№ 7 / 15 апрель

“Демо” / № 7 (26) / 15 апрель, 2005г.

Точка зрения
Пора определиться всем

Маргарита КАРАМЯН
Гадрут

Рано или поздно надо оглянуться в прошлое, чтобы суметь жить в будущем. Сегодня карабахцы должны помнить об этом, чтоб не то что жить, а иметь это будущее.

Надо суметь проанализировать прошлое, смело посмотреть на свои ошибки и признать их, чтоб не повторить вновь.

Но оставим в стороне относительно далекое прошлое, потому что там все было предельно ясно, и коснемся недавнего – протяженностью в 5 лет. Это, наверное, самый запутанный период жизни карабахцев, потому что мы не настолько политически грамотны, чтоб понять, что происходит в поствоенном обществе и почему в ситуации больше негатива. В Карабахе все решается посредством отдельных личностей. Вот этот принцип и был заложен в основу создания провластной партии “ЖАМ”, которая стала особым препятствием на пути установления в Карабахе демократии и законности.

Увидев членов этой партии, карабахцы поняли – создана была она для того, чтоб вывести из состояния равновесия всю мыслящую и  порядочную прослойку нашего общества.

Бесспорно, в этой партии есть здравомыслящие и порядочные люди, оказавшиеся там случайно (тогда и выбора-то особого не было!). Но основная масса членов партии относилась к конъюктурщикам, и потому вся партия оказалась как бы в тени недоверия со стороны народа.

Это большинство, не имея больших умственных и профессиональных данных, обладает редким по своей циничности качеством – беспрекословно служить “хозяину”. Многие члены “ЖАМ” работают на должностях, которые сами по себе предполагают подчинение закону и следование его букве во всех вопросах. Но для них закон – это слово “сверху”. Подчинение закону для них – это, прежде всего, подчинение шефу. В этой среде не принято думать и обсуждать, здесь принято молча выполнять задание с прибавлением доли цинизма и собственных интересов. Для “жамовца” его маленький кабинет и столик чиновника значат больше, чем судьба народа и государства. Что спрашивать с людей, которые всю свою жизнь (ведь многие из них прошли коммунистическую школу и закалку) выполняют указания своих “хозяев” по плетению интриг, с помощью которых те сводят счеты с людьми, неугодными властям? Верное служение “хозяину” дает им “чаевые” в виде права устроить на работу родственника, знакомого, любовницу и т. д. Причем, все делается от имени Президента страны или премьер-министра – то ли по собственной глупости, то ли из гордости за наличие высоких покровителей. Особо отличившиеся получают вознаграждения в виде миллионов для благоустройства своей жизни.

Новая форма набора “своих” людей – пресловутая аттестация, в результате которой проходной балл получает “свой” человек, пусть даже не имеющий для будущей работы необходимых данных.

Бедное наше государство! Откуда же ему брать средства для решения насущных проблем народа, если на одних только лакеев нужны такие огромные средства из казны?

Но есть еще другая беда, исходящая от “жамовцев”. С их организацией в Карабахе стали исчезать понятия “порядочность”, “образованность” (имеется в виду, конечно, не диплом), “идейность”, “патриотизм”. Под видом борьбы с оппозицией власти Карабаха собрали под свое крыло всю криминальную и аморальную прослойку нашего общества. А потому карабахцы сегодня могут говорить о том, что партия потребителей под названием “ЖАМ” деградировала карабахское общество и должна ответить за это перед законом.

Глядя на этих людей, становится понятно, как в 1923 году одним росчерком пера нашу землю передали Азербайджану. Этот росчерк был скорее всего подкреплен продажной сущностью тогдашних руководителей, и карабахцы расплатились за их малодушие жизнью своих детей в 1991-94 годах. Если мы и сегодня не поймем, кого будем выбирать, то, не дай Бог, нам придется подставить под пули еще одно поколение карабахцев, чтобы снова отвоевать свою свободу, которую так безнаказанно топчут сегодняшние карабахские чиновники. И если им предстоит ответить перед законом, то здравомыслящим карабахцам придется отвечать перед своим поколением – за то, что мы погрязли в суете своих обыденных проблем и молча созерцали происходящие перед нашими глазами безобразия.

Сегодня мы видим, что во все избирательные комиссии собраны ортодоксальные коммунисты и “жамовцы”, давно известные в Карабахе как фальсификаторы результатов выборов. Особым раздражителем общественного  сознания стала наша армия. Офицеры, видимо, забыли о том, что нынешний контингент армии – это те ребята, которые потеряли свое детство, скрываясь от обстрелов в подвалах и выживая в голодной, холодной, затерявшейся во мраке Армении. И вместо того, чтобы вселять в них гордость за то, что они охраняют границы государства, в строительстве и становлении которого все эти парни приняли непосредственное участие, они способствуют развитию в Карабахе социальной несправедливости, давая тем самым повод отшучиваться, что в армию идут “беречь постройки и земли феодалов”. Пора бы понять генералитету, что вовлечение армии в политику – довольно опасное и ответственное дело. Пора понять коммунистам, что хватит жить ностальгией по своим благоустроенным райкомам, по своим торжественно-печальным бюро и пленумам, где часто решались судьбы людей. В мире давно все проблемы решаются демократическими преобразованиями, и хватит думать о “крепкой руке”, которая вмиг установила бы порядок в этой анархии.

Пора всем вспомнить, что и наше государство, и его чиновничьи кресла создал народ. Погоны на плечах генералов появились благодаря погибшим и потерявшим в войне здоровье карабахцам. А народу нашему пора понять, что свою судьбу он решает сам – своими голосами. Кому будут отданы голоса, таким и будет наше государство! Опыт прошлых лет должен был научить, к чему приводят наши собственные ошибки. Видно, мы ошиблись, сделав выбор по принципу “коней на переправе не меняют”. А если президент Гукасян расценил нашу принципиальность и понимание ситуации как покорность и недостаточную сознательность, то искать виновников нынешней политической ситуации нужно не в демократах, не в “западных заказах”, а где-то рядом с собой.

Видно, мысль о карабахском Туркменбаши импонирует многим и проходит нитью по всем чиновничьим головам Карабаха. Придется разочаровать вас, господа, потому что Карабах – не Туркмения… Видимо, вы перепутали понятия “отчий дом” и “Отечество”, поэтому вам придется вернуть нашему народу все, что вы у него отняли и искать другие места, где вашим царским прихотям будут аплодировать…

В конечном итоге ответственность за будущее своих детей несем мы, а не чиновники. Они пользуются нашими голосами, чтобы решать свои личные вопросы. И пока мы не начнем смотреть на жизнь государства как на свою, чиновники будут использовать нас как орудие своих нечестных игр. Но хочется напомнить этим “игрокам”, что они идут к суициду, а нам с ними не по пути. Если они успокаивают себя тем, что процессы, происходящие в Карабахе, это западный сценарий “цветных” революцией, то здравомыслящие карабахцы наверняка знают, что нам не нужны “дирижеры”, нам хватит своего понимания ситуации, чтоб сделать правильный выбор. А то, что наши голоса дорого стоят, очевидно вполне. Иначе не накалялись бы страсти вокруг мест в будущем парламенте. Так давайте не продавать их, как бы дорого за них ни платили, а отдавать тем, кто сумеет потом оправдать каждый отданный ему голос своим служением простому карабахцу и не превратит нашу страну в притон беззакония и безнравственности.

—————————————————————————————–

Жестокая действительность

Грайр БАГДАСАРЯН

Человек ко всему привыкает, даже в петле – побрыкается две минуты и привыкнет. В сущности, мы в жизни только и делаем, что привыкаем. Это ужасно глупо, если вдуматься… Если бы я была Богом, я бы переделала мир. Или, впрочем, закрыла бы его. И никогда больше не открывала. То есть признала бы, что мой опыт с людьми не удался.

Армине АЛТУНЯН

В век динозавров в борьбе за существование побеждал тот, у кого были острее зубы и кто сам был больше. В наш век в борьбе за существование побеждают в основном те, у кого есть кто за спиной и в кармане густо! У одной писательницы нашего государства, у Армине Алтунян, которой 40 лет, нет “острых зубов”, и за спиной никого, и ни гроша в кармане. Но обо всем по-порядку!

В карабахской войне, в октябре 1992-го года, погиб муж Армине – Эдуард Алтунян. Защищая свою Родину, он думал, что если не станет его, то дети его будут жить счастливо, будут ходить с поднятой головой, гордясь тем, что они – дети героя Арцаха, что правительство будет заботиться о них… Но сегодня образ жизни этой семьи показывает, что до нее никому нет дела!

Известно, что подрастающее поколение нашей страны – плоть от плоти армянского народа. И если это на самом деле так, то куда же смотрит наше правительство?!

…Трое детей растут без отца, мать их – безработная, на ее иждивении свекор (отец Эдуарда Алтуняна) – пожилой человек с плохим зрением. Семья до сих пор живет в аварийном доме, в селе Хин Таглар Гадрутского района.

“В деревне был проведен капитальный ремонт домов, – рассказывает Армине Алтунян. – Но наш дом не внесли в списки. Многочисленные обращения к председателю администрации Гадрутского района не давали результатов. Он, однажды побывав в селе, видел, в каком состоянии находится дом, в котором мы живем, но никакие меры предприняты не были. Я единственная в селе жена погибшего, но в список капитального ремонта попадают те дома, в которых живут семьи, у которых во главе стоят мужья. Я же без мужа, и значит – никому нет дела до моей семьи…”

Объяснения администрации Гадрутского района Армине Алтунян слушала с вниманием, но без одобрения. Человеку несвойственно соглашаться с теми, кто обосновывает необходимость жить хуже. Армине считает, что все люди делятся на две категории: меньшинство – родившееся для того, чтобы думать и творить, и большинство – предназначенное использовать свою грамотность, а иногда и неграмотность в отношении тех, которым государство обязано помочь. Она без устали доказывает, что человек должен жить в неустанном труде, в скромности и страхе Божьем. Ее беспокоит одна проблема, которая не дает покоя ни днем, ни ночью: ее семья проживает в аварийном доме, который когда-нибудь рухнет.

– Госпожа Алтунян, выходит, государство наше ничем не помогает?

– Тем, что ежемесячно я как жена погибшего получаю 30 000 драмов, – отвечает Армине Алтунян и продолжает: “Прошу Вас, напечатайте все то, что я скажу. Я обращаюсь к правительству нашей республики. Господа руководители, у меня к вам одна единственная просьба: обеспечить мою семью жилплощадью – в том случае, если мое жилье не подлежит ремонту. Однажды мой дом рухнет, и мы останемся под руинами. Последняя надежда – это вы! Помогите, пожалуйста! Жив был бы мой муж…”

И она заплакала! Женщина, у которой трое детей: дочка и два мальчика. Двое сыновей – будущие молодые воины, которым страна доверит защиту завоеваний наших героев и они с честью выполнят свой патриотический долг!

Господа руководители, взор этой женщины направлен в вашу сторону. Не игнорируйте его.

P. S. Наша республика – страна молодая. Второй десяток лет государственного существования – возраст для страны юный. В некотором роде республика наша напоминает подростка, нарастившего изрядные мускулы, но не обретшего житейской мудрости. И на сегодня современное понимание истинной безопасности нашей нации должно выдвинуть на первый план не только ее военную мощь, но также и качество жизни народа.

——————————————————————————————

мы и мир

Европейская политика и карабахская проблема

Артур УСПЕКАЕВ
исследователь проблем европейской безопасности по программе фонда
«А. Онасиса» Ростов-на-Дону, (спец-но для «ДЕМО»)

Во второй половине 90-ых годов многим представлялось, что европейское направление политики Армении является наиболее предпочтительным, перспективным и успешным. В Армении не существовало никакой оппозиции в отношении интеграции с европейским сообществом, требования которого в части определенного развития национального законодательства и различных нормативов политического «поведения» вполне устраивали все политические группировки. Интеграция в европейские структуры рассматривалась как некоторая альтернатива другим приоритетным направлениям – российского и американского, хотя нужно признать, что никто так и не сформулировал, в чем заключается данная альтернативность. Если отношения Армении с Россией и США развивались весьма предметно и конкретно, то отношения с европейским сообществом, несмотря на более конкретную институциональную базу, развивались, в известном смысле, по наитию. Развитие отношений с европейским сообществом стало важнейшим признаком признания демократической и рыночной перспективы, сопричастности к образцу демократического общества. Для политического класса Армении, независимо от политико – идеологических предпочтений, интеграция с Европой означала естественный ответ на многие вопросы; но главным являлось то, что Армения находит новую ассоциацию, которая призвана заменить ничто иное как Советский Союз и стать «крышей» для национальной государственности РА. При этом Армения не оригинальна. Если Армения не проявляла демонстративного рвения по поводу европейской перспективы, то многие из новых независимых государств (например, Грузия или страны Восточной Балтии) рассматривали европейское направление как национальную супер-программу. Отсутствие демонстративного рвения со стороны Армении объясняется ее военно-политическими отношениями с Россией, тем более, что развитие отношений с Европой происходило параллельно с развитием отношений с НАТО.

Но наступил этап, когда Армения, ощутив реальность европейской перспективы, все более стала связывать свое будущее с евросообществом. Примечательно высказывание одного из армянских политиков, который много лет представляет Армению в Парламентской Ассамблее Европейского Совета. На вопрос «Не опасна ли для Армении – с ее национальными и геополитическими проблемами – не очень обдуманная интеграция в европейское сообщество?» последовал ответ: «Мы должны находиться в системе. В 18-20 годах, находясь вне системы, мы проиграли, тогда как, например, Азербайджан находился в системе политических отношений». Нужно сказать, что это политически состоятельная мысль, если бы не одно «но». В действительности, еще до образования Первой Армянской Республики и в период ее существования, армянское общество, его политические организации, публичные и непубличные группировки были тесно интегрированы в международные политические структуры. В определенном смысле, в начале 20 века мир лучше знал армян, нежели сейчас. И что же?

Многие политологи и политики отмечают определенное своеобразие нынешней европейской действительности, когда многие реальные политические шаги европейского сообщества становятся явно неадекватными декларированным европейцами целям и задачам. К сожалению, данное политическое своеобразие европейского сообщества до сих пор недостаточно осмысленно и разработано – во всяком случае, в публичном режиме.

К серьезным проблемам, связанным с неравномерностью экономического развития европейских государств и необходимостью оказания помощи менее развитым странам и регионам, добавились более серьезные проблемы в сфере обороны и безопасности. Стратегическая инициатива по созданию европейских вооруженных сил, предпринятая Францией и Германией, к которым присоединилась и Великобритания, нанесла мощный удар по Атлантическому сообществу. НАТО явно терпит кризис, что привело не к усилению европейской солидарности, а к созданию в Европе ряда «клубов» членов НАТО: американо-британский, франко-германо-бельгийский, средиземноморский, восточно-европейский, из которых только два последних остаются «лояльными» к США. Франция, Германия, Бельгия и Люксембург имеют намерения пойти дальше Европейской оборонной инициативы и создать единые вооруженные силы – с единым командованием и генштабом. То есть политика главных инициаторов европейской интеграции вошла в противоречие с задачами, которые приводят к различным скоростям в общих рамках интеграции.

Приверженцы дальнейшей интеграции Европы понимают, что у данного гигантского проекта есть только один шанс быть реализованным – выстроить европейскую внешнюю политику как мировую реальность. Только внешняя политика может стать локомотивом и главным объединяющим началом не только для развития интеграции, но и для сохранения европейского единства. Европейской внешней политики не существует, и даже лидеры европейского сообщества – Франция, Германия, Великобритания и, отчасти, Италия – стремятся сохранить самостоятельность национальной внешней политики, обозначая ее приоритеты и основные направления. Утрата самостоятельности во внешней политике приведет ведущие европейские государства к глубокому политическому кризису, к хаосу и неразберихе в политических вопросах, дезорганизует не только европейскую политику, но и нанесет удар по США, которые встанут перед весьма неуправляемыми процессами в Европе. В формировании европейской внешней политики не заинтересованы также основные партнеры Европы в мире – Россия, Китай, Япония, ведущие государства исламского мира и другие страны, так как при этом будут утрачены надежды на становление полноценного мирового «полюса» власти.

Формирование европейской внешней политики не может быть основано на частных и национальных приоритетах. Необходимо применить во внешней политике определенные принципы, нормативы и представления. Но национальные приоритеты автоматически исключают из сферы европейской внешней политики огромный и очень существенный сектор проблем и задач. Даже интересы столь близких по позициям государств, как Франция и Германия, весьма противоречивы. При этом противоречия между европейскими государствами выступают не только в геополитических и региональных аспектах, но и в геоэкономической и текущей экономической сферах.

Но, тем не менее, европейское сообщество уже обозначило определенные приоритеты во внешней политике. И уже не только Европейский Совет, который не имеет «реальной власти», но и Европейская Комиссия пытаются проводить внешнюю политику, обобщая данные принципы. Пока говорить о выстраивании отношений между Европейским Союзом и США как между двумя государствами было бы неверным. США строит свои отношения с Евросоюзом не как с государственным субъектом и даже не с ассоциацией государств, а с европейской бюрократией, которая, следуя французским и германским государственным традициям, вполне «самодостаточна» и имеет свои интересы. Таким же образом выглядит политика Европейского Союза по отношению к другим государствам Европы и Азии.

Однако основным индикаторным направлением, где европейцы совершенно различимы, являются отношения с США. Разнообразие в отношениях с США поглощает все реальное и видимое единство европейцев. Сколько существует европейских государств, столько и «отношений» к США.

В данных политико-исторических условиях политики и политические проектировщики США и Европейского Союза пришли к относительно единым представлениям о границах определенного мира, который можно обозначить как западную или северо-атлантическую цивилизацию. Этот мир включает: Северную Америку, Европу, включая Россию, Турцию и страны Южного Кавказа. Данные регионы рассматриваются как периферийные к отмеченному пространству. Эти геоцивилизационные границы определяют то пространство, тот демографический, социально-культурный и экономический потенциал, который данная цивилизация способна «переварить» и привести к единому политико-идеологическому знаменателю. Это не означает, что в рамках данного пространства предполагаются патронажные, идиллические отношения, когда старшие будут водить малых партнеров за руку и учить нормативному поведению. Этот гигантский проект чреват обострением внутренних противоречий и обусловлен многими политическими проблемами. Но именно в рамках данного геополитического расклада будет осуществляться европейская политика в отношении регионов – в частности, Южного Кавказа, что и определит позицию европейцев к карабахской проблеме.

Данный документ было бы вернее назвать не резолюцией (то есть решением) и даже не документом о намерениях, а предположением – с учетом ответной реакции. Принимая во внимание девиантные влияния различных политических групп в Европе, данное решение вполне отражает главное обстоятельство – отсутствие европейской внешней политики. Решение ПАСЕ стало проблемой не для Азербайджана и не для Армении, а прежде всего для ПАСЕ и европейского сообщества, так как остается непонятным, как строить политику в регионе Южного Кавказа дальше. В связи с этим остается очень мало дистанции, которая будет исчерпана, когда политика евросообщества  станет идентичной политике США, причем позиция европейцев станет копированным вариантом американской позиции, которая признает право карабахских армян на суверенитет.

Позиция и цели европейцев весьма банальны. Речь идет о выработке некоего стандарта правил для обеспечения влияния и контроля над регионом Южного Кавказа. Европейцы имеют робкие намерения создать некую общую, универсальную схему для решения региональных, локальных и этно-политических конфликтов. При этом есть явное желание предложить Южному Кавказу данные универсальные подходы до того момента, когда окончательно выяснится, что политика европейского сообщества в отношении Боснии, Албанского Косово, Северного Кипра и других аналогичных проблем провалена. Основной стимул европейского сообщества в отношении государств Южного Кавказа также не является универсальным инструментом в решении данных проблем. Вскоре будет осознано, что гораздо лучше интегрировать государства региона в европейское сообщество с нерешенными проблемами, чем не интегрировать их.

В данных противоречивых условиях остается немало места для политики и развертывания позиции непризнанных государств, изучая при этом отмечаемый позитивный опыт. Прежде всего, отношения Нагорно-Карабахской Республики с европейским сообществом необходимо рассматривать как полноценную внешнюю политику. Однако нужно понимать, что внешняя политика осуществляется не только и не столько внешнеполитическим ведомством, которое выполняет ограниченные дипломатические функции, а всем обществом – по крайней мере, политическим классом. Политические деятели, политические партии и общественные организации, которые не в состоянии понять данные задачи, не могут называться таковыми и должны сойти с политической и общественной арены. Нужно признать, что резолюция ПАСЕ выявила полную внешнеполитическую несостоятельность властей Республики Армения и Нагорно-Карабахской Республики. Политические партии, столь долго и высокопарно заявляющие о своих национальных приоритетах, имели все возможности изменить ситуацию в европейских структурах – по крайней мере, в ПАСЕ, но оказались в роли жалких, нерешительных наблюдателей. Такие непризнанные государства как Иракский Курдистан, Албанское Косово, Палестина, Турецкая республика Северного Кипра и Абхазия достаточно хорошо представлены в Европе. Они установили тесные и обязывающие отношения с политическими партиями, крупными общественными, гуманитарными, благотворительными и правозащитными организациями, с фракциями в национальных и европейском парламентах, с оборонными и внешнеполитическими ведомствами. Например, политики перечисленных непризнанных государств (возможно, кроме Абхазии – до определенного времени) стали членами элитарных европейских политических и экономических клубов, то есть частью европейских политических кругов. В Нагорно-Карабахской Республике политический класс насчитывает не менее 2000 человек. Имеются амбициозные политические деятели, сложившиеся и вновь созданные политические партии, СМИ. Этого вполне достаточно для проведения разносторонней внешней политики. Несмотря на то, что США стали инициаторами создания новых суверенных государств на Балканах, в Палестине, Иракском Курдистане, на Кипре, Южном Кавказе, именно европейская политика стала ареной развертывания политики данных непризнанных государств и этнических организаций. Даже столь отдаленный от Европы курдский регион в Ираке получил право «голоса» из рук европейских политических кругов. В условиях, когда Европа заняла явно пропалестинскую позицию, США в 2001 году приняли решение о необходимости создания палестинского независимого государства. После того, как идея признания Северного Кипра была воспринята в Европе, США приступили к реализации данного плана. США также дождались позитивной позиции консервативных европейских кругов в отношении предоставления независимости Албанскому Косово. Таким образом, для США представляется важным создание определенных настроений и позиций в Европе по данным и другим проблемам. Вместе с тем, и европейцы примеряются с американской позицией. В основе этих политических технологий лежат требования безопасности.

Данная позиция, безусловно сформированная под влиянием политической идеологии администрации президента Дж. Буша, основывается на учете фактически достигнутых результатов в конфликте, на исключении гуманитарных катастроф, минимизации реальных угроз, обеспечении региональной безопасности. При этом, конечно же, позиция корректируется конкретными интересами США и ведущих европейских государств.

Обществу и политическому классу Нагорно-Карабахской Республики не удастся отсидеться и переждать политику европейского сообщества. Не располагая действенными рычагами во внешней политике, именно Европа станет местом получения сертификата на право в предоставлении государственной независимости. То, что сейчас происходит в НКР, является политическим и историческим преступлением. Ежедневно совершаются поступки, направленные на подрыв создания гражданского общества, демократического проведения предстоящих парламентских выборов; подлинные ротации в администрации заменены декоративными мерами. Правительство Армении не имеет никаких оснований предоставить карабахским властям право на политическую и экономическую самостоятельность. Даже внешние довольно жесткие вызовы остаются без реакции, хотя бы незначительной. Где-либо в современном мире, в достаточно политизированном государственном образовании, трудно представить власти и политические партии, которые настолько не желают заниматься политикой и не имеют политических амбиций, даже не стремятся оставить свое имя в истории. Различные дальнейшие предложения в этом случае, практически, не имеют смысла.

——————————————————————————————-

Азербайджан

В прошлом номере “Демо” мы напечатали информацию известной азербайджанской правозащитницы Лейлы Юнус о готовящемся на нее покушении. Сегодня предлагаем вниманию читателя продолжение истории – своеобразную памфлет-пьесу.

Объявлено убийство

(Трагикомедия, действующие лица которой и их высказывания абсолютно реальны. Нет ни одной вымышленной фразы или лица)

Лейла ЮНУС
директор Института Мира и Демократии (ИМД), Азербайджан

“Имя, сестра, имя!!!”

А. Дюма

23 марта, 2005 год

Вначале все показалось неудачной шуткой, потом шок, а потом поехало….

25 марта

В 14.00 провела пресс-конференцию для прессы, выдала всю информацию, как она есть.

Уже к 16.00 собрались: отставные офицеры МО, МВД, ОМОН, бывшие сотрудники военной прокуратуры,  молодые  выпускники 1-ой бакинской правозащитной школы, короче – все изъявившие желание… Некоторые цитаты из  выступлений самопровозглашенного «штаба обороны»:

У. – бывший следователь: Ну что вам сказать, Лейла-ханум, тут так: если даже у вас будет супер- охрана, а они решат вас убить, они вас убьют, и никакая охрана здесь не поможет!

Лейла: ?!

М. – офицер МО в запасе: Мы вчера с инструктором снайперов и ваш двор осмотрели, и улицу перед офисом. Все плохо, все простреливается.

А. – руководитель штаба: Да-да, ну просто все-все простреливается. Вот я вам сейчас на доске нарисую.

(Господи, как эти мальчишки любят играть в войнушку… – Лейла в мыслях).

У. – бывший следователь: Но, с другой стороны,  таких снайперов у нас нет. Да и стоят они недешево. Наш киллер любит разрядить пистолет в тело с расстояния двух метров.

Лейла: ?!!

1-й офицер ОМОН: Но нельзя исключать и подрыв машины. Мина и взрыв.

А. – руководитель штаба: Но тогда это должна быть радиоуправляемая мина, а это очень дорого. Не думаю, что они будут так тратиться, Лейла, извини.

(Я и не обижаюсь. Порой бережливость – очень хорошее качество – Лейла в мыслях).

2-ой Офицер ОМОН: Да, я тоже думаю, что на радиомину они не потратятся, но могут бросить гранату. Вот у нас случай был, я еле успел гранату из машины выкинуть.

(Я точно ничего не успею – Лейла в мыслях).

1-й офицер ОМОН: Но главное даже не это. Главное то, что мы только отсрочим это дело, не более…

Лейла: ?!!!!!…

А. – руководитель штаба: Я хочу проинструктировать студентов бакинской правозащитной школы. Ребята, вы в случае чего сразу убегайте и вообще близко к ней не подходите, и ни во что не вмешивайтесь. Поймите, нам нужны будут живые свидетели!

26 марта, вечер

Звонок М. – директора популярного информационного агентства: Ну, ты еще жива? Небось Ариф, услышав новость, больше всех обрадовался?!.

А со страниц  всех печатных изданий вопрошали на разные лады и разными голосами: “Кто же все-таки стоит за бандой Гаджи Мамедова? Определенно,  арестованные полицейские –  простые пешки. Кто за ними??!”

28 марта, вечер

Звонок одноклассницы: А я тебе еще в 10-м классе сказала, когда ты стала против советской власти выступать, что ты плохо кончишь.

(И не она одна так говорила – Лейла в мыслях).

29 марта

Закончила работу, собираюсь домой. Откомандированные Исой Гамбаром и Искендером Гамидовом охранники собираются первыми выйти из двери. Но какой там! Весь женский персонал Института Мира и Демократии и Женского Кризисного Центра уже высыпал на улицу и активно руководит шофером, указывая, как лучше подать машину к двери, при этом взяв машину в плотное кольцо. Делают все с явным удовольствием, практически перегородив узкую улицу Бадалбейли. Никогда не думала, что и девочки любят играть в войнушку.

30 марта

Днем работаю  в своем офисе за компьютером.

Х. – бывший офицер МВД: Лейла-ханум! Почему  шторы и окно открыты? Я же вам объяснял, что вот с той крыши снайпер прямо сюда и попадет.

Комната сразу наполняется всеми присутствующими в офисе. Особенно активны девочки.

Ж. – руководительница департамента молодежи ИМД: Х. прав. С той крыши комната как на ладони. Лучше закрыть вообще все шторы и окна.

Н. – бухгалтер: Лейла-ханум, Вы должны слушаться, когда Вам говорят!

Часть мужчин уже высыпала во двор и присматривается к крыше.

Д. – офицер МО запаса: Да ты посмотри на ее рост. Она же в этом кресле за компьютером не видна совсем.

(Господи, ну хоть в этом мне повезло – Лейла в мыслях).

Вечером  домой зашел мой дядя – ветеран советского уголовного розыска.

Дядя: Пойдем в ванную, поговорим.

Лейла: Дядя, почему в ванную?

Дядя: Я полагаю, ванная  твоя не прослушивается.

В ванной

Дядя: Нужно поступить так – снять информацию, что тебя охраняют. Напротив – дать информацию, что ты совсем беззащитна и ходишь одна. Тогда они появятся и можно будет поймать их как на живца. Вот когда киллер подойдет с оружием, его можно брать с поличным.

Лейла: Дядя, с каким оружием?! Моя охрана – безоружные ребята, просто крепкого телосложения, они меня собой прикрывают. Как они обезвредят вооруженного киллера?!

Дядя: Как? Твоя охрана безоружна?! И после этого ты будешь продолжать ругать советскую власть?! В наше время я бы так все организовал!..

Остаток вечера дядя вспоминал будни советского уголовного розыска  и как ходил в разведку в тыл к немцам. (Вообще-то, за ним нужно записывать, масса полезной информации – Лейла в мыслях).

Уже только ленивый не написал, что за бандой Гаджи Мамедова стоят ну очень высокопоставленные люди во власти! Наверняка все-все – и в МВД, и в прокуратуре, и в МНБ имя это знают. Но гражданам дают возможность поиграть в новую игру: “Имя! Имя!”

31 марта

Давно в офисе не было такого приподнятого, почти праздничного настроения. Серые тоскливые будни сменились всеобщим возбуждением, единением. Ежедневное поедание гречневой каши превратилось просто в праздничную трапезу.

Х. – бывший офицер МВД, прожевав: Хозяин лавки на углу сказал, что он был не в курсе, а с сегодняшнего дня они все будут наблюдать за улицей.

Д. – офицер МО в запасе: Да, и соседи слева обещали поддержку. Только крикнуть надо.

Н. – бухгалтер: А какие все таки хорошие у нас люди! Вот вчера я почти со всей улицей переговорила…

По вечерам повторяется все тот же обряд  сопровождения шефа из офиса до машины. В первых рядах девочки.

Д. – офицер МО в запасе: Ж, З. М.! Ну куда вы высыпали, женщины? Вы же мешаете! Мы что, без вас не разберемся?!

М. – менеджер Женского Кризисного Центра, обращаясь к Ж. – руководителю департамента молодежи ИМД: Тебе не повезло. Ты в самое интересное время должна улетать в Америку. (Ж.  собирается ехать по программе обучения в университет США -Л.Ю.)

2 апреля

Утром в офисе. Заходит Д.

Д. – офицер МО в запасе: Там пришел один с цветами, хочет вас видеть. Не говорит – кто. Я его спрашиваю: “Бывший заключенный?” “Нет,”- говорит. А если не заключенный, тогда зачем цветы приволок? Подозрительный тип.

Лейла: Где он?

Д. – офицер МО в запасе: В прихожей.

Лейла: Один?

Д. – офицер МО в запасе: Все наши высыпали, цветы щупают.

Мужчиной с цветами оказался мой сокурсник, которого я не видела 17 лет, и который пришел поддержать меня морально.

Вечером, дома за ужином.

А. – муж: Утром продавец хлеба сказал, что они все наблюдают за нашими окнами и домом. В случае чего – сообщат. По-моему, мобилизован весь квартал.

Лейла: И зачем я им понадобилась? Ни кандидат в президенты, ни кандидат в парламент, да ничего у меня нет. Что они ко мне привязались?

А. – муж: Ты что, придуриваешься?! Да ты как дятел вот уже 16 лет везде стучишь: авторитарный режим, полицейский произвол, пытки, заказные суды, политзеки, мафия, клан, преступники… Да у них ангельское  терпение! Они давно должны были тебя пристукнуть. Это только я могу терпеть тебя четверть века!

3 апреля

Звонит Хик. – старый товарищ по демократическому движению: Лейла, а ты слышала – есть еще один список?

Лейла: Какой? Подрасстрельный?

Хик.: Да нет. Список тех, кого Запад, ну или США хотели бы видеть в парламенте.

Лейла: Ах, этот. Да, слышала. Но тебя нет ни в первом (подрасстрельном), ни во втором (списке депутатов). Я есть только в первом. А вот Сабит Багиров в обоих списках.

4 апреля

Офис  ИМД осматривают офицеры, знакомые с борьбой  с терроризмом не понаслышке.

Старший офицер: Как хорошо, что у вас двери железные, сейфовые.

Лейла: А что, вы предполагаете лобовую атаку  вплоть до выламывания двери?

Старший офицер: Нет, конечно. Но нужно быть готовым ко всему.

Лейла: !?

Конец рабочего дня в офисе.

Лейла Х. – отставному офицеру МВД: Твой телефон точно прослушивается. Вечерком позвони  дюжине родственников, расскажи подробно, как замечательно налажена охрана, что МНБ – единственное ведомство, которое обратило внимание на обращение и  вообще все-все подключились. Наверняка, информация куда нужно дойдет.

5 апреля

Обед в офисе ИМД.

Д. – офицер МО в запасе: Ну что, Х.? Ты звонил вчера родственникам? Передал информацию?

Х. – бывший офицер МВД: Звонил. Даже тем родственникам, с которыми 10 лет не виделся – им тоже позвонил. А потом жена своим родственникам позвонила. А по дороге сюда зашел в один офис, откуда точно утечка есть, выпил чаю и им все пересказал.

Н. – бухгалтер: Я тоже могу позвонить родственникам в Гянджу  и все пересказать.

Лейла: Н-ханум, я не думаю, что есть необходимость тратиться на межгород в этом случае.

Вбегает волонтер Женского Кризисного Центра, студентка У.

У. – волонтер: На улице напротив нашего офиса стоит какой-то мужчина и упорно смотрит на наше окно!

Лейла: Ну ты же красивая, вот он на тебя и смотрит.

Через 20 секунд весь офис был уже на улице. Девчонки, как водится, опередили офицеров.

6 апреля

«Пятиминутка» самопровозглашенного штаба.

У. бывший следователь: Ну что, подведем итоги: ровно 2 недели как мы наладили работу  нашего штаба обороны. Уже можно подвести их.

(Перед глазами Ульянов в роли Жукова с указкой у карты, а за его спиной Джугашвили с трубкой в зубах – Лейла в мыслях).

А. – руководитель штаба: В целом, поставленная задача выполнена. Мы   собственными силами  самообороны, добровольцами из ОМОН, а также силами, переданными из «Мусават» и “Бозгурд”, закрыли направление главного удара, т. е. все опасные и уязвимые участки…

Д. – офицер МО в запасе: В резервный фронт могут поступить пополнения из бакинских деревень и партии «Умид». Они позвонили и предложили свою помощь.

У. – бывший следователь: Очень хорошо. Без резерва нельзя. Когда ребята на передовых позициях устанут, мы их заменим резервистами.

(Кажется, я уже где-то все это слышала… – Лейла в мыслях).

Вечер. В гости пришли старые товарищи по национально-демократическому движению и разрушению красной империи СССР Хик. с супругой.

Хик: Слушай, я все время думаю, как можно тебе помочь. Как я понял, они хотят тебя грохнуть, чтобы потом люди восстали. Так вот, я предлагаю опубликовать мое официальное заявление, что партия «Мусават» не встанет! Пусть тебя хоть дважды застрелят, «Мусават» не встанет!

Супруга Хика: Не говори от имени всего народа!

Хик.: Ну хорошо, официально заявляю, что либеральное крыло «Мусават» не встанет! Хочешь, мы это опубликуем в газете?

Лейла: Это мысль. Может быть, мне попросить сделать такие же заявления Сардара Джалалоглу о том, что нахичеванцы не встанут, а Этибар Мамедов заявит от имени арменистанцев, что они уж подавно не встанут. Глядишь, эти придурки и поймут, что нечего меня убивать. Все те, кто остался в республике, из-за моего убийства не встанут.

Хик: Ну! А я что говорю! Нужно работать в этом направлении…

Уже даже и неинтересно узнавать это Имя. Все равно, от этого знания ничего не изменится. Потому что они все под этим Именем ходят.

7 апреля

Вечер. Внеочередное заседание штаба у меня на кухне.

М. – офицер МО в запасе: Лейла-ханум, а вообще у Вас есть представление, сколько это может продолжаться?

Лейла: Не знаю. Наш М. (руководитель популярного информационного агентства) говорил, что опасный период до апрельской сессии ПАСЕ. На сессии ожидается выволочка Азербайджану, и хотят удар нанести до сессии.

А. – руководитель штаба:  И ко мне поступала такая оперативная информация.

Д. – офицер МО в запасе: Нужно бы уточнить сроки.

Звоню М: Ты еще живой? Ты говорил, что опасный период до апрельской сессии? Все остается в силе?

М.: Это устаревшая информация. Время продлевается до июньской сессии ПАСЕ. Именно до июня Азербайджану дадут время выполнить ряд основных требований. А не выполнит, влепят по первое число в июне. Так что до июня не расслабляйтесь.

Лейла: А потом ты скажешь до сентября, ноября и т. д.?

А. – руководитель штаба: Ну что делать, прорвемся! А пока не дело одним чаем мозги полоскать!

(Я так и знала, что дело закончится тем, что они меня поставят к плите – Лейла в мыслях).

Лейла – слабо: А может, пиццу закажем?

М. офицер МО в запасе: Лейла-ханум, я сам все приготовлю. Джаник, нарежешь салат. Вы только подавайте продукты.

А. муж: Она все равно все перережет. Лучше уж ты, М.

Лейла: Господи, и что бы я без вас делала! Ну раз уж пируем, то нужно с песнями и с гитарой. Ариф, позвони Хике и Мехману – пусть приезжают с гитарами.

А.: Уже поздно, навряд ли они сейчас приедут.

Лейла: А ты скажи, что к нам поступила информация о новых списках на депутатов и на расстрел. Но главное – скажи, что без гитары списки оглашать не будем…

——————————————————————————————-

наши

Парламентские выборы: большая политика и просто человеческий фактор

Наира АЙРУМЯН

Накануне выборов в народе, как правило, начинается ажиотаж. Волнуются даже те, кому, казалось бы, нечего волноваться. Это потому, что на уровне интуиции многие понимают, что выборы могут изменить жизнь, но не многие осмысливают их истинную значимость – как вообще, так и в контексте происходящих событий.

Речь, в первую очередь, о нынешней ситуации вокруг Карабаха. Если всего пару месяцев назад парламентские выборы в маленькой непризнанной республике вряд ли могли кого-либо заинтересовать, то сейчас, на фоне каскада «цветных» революций на постсоветском пространстве, итогом которых считается перманентный переход этого пространства из-под «протектората» России в зону влияния США, всем интересно, как же будут развиваться события в Армении и Азербайджане. Более или менее сведущие в политике люди понимают, что смена акцентов во властных структурах Карабаха может оказать колоссальное воздействие на региональные процессы, особенно, в Армении. Неслучайно за последние несколько дней в Карабахе побывали некоторые очень известные деятели из этой страны. Не менее очевиден интерес Запада и России, которым интересны не столько знаковые фигуры, сколько то, какие силы окажутся в парламенте, которому, возможно, предстоит ратифицировать важнейшие документы регионального значения.

Многие, в том числе и в Азербайджане, считают, что ситуация в кавказском регионе назрела настолько, что не позднее, чем летом этого года, армян и азербайджанцев просто вынудят подписать мирное соглашение по Карабаху. Форсирование происходит настолько явно, что, уже не обращая внимания на протесты Азербайджана, западные чиновники в открытую говорят о подключении к переговорам Карабаха, об уникальности нашего вопроса, о том, что Карабах опасно возвращать в состав Азербайджана и т. д. По-видимому, все идет к тому, чтобы решился, наконец, вековой спор между Арменией, Турцией и Азербайджаном, чтобы Кавказ превратился в безопасный для Запада регион и использовался в определенных целях.

На фоне подобных геополитических развитий парламентские выборы в Карабахе обретают особое значение. При таком положении дел к власти вряд ли смогут прийти люди, имеющие авторитарно-этническую настроенность, так как это никак не укладывается в логику общих интеграционных процессов. Скорее всего, это будут лица, четко осознающие понятие “право” и готовые защищать это право на всех уровнях. Выбор этих людей будет зависеть от того, какие избирательные технологии будут ими применены  в ходе предвыборной агитации. А еще – от того, по каким критериям избиратели будут судить о тех или иных кандидатах.

Что же такое выбор и кого мы выбираем?

Возможно, следует начать с древнейшей истории, когда разрозненные племена только-только стали собираться под крышей единого государства и начался процесс разделения труда. Каждый стал заниматься тем, что ему удавалось лучше всего: кому импонировало земледелие, кому – кочевое животноводство, третий – что поумнее и пошустрее – брался за организацию общественной жизни. Третьи-то и стали первыми в мире руководителями.

В те стародавние времена все были равны в своих правах – не было между людьми абсурдных разделений по классовому, этническому или расовому признаку. Права у всех, конечно, были равные, а вот возможности… Никто ведь не станет отрицать, что люди рождаются с различными данными – кто мыслит быстрее и логичнее, кто топором орудует ловче, а у кого воображение хорошее. Поэтому разделение труда происходило в соответствии не с правами, а с возможностями каждого. Тому, кто мог организовать работу, скоординировать действия других, справедливо рассудить споривших, поручали работу руководителя. Заметьте, не привилегию, а работу. Так было на заре человечества – когда все развивалось по законам природы.

Потом произошли другие события – цивилизационные. Работа руководителя стала обрастать привилегиями, и к ней стали стремиться люди, имеющие больше потребностей и меньше уважения к остальным. Руководители стали кумирами, царями, получили право передавать свою монополию на привилегию по наследству. Чем дальше, тем больше прав появлялось у руководителей и тем меньше – у остальных. Появились люди, права которых, их достоинство и жизнь оценивались намного дешевле, чем права остальных. Так продолжалось многие века, так происходит даже сейчас.

Но в некоторых странах, где  осознание чувства собственного достоинства возобладало над остальными, люди поняли, что никто не обладает от Бога правами большими, чем другие. Они свергли царей и  вернулись к тому самому природному способу назначать руководителей, о котором мы говорили выше и который они назвали демократией.

Демократия есть способ организации жизни, при котором осознается, что у всех равные права, но разные возможности. Даже в самые большие руководители должны избираться люди, имеющие определенные возможности. Должность ведь не привилегия, а обычная работа – как у учителя, сапожника, и ее надо уметь делать. Чтобы не давать привилегий руководителям, во многих странах закон запрещает им заниматься бизнесом, то есть пользоваться своим общественным положением в личных целях. Потому что единственное дело руководителя – координировать действия остальных в рамках принятых законов. Избиратели должны внимательно следить за тем, как работают их избранники, и, в случае несоответствия вышеназванной функции, отзывать их, наказывать и заменять на более достойных.

Это все – знакомые нам с детства формулы, которые почему-то в реальной жизни искажаются до неузнаваемости.  Попробуйте посчитать, сколько наших руководителей считают свою должность работой по соблюдению закона и организации общественной жизни. Именно поэтому многие руководители удивляются, когда узнают, что обязаны периодически отчитываться перед обществом о своей работе и нести наказание за нарушение закона.

Через 2 месяца  карабахцам придется выбирать депутатов. Каждый задумывается, кого же выбрать. Абстрагируясь от родственных связей, попробуем выяснить критерии, по которым должен производиться отбор. Как правило, кандидаты и партии ставят во главу угла своей предвыборной агитации различные принципы (чем и различаются): одни говорят, что главное – это патриотизм и этническое единение, другие выдвигают социальные тезисы, считая, что людям ничего не нужно, кроме сытной еды и хорошей жизни. Третьи,  и  их, к сожалению, немного, говорят о праве и законе. Однако, именно это есть единственный путь к построению нормального общества: если в стране будет строго соблюдаться закон и будут защищены права каждого, все остальные проблемы можно будет легко решить.

Вот почему в депутаты надо выбирать человека, который понимает силу права, закона и сам никогда его не нарушает. Ведь что такое закон? Это правила поведения людей, которые уважают друг друга и исключают реализацию своего права за счет ущемления прав другого. Тем, кто не уважает своего ближнего, трудно совладать с великим соблазном наступить на другого на пути к своей цели. Вот почему депутатом должен стать человек, уважающий жизнь и достоинство другого. Человек, который считает мандат депутата не привилегией, а работой, за которую надо отвечать. Человек, который руководствуется только законом и никому не позволит его нарушить.

—————————————————————————————

Чужбина или Отчизна?

Таня МКРТЧЯН
студентка АрГУ

В последнее время я  заметила, что среди молодежи участились разговоры о том, чтоб уехать отсюда, на худой конец – в Россию. Что «там по-любому будет лучше чем здесь, что жизнь проходит, а мы так ничего и не видим, нет здесь нормальной работы, элементарных человеческих условий для жизни, досуга и т. д.». Кроме финансовой стороны, достаточно привлекательна еще и большая жизнь большого города. Трудно оставаться здесь, когда манят такие соблазны.

К сожалению, подобные мысли царят не только среди молодых, но и среди достаточно взрослого населения. Мысли превращаются в действия — поток уезжающих не иссякает. Тем не менее, я бы не стала упрекать в непатриотичности кого бы то ни было. Трудно жить, надеясь на лучшее, когда это пресловутое «лучшее» из года в год не наступает. А между тем, за каких-то год-два уезжающим удается так разбогатеть, что они могут по -царски содержать оставшуюся здесь семью или забирать ее к себе. Но вместе с этой прагматичной и банальной правдой, которая тянет на чужбину, есть и другая – душевная. Это — тоска. Тоска по Родине, по дому, по родным улицам, по родным лицам…

В школьные годы, как и многие, я горела желанием уехать отсюда как можно скорей. Была уверена, что лучшее образование и карьера ждут меня где угодно, только не здесь. Я видела себя  преуспевающим адвокатом,  удачливым журналистом,  бизнес-леди, твердо веря, что все это достижимо в стране возможностей — России, а здесь только время убивается, причем не лучшим образом.

Как бы то ни было, наконец мечта осуществилась — я в России.

Первую неделю я провела как завороженная. С одной стороны меня очаровывала необъятная (тем более по сравнению со Степанакертом), неописуемо красивая Москва. С другой – сдерживало «провинциальное» желание ничему не удивляться, не вы-давать своей провинциальности.

У меня было такое ощущение, что я попала на другую планету, с незнакомой культурой, другим менталитетом. Несмотря на то, что я безукоризненно владела русским языком, мне казалось, что кругом говорят не на том русском, который я знаю с детства. Это был не язык Достоевского, Чехова, Солженицына, на котором я выросла, не тот русский народ, с которым я знакомилась посредством телепередач. Мне казалось, что я случайный зритель в театре, но даже не на спектакле, а на репетиции, где все пока делается не для зрителя.

Я старалась, оставаясь зрителем, по мере возможностей не выделяться из этой разношерстной толпы. Вбирала в себя все: стиль одежды, манеры, походки, стрижки, взгляды, разговорные интонации — все, что могло отличить меня от них. С каждым днем я становилась все похожее на них, превращаясь из зрителя в участника. Я радовалась, что у меня не «армянский» нос, что я не черная, что ярлык «не русская» на меня не повесят. Но было что-то, что действительно отличало меня от них. Это – уверенность в себе людей, живущих на своей земле, на своей территории. Уверенность, дающая чувство правоты, что бы ты ни сделал. Во мне она отсутствовала…

Я не могла заставить себя произнести хоть одно слово по-армянски и поняла: мне не особенно хочется, чтоб кто-то узнал, что я – не русская. Мне было ненавистно пренебрежительное и откровенно негативное отношение к армянам. Хотя большинству из “наших” было все равно:  они целеустремленно делали деньги как могли – в основном, на рынках. В запыленной, грязной одежде, громко ругаясь по-армянски (сохранили язык – называется!), «прекрасная» половина рода армянского активно занималась торговлей. Еще обиднее становилось, когда наши русские знакомые советовали у армян не покупать: они обвешивают, могут что-то своровать, да и нервные очень. Не менее «эффектно» вело себя мужское население. Большинство из них стали настоящими телезвездами, потому что были постоянными героями криминальных хроник. А после каждого выпуска программы «02» одна из наших соседок, любопытная старушка, с коварством спрашивала: «Ну что, опять ваши армяне что-то натворили?» Зато после игр КВН с участием армянской команды уже я с ехидством интересовалась у Анны Карловны – смотрела ли она этот выпуск? А “Здоровье” – где выступили армянские врачи, спасшие жизнь не одному десятку людей? А по каналу «Культура» по просьбам телезрителей показали армянский фильм, видели? А в престижном музыкальном конкурсе в жюри – армянин, а главврач одной из самых лучших клиник – армянин, а главный редактор самого читабельного еженедельника – армянин и т. д…

Постепенно и незаметно для себя я втянулась в это и обнаружила, что я … патриотка.

Я безумно радовалась, когда в титрах нашумевшего фильма находилась армянская фамилия, когда в полуторачасовом эфире западные звезды эстрады наперебой восхищались армянским  дудуком, который был открытием для них.

С первого дня я безумно скучала по родным, по родствен-никам, по друзьям, но появилось что-то еще, что обескуражило меня. Я ужасно тосковала по моему маленькому, но такому родному городу, по армянскому языку, которого так недавно стыдилась. Мне стало все равно, что подумают, что скажут – я говорила исключительно по-армянски, причем отнюдь не тихо и зажато. Хоть я и не поклонница творчества Арама Асатряна, но даже его песни казались родными. Я поняла, почему все без исключения отечественные певцы и певицы пользуются огромным успехом у армян за границей. Потому что истосковавшимся по Родине армянам они несут частичку род-ного, частичку армянской души, которой не хватало и мне тоже. Я поняла, что значит “мое сердце в горах” и почувствовала, в каких именно.

Я осознала – я армянка, и слава Богу! Только ради осозна-ния этого стоило отправляться в такую даль. Я поняла, что нациoнальность определяется не языком, не цветом кожи, глаз или волос, не внешними факторами, а чем-то, связанным с душой.

Мне надоела Москва, где бок о бок уживались роскошь и нищета. Я была сыта видом дорогих автомашин, фешенебельных домов, отелей, ресторанов и потрепанных, голодных, больных бомжей. Я торопилась домой, считая дни до отъезда. Там, дома, все  по-другому – более близко и человечно…

Вот наконец и Степанакерт. Нас встречает вереница родственников, многочисленные сестры, братья, племянники – шум, радость. Боже, наконец-то я дома. Остановись, мгновенье – ты прекрасно!

…Я помню: в детстве, когда мы уезжали на пикники, мы с братом (как, наверное, и все дети) искали клад. Копали ямку, бросали, начинали вновь и уходили – уставшие и разочарованные, что ничего не нашли. Но клад был. Он был под нашими ногами, за городом, в городе – везде. Просто  мы тогда не знали, что есть истинный клад. Не знали, что самый ценный клад – это наша земля, наша армянская земля, наша Родина.

————————————————————————————-

 взгляд

Куда мы идем? И что строим? 
или год спустя, но все без ответа

Альберт МАРДЯН

Семьдесят лет мы стремились к социализму, но так и не построили его. Сегодня, когда  собираемся строить правовое государство с демократическим лицом, возникает вопрос –  сумеем ли? Конечно, нет… Нет, потому что продолжаем жить по тем же принципам, что жили: “сильный всегда прав”, “деньги есть, ума не надо”… Продолжаем использовать власть в корыстных целях, для наживы. Нет, потому что закон по-прежнему действует для всех неодинаково (за малость могут посадить, а за крупное и серьезное – помиловать). И потому, что до сих пор принимали тоталитаризм, произвол, беззаконие, коррупцию, не предпринимая никаких серьезных мер по их пресечению, многие вопросы решая при помощи угроз и взяток. Конечно, дело не в том, в какой системе мы живем и что собираемся строить. Каждая система и строй по-своему хороши, если принятая там Конституция направлена на благо человека и работает не на бумаге, а на деле.

Если внимательно взглянуть, то коммунистическая система была и человечной, и гуманной. Но когда из СМИ узнаем, какие люди находились у власти в Советском Союзе и что они вытворяли, то становится ясно – социализму быть было несуждено. Вот главная и основная причина сомнений в том, что мы не сумеем построить Современное Демократическое Общество (СДО).

Так куда же мы идем и что строим? А идем мы к тому, что скоро простому человеку не на что будет ступить, потому что все и вся будет куплено отдельными лицами, составляющими 5% населения. А остальные 95% станут   зависимыми от них, постепенно превращаясь в крепостных или рабов.

Платная медицина, платное образование и многое другое негативно и губительно сказываются на простом народе, у которого нет таких возможностей, какие заимели некоторые господа за счет проливших на прошедшей войне свою кровь. И не дай Бог ей вновь начаться, потому что пострадают те же 95%… Пора уже нам всем одуматься, жить по совести и считаться с возможностями простых людей – нашего народа, который еще недавно пережил страшные годы и заслуживает иной участи. В противном случае, вместо здоровой нации мы будем иметь больную, вместо академиков – неучей, вместо руководителей – …

Но оставим философию и вернемся к делам текущим. 19 апреля исполнится два года со дня нашего первого письма Президенту НКР с подписями 10 человек – инвалидов по зрению. Затем последовало еще несколько писем, в том числе – открытое письмо с подписями 21 человек. Но до сих пор мы не получили ни одного ответа ни на одно из этих писем. Более того, не было предпринято никаких мер по пресечению беспредела и беззакония, творящихся в нашем Обществе слепых (ОС), хотя факты и аргументы в наших письмах были исчерпающие. Мы впервые столкнулись с таким равнодушием и безразличием, проявленным властями. И это невольно подтолкнуло нас поверить в действительное существование некой “цепочки”, где все звенья настолько взаимосвязаны, что, затронув одну из них, нужно будет разбираться с остальными.

Как тогда понять невмешательство всех структур властей, к которым мы обращались за помощью? Как понять невмешательство наших депутатов, которые принимают Закон, но позволяют его нарушать? Как понять невмешательство министерства юстиции, которое, соглашаясь с фактами нарушения Закона, ничем помочь не смогло, кроме совета обратиться в суд? Откуда у инвалидов столько сил и возможностей, чтобы каждое незаконное решение оспаривать в судебном порядке, тем более, что таковых достаточно много? И почему минюст утверждает Устав Общества слепых, который не соответствует Закону об общественных организациях?..

Как понять хамелионство министерства соцобеспечения, которое еще перед cъездом ОС утверждало о его незаконности и несоответствии с Законом из-за отсутствия кворума, но затем резко изменилось “в цвете”? Как понять действие наших “доблестных” правоохранительных органов, которые были осведомлены о многочисленных нарушениях в Обществе слепых и о так называемом “шестимиллионном финансировании из своего кармана” со стороны Вартаняна В. А., которое представляет собой ничто иное как липу, но в своем решении ни строчкой не обмолвились об этом?  Как понять невмешательство руководства страны, в обязанности которого входит защита прав и интересов своих граждан, которое так ничего и не предприняло для того, чтобы оградить инвалидов от произвола и беззакония, творящегося в обществе?..

Ссылка на Закон о невмешательстве в дела общественных организаций, которой отговаривались все структуры власти, неактуальна, потому что сами члены общества обратились к властям за помощью и это давало полное право для вмешательства (повторимся: не кто иной, а сами члены общества – 21 беспомощных инвалидов, являющихся гражданами страны, обратились за помощью, а им отказали). Даже не отказали, а не соизволили ответить и предпринять хоть малейшие меры относительно их писем, где указывалось, какие беззакония творятся в нашем обществе! Как так – само государство финансирует многие общественные организации и при этом не имеет права вмешиваться? Глупо, глупо и еще раз глупо!..

Не пора ли нашим депутатам изменить закон хотя бы для тех организаций, которые  финансируются из бюджета, и вмешиваться в том случае, если об этом попросят сами члены общества? Это позволит, в первую очередь, избавиться от тоталитарного режима, который действует во многих общественных организациях. Ведь известно – любая безнаказанность порождает новые нарушения и преступления, что ярко подтвердилось на примере Общества слепых. Почувствовав свою безнаказанность, Вартанян В. А. уволил председателя и члена ревизионной комиссии с занимаемых должностей, пригрозив при этом физической расправой. При чем тут наша должность? Конечно, ни при чем. Нас уволили как членов ревизионной комиссии. Это позволило и.о. Председателя Общества слепых беспрепятственно продать собственность общества по частям и получить липовые 6 миллионов драмов. Затем спокойно без ревизионной комиссии подготовиться к запоздалому съезду и выборам, в которых приняли участие избранные им же 10-15% членов ОС. А те, кто самостоятельно пришел на свой съезд и выборы, в том числе – вся ревизионная комиссия – оказались гостями без права голосования. Так можно переизбираться вечно и такова демократия по-вартаняновски! Своими действиями Вартанян В. А. нарушил несколько статей Устава ОС и Закона об общественных организациях (прим. редакции – статьи приводятся автором).

Зная методы работы и корыстные цели Вартаняна, легко предсказать, что в будущем Общество слепых ждет долговая яма, умышленно созданная самим Председателем. А в конце Общество расстанется с последним оставшимся кусочком собственного помещения и со двором, на котором возвысится дом-магазин – главная мечта Вартаняна В. А.

Так куда же мы идем? И какое строим СДО? Современное Демократическое Общество или Свой Дом-Особняк? Если наша власть воспринимает все происходящее в Обществе слепых как должное, то нам нечего больше добавить, кроме как узреть ее взаимосвязь с нашим и.о. Председателя.

Говорят, на примере государства (большого общества) строятся такие маленькие общества, как наши. Как бы нам не хотелось верить в то, что Общество слепых НКР является отражением нашего государства. Но…

Тут можно поставить точку, а как быть с ответом на наши письма? Прекрасно понимаем, что данная ситуация сложилась во многих субъектах постсоветского пространства. Но почему нам нужно быть похожими на них? Почему нам не быть лучше, чем они? Мы готовы еще год ждать ответа на наши письма, если будем уверены, что от этого что-то изменится. Мы готовы ждать 10 лет, если от этого действительно что-то изменится. Но в одном мы уверены точно, что с таким фундаментом и с таким порядком вещей мы никогда не построим наше Современное Демократическое Общество!

P.S. Данная статья была написана и направлена в адрес Президента НКР, Правительства, Национального Собрания и в редакцию газеты “Азат Арцах” еще год назад. Но…

За прошедший год (как мы не раз предупреждали об этом) Общество слепых НКР окончательно лишилось всего того, что у нас было. А если учесть, что в собственности ОС находилось почти 1500 кв/м помещения, 1300 кв/м  дворового участка, несколько магазинов, автомашин, станков и многого другого имущества, то добавить тут просто нечего.

Естественно, одним из главных обладателей лакомого куска стал сам “бессменый и пожизненный Председатель” ОС Вартанян В. А., причем не  потратив ни одной своей лумы (сплошная бумажная махинация). Смешно и удивительно, когда сегодня, после всего случившегося, Вартанян требует от правительства помещение из комплекса Дома Быта! А где все наше???

Уважаемая ВЛАСТЬ, вы же не являетесь членами общества слепых, так почему бы вам не раскрыть наконец-то глаза и избавиться от опасной близорукости? Вы имеете дело с мошенничеством в лице незаконно избранного Председателя. Это подтверждает прошедший (незаконно) осенью 2003 года съезд, на котором отсутствовал кворум. На съезде присутствовали не избранные, а назначенные делегаты, а о его проведении 70-80% членов ОС вообще были не уведомлены. Да, мы привыкли ко всему, даже к беззаконию. Но нас после случившегося охватило серьезное беспокойство: сегодня сумевшие продать Общество слепых НКР, завтра продадут…

От редакции “Демо”: Автор статьи приложил к вышеуказанному также копии документов и писем. Оставаясь верными принципу беспристрастного и всестороннего освещения событий, редакция “Демо” заявляет о том, что готова опубликовать мнения всех заинтересованных  по данной проблеме сторон.

О, больно слышать мне…
О, больно слышать мне всегда,
Что смерть, болезни и беда
Приходят так нежданно, вдруг,
Неся с собою столько мук.
Что солнце, воздух и вода,
Не те уже, как и Земля…
О больно слышать мне о том,
Что беззаконие кругом,
Что правде места больше нет,
Оно для многих просто бред,
Что ложь берет над нами верх,
А честным быть то смех, то грех,
Что покрывают часто зло,
И забывают про добро,
Что справедливость далека,
От нашей жизни на века,
Что взятки, методы угроз
Решат за них любой вопрос,
Что не по совести живут,
Народ овечками зовут…
О больно, больно слышать мне,
Что мы горим в таком огне,
И больно слышать каждый раз,
Что виновата только власть.
К чему винить? Все дело в нас –
Мы выбираем эту власть.

Альберт МАРДЯН

——————————————————————————————-

«Гостиная Демо»

У нас в гостях – представитель британской неправительственной организации “Ресурсы Примирения” Лоуренс Броерс, редактор специального номера журнала “Аккорд”, посвященного нагорно-карабахскому урегулированию. Приехал в Карабах с целью ознакомиться с ситуацией на месте и проконсультироваться с интересовавшими в области конфликта людьми. 

– Насколько реально будет отражено в “Аккорде” все то, что Вы здесь увидите?

– Настолько реально, насколько  напишут авторы материалов. Мы планируем охватить в статьях ход официального переговорного процесса, подумать о том, почему он зашел в тупик. И еще – мы хотим, чтоб обязательно был услышан голос тех, кого почти не слышно на официальном уровне – в том числе, голос карабахского общества, голос беженцев и переселенцев, голос представителей гражданского общества Армении, Азербайджана, Карабаха. Так случилось, что процессом карабахского урегулирования занимаются в основном элиты обществ. А из мирового опыта разрешения конфликтов мы знаем, что переговорный процесс должен быть шире – только в этом случае он будет результативен.

– Вы в первый раз в Карабахе. Изменились ли Ваши представления об НК после приезда сюда?

– Да, изменились. Мои установки были связаны с Абхазией, где я много раз бывал. Я удивился, насколько Степанакерт отличается от Сухуми. Здесь не чувствуется былой войны так, как это видно в облике Сухуми. Хотя за несколько километров от Степанакерта, в Шуши, следы войны ощущаются сразу. Кроме того, здесь общество более консолидировано, здесь более четко представляют главные общие цели. И возникают очень интересные вопросы – как непризнанность влияет на развитие гражданского общества на территориях постсоветского пространства? Как влияет международное признание таких государств, как Армения и Азербайджан, на демократические процессы?.. Вот примерно такой круг вопросов и будет охвачен в специальном номере “Аккорда”, посвященном карабахскому урегулированию. Он выйдет в свет в ноябре 2005 года. 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s