определенных событий многому, а вернее, всему, придется давать оценку – как доигрывание проигранного. Утрачено исторически ценное время, можно было бы сказать «ключевой момент». И если предстоит что-либо сказать или сделать во внешней политике, то нужно понимать, что почти все придется начинать сначала. В первую очередь, будет к месту разобраться, какие внешнеполитические задачи нужно решать. И если эти задачи относятся к разряду государственных тайн, то на нижеследующие вопросы вполне можно ответить в рамках публичной дискуссии. Итак:

1. Когда и при каких обстоятельствах начался современный карабахский политический процесс – в 1988 году, в 1991 или, все же, в 2001 году, почему именно тогда и по инициативе каких политиков в администрации США и с какой целью ?

2. Каковы факторы и причины переговоров в Ки-Уэсте, какие политические функционеры инициировали и рекомендовали провести данную встречу, какое возможное решение закладывалось в ожидания от данной встречи, каковы результаты провала в Ки-Уэсте для некоторых функционеров в администрации США, почему идея Ки-Уэста не получила развития, а администрация США стала серьезнее обращаться к карабахской тематике?

3.Как отличаются позиции администраций Б.Клинтона и Дж.Буша в отношении карабахской проблемы, были ли использованы администрацией Дж.Буша материалы и разработки предыдущей администрации и почему не были разработаны новые предложения?

4.Велись ли консультации администрацией Дж.Буша по карабахской проблеме накануне встречи в Ки-Уэсте с сенатскими комиссиями, каковы были позиции Пентагона и ЦРУ, какие рекомендации получила администрация от американских экспертов, в чем суть данных рекомендаций, были ли они оценены в Госдепе как компетентные, какова карьерная судьба разработчиков карабахской проблемы накануне Ки-Уэста?

5.Какие аналитические и исследовательские институты и центры, а также отдельные эксперты участвуют в разработках американской политики по региону Южного Кавказа, каковы основные идеи и предложения, чьи интересы они выражают, разработан ли проект предоставления НКР международного политического статуса, как к данной идее могут отнестись различные политические круги в США?

6.Насколько сильны лоббистские устремления в США нефтяных компаний США и Великобритании по защите интересов Азербайджана, какова причина самоограничения данных лоббистов, располагающих огромными возможностями, известны ли имена и досье на американских и европейских экспертов, работающих в интересах Азербайджана, размер их гонораров, возможные способы нейтрализации деятельности данных экспертов?

7. Какое место занимает и какое имеет значение карабахская проблема во внешней политике США, в частности, на турецком и азербайджано-каспийском направлениях американской политики, каковы намерения США в отношении НКР, имеются ли интересы ключевых ведомств США в НКР и каковы они?

8. Каковы факторы формирования политики европейской бюрократии в отношении карабахской проблемы, какова роль ведущих европейских держав в формировании данной политики, каковы краткосрочные и долгосрочные интересы Великобритании и Германии на Южном Кавказе, как это влияет на положение НКР, какова роль различных политико-идеологических направлений и политических партий в Европе в принятии решений в европейских структурах?

9.Какова реальная роль нефтяных проектов в развитии политической ситуации на Южном Кавказе, насколько карабахская проблема представляет угрозу для них, каковы оценки угроз и рисков ведущих экспертных фирм в отношении карабахской проблемы, насколько ведущие нефтяные компании заинтересованы в урегулировании карабахской проблемы как в процессе, характеризующемся рисками?

10. Каковы намерения и действительная роль Турции в международном рассмотрении карабахской проблемы, заинтересованность Турции и границы возможного содействия Азербайджану?

11. Имеет ли Россия разработанную, определенную политику в отношении НКР, как эта политика увязывается с аналогичными проблемами, с отношениями России с Евросоюзом и США, в чем состоят среднесрочные интересы России в отношении карабахской проблемы, каковы интересы различных корпораций и политических группировок в России по данной проблеме, кто и в каких рамках лоббирует интересы Азербайджана в России, каково влияние этих группировок на правительство России?

12.       Возможен ли британско-германский и американо-российский заговоры по карабахской проблеме, как это может быть связано с абхазским и чеченским проектами европейских держав, можно ли воспользоваться целями и задачами данного британско-германского проекта, насколько продолжительны общие интересы данных двух европейских держав, как НКР заручиться поддержкой Великобритании и Германии, насколько важна роль Ватикана в армянских проблемах, насколько карабахская проблема интегрирована в политико-идеологические и геополитические проекты, включающие Балканы, Кипр и Северный Ирак?

13.       Имеются ли планы нейтрализации армянских общественных и лоббистских организаций в США и в Европе, откуда и от кого могут исходить данные инициативы, насколько это возможно, как можно этому противодействовать, какова цель этих намерений, насколько это связано с карабахской проблемой?

14.       Как может решение правительства и Сената США о признании геноцида 1915 года отразиться на положении НКР, на перспективах международного признания независимости?

15.       Насколько, в какой мере, в какой форме и в каком режиме США заинтересованы в сотрудничестве с Азербайджаном, насколько США заинтересованы в дистанцировании Азербайджана от Турции и в региональной изоляции Азербайджана, может ли Азербайджан реально стать стратегическим партнером США, какие решения США во внешней политике могут быть связаны с этой перспективой?

16.       Какова роль грузинских проблем в развертывании процессов в отношении НКР, насколько США, Россия, Евросоюз и Турция заинтересованы в проведении аналогий между грузинскими проблемами и карабахской проблемой, какие выводы можно сделать из данного обстоятельства?

17.       Может ли НКР обрести политические позиции в исламском мире, каковы пути реализации данной задачи, какие исламские государства и организации могут стать заинтересованными в построении отношений с НКР, каковы данные интересы?

18.       Возможно ли создание в США дистанцированных от Армении серьезных лоббистских структур для защиты интересов НКР, каковы интересы данных возможных организаций, каковы идеологические и религиозные основы данного сотрудничества?

19.       Каковы необходимые технологии для разработки приоритетов и последовательного осуществления конкретных шагов по утверждению внешней политики НКР, с помощью каких интеллектуальных и информационно-аналитических ресурсов можно решить данные задачи, какова роль парламента и гражданского общества в осуществлении внешней политики?

Видимо, карабахский истеблишмент, занятый таким понятным и стоящим делом, как зерноводство или животноводство, предполагает, что внешнеполитические вопросы будут как-нибудь решаться в Ереване. Может быть, это и есть выход из положения. Да, но армянский истеблишмент в целом чрезмерно озабочен своим имиджем, причем, исключительно личным. Такая чрезмерная озабоченность не позволяет делать резких движений. Тогда как НКР имеет преимущество и может себе позволить делать такие резкие движения, какие сделали, например, Албанское Косово или Абхазия.

—————————————————————————————-

В. Жириновский предлагает включить НКР в СНГ

Как уже сообщало ИА REGNUM, вице-спикер Госдумы РФ Владимир Жириновский предложил включить Нагорный Карабах в Содружество независимых государств и назвал его “исконно армянской территорией”.

Оценивая это заявление Жириновского, представитель правящей партии “Ени Азербайджан” в парламенте Айдын Мирзазаде назвал его “бредом”. “Хотя этот человек занимает высокий пост заместителя председателя Госдумы, я думаю, он не отдает себе отчета в некоторых словах”.

И до этого, говорит Мирзазаде, В.Жириновский не раз позволял себе нереальные, агрессивные высказывания, и всякий раз официальные круги России отмежевывались от его заявлений. “Я думаю, что устами Жириновского говорят некоторые националистические политические круги, заинтересованные в дружбе с Арменией и в некоторых азербайджанских территориях.”, – пишет “Эхо”.

Как поясняет “Регнум”, Владимир Жириновский считает, что ни Армения, ни Азербайджан не смирятся с потерей Нагорного Карабаха. “Если Россия будет настаивать на присоединении Нагорного Карабаха к Армении, то обидится Азербайджан, если же предложит вариант включения НК в состав Азербайджана, то обидятся армяне”, – заявил он. Из чего следовал простой вывод – вступление Нагорного Карабаха в СНГ: это, по мнению Владимира Вольфовича, и есть “компромиссный вариант”.

—————————————————————————————–

МИД Армении считает, что резолюция ПАСЕ не отразится на переговорах по карабахскому урегулированию

“Позитивно оценивая усилия Совета Европы в процессах развития Южного Кавказа, в частности, установления здесь стабильности и продолжительного мира, в то же время считаю, что “Доклад Аткинсона”, наряду с положительными моментами, в целом, неполноценен, поскольку касается лишь последствий конфликта, без углубления в его причины”. Об этом заявил пресс-секретарь МИД Армении Гамлет Гаспарян, комментируя ИА REGNUM принятую накануне ПАСЕ резолюцию по Нагорному Карабаху.

“Более того, считаем проблематичным то, что процесс внесения поправок в резолюцию не был объективным: фактически, из-за турецкого председателя комитета по Политическим вопросам ПАСЕ не прошло одно из наших предложений, которое ранее было одобрено самим Аткинсоном”, – отметил он.

“Тем не менее, мы приветствуем вновь подтвержденные со стороны ПАСЕ принципы, в которых, в частности, подтверждается, что “отделение региона от государства и его суверенитет могут быть достигнуты лишь в результате мирного и правового процесса, основанного на демократической поддержке жителей данной территории”. В документе также утверждается, что “вопрос не может быть решен с применением военной силы. Будущее и статус населения должны быть решены самим населением””, – подчеркнул споуксмен армянского внешнеполитического ведомства. Г. Гаспарян также отметил важность предложенной армянской стороной поправки, где “Ассамблея напоминает обязательство Армении при вступлении в СЕ, а именно – использовать свое влияние на армян Нагорного Карабаха для стимулирования урегулирования конфликта. Этим, фактически, фиксируется, что конфликт существует между Нагорным Карабахом и Азербайджаном”.

“Вместе с тем, резолюция не носит обязывающего характера, она носит консультационный и декларативный характер. Переговоры будут продолжены в рамках Минской группы ОБСЕ, и, считаем, что положительные и отрицательные стороны резолюции не могут повлиять на сам переговорный процесс”, – резюмировал он.

————————————————————————————–

взгляд

Армения в политике США

Джим ДЖАТРАС
политический аналитик, США
специально для газеты «ДЕМО»,
по просьбе моих друзей в Армении

James George Jatras – Admitted in PA, not admitted in DC Venable, Baetjer, Howard and Civiletti, LLP – Including professional corporations. The previous employment – Foreign Policy Analyst, United States Senate, Republican Policy Committee, Washington, D.C.

Президент Вудро Вильсон, представляющий Демократическую партию, проводя политику борьбы с мировыми империями, попытался создать независимую объединенную Армению. Армения и армянская община в США всегда питали симпатии к Республиканской партии США, несмотря на известное решение Конгресса 1920 года (в составе  Конгресса тогда преобладали республиканцы) об отказе в оказании помощи Армении. Это, видимо, было связано с рядом причин и интересами, которые имеет каждый народ, претендующий на участие в политическом процессе. Нужно сказать, что нынешняя политика Республиканской администрации, оказывающей сильное давление на власти Армении, в глобальном аспекте, как никогда, благоприятствует защите ключевых интересов Армении. Администрация Дж.Буша преследует в Кавказско-Каспийском регионе практически единственную цель – обеспечение безопасности успешной добычи и транспортировки нефти. Приоритетом данной политики является региональная стабильность. Примечательно то, что обладая столь гигантскими военно-политическими возможностями, США так и не смогли создать в Кавказско-Каспийском регионе операционную систему геополитического управления, что, несомненно, объясняется особенностями региона, прежде всего, отсутствием вовлеченности в эти проекты таких государств, как Армения и Иран. Вместе с тем, выясняется, что для осуществления полного контроля США над регионом необходимо, скорее, не собственное военное присутствие, а отсутствие российского военного присутствия.

При этом, данные политические задачи США, связанные с выводом российских военных баз с Южного Кавказа, приводят не к обеспечению стабильности, а к региональной гонке вооружений, в которой участвуют не только признанные и непризнанные государства Южного Кавказа, но сами США, Россия, Турция и Иран. При этом, «причиной» усиления внутрирегиональной конфронтации и гонки вооружений представляется Армения. В чем же факторы и мотивы столь «антисистемного» и довольно опасного поведения Армении?

Проблема в том, что Армения находится в конфронтации не только с Азербайджаном, но и с Турцией, что делает ее положение крайне уязвимым и требует участия мощного военно-политического блока – гаранта ее безопасности. США, стремясь к урегулированию турецко-армянских отношений, конечно же, оказывают давление на Турцию, что, вроде бы, должно привести к снижению напряженности в регионе. Отчасти эта цель достигается. Однако позитивы возможны, к сожалению, только в краткосрочной перспективе. Следуя этому сценарию, Армения станет безмолвным вассалом Турции, находясь от нее в сильной политической и экономической зависимости (в лучшем случае).

В чем же тогда смысл политики США, направленной на утверждение независимости новых независимых государств? Армения испытывает недоверие к политике США, и для этого есть основания. США и Армения до сих пор не имеют откровенного диалога, хотя ситуация довольно быстро меняется. Я республиканец и я американский патриот, и мне обидно, что армянская община США предпочла отдать голоса преимущественно за Дж.Керри. Причина не только в отсутствии правильного понимания у армянских политиков политики Дж.Буша, но и в грубой работе администрации, влиянии на принятие решений ряда политиков из команды Дж.Буша. Уверен, что это недоразумение. В истории бывает и такое.

Осмысливая мировые политические тенденции и стремясь активно участвовать в процессе интеграции с НАТО и Европейским сообществом, Армения убеждается, что НАТО, как военно-политический блок, распадается на глазах, а создаваемые европейские вооруженные силы не направлены на обеспечение гарантий безопасности сопредельных регионов, особенно такого региона, как Кавказ. Европейские структуры, преследуя цель конкурировать с США на международной арене, время от времени выносят не совсем адекватные политические решения, что вызывает, по меньшей мере, непонимание на Южном Кавказе. В отличие от Грузии и Азербайджана, Армения имеет негативный опыт рассмотрения Армянского вопроса Западным сообществом, начиная с Берлинской конференции 1878 года и до Лозанской конференции 1923 года, а также опыт раздела Армении между Россией и Турцией по Московскому договору 16 марта 1921 года. Поэтому Армения весьма скептически относится к любым международным договорам и обязательствам, впрочем, как и Турция, и пока может надеяться только на наличие вооруженных сил. В настоящее время на Южном Кавказе имеется военное присутствие только трех третьих держав – России, Турции и США.

Следует отметить, что многие недоброжелатели в США, России и Европе, а также в некоторых соседних странах с досадой вынуждены признать, что всякие ожидания скорой экономической и политической гибели Армении оказались несостоятельными. Армения сейчас самая динамично развивающаяся страна в СНГ (годовые темпы роста превышают 10%), только Армения и Нагорно-Карабахская Республика располагают боеспособными вооруженными силами в Южном Кавказе и осваивают высокие технологии. Это, конечно, же, достигнуто при помощи США и России (которая сыграла ключевую роль в развитии армянских вооруженных сил). В общении с многочисленными аналитиками, экспертами и политическими проектировщиками США приходишь к выводу, что в США имеются влиятельные силы, которые не заинтересованы в сближении США и Армении, в развитии военного и политического сотрудничества. Данные круги осуществляют пропаганду против Армении, поощряют агрессивные круги в Азербайджане к продолжению выдвижения необоснованных претензий к Армении, пытаются представить, что политическое руководство Армении в проведении внешней и оборонной политики преследует сугубо личные или групповые интересы. Данные силы не скрывают, что готовы поддержать реализацию «грузинского сценария» в Армении, что совершенно невозможно по ряду причин. В Армении сложилось более предпочтительное социально-экономическое положение, нет проблем с централизацией власти и есть вполне боеспособные вооруженные силы.

Видимо, Армении придется пережить и этот период «политической аттестации» и доказать свое право на независимое существование. Однако, армянским политикам и политологам давно нужно понять, что пора распрощаться с местечковыми методами политического анализа и разработать адекватные пути развития политических отношений с США. Что касается США, то можно уверенно говорить, что в республиканских, правоконсервативных и даже в так называемых неоконсервативных кругах сложилось убеждение, что Армения – сейчас и в будущем – один из немногих бастионов стабильности, порядка и процветания в регионе Большого Ближнего Востока. Значимость Армении для США будет возрастать по мере формирования новой американской политики в отношении Турции, Ирана и других государств региона. США совершенно не заинтересованы в военном и политическом ослаблении Армении. США никогда не позволят изъять Нагорный Карабах из-под контроля Армении, что стало бы катастрофой для армянской нации.  Думать и подозревать Америку в чем-то ином – просто недомыслие и абсурд. Для США представляют большой интерес вооруженные силы карабахских армян, отдельные эксперты в США внимательно всматриваются в армянскую ментальность и больше – с вниманием рассматривают карабахскую идею армян. Ко всему  этому нужно добавить характеристики армян в самой Америке, где они, сохранив свою этничность и преданность исторической родине, являются верными детьми Америки, гордятся своей принадлежностью к американской нации, являются носителями традиции, религиозности, творческого начала.

США выстраивают новую геополитическую конструкцию в регионе Большого Ближнего Востока, и Армения не может упустить шанс стать реальным стратегическим партнером США. Только так ей удастся занять более важное место в регионе.

Перевела с английского Тина БЕБУТЯН

——————————————————————————————-

О международном значении программы перевоспитания азербайджанского общества

Эдуард АЗГАЛДОВ

Мировая история знает примеры, когда определенное этническое сообщество, оказываясь в специфических политико-исторических условиях, обретало антисоциальные черты, что приводило к невозможности его нормального сосуществования с соседними народами, критической оценки собственного положения и участия в сотрудничестве на международной арене. После включения Южного Кавказа в Российскую империю официальные власти предоставили азерам самые благоприятные условия в экономической и общественной жизни – вследствие того, что это был мусульманский народ, живущий вблизи Турции и Ирана. К концу 19 века, вследствие данной политики, азеры обрели черту, ставшую главной в их нынешнем менталитете, – безнаказанность.

Данная черта была во много крат усилена советской системой, которая предоставила азерам проводить политику национальной, религиозной и социально-культурной дискриминации по отношению к различным нациям, проживающим на территории Советского Азербайджана. С конца 30-ых годов данная политика дискриминации обрела официальный характер, что усилилось в 60-80-ых годах. Целые поколения азеров сформировались в условиях огромных экономических, социальных и административных преимуществ, в условиях полной безнаказанности, чванства, наглости. Производной от этих качеств стала широкая и официальная практика фальсификации истории, расистские оценки народов, культур и политических событий. Обществу азеров стало присуще сочетание агрессивности и трусости, что является проявлением закомплексованности и ущербности.

Азеры претендуют на территории соседних народов, строя беспримерные политические концепции. В сознании общества азеров глубоко укоренилось понимание того, что Азербайджан – искусственно и временно существующее государство, которое было создано исключительно внешними силами. Отсутствие самодостаточности в государственности, в культуре, в экономике, в мировоззрении привело к серьезным проблемам в этнической самоидентификации азеров, к глубокому кризису всего того «сообщества», которое пытается представить себя как целостная нация.

Проблеском в состоянии азеров явилось карабахское движение армянского народа, вследствие которого азеры получили шанс стать культурной, современной нацией на территории, которой вполне достаточно для их успешного существования. Другой шанс был предоставлен азерам политикой Ирана, направленной на возвращение этого «заблудившего» в чуждых событиях этноса в лоно ислама. Обе эти возможности были отвергнуты элитой азеров. При этом, элита отвергла эту перспективу не осознанно, а по наитию, то есть в «потемках». Только примитивное мышление могло привести к тому абсурду, что нефть стала национальной идеей целого народа. Видимо, данная ущербность является прямым результатом чувства безнаказанности, которое преследует этот этнос уже около 180 лет.

Азеры, как народ и общество, переживают глубокий социально-политический и этно-общественный кризис: это стало результатом того, что история азеров в составе России и СССР была историей безнаказанности. Международный аспект данного феномена заключается в том, что Азербайджанская республика не состоянии выступать на международной арене в качестве надежного партнера. Азербайджан не может быть полноценным партнером даже своего «естественного» союзника – Турции. На международной арене Азербайджан выступает как нестабильное, субфеодальное, иждивенчески ориентированное, не-оборонноспособное, политически слабое государство.

Международное сообщество должно разработать специальную программу перевоспитания азерского народа в духе гуманности и рациональности. Учитывая множество этнических компонентов в составе азерского этноса, можно найти условия для апелляции к тем или иным инстинктам гуманности и рациональности, которые включает их подсознание. (Как известно, аналогичный эксперимент, связанный с денацификацией немцев, успешно был проведен после разгрома нацизма.) Иначе Кавказ ожидает дальнейшая нестабильность и хаотические политические процессы, связанные с тем, что Азербайджан, превратившись окончательно в политического попрошайку, будет постоянно требовать удовлетворения своих амбиций, будучи не способным решить даже свои внутренние проблемы. ОБСЕ и ООН должны разработать специальную программу перевоспитания азербайджанского общества. В этом процессе важную роль могли бы сыграть интеллектуалы соседних стран, хорошо знакомые с Азербайджаном и даже считающие Азербайджан своей родиной.

——————————————————————————————-

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s