№ 10 / 15 июнь

“Демо” / № 10 (52) / 15 июнь, 2006г.

вокруг НК

Бухарест: как это было…

Встреча, состоявшаяся 4 июня тет-а-тет между Робертом Кочаряном и Ильхамом Алиевым и длившаяся 4 часа, продолжилась также и 5 июня. Как сообщает газета “Азг”, американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Стивен Манн охарактеризовал встречу Кочарян-Алиев как “встречу, прошедшую в дружественной атмосфере”. По словам российского сопредседателя Юрия Мерзлякова, встреча Кочарян-Алиев, состоявшаяся в посольстве Польши в Румынии, была совершенно иного типа, чем переговоры в Рамбуйе, а “атмосфера – она всегда была хорошей”. По словам министра иностранных дел Армении Вардана Осканяна, в Бухаресте остался несогласованным ставший проблемным еще в Рамбуйе “один пункт”, хотя были предложены новые подходы относительно этого вопроса. По неуточненным данным, пишет газета, он касается Кельбаджара. Вместе с тем заместитель госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Дэниел Фрид в ходе бухарестской встречи отметил, что вопрос Нагорного Карабаха должен и может быть решен, а единственный путь решения – мирное урегулирование. В то же время спецпредставитель Евросоюза на Южном Кавказе Питер Семнеби заявил, что не желает и не может комментировать переговоры, и добавил, что в настоящее время имеется исключительная возможность действительно начать процесс решения конфликта: “Иначе эта возможность не вернется подобно комете”.

Газета “Айкакан жаманак” сообщает, что бухарестская встреча Кочарян-Алиев началась в присутствии министров иностранных дел Армении и Азербайджана, действующего председателя ОБСЕ Карела де Гухта, трех сопредседателей МГ ОБСЕ и спецпредставителя действующего председателя ОБСЕ на Южном Кавказе Анджея Каспшика. Минут через 40 встреча президентов продолжилась с глазу на глаз. По свидетельству очевидцев, Кочарян и Алиев дважды покидали комнату встречи, стояли в коридоре, потом снова возвращались обратно. По тем же сведениям, пишет газета, в первый раз Кочарян выходил из комнаты в приподнятом настроении, а во второй раз – мрачным и недовольным. В то время как Алиев был мрачен в ходе всей встречи. Около девяти часов вечера сопредседатели МГ ОБСЕ, министры иностранных дел и действующий председатель ОБСЕ вновь присоединились к президентам, а еще через полчаса машина президента Азербайджана подъехала к подъезду здания. Согласно газете, после 4-часовых переговоров Алиев покинул здание польского посольства не глядя по сторонам, с мрачным выражением лица. Кочарян, в отличие от своего коллеги, широко улыбался в машине, смотрел на облепивших машину армянских журналистов и даже приветственно помахал им рукой. Вместе с тем, отмечает газета, настроение встретившегося позднее министра иностранных дел Армении Вардана Осканяна было диаметрально противоположным настроению президента РА. Переговоры президентов продолжились на следующий день уже в отеле JW Marriott, а перед этим президенты приняли участие в Черноморском саммите, где оба президента в своих выступлениях затронули карабахский вопрос. На основе этих выступлений корреспондент “Айкакан жаманак” пришел к выводу, что от встречи президентов ждать особо нечего. “И хотя сопредседатели МГ ОБСЕ любят намекать на то, что президенты в ходе своих публичных выступлений говорят одно, а за столом переговоров – другое, то, с каким вниманием Роберт Кочарян и Ильхам Алиев слушали выступления друг друга, подсказывало, что в этом вопросе сопредседатели склонны были выдавать желаемое за действительное”. Первым выступил Кочарян, и все то время, пока он представлял присутствовавшим позицию армянской стороны по карабахскому вопросу, Ильхам Алиев, по словам газеты, “не мог скрыть своего отвращения”. Газета пишет, что он время от времени бросал в сторону Кочаряна мрачные взгляды. “Выступление Кочаряна Алиева злило. Причем злился он не из пропагандистских соображений, а всерьез”. Кочаряну также не нравились некоторые высказываемые Алиевым мысли, однако, сообщает “АЖ”, он не злился, а наоборот, демонстративно смеялся. Вместе с тем газета отмечает, что подобное проявление чувств имело место лишь вокруг карабахского вопроса – во всех остальных случаях президенты были настроены исключительно дружелюбно, и на второй тур встречи оба отправились в приподнятом настроении. Президенты, сопредседатели, министры иностранных дел и Анджей Каспшик расположились вокруг единственного круглого стола в крошечной комнате под названием Craiova и, чтобы создать впечатление, что переговоры проходят в хорошей обстановке, они, широко улыбаясь в присутствии журналистов, сказали что-то непонятное, после чего двери Craiova закрылись. Первым с переговоров в сопровождении Вардана Осканяна вышел Роберт Кочарян. “Первыми мы”, – сказал по-русски Кочарян и удалился вновь в приподнятом настроении. Один из азербайджанских журналистов попробовал задать ему вопрос, но безуспешно. Ильхам Алиев задержался с сопредседателями еще на 15 минут и вышел уже не в таком мрачном настроении, как накануне. Он также отказался говорить. Наконец вышли сопредседатели МГ ОБСЕ, и Стивен Манн выступил с ничего не говорящим совместным заявлением сопредседателей. На вопрос, можно ли сказать, что президенты не смогли придти к согласию, Манн ответил: “Сопредседатели все еще верят, что 2006 год является окном возможности достичь соглашения в карабахском вопросе”. А отвечая на вопрос, какая участь постигла лежавший на столе переговоров одностраничный рабочий документ, американский сопредседатель сказал, что бумаги всегда были и они часто меняются. Так закончилась бухарестская встреча президентов Армении и Азербайджана – Роберта Кочаряна и Ильхама Алиева.

——————————————————————————————-

На вопросы “Айкакан жаманак” ответил генеральный секретарь Совета Европы Терри Дэвис

– Какие у вас ожидания от бухарестской встречи президентов Армении и Азербайджана?

– Очень хочу, чтоб был зарегистрирован серьезный прогресс. Вы знаете, что до того, как стать генеральным секретарем СЕ, я был докладчиком по карабахскому вопросу. Был в Армении, Азербайджане, был также в Нагорном Карабахе. Знаком со всей глубиной вопроса. Это очень сложная проблема, однако ЕС желает видеть его решенным как можно раньше, и он может быть решен только мирным путем. Тот факт, что два президента встречаются и садятся за стол переговоров, сам по себе положителен. Мы рады этому, однако мы также надеемся, что они придут, наконец, к соглашению, поскольку они несколько раз встречались и каждый раз урегулирование откладывалось. Я думаю, что каждый год, каждый раз народы не только Южного Кавказа, но и всего региона ждут Большого решения вопроса.

– Вчера уже состоялись переговоры Роберта Кочаряна и Ильхама Алиева. Что Вы об этом знаете – пришли они к соглашению или нет?

– Нет, вчера ночью они к соглашению не пришли. Я это знаю, поскольку после завершения их переговоров встречался с президентом Алиевым и он меня информировал, что переговоры не завершены и они продолжатся сегодня.

Если президенты Армении и Азербайджана и на этот раз не придут к согласию и провалят переговоры так, как это произошло в Рамбуйе, какой будет реакция международного сообщества?

Конечно же, все будут разочарованы. Однако есть английская пословица, смысл которой заключается в том, что лучше разговаривать, чем драться. “Joh, Joh” is better than “War, War”, – так звучит эта пословица.

– Что вы можете сказать о возможных санкциях? То есть может ли международное сообщество решить наказать двух президентов за бесконечное оттягивание вопроса и неустановление стабильности на Южном Кавказе?

– Нет, возможностей санкций я не вижу. Не представляю, что кто-то может предложить применить санкции. По-моему, никто так не подходит к вопросу, скорее все готовы поощрить президентов, чтобы они пришли к согласию, что исходит из интересов народов и Армении, и Азербайджана, и Нагорного Карабаха.

– Вы сказали, что встречались с президентом Азербайджана. А с президентом Армении встречались или будете встречаться?

– Я не знаю, это зависит от президента Армении. Ильхам Алиев пожелал встретиться со мной, и я, конечно, был к встрече готов, поскольку Азербайджан, как и Армения, является членом СЕ и я в любую минуту готов беседовать с руководителями стран-членов Совета Европы”.

——————————————————————————————-

Карабах: необходимо уточнить, что важнее -независимость или построение государства

Ситуация в регионе Южного Кавказа далека от идеальной. Нерешенные конфликты, напряженные отношения между государствами-соседями. Кроме того, Южный Кавказ играет роль арены для борьбы мировых держав за лидерство. Нынешнее положение в регионе по просьбе PanARMENIAN.Net комментирует директор Кавказского института СМИ (КИСМИ), политолог Александр ИСКАНДАРЯН.

– Вы недавно вернулись из Самцхе-Джавахети. Какова там реальная обстановка?

– Информация, доходящая в Армению из Джавахка, в некотором смысле искажена. Причина этого понятна – информация приходит или из Грузии, или от родственников в Ахалкалаки. Ситуация там действительно сложная и напряженная и довольно-таки неблагополучная. Проблему можно разделить на несколько блоков. Первый – социально-экономическая напряженность. Вообще сам регион бедный, он и в советское время был таким, но тогда были дотации. Сейчас Грузия – не та страна, которая может дотировать отсталые регионы. В принципе, беды Джавахка в этом плане общие для всей Грузии. То, что там зарабатывается, изымается в бюджет страны. Далее. Языковая политика грузинских властей, при которой человек, не знающий грузинского языка, не может найти нормальную работу. Это там было всегда. Но сейчас, конечно, вопрос стоит острее. Армянских вузов там нет и, значит, нет воспроизводства интеллигенции. В Ахалкалаки есть филиал Тбилисского университета, куда поступают этнические грузины, которые не смогли поступить в Тбилиси. Вместе с этим связана и попытка, как это думает армянское население, изменить демографическую ситуацию в регионе. Давайте предположим, что это происходит случайно. По милости нерадивого чиновника открывается дом-приют для сирот в Джавахке. Население это воспринимает именно как попытку изменить демографию. Размещение вооруженных сил Грузии на границе – то же самое. Как там говорят: «мирные армяне и вооруженные грузины». Я еще раз повторю, даже если все это считать случайностью, то население это воспринимает как давление со стороны официального Тбилиси. Я думаю, что властям в этом деле нужна осторожность.

– Есть мнение, что конфликты – в частности, карабахский – можно решить путем налаживания экономических связей. Так ли это на самом деле?

– Считать, что конфликты вообще можно решить только налаживанием экономического сотрудничества между конфликтующими сторонами, я не могу. Просто деньгами ничего решить нельзя. Но это не означает, что экономика не должна учитываться. Просто есть опасность – если в зону конфликта пойдут деньги, стороны начнут покупать оружие. Так что этот путь бесперспективен.

Общества должны интересоваться и другими вопросами. Иначе говоря – что важнее: переговоры в Бухаресте или восстановление Шуши. Конечно же, восстановление Шуши. Я бы еще сказал, что юридическое решение конфликта контрпродуктивно. Вот возьмите к примеру Тайвань. Они не кричат, не добиваются признания. Они не требуют независимости, а просто живут и создают государство. Нам нужно уточнить приоритеты: что важнее – независимость или построение государства? Я думаю, что важнее все-таки строительство государства. Сюда входят политические механизмы, создание институтов гражданского общества, построение демократии и многое другое.

– Очередная встреча президентов Армении и Азербайджана не привела к каким-либо ощутимым результатам. Так для чего нужны эти вроде бы ни к чему не обязывающие встречи?

– Встречи между конфликтующими сторонами на уровне министров ИД и президентов нужны. Иметь канал для связи с противной стороной очень важно. Этот канал не должен пропадать – всегда нужно иметь провод, чтобы позвонить через линию фронта, если таковая необходимость возникнет.

– Антиармянской истерии в Азербайджане похоже нет конца. Они действительно готовятся к войне, или это не преодоленный синдром поражения?

– СМИ Азербайджана настроены против армян очень четко. У них сейчас трудная эпоха – у них синдром поражения и было бы даже непонятно, если бы они писали по-другому. Вспомните Армению в 1988 году, сразу после Сумгаита. Могло ли у нас в прессе появиться нечто положительное об азербайджанцах? Нет, естественно. Любое настроение общества используется политиками. И если у тебя в обществе есть ненависть или любовь, то грех этим не воспользоваться. Да и потом: те, кто готовится к войне, так себя не ведут. Все, что пишется сейчас в Баку, пишется для сохранения режима и перераспределения доходов. В Азербайджане люди живут очень бедно – в Баку 3-4 миллиона человек, а вся остальная территория не заселена. Требуется инструмент для консолидации нации, а что может быть лучше образа врага?..

– Какое будущее ждет нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан?

– С начала 90-х годов я говорил, что нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан является чисто политическим проектом, не приносящим экономических дивидендов. Но сейчас, когда он достроен и начал работать, он стал и экономическим проектом. Правда, в мировом масштабе он не будет приносить пользу, но Азербайджану принесет. Между прочим, все нефтяные государства, за исключением Норвегии, одинаковы: у тебя есть труба и тебе надо распределить доходы. Главной задачей становится удержать «охранников» трубы. У такого рода государств очень много внутренних врагов. Что касается будущего БТД, то ситуация может серьезно измениться, если к нему подключится Казахстан. Но это дело будущего.

——————————————————————————————-

мозаика

Мацун и долма… или размышления о культуре

Ник ВАГНЕР

Множество вещей подходят друг другу: мороженное и горячий яблочный пирог, бобы и рис, сливки и кофе, арахис и пиво, рыба и чипсы, ветчина и бобы, арахисовое масло и желе, суши и васаби, энчилада и сметана, a также многое другое – все, что может прийти в голову любому человеку. Почему?  Ну, из-за наших матерей и их кулинарного мастерства, нашего культурного наследия, нашего вкуса и желания поэкспериментировать.

Культура, хотя и принадлежит группе индивидов, является результатом традиций. В некоторых уголках нашей замечательной планеты хлопок по головке ребенка считатется неуместным, а в других местах положить ногу на ногу, так чтобы была видна стопа, причисляется к проявляениям некультурности. Прикрыть рот при кашле считается естественным, при этом в некоторых странах на ношение шортов даже во время спортивных мероприятий наложено табу. В Китае и Японии при смехе женщины прикрывают рот ввиду того, что они красят зубы в черный цвет – полагая, что  это придает дополнительную красоту. Поэтому в Японии при использовании зубочисток, их держат обеими руками: одна рука прикрывает другую, в которой и находится зубочистка.

Традиции являются основой культуры. Долма, которую готовила моя мать, вне зависимости от того, была ли она завернута в виноградные листья, капусту, бакладжаны, помидоры или же в зеленый перец, была очень вкусной. Она постоянно экспериментировала со своими четырьмя мальчиками, в числе которых был и мой отец. Я и мои братья всегда покрывали горки долмы, которые образовывались в наших тарелках, мацуном домашнего производства. Для нас это был кулинарный деликатес. Это также было традицией, которую мать сохранила с ее отчего дома и которой она нас научила.

Здесь многие люди не едят виноградные листья с мацуном. Впрочем, это их дело. Ведь это  для нас так особо значимо – тех, кто получает удовольствие от такой смеси. Моя мать добавляла также тонко нарезанные ломтики лимона в приготовляемую долму. Даже отец для получения еще большего удовольствия от долмы добавлял в нее мацун. Отец фактически и заложил новую традицию в нашем доме. Он добавлял мацун в суп – комок мацуна в центр тарелки. Я с братьями также добавляем мацун вместе с медом, фруктами или сиропом наподобие дошаба, когда едим блины или вафли – заваренные или запеченные. А вместо намазанного на хлеб масла я опять-таки использую мацун.

Я пришел к выводу, что и в Армении, и в Арцахе на кухне экспериментируют не так уж и часто. Если это не является традицией, то новшество чаще всего воспринимается как неуместное. Но даже несмотря на это, когда у меня появляется возможность отведать пасуц-долму, я прошу подогреть ее. Да, именно подогреть! Непосредственный результат этого проявляется в том, что когда блюдо подается на стол, то оно как бы говорит: «Съешь меня, пока я горячее»!  Японцы уверены, что пища должа как-бы обращаться к чувствам, в первую очередь – иметь соответствующий вид и запах. До приема пищи органы чувств, особенно ответственные за вкус, нуждаются в подобной стимуляции. Когда пасуц-долма так же нагрета, как и долма, тогда стимуляция достигает уровня экстаза. Это, конечно, мое личное мнение… Мнение, которое тем не менее, является результатом очень глубокого исследования, основанного на обсуждениях и посиделках с приятными людьми за столами, полными красивых красок и ароматов. Мои братья, которые также являются завсегдатаями этих посиделок, полностью разделяют мое мнение.

Являюсь ли я сторонником нарушения традиций и культурных предпочтений? Ну, я даю вам воможность ответить на это после того, как вы также поэкспериментируете и, надеюсь, получите удовольствие!

(перевод с английского Д. БАБАЯНА)

——————————————————————————————

В здоровом теле – здоровый дух

Альберт МАРДЯН

Черные легкие, пожелтевшие зубы, инфаркт, инсульт, рак… Неправда ли, вырисовывается ужасная картина. И одна из основных причин этих и многих других неприятностей – курение. Сегодня, невзирая на возраст, курят и старшие, и младшие. Самое страшное то, что заядлыми курильщиками становятся дети, организм которых еще не успел окрепнуть со дня рождения, а уже подвергается такой гнусной процедуре, как закрашивание чистых легких в темные тона. В первую очередь виноваты в этом мы – взрослые, что своим дурным примером лишь подталкиваем наших детей к пристрастию курения (и алкоголя). Вина также лежит, по моему мнению, и в  неграмотности населения. Говорю так, потому что с каждым разом становится все сложней убедить курильщиков во вреде и опасности курения. А между тем ежегодно в мире по причине курения умирает 3 млн. людей, что сопоставимо численности населения всей Армении.

Всегда был и остаюсь противником курения. Но к 27 годам, после нескольких подряд ударов судьбы, эта вредная привычка поразила и меня. Закурив, я понял, что занимаюсь этим от нечего делать, убивая каждой сигаретой 10-15 минут времени. Такого мнения придерживаются многие. Выходит, от нечего делать мы губим свое здоровье, а еще в большей степени здоровье окружающих, родных, близких, любимых. А ведь только ради них стоит бросить курить. В совокупности стаж моего курения не наберет и пяти лет. Потому что за те 10 лет, как я закурил, мне часто приходилось отказываться от этой вредной привычки, выбирая для этого дату Нового Года или Международного дня отказа от курения, который отмечается в ноябре. Но после очередных ударов судьбы рука почему-то опять тянулась к сигарете… Что это? Слабость характера? Не думаю, так как вновь закурив, я старался придерживаться не более пяти сигарет в сутки, что больше похоже на баловство, которое к тому же вредно и опасно. С 1 января этого года я опять бросил курить – надеюсь, теперь уже навсегда. Хотя статистика и говорит, что часто бросают курить навсегда те, кто делает это внезапно, а не запланированно (как в моем случае), я постараюсь внести коррективы в эту статистику…

Так вот, друзья, если вы не курите, не делайте этого никогда! А если уже курите, постарайтесь поскорей избавиться от этой вредной привычки, пока страшная болезнь не настигла вас. И в любой момент, в любом возрасте вы можете оказаться в числе тех 3 миллионов… Я не понимаю, почему для того, чтобы бросить курить, нужно обязательно дождаться того дня, когда рука потянется не к сигарете, а к сердцу?

Напоследок приведу пример анекдотической ситуации, связанной с курением, в которую попадал каждый из нас. Представим себе застолье. Через час-полтора в помещении появляется дымовая завеса. Причем курят двое-трое, а обкуриваются все присутствующие. Тамада произносит очередной тост. В правой руке у него стакан с водкой, а в левой – зажженная сигарета. Тост: “Выпьем за здоровье нашего народа и каждого из нас!”…

Так какую же нацию мы хотим видеть – здоровую, энергичную, красивую или больную? Выбор за вами, уважаемые читатели. Но помните, что в здоровом теле – здоровый дух. А со здоровым духом можно достичь огромных успехов, чего я вам всем и желаю.

————————————————————————————–

Одна умница – хорошо, а две – еще лучше

Инга БАГДАСАРЯН

Я очень люблю это время – конец весны, начало лета. Заканчиваются сезонные дожди и начинаются отчетные концерты творческих коллективов, «студвесны», «последние звонки», выпускные вечера. Настроение автоматически поднимается в процессе подготовки и выступлений ребят. То, что наши дети талантливы, все итак знают, но когда они попадают в хорошие организаторские и педагогические руки, приятней вдвойне.

В Доме офицеров недавно состоялся отчетный концерт воспитанников Детской и юношеской спортивной школы мэрии г. Степанакерта. Выступили два коллектива школы под управлением Элеоноры Акопян и Марине Варунц, продемонстрировав каждый свою танцевально-спортивную программы. Элеонора работает со своими воспитанниками 3 года, Марине -1 год. Тем приятнее было убедиться в том, что за короткий срок можно многого добиться и сделать большое количество отдельных номеров.

Оба коллектива замечательно дополнили друг друга. Ведущая – художественный руководитель Дома культуры – открыла концерт коротко, но содержательно; держалась прекрасно, было видно, что она знает и любит этих детей. О костюмах ребят хочется сказать поподробнее. Спортшкола – организация бюджетная, поэтому пошив сценических нарядов – это дело педагогов и любящих родителей. И каких нарядов, я вам скажу! В танце, поставленном Элеонорой Акопян, дети в своих зеленых костюмчиках были похожи на нежных кузнечиков, и это было очень трогательно. На девчонках, исполняющих композицию «Фанки», сидели как влитые черные костюмы, не уступающие гардеробу танцовщиц из прославленного «Тодеса». Латино-американским танцам соответствовали наряды, положенные им по стилю – всегда яркие, модные, с интересными находками, как, например, гольфы-радуги к лиловым платьям в танце джаев. Провинцией это уже не назовешь: все сделано со вкусом, и музыка подобрана со знанием дела, что тоже явилось приятной неожиданностью. Во время исполнения румбы самой руководительницей Э. Акопян и ее учениками под музыкальное сопровождение страстного Марка Энтони, от световых эффектов и самого танца с профессионально исполненными поддержками, даже мурашки по коже бегали – так понравилось выступление! Композиции педагога М. Варунц похожи на мини-спектакли – как законченные маленькие рассказы – например, такие как «Фанки» или военный танец, который был посвящен нашей армии в благодарность за помощь в подготовке концерта и бесплатное предоставление зала Дома офицеров. Используя собственную фантазию, задорную музыку и выделяя способности и таланты наших детей, оказывается, можно поставить и спортивно-зрелищные номера с акробатическими элементами, которые могут получить более масштабное развитие. В работе этих двух руководителей чувствуется профессионализм и творческий подход.

Есть такое определение – умница. Оно вбирает в себя многое – и ум, и талант, и трудолюбие, и любовь к своему делу. Вот и мне захотелось познакомить читателей с двумя хорошими педагогами Мариной и Элеонорой, которые имеют огромный потенциал, любят детей, болеют за свое дело, и уверена, еще порадуют нас результатами своей работы.

Только знаете, что печально? Зал был полон зрителей, но это были только дети и женщины. И на сцене мало мальчиков-исполнителей. Папы, вы думаете, что на свете есть кто-то важнее, чем ваши дети? Они были бы счастливы видеть вас на своих выступлениях. К тому же нашим серьезным папам, занимающимся важными делами, было бы легче привлечь спонсоров для поддержки этих замечательных коллективов. Я думаю, наши будущие спонсоры согласятся, что улучшение качества жизни детей – самое выгодное капиталовложение.

——————————————————————————————-

Этим детям – много солнца!

Карине ОГАНЯН 

Люди с ограниченными возможностями не любят, когда их называют “инвалидами”. В этом слове – немного жалости, немного высокомерия, немного неприятия и отчужденности. Общество пока не привыкло воспринимать людей с ограниченными возможностями – особенно, если это дети – такими, какие они есть. Обязательно посмотрят как бы “сверху” и подумают: “Боже, как же тяжело родителям растить таких”… Но дети – они все одинаковые и все приносят одинаковое количество как проблем, так и радостей и родительского счастья…

1 июня, в Международный день защиты детей, Степанакертский Реабилитационный центр им. Керолайн Кокс уже 8 год подряд организовал веселый праздник – не только для своих пациентов, но и для тех, кто часто ходит в Центр и живет по соседству с ним.

«Сегодня в проведении праздника нам немножко мешает солнце, но это повод сказать – пусть всегда будут такие праздники и пусть единственной помехой для детей будет солнце!» – сказал директор Центра Вардан Тадевосян, открывая мероприятие.

Это был один из редких праздников, когда даже жаркое солнце не смогло омрачить радость детей. В такт воспитанникам Центра детского творчества плясали солнечные зайчики, известным молодым певцам подпевали маленькие детишки, а клоуны с шарами и мыльными пузырями дружно вводили всех детей в хоровод – яркий, жаркий, праздничный!

У маленького Тиграна 1 июня – двойной праздник. Его день рождения отмечают тут все – как работники Реабилитационного, так и собравшиеся дети, которые дружно съели торт, испеченный в честь его праздника. И вдруг – Тигран громко плачет! Оказалось, по привычке сотрудница Реабилитационного в порыве нежности укусила его за щечку… Что поделать? Даже дружба иногда бывает со слезами на глазах…

“Реабилитационный Центр посещают дети, которые имеют какие-либо физические или умственные проблемы. Мы можем лечить детей с физическими недостатками, а тем детям, кто имеет какие-то проблемы со слухом, зрением, умственными способностями и так далее, мы можем предложить наши занятия по рисованию, макраме, компьютерные курсы и т. п., – рассказывает директор Центра Вардан Тадевосян. – В год наш Центр регулярно посещает около 120 детей. Что касается того, как наше общество относится к детям с ограниченными возможностями – то я оценил бы это отношение как “положительное” – ну или не негативное. Конечно, иногда это отношение не столь правильное и грамотное, каким должно быть… Есть вещи, которые надо менять. Многие до сих пор на детей с ограниченными возможностями смотрят с жалостью, что очень плохо влияет на внутренний мир таких ребят. Но я и не могу винить общество – оно просто не готово посмотреть на таких людей другим взглядом, ведь они так воспитаны… А многие дети просто начинают бояться выходить в город, потому что волей-неволей становятся “центром внимания”. Причем – смотрят на них с жалостью, а не с поощрением… Что касается других проблем – в городе отсутствуют специальные дорожки для инвалидных колясок, нет специальных приспособлений в общественных зданиях – например, таким людям очень сложно побывать у какого-либо министра, и так далее. Транспорт тоже не приспособлен для инвалидов. Что касается положительного – я, например, не знаю ни одного ребенка с ограниченными возможностями, который бы ни находился под особым вниманием министерства образования и не учился бы по индивидуальной системе обучения. Это – большое внимание и большая поддержка со стороны государства. Кстати, что касается проблем – ведь подобное существует не только у нас, но и в любом государстве, начиная с Америки до Европы – ведь сколько ни делается, у таких людей все равно всегда очень много проблем…» – говорит Вардан Тадевосян.

При этом праздник не был омрачен оглаской подобных вопросов. Проблемы и сложные задачи – они для взрослых! А детям в этот день нужны были только улыбки, песни, сладости и мороженное. Поскольку это все с избытком имело место в Реабилитационном Центре, то Праздник состоялся!..

——————————————————————————————

медиадиалог

Обучающиеся в США армянские студенты и школьники в основном… девушки

Каждый год около 200-300 армянских студентов через Организацию по международным исследованиям и обмену (IREX) обращаются с заявлениями для продолжения учебы или получения степени магистров в США. В ходе трехэтапного конкурса выбирается 16-20 человек. По данным IREX, за последние 10 лет в различных университетах и колледжах США получили свидетельства около 200 армянских студентов, степень магистров – 400 человек. Административный руководитель IREX Аревик АШХАРОЯН отметила, что основная цель этой инициативы заключается в культурном обмене, потом уже – получение зарубежного опыта и совершенствование английского языка.

– Какие есть сегодня программы по обмену студентов и какие возможности предоставляют они?

– Сейчас действуют две программы по обмену студентов: это программа по обучению в США и программа по получению степени магистра. Отмечу, что эти программы инициированы и финансируются отделом по образованию и вопросам культуры Госдепартамента США. Представительство IREX в Армении получило право реализации этих программ в Армении. Теперь подробнее о программах. Программа «Стипендия имени Эдмунда Маски» дает возможность гражданам Армении с высшим образованием получить степень магистра по выбору в следующих областях: управление бизнесом, экономика, образование, управление окружающей средой, международные отношения, журналистика и общественные коммуникации, право, госуправление, общественное здравоохранение и общественная политика. Программой предоставляются средства для получения визы и двухсторонних переездов, оплаты за обучение, приобретения книг и прохождения курсов английского языка, выдается ежемесячная стипендия, медицинское страхование.

– Что представляет из себя вторая программа?

– Вторая программа называется «Образовательный обмен студентов вузов Евразии» (UGRAD). По этой программе студенты первого, второго и третьего курсов государственных и частных вузов Армении с пятилетним курсом обучения имеют возможность учиться в одном из университетов или колледжей США в течение одного учебного года и получить соответствующий сертификат. Студенты первых курсов живут в общежитиях или американской семье. А второкурсники или третьекурсники в общежитиях четырехгодичных колледжей или университетов. Студенты могут по выбору квалифицироваться в следующих областях: бухгалтерия, сельское хозяйство, американские теории, бизнес, компьютерная наука, уголовная юриспруденция, экономика, образование, управление окружающей средой, международные отношения и т. д.

– Сколько человек сейчас учатся в США в рамках этих программ и как происходит выбор претендентов?

– Теперь по программе «Стипендия имени Эдмунда Маски» в США учатся 17 студентов из РА. В основном по специальностям: управление бизнесом, экономика, международные отношения и право. По программе «Образовательный обмен студентов вузов Евразии» (UGRAD) в областях “образование и экономика” учатся 16 человек. Все они были выбраны по трехэтапному конкурсу. Он обычно объявляется в сентябре-октябре. Мы пытаемся вовлечь также студентов из марзов, для них по этому поводу всегда проводим предварительные семинары. Возрастных ограничений нет. Представивших заявки студентов мы приглашаем на собеседование, после чего они также сдают экзамены английского языка. Если обращаются для получения степени магистров, то сдают и экзамен по специальности. Кстати, по этой программе можно продолжить образование в США либо по своей специальности, либо по специальности, близкой к основной. Претенденты пишут также очерки о том, почему они хотят уехать, что намерены делать после образования, т. е. какие цели преследуют? После всего этого итоги экзаменов посылаются в США, где независимая комиссия выносит окончательное решение и представляет список уезжающих. Кроме соответствования критериям, установленным по этой программе и успешно сданных экзаменов, очень важно установить, обращалась ли данная личность для эмиграции из Армении, или имеет ли человек родственников в каком-то из американских штатов? Все это необходимо знать, так как порою претенденты намереваются не возвращаться, обосноваться и найти работу в США. И задача нашей организации заключается в том, чтобы различными способами  контролировать ситуацию и избегать подобных неприятных инцидентов. Я должна отметить, что в последние годы подобных случаев стало меньше.

– Что вы предпринимаете для избежания подобных ситуаций?

– Мы предварительно проверяем все данные, все студенты там имеют руководителей, которые следят за их успеваемостью и поведением. Кроме того, мы решили создать некоторые условия для наших «выпускников». Например, для возвратившихся магистров наша организация находит соответствующую работу в каком-либо госучреждении и в течение шести месяцев оплачивает им заработную плату. Можно сказать, что это – оплачиваемая практика. После некоторого времени работодатель сам решает, принимать сотрудника на постоянную работу или нет. В последние годы мы стараемся привлекать и студентов с физическими недостатками. Сейчас в США учатся две армянки с такими проблемами. В первые месяцы им было очень трудно, но тяга к учебе помогла преодолеть трудности, связанные с проживанием в другой стране, у девушек уже очень хорошие отметки. Думаю, важно также отметить, что большая часть претендентов – это девушки.

– Госпожа Виншип, чем обусловлено то обстоятельство, что мало претендентов из районов?

– Думаю, что в сравнительно маленьких городах и, особенно, в селах есть проблема обучения английскому языку. Из-за низкого уровня английского языка во время конкурса они не могут удачно сдавать экзамены. Большинство школьников не может сдать экзамен без частных занятий. И я знаю много умных детей, у которых нет возможности для получения приватных занятий по английскому языку, и в итоге при выборе их шансы не такие уж большие. Это для меня – очень грустный факт, и я не знаю, как могу помочь таким детям. Может, со временем ситуация изменится? Например, в прошлом году впервые одна девочка из Тавуша смогла сдать экзамены и уехать в США. В этом году уехали один человек из Капана и двое из Вайка. Однако недостаточно только знание английского языка. Очень важно, чтобы дети внутренне были готовы к долгому путешествию, к какой-то самостоятельной жизни в другой стране и к большей ответственности. Что касается того, почему большинство уезжающих школьников – это девушки, то я действительно не знаю, в чем здесь причина. Я бы, конечно, хотела, чтоб был какой-то паритет.

– Почему так значимы подобные проекты, чему могут научиться дети, принадлежащие разным культурам?

– Это в первую очередь обмен культурными знаниями, довольно интересный для обеих сторон. Очень часто американские дети при общении с армянскими детьми удивляются тому, когда узнают, что на карте существует государство с названием Армения, что там бывают проблемы, связанные с водой, лифтом и т. п. В США и сейчас есть взрослые люди и дети, которые думают, что все во всем мире живут так, как они сами. Я очень ценю обучение именно таким путем. Для армянских детей, думаю, полезно привыкание к какой-то степени самостоятельности. Обычно в Армении даже самые маленькие проблемы, связанные с детьми, решают родители. А там школьники учатся быть более свободными и ответственными. Конечно, есть разница между стилями обучения. В США никогда не задают детям выучить наизусть. Предпочитают, чтобы ребенок рассказывал тему не словами учебника, а пытался излагать свои суждения и мысли, чтобы мог анализировать и понимать задание.

Беседовала Лена НАЗАРЯН

Программа обучения молодежи Азербайджана за рубежом

Интервью с президентом Фонда «Бакинский образовательный информационный центр» (БОИЦ) Бахар ГАДЖИЗАДЕ.

– Когда был создан БОИЦ и какие программы он осуществляет?

– В конце 1996 года в Азербайджане начал свою работу Фонд Сороса, а уже 1 мая 1997 года, при участии посольства США, был открыт наш Центр. Изначально функции Центра заключались в предоставлении информации об обучении за рубежом. Позже мы стали проводить соросовские стипендиальные программы в Азербайджане. В данный момент у нас порядка 14 стипендиальных программ разных уровней. Если раньше это были программы для школьников и бакалавров, то сейчас это в основном магистерские программы и программы для профессионалов.

– Сколько человек получило образование по линии вашего Центра?

– Около 600. Но число выезжающих ежегодно варьирует. В настоящее время в год выезжает от 60 до 80 человек, а иногда и больше.

– Как происходит отбор кандидатов?

– По разному. К примеру, по магистерским программам вначале объявляется о ее старте, желающие участвовать в ней берут формы заявки, и мы объясняем, как их нужно правильно заполнить и как оформить остальные документы. Все поданные документы направляются, в зависимости от программы, в страну, где будет проходить обучение. Оттуда мы получаем список лиц, которые прошли во второй этап отбора. А он заключается в проведении экзаменов. И последний этап – это интервью кандидатов по нашим магистерским программам с профессорами из-за рубежа.

– Какие специальности приобретают обучающиеся по линии Образовательного Центра?

– По линии соросовских программ предпочтение отдается социально-гуманитарным наукам. Но мы, как Информационный Центр, даем сведения обо всех программах, которые проводятся в Азербайджане – о программах Всемирного Банка, Государственного Департамента США и прочих организаций.

– Находят ли потом себя в жизни, как трудоустраиваются люди, прошедшие курсы обучения за рубежом?

– Безусловно, все по соросовским программам сразу или по истечении небольшого времени находят работу. Правда, иногда не по специальности магистратуры.

– В каких странах по соросовским программам учатся люди из Азербайджана?

– Их несколько – США, Великобритания, Венгрия, Болгария, Австрия, Германия. В последнем случае мы работаем совместно с Программой по академическому обмену с Германией, которая называется DAAD. Это как магистерские, так и докторские программы. Кроме того, у нас есть совместные программы с министерством иностранных дел Великобритании.

– Как часто происходит академический обмен с другими странами?

– В этом вопросе нет стабильности. Обычно все соросовские программы проводятся раз в год, а вот программа с DAAD проводится через год. Кроме того, нельзя забывать о том, что ряд программ просто закрывается, а вместо них открываются новые.

– Какие проекты намереваетесь проводить в будущем?

– Помимо информации об образовании за рубежом и соросовских программ, мы работаем с региональными Центрами нашей организации. Они расположены в Гяндже, Ленкорани, Мингячевире. Одним из направлений нашей деятельности является также работа с выпускниками стипендиальных программ. Особенно активны выпускники магистерской программы по социальной работе (США). С первого дня своего возвращения они включаются в наши проекты. Но долгое время мы не могли собрать вместе всех выпускников соросовских программ. И 27 марта 2005 года мы провели первую конференцию. В ней участвовало около 60 выпускников, а также представители различных НПО. Цель данного мероприятия состояла в том, чтобы выпускники соросовских программ определили направления своей деятельности и установили контакт с молодежью, особенно со студентами. После конференции наши выпускники организовали сеть выпускников и студентов, которая успешно работает в разных направлениях. Мы также переводим книги по образовательным программам с английского на азербайджанский.

– Осуществляет ли ваш Центр какие-нибудь проекты, программы в вузах Азербайджана?

– Очень важный трехлетний проект был осуществлен в 2003-2005 годах – это создание магистерской программы по социальной работе в Бакинском государственном университете. Проект включал: семинары и тренинги, летние школы для педагогов БГУ, перевод литературы с английского на азербайджанский, результатом чего стало создание первой книги на азербайджанском языке «Основы социальной работы»; поездки педагогов за рубеж для изучения опыта других стран, разработка учебных программ, создание библиотеки по социальной работе в БГУ и др. И в сентябре прошлого года в первый раз уже был объявлен набор в магистратуру по этой специальности. Работа над проектом шла совместно с Вашингтонским Университетом (Сент-Луис) и Колумбийским Университетом, которые являются лучшими по этой специальности в США. Надо отметить, что к своей работе, кроме педагогов БГУ, мы привлекли работников пяти министерств, ряд НПО, связанных с социальной работой.

– Кто финансирует ваши программы?

– С самого начала нас в основном финансировали Фонд Сороса и Госдепартамент США. Кроме того, мы получаем гранты и от других структур, занимаясь переводами книг с английского на азербайджанский и другими проектами. И, наконец, мы зарабатываем деньги на продаже книг, на организации курсов по английскому языку и математике, проведении образовательных ярмарок (раз в год, в октябре), а также платными школьными программами. Хочу отметить, что недавно мы получили сертификаты на проведение (и это впервые в Азербайджане) экзамена Интернет – TOEFL, который так необходим нашим студентам для получения образования за рубежом.

Беседовал Р. ВЕЛИЕВ

* Статьи опубликованы при поддержке организации «Ресурсы примирения»в рамках проекта «Инициатива консорциума», финансируемого британским правительством. Взгляды, выраженные в статьях, принадлежат ее авторам и могут не совпадать с мнением редакции.

——————————————————————————————-

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s