№ 12 / 31 июль

“Демо” / № 12 (54) / 31 июль, 2006г.

урегулирование

Брайза и изменения в погоде

В день визита в Карабах нового сопредседателя Минской группы ОБСЕ, представляющего США, в Степанакерте после зятяжной жары вдруг полил дождь. Как неожиданно г-н Мэттью Брайза вдруг обнародовал детали переговорного процесса по карабахскому урегулированию, так неожиданно в Карабахе его встретили изменения в погоде. К чему бы это? Уже определенное время сопредседатели предпочитали не приезжать в Карабах на встречи, а общаться с руководством НКР за пределами Карабаха. Но вот новый сопредседатель от США – в Степанакерте. Может ли это означать “изменения в погоде” и в переговорном процессе? Отвечая на соответствующий вопрос “Демо”, президент НКР Аркадий Гукасян сказал:

– Назначен новый сопредседатель. Естественно, без ознакомления с ситуацией на месте, без посещения Карабаха вряд ли он будет иметь полное представление о том, что происходит в регионе.  Что касается неприезда сопредседателей во время последних встреч, то это связано скорее с какими-то техническими деталями. Я постоянно получал приглашения от них принять участие на встречах в Ереване, но считал, что правильнее проводить такие встречи здесь. Что касается того, можно ли считать приезд г-на Брайзы поворотным моментом в переговорах – не знаю, я не хочу сейчас предвосхищать события, но осознание того, что без Нагорного Карабаха действительно невозможно разрешить проблему, есть у всех.

…Встреча у президента длилась больше часа. Она проходила за закрытыми дверями, и даже после нее собравшимся в фойе журналистам мало что удалось узнать. Мэттью Брайза был хоть улыбчив и непосредственен, но и по-дипломатически скрытен:

– Спасибо за гостеприимство! Это мой первый визит сюда – и вообще, и в качестве сопредседателя. О деталях сегодняшней встречи я предпочитаю не высказываться, но считаю, что настроение было очень конструктивным, даже творческим. Мы не только обменялись мнениями, но также вместе попытались искать новые подходы, чтобы стимулировать, способствовать прогрессу. Но о подробностях, извините, умолчу.

“Демо”: – Сопредседатели говорят, что нужно готовить общества в Армении и Азербайджане к миру и компромиссам, но в их заявлении нет и слова об обществе в Карабахе – о тех, кто фактически будет реализовывать этот план урегулирования. Почему вы не говорите о нуждах и карабахского общества?

М. Брайза: – Из-за этого я здесь – чтобы выслушать ваше мнение и мнение ваших лидеров. Я только и могу сказать: я здесь, я слушаю вас! Я бы хотел познакомиться тут как можно с большим количеством новых людей, увидеть новые места. Я приехал сюда, чтобы выслушать мнения.

Отвечая на вопрос о представительстве Карабаха в переговорном процессе, г-н Брайза ответил: “Я бы не хотел комментировать это. О составе переговоров согласия должны достичь Армения и Азербайджан”.

“Демо”: – Сопредседатели ждут новых предложений от президентов. Такие новые предложения уже есть?

М. Брайза: – Есть идеи. Есть новые элементы разных идей, но я не могу сказать, что на сегодня есть уже конкретные новые предложения. Я приехал только, чтобы познакомиться с предложениями президентов и всех групп здесь. Скажу, что сейчас не будет огромного нового шага. Может быть, в будущем он будет, но мы пока должны все обдумать…

Министр иностранных дел НКР Георгий Петросян присоединился к словам американского сопредседателя, оценив встречу как творческую: «Деталей просто-напросто пока нет. Были новые идеи, некие вероятности, которые еще должны обсуждаться, согласовываться и так далее. Я скажу только, что рад визиту г-на Брайзы в Карабах, и рад тому, что он настроен очень энергично и конструктивно.”

Комментируя встречу с сопредседателем ОБСЕ, президент НКР Аркадий Гукасаян отметил: “Одним из основных вопросов на сегодняшней встрече был вопрос об участии Карабаха в переговорах. Я думаю, что г-н Брайза понимает, что без нашего участия эту проблему невозможно урегулировать – и не только он, но и все посредники это понимают. Был обсужден и ряд других вопросов. Я представил нашу позицию по многим подходам – мне кажется, ему это интересно было слушать… Что касается различий между позициями Армении и Карабаха, то я бы не сказал, что есть какие-то серьезные и судьбоносные разногласия, но при этом есть детали, по отношению к которым наши подходы отличаются от подходов Армении. Мы представляем сопредседателям нашу позицию – говорим им то же, что и  нашему народу. И я скажу, что наши ожидания от встречи оправдались – мы представили г-ну Брайзе все то, что хотели…”

“Демо”: – Последние предложения сопредседателей ОБСЕ больше нравятся Армении, чем Азербайджану. А как относится к ним Карабах? Что Вам нравится в них больше, что – меньше?

А. Гукасян: – Сложный вопрос. Есть вещи, которые нам нравятся, есть вещи – которые не нравятся. Степень очень сложно определить. Но, думаю, легко сделать определенные выводы из осознания нашей позиции в целом – мы против того, чтобы вырывать из контекста какие-то отдельные элементы. Мы против того, чтобы позиция азербайджанских беженцев рассматривалась бы в отрыве от проблемы армянских беженцев. Мы против того, чтобы вопрос территорий находился бы вне контекста статуса Нагорного Карабаха и его безопасности. Но я, естественно, не могу детально проанализировать весь пакет предложений. В целом то, что предложено, не исключает того, чтобы мы могли бы отстаивать наши позиции.

Переговоры г-на Брайзы с карабахским руководством продолжились и поздно вечером 29 июля. 30 июля американский сопредседатель МГ ОБСЕ посетил старинный карабахский храм Гандзасар. А погода в воскресенье стала меняться в лучшую сторону. Последует ли ее примеру “политическая погода”, это уже – дело времени…

——————————————————————————————

Мэттью Брайза: ждем ответа от лидеров в Баку и Ереване

Ряд заявлений и интервью, сделанных новым сопредседателем Минской группы ОБСЕ от США Мэттью Брайзой, вызвал широкий резонанс в Армении и Азербайджане. Брайза говорил о принципах разрешения карабахского конфликта и о подходах к ним со стороны международных посредников.

Резонанс был таким, что министерства иностранных дел двух стран, а также де-факто власти Карабаха приняли специальные заявления. В средствах массовой информации тем временем публикуются статьи, авторы которых анализируют сказанное и пытаются понять, что это может означать для сторон конфликта, их правительств и мирного процесса в целом. Марк Григорян связался с сопредседателем Минской группы от США Мэттью Брайзой и спросил, что тот думает об эмоциональной реакции на свои первые интервью?

– Я думаю, этим интервью было уделено так много внимания, потому что я впервые публично объявил о новом подходе к переговорам, разработанным моим предшественником вместе с двумя другими сопредседателями Минской группы – Юрием Мерзляковым и Бернаром Фасье.

Они приняли решение, согласно которому во время паузы в переговорном процессе нужно стимулировать здоровое обсуждение проблем мирного урегулирования. И я должен был положить начало этим дебатам. Поэтому совершенно неудивительно, что обсуждение началось. И это простое совпадение, что я, будучи новым человеком, явился в мир Минской группы ОБСЕ с объявлением о начале таких звучных дебатов.

– Когда вы – сопредседатели Минской группы – говорите, что формат мирных переговоров должен быть расширен, вы отмечаете также, что президенты должны работать со своими народами. Кого вы имеете в виду, когда говорите “народ”?

– Сопредседатели Минской группы – не только я, Меттью Брайза, а все три сопредседателя, – считают, что президенты Армении и Азербайджана должны начать подготавливать народы – гражданское общество, частных лиц, людей, не входящих в правительство, подумать о трудных компромиссах, на которые должны пойти обе стороны, если они хотят достичь договоренности.

– Да, но гражданские общества в этих странах слабы, не правда ли?

– Да, они слабее, чем в некоторых других странах, и часть наших усилий в обоих государствах направлена на укрепление гражданского общества. Но под гражданским обществом я не имею в виду лишь неправительственные организации. Я говорю обо всем населении.

Ведь все так или иначе смотрят телевизор, читают новости в газетах или слушают радио. И они должны лучше понимать, как продвигаются дебаты, и надеюсь, что поняв это, поддержат трудные решения и компромиссы своих президентов.

– Как Вы, один из трех сопредседателей Минской группы ОБСЕ, прокомментировали бы июньское заявление своих коллег, в котором сказано, что вы исчерпали ваше воображение в деле признания, формулирования и приведения в окончательный вид принципов мирного урегулирования. Это что же получается, тупик?

– Это не означает, что мы в тупике. Это значит, что творческие идеи сопредседателей иссякли – до тех пор, пока лидерами Азербайджана и Армении не будут приняты новые решения. Это не тупик. Это такой этап в переговорах, когда посредники говорят: “О’кей, пусть теперь сами лидеры решают, что они хотят сделать”.

– То есть следующие шаги теперь полностью зависят от президентов?

– Разумеется! Они суверенные лидеры суверенных государств, ответственные за процветание своих народов, за мир и демократию в своих странах. И именно они, а не мы, должны принимать решения.

– Какое у вас сложилось впечатление, есть ли у президентов политическая воля к сотрудничеству?

– Именно это мы и хотим понять! Я уже девятый год работаю в регионе, знаю обоих лидеров и людей в их правительствах. Да, у обоих лидеров есть политическая воля работать вместе, сотрудничать друг с другом. Но мы не знаем, есть ли у них политическая воля, чтобы принять эти несколько последних трудных решения, чтобы договориться относительно базовых принципов мирного соглашения. И мы ожидаем ответа на этот вопрос.

www.bbcrussian.com

————————————————————————————–

Посредники переоценили уровень конфликтующих обществ’

Гегам БАГДАСАРЯН
депутат Национального Собрания НКР

Мне кажется, заявление Брайзы было своеобразным «мессиджем» армянскому и азербайджанскому обществам. Однако дело в том, что Брайза со товарищи, по всей видимости, плохо представляют степень информированности и политизированности этих обществ и их возможности воздействовать на политический климат. Мне кажется, они переоценили степень готовности обществ и их уровень вообще. Вот почему Сабина Фрейзер удивлена тем, что заявления не вызвали землетрясения на общественно-политическом поле.

Другое дело, что то же «товарищество» в свое время сделало все, чтобы все три общества оказались в таком состоянии. Общества всегда игнорировались как со стороны собственных властей, так и посредников и других международных игроков. И сегодня те же люди посылают тем же обществам «мессиджи».

Так или иначе, обществам не мешало бы понять подтекст адресованного им письма и не мешало бы вычитать между строк, что им брошен вызов. Если они не поймут этого, то найдется кто-то, кто захочет объяснить это более «доступно» – в соответствии с нашим уровнем восприятия, чтобы мы прочувствовали это всеми своими фибрами.

В любом случае, нам дали понять, что «ход за нами», то бишь, обществами, что если мы сами можем «переварить» собственные власти, то у них вообще нет с этим проблем. То есть, виноватыми окажутся не власти, а общества, которые игнорировались всеми и которые из «пушечного мяса» временно возведены в ипостась «мяса переговорного». И я не исключаю, что «доступное» объяснение будет сделано именно на понятном нам языке «пушек».

10.07.06

—————————————————————————————–

резонанс

Сдача территорий Азербайджану: стратегические последствия для Армении и Нагорного Карабаха

Давид СИМОНЯН
эксперт по вопросам безопасности, Армения

В свете продолжающейся дискуссии о сохранении “благоприятного окна возможностей” в армянском обществе продолжается активное обсуждение тех принципов урегулирования карабахского конфликта, которые, согласно сообщениям СМИ, были представлены президентам двух стран для обсуждения и возможного подписания. Эти принципы предполагали, в том числе, и вывод армянских войск с освобожденных территорий и их передачу, за исключением Лачинского коридора, Азербайджану.

Предлагаемый анализ строится на основе принятой в экспертных кругах аксиомы, согласно которой в вопросах обеспечения национальной безопасности необходимо всегда исходить из наихудшего сценария развития событий. А теперь рассмотрим более подробно то значение, какое имеет освобожденная территория для обеспечения военной безопасности Армении (РА и НКР).

Результатом военного конфликта 1991-1994 гг стало качественное улучшение следующих элементов военно-стратегического положения армянских государств:

1. Конфигурация фронта

Сложившаяся на настоящий момент конфигурация линии фронта для армянской стороны является оптимальной. Южный фланг Арцахского фронта прикрывается иранской границей. Северный фланг прикрыт труднодоступным Мравским горным хребтом. На восточном направлении от Мравского хребта до Аракса армянские войска занимают хорошо укрепленный в инженерном отношении оборонительный рубеж, состоящий из нескольких оборонительных полос.

В случае возвращения территорий 6 районов и сохранения лишь Лачинского коридора, общая линия фронта двух армянских государств с Азербайджаном, включая Нахичевань, увеличится на более чем 450 км и составит 1100 км. Протяженность линии фронта между Арцахом и Азербайджаном увеличится на более чем 150 км, и составит 360 км. Для составления полной картины о протяженности границ Армении с соседними противоборствующими странами здесь будет полезно напомнить также о существовании 268 километровой границы Армении с Турцией, большая часть которой слабо прикрыта армянскими войсками.

Для надежного прикрытия значительно удлиненного фронта армянской стороне потребуется мобилизовать значительные ресурсы – как людские, так и финансовые.

Во-первых, придется увеличить численность Армянской Армии (Вооруженных сил Армении и Армии Обороны Арцаха), что потребует увеличения срока срочной службы для рядового состава, а также привлечения на воинскую службу граждан на контрактной основе.

Во-вторых, отход армянских войск потребует создания новых оборонительных рубежей, на что также потребуются значительные ресурсы. Осуществление указанных мероприятий неизбежно приведет к значительному увеличению военного бюджета и соответствующему сокращению финансирования государством и без того скудных социальных программ, со всеми вытекающими из этого негативными последствиями.

2. Глубина обороны

Освобожденные территории позволили создать минимально необходимую глубину обороны и решить несколько важных стратегических задач:

Во-первых, нынешняя глубина обороны сделала возможным формирование эшелонированной обороны, т. е. создание нескольких линий оборонительных рубежей. В случае прорыва первой линии обороны, армянские войска смогут организовать сопротивление на последующих рубежах, не допустить прорыва противника во внутренние районы Арцаха и удержать фронт до подхода войск из Армении.

Во-вторых, центральные густонаселенные районы Арцаха, в том числе и столица г. Степанакерт, а также населенные пункты Горисского, Капанского и Мегринского районов Армении стали недосягаемы для обстрелов из основных артиллерийских и ракетных систем залпового огня (типа БМ-21 “Град”), стоящих в данный момент на вооружении азербайджанской армии.

В-третьих, с освобождением Зангеланского, Джебраильского и Физулинского районов и перенесением линии фронта на восток более чем на 100 км, была ликвидирована угроза, висящая над уязвимым с точки зрения организации обороны Мегринским районом Республики Армения, имеющим ширину всего около 40 км.

В случае возвращения противнику 6 районов и переносе линии фронта на бывшую административную границу НКАО, отсутствие необходимой глубины обороны в высшей степени усложнит задачу защиты Арцаха в случае начала новой войны, вероятность которой нельзя исключать.

Новая линия фронта будет проходить на расстоянии всего 5 км от районных центров Мардакерт, Аскеран и Гадрут, и 18 км от Степанакерта. Кроме того, с передачей Азербайджану Карвачарского (бывшего Кельбаджарского) района положение Мардакертского района станет уязвимым перед возможным военным вторжением с трех сторон.

Новый оборонительный рубеж, даже при его максимально возможном инженерном укреплении, не может служить надежным гарантом обеспечения военной безопасноости Арцаха. Как известно из военной истории, любой, даже самый подготовленный оборонительный рубеж может быть прорван атакующей стороной, и для остановки противника решающее значение приобретает глубина обороны, которая позволяет обороняющейся стороне организовать новые линии сопротивления и, измотав противника, остановить наступление.

3. Военные коммуникации

В современной войне огромное значение придается наличию военных коммуникаций, подготовленных и оборудованных для передвижения войск, доставки вооружения, военной техники, боеприпасов, горючего и других материальных средств, а также осуществления всех видов эвакуации. Для армянской стороны наличие и бесперебойное функционирование военных коммуникаций имеет исключительное значение, учитывая угрозу создания противником на фронте значительного перевеса в первые дни войны.

Рассмотрим подробнее состояние военных коммуникаций на Арцахском фронте с обеих сторон:

Азербайджан

Густонаселенные районы Азербайджана связывают с Арцахским фронтом две линии железной дороги: Баку-Евлах и Баку-станция Горадиз. Кроме того имеются несколько шоссейных дорог, таких как Баку-Шемаха-Евлах, Баку-Кюрдамир-Евлах, Баку-Бирмай-Байлакан (Ждановск). Имеется также удобная, идущая параллельно фронту, рокадная дорога Евлах-Барда-Агджабеды-Байлакан. Наличие подобных коммуникаций, проходящих по степной местности, дает возможность противнику, после проведения мобилизации, быстро отправить на Арцахский фронт значительные контингенты войск. Это позволит Азербайджану создать на Арцахском фронте, до подхода войск из Армении, многократный перевес в силах и средствах.

Арцах

При нынешней конфигурации линии фронта Армению с Арцахом и линией фронта связывает 4 автомобильные дороги: Варденис-Мардакерт, Горис-Степанакерт-Аскеран-Агдам, Капан-Зангелан-Джебраил, Мегри-Миджаван-Горадиз. В случае начала военных действий наличие этих 4 дорог позволит армянской стороне за несколько дней перебросить из Армении на Арцахский фронт значительный воинский контингент.

Для обеспечения устойчивости фронта большое значение имеют так называемые рокадные дороги, идущие параллельно фронту. Наличие рокадных дорог позволяет быстро перебрасывать войсковые резервы с одних участков фронта на другие участки, где возникнет угроза прорыва. В данный момент в распоряжении Армии Обороны Арцаха имеются 2 рокадные дороги: Мардакерт-Агдам-Физули-Джебраил и строящееся шоссе Север-Юг, соединяющее Мардакерт-Степанакерт-Красный Базар-Гадрут.

В случае же сдачи 6 освобожденных районов под контролем армянских Вооруженных сил останется одна рокадная дорога Мардакерт-Гадрут и одна единственная дорога, связывающая основную часть Армении с Сюником и Арцахом – Ереван-Горис-Степанакерт. Указанная дорога проходит по сложному горному рельефу местности, пересекая горные перевалы.

В случае возобновления военных действий, само удержание узкого Лачинского коридора от удара противника с двух сторон будет представлять для армянских войск огромную проблему. Но даже при его удержании противник, используя артиллерию и свое подавляющее преимущество в авиации, может сделать Лачинский коридор труднопроходимым, что не позволит Армении быстро перебросить в Арцах значительный воинский контингент и обеспечить стабильные поставки материальных средств, для осуществления материального и медицинского обеспечения войск, необходимого для поддержания их боеспособности.

А ведь именно от своевременной переброски войск из Армении на Арцахский фронт будет во многом зависеть судьба Арцаха, так как собственных сил Армии Обороны Арцаха может оказаться недостаточно для удержания фронта от натиска многократно превосходящих сил противника.

Таким образом, становится очевидным, что освобожденная территория играет важнейшую роль в поддержании баланса военных потенциалов противоборствующих сторон. Сдача же армянской стороной освобожденной территории приведет к изменению военного баланса в пользу Азербайджана и значительному ухудшению военно-стратегического положения армянских государств, что не смогут компенсировать ни мирные договоренности, ни присутствие в регионе международного контингента миротворческих сил. И это в условиях, когда руководство Азербайджана взяло курс на резкое усиление военного потенциала своей страны, для реализации которого в 2006 году военный бюджет был увеличен в два раза – с 300 до 600 млн. долларов. В то же время необходимо учитывать, что Армения в ближайшие годы не будет обладать возможностью наращивания своего военного потенциала в том же масштабе, что и Азербайджан по следующим основным причинам:

1. Размер Государственного бюджета Армении в 3.5 раза меньше, чем у Азербайджана (1млрд.$ против 3.5 млрд.$) и это соотношение в ближайшие годы будет только увеличиваться.

2. Армения больше не может рассчитывать на масштабные безвозмездные поставки военной техники со стороны России, имевших место в середине 1990-ых гг., которые в значительной мере способствовали поддержанию военного баланса между армянской стороной и Азербайджаном на протяжении прошедшего десятилетия. Россия – основной стратегический партнер Армении в военной сфере – в последние годы стала проводить по отношению к Армении более прагматичную политику, без каких-либо политических и экономических преференций.

Следовательно, только сохранение освобожденной территории, осуществление военной реформы и качественное улучшение системы государственного управления позволит армянской стороне в ближайшие годы компенсировать увеличивающийся военный потенциал противника и тем самым сдерживать азербайджанскую сторону от искушения начать военные действия.

Любое изменение нынешней конфигурации линии соприкосновения, учитывая имеющуюся несовместимость подходов сторон в вопросе статуса Арцаха, не исчерпает конфликт, а просто создаст иную, намного более конфликтогенную ситуацию в сфере безопасности.

Если же Азербайджан, руководство которого неоднократно заявляло, что никогда не смирится с потерей Карабаха, согласиться на подписание мирных договоренностей, но в дальнейшем не станет довольствоваться возвращением 6 районов и решится на возвращение всего Арцаха военным путем, то военная безопасность Армении окажется под серьезной угрозой.

Используя изменение военного баланса в свою пользу, а также создавшуюся уязвимость всей системы обороны Арцаха, Азербайджан в удобный политический момент может решиться на захват Арцаха путем осуществления одной быстрой наступательной кампании. Для прорыва фронта противник быстро создаст на направлениях главного удара необходимое многократное преимущество в силах и средствах. Это будет несложно осуществить, учитывая количественное превосходство Вооруженных Сил Азербайджана над Армией Обороны Арцаха в личном составе и военной технике, факт дислокации 70% азербайджанских войск в прифронтовой зоне, а также наличия у Азербайджана возможности более быстрой по сравнению с Арменией переброски отмобилизованных войск на Арцахский фронт. Исход военной кампании будет во многом решаться в первые дни войны и будет зависеть от возможности удержания фронта Армией Обороны Арцаха, что будет представлять собой чрезвычайно сложную задачу. Возможности же помочь Арцаху у Армении будут весьма ограничены, учитывая уязвимость Лачинского коридора для быстрой переброски значительного контингента войск из Армении.

Выводы:

1. Одним из основных факторов, обеспечивающих сохранение военного баланса между Арменией и Арцахом с одной стороны и Азербайджаном с другой, компенсирующим его преимущество в численности войск, в количестве боевой техники и в возможности наращивания военного потенциала, является оптимальная для армянской стороны нынешняя конфигурация Арцахского фронта.

2. Именно сохраняющийся между сторонами конфликта военный баланс, а не договоренность о перемирии 1994 года, сдерживает Азербайджан от возобновления широкомасштабных военных действий.

3. В случае возвращения противнику какой-либо части освобожденной территории, военный баланс изменится в пользу Азербайджана и, соответственно, снизится уровень военной безопасности Арцаха и Армении. А это в свою очередь может спровоцировать противника в удобный момент окончательно решить карабахскую проблему военным путем. Поэтому сдача освобожденной территории противнику с точки зрения обеспечения безопасности армянских государств совершенно недопустима.

4. В условиях агрессивности и геноцидогенности противостоящего нам азербайджано-турецкого альянса, его подавляющего военного превосходства и нескрываемого намерения уничтожить армянскую государственность, основными гарантами военной безопасности Арцаха и Армении должны оставаться Армянская Армия и нынешняя территория армянских государств (42,000 км).

——————————————————————————————-

Цугцванг

Рубен МАРГАРЯН
газета “Голос Армении”, Армения

Баку оказался в тупике, в который загнал себя сам 

Несмотря на очередную порцию бравурных заявлений Ильхама Алиева о непременном восстановлении территориальной целостности Азербайджана, по комментариям азербайджанской прессы становится очевидно: все больше людей в Азербайджане понимают – Баку оказался в тупике, в который сам себя загнал своими оторванными от реальности амбициями.

Этот тупик особенно стал очевиден после обнародования сопредседателями МГ ОБСЕ своего заявления председателю ОБСЕ. В этом заявлении сопредседатели подчеркнули, что они представили объективный вариант рамочного соглашения и более им практически ничего не остается, как ждать, пока конфликтующие стороны примут это соглашение. Но если армянская сторона готова продолжать мирный процесс на основе разработанных сопредседателями предложений, то Баку, по крайней мере пока – от этого соглашения отказывается.

Почему пока? Во-первых, потому, что Баку будет испытывать перманентное давление международных структур. Во-вторых, непонятно, что будет Баку делать дальше в случае отказа от переговорного процесса.

Но отметим, что в случае похорон переговорного процесса все остаются при своих. То есть Армения с Карабахом, а Азербайджан без территорий, которые Алиев клятвенно обещал вернуть, причем до 2008 года. При этом все сходятся во мнении, что на 2007 и 2008 годы надежд возлагать не стоит – из-за внутриполитических процессов в Армении и Азербайджане. А от года 2006 осталась только половина.

Итак, что же делать Азербайджану? Первый вариант – это смириться с разработанным планом соглашения, но при этом также придется смириться c референдумом в Карабахе при условии сохранения за армянской стороной Кельбаджара и Лачина. То есть признать право на самоопределение Нагорного Карабаха. Всем очевидно, что за этим последует. Как отмечает Вафа Гулузаде, в этом случае нет особого смысла в референдуме: Азербайджан может сделать “широкий жест” и просто отказаться от своих претензий на Карабах без всяких референдумов. Конечно, Гулузаде прав. Сама идея референдума была выдвинута благородными посредниками не ради референдума как такового, а для того, чтобы подсластить властям Азербайджана горькую пилюлю, как-то облегчить Ильхаму Алиеву и его команде отказ от Карабаха, создавая возможность Азербайджану выглядеть цивилизованной страной, которая развивается в унисон с мировыми процессами.

Если же Баку от такого шанса отказывается, то что остается в остатке? Тянуть время в ожидании чуда и пытаться перенести вопрос в другие структуры, хотя тянуть придется долго, поскольку, как уже говорили, на годы 2007 и 2008 рассчитывать не приходится. К тому же понятно, что все это время ни Армения, ни НКР не будут сидеть сложа руки. С одной стороны, будет укрепляться процесс развития карабахской государственности, с другой – активнее пойдет процесс вовлечения Карабаха в международную жизнь. Причем ввиду неконструктивности Баку, такая деятельность Армении и НКР будет находить все большее понимание в международных структурах. Реально официальное признание независимости НКР со стороны Армении или подписание официального договора о создании конфедерации или федерации Армении и НКР. Ни Армению, ни НКР не в чем будет упрекнуть, поскольку у Еревана и Степанакерта будет железный довод: “Мы готовы были идти на компромиссное, цивилизованное решение, но Баку этого не хочет. Вот мы и вынуждены действовать в одностороннем порядке”.

В этом случае самое реальное развитие событий – это то, что с течением времени Карабах получит международное признание либо как независимое государство, либо как субъект Армении, а вся разница с разработанным посредниками планом будет в том, что при этом буферные территории останутся под контролем НКР.

Эксперты также понимают, что у Баку не может быть и каких-то особых надежд при переносе рассмотрения вопроса в другие международные структуры. В каких бы структурах вопрос ни рассматривался, никто не будет выдумывать ничего нового с учетом многолетнего опыта переговорного процесса и его результата – рамочного соглашения, подготовленного посредниками к Бухаресту. Потому что само это разработанное соглашение есть результат кропотливой работы не только официальных посредников, но и самых различных международных структур – как официальных, так и неофициальных.

Ну и, наконец, еще один вариант развития событий: если Азербайджан решится на войну. Это самый невыгодный для Баку, а потому самый нереальный вариант. В Баку слишком хорошо понимают, какую большую ставку делают они, развязав войну, против которой пришлось не раз и не два выслушивать объективные предупреждения. Войны, в результате которой Азербайджан рискует не только потерять раз и навсегда пресловутые буферные территории, но которая может поставить под вопрос само существование азербайджанского государства.

Одним словом, получается как в сказке: налево пойдешь – коня потеряешь, направо – жену, если не ошибаюсь, ну а прямо пойдешь – жизнь потеряешь.

По-научному, то есть по-шахматному, это называется “цугцванг”, когда любой ход приводит к заведомо худшей позиции. Причем у Еревана и Степанакерта ситуация прямо противоположная – при любом выборе Баку Армения и Нагорный Карабах улучшают свои позиции. И такая ситуация не случайна и не искусственна: это закономерное следствие справедливой позиции Еревана и Степанакерта в карабахском конфликте.

——————————————————————————————-

Азербайджан недоволен сопредседателями

Р. МИРКАДЫРОВ
газета “Зеркало”, Азербайджан

“Прежде чем говорить о каком-либо “рамочном соглашении”, необходимо, чтобы существовал конкретный обговоренный и согласованный документ. Hо такового нет”, – заявил заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов, комментируя последние заявления сопредседателей.

А. Азимов также отметил, что заключительные оценки “преждевременны” до тех пор, пока обсуждения не завершились. Возможно, заявление сопредседателей преследовало цель “проверки общественного мнения”.

По его словам, все спекуляции о том, что Азербайджан якобы согласился на проведение референдума в Hагорном Карабахе по статусу этого региона, являются ложью. Он отметил, что азербайджанская сторона неоднократно заявляла о возможности проведения только общенационального референдума на территории всего Азербайджана.

Кроме того, армянская сторона искажает содержание переговоров, интерпретируя тему референдума в выгодном для себя свете. Позиция Азербайджана ясна: политические вопросы могут быть урегулированы только после устранения военных последствий конфликта. “В Hагорный Карабах должно быть возвращено азербайджанское население. Для этого надо создать мирную атмосферу и освободить оккупированные территории. Армянская сторона приняла эту логику”, – сказал А. Азимов.

Дипломат опроверг также сообщения армянской стороны об особом статусе Лачинского и Кельбаджарского районов. Обе стороны заинтересованы в безопасном функционировании Лачинского коридора, по которому Азербайджан имеет транспортное сообщение с Hахчываном, а Армения – с Hагорным Карабахом. Что касается Кельбаджара, то вопросы безопасности для Hагорного Карабаха можно решить присутствием международных наблюдателей или миротворческих сил. Поэтому попытки армян сохранить контроль над Лачином и Кельбаджаром необоснованны.

“Представленные сопредседателями Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта положения, по большому счету, приемлемы для армянской стороны, и мы готовы продолжить переговоры с Азербайджаном”, – заявил в свою очередь министр иностранных дел Армении Вардан Осканян.  А в Азербайджане даже не скрывают того, что раздражены последним заявлением сопредседателей МГ ОБСЕ, в котором впервые официально обнародованы основные принципы урегулирования карабахского конфликта. Если в двух словах, то суть этих предложений международных посредников заключается в том, что Азербайджану позволяют “сохранить лицо”, но при этом ясно дают понять, что нам никогда не удастся восстановить суверенитет над Нагорным Карабахом, по крайней мере, в полном объеме. Кстати, это никак не зависит от того, как в последующем будет определяться статус Нагорного Карабаха – путем так называемого “отложенного референдума” или же посредством иного согласованного сторонами конфликта механизма. Ведь надо быть уж очень наивным, чтобы поверить в то, что после размещения миротворческих сил между войсками конфликтующих сторон и восстановления экономических отношений армяне, по крайней мере, их нынешние лидеры, согласятся на вариант статуса, по которому между Нагорным Карабахом и Баку установились бы какие-то вертикальные отношения. Таким образом, мы должны четко осознать, что мир сегодня означает если не формальную, то фактическую потерю НК. Нам всем необходимо ответить на один-единственный вопрос: а нужен ли нам этот мир сегодня? Сразу могу предположить, что многие однозначно ответят – нет. Однако…

Совсем недавно президент Ильхам Алиев заявил, что Азербайджан стоит перед дилеммой: или сейчас подписать мирное соглашение, а значит, пойти на большие уступки, или выиграть время, усилиться, полностью подавить Армению, прежде всего экономически, и через несколько лет диктовать свои условия. На первый взгляд дилемма очень проста, даже думать не о чем. Затягивание времени – беспроигрышный для Азербайджана вариант. Не будем считать миллиарды, которые Азербайджан получит в ближайшие годы, и международные экономические проекты, за бортом которых осталась и еще останется Армения. Даже в Ереване осознают, что при сохранении нынешних условий Армения не может конкурировать с Азербайджаном. Кроме того, надо учитывать и то, что демографическая ситуация меняется не в пользу армянского населения Нагорного Карабаха. Дело в том, что прирост населения среди наших вынужденных переселенцев намного выше, чем среди армянского населения НК. Таким образом, через лет десять может возникнуть ситуация, когда соотношение между азербайджанцами и армянами в НК не позволит армянам получить желаемого результата в так называемом “отложенном референдуме”. Однако для того, чтобы достичь этой цели, необходимо проведение соответствующей демографической политики, а главное – время.

Далее, в случае, если США все-таки решатся ударить по Ирану, то часть оккупированных территорий будет “вторично оккупирована” беженцами из Южного Азербайджана. Вряд ли Армении и так называемым властям “НКР” под силу справиться c таким количеством беженцев, притом не особо дружелюбно настроенных. То есть не исключено, что Азербайджану удастся вернуть часть оккупированных районов без единого выстрела. Возможно, одной из причин того, что Армения торопится с подписанием мирных соглашений, является перспектива именно подобного развития событий. Все это так… Однако настораживает другое. Бывший госсоветник Вафа Гулузаде прав в том, что именно Россия заинтересована в замораживании карабахского конфликта. Владимир Путин не раз заявлял, что Россия, якобы выступающая за скорейшее урегулирование карабахской проблемы, выступает против навязывания извне сторонам конфликта каких-то мирных инициатив. Сохранение “статуса-кво” позволяет России, с одной стороны, держать “в узде” Армению, а во-вторых, усилившись лет через десять, вернуть весь Южный Кавказ под свой контроль. Тем более, что при сохранении конфликта ждать ускоренной интеграции Армении и Азербайджана в евроатлантические структуры, что позволило бы обезопасить Южный Кавказ от повторного “освоения” Россией, не приходится. Конечно, можно не просто затягивать время, а на каком-то этапе попытаться военным путем вернуть хотя бы часть оккупированных армянами территорий, то есть изменить существующие реалии. Проблема даже не в том, что Азербайджан столкнется с какими-то международными санкциями. При удачном блиц-криге дело будет сделано до того, как международное сообщество “очухается”. Да, потом, может быть, последуют какие-то санкции в отношении Азербайджана, однако они, скорее всего, будут иметь символический характер. Главной целью международного сообщества, и прежде всего США, будет опять посадить конфликтующие стороны за стол переговоров…

Подобный вариант развития событий возможен до конца 2007 года. В 2008 году в Азербайджане состоятся президентские выборы. Вряд ли официальный Баку осмелится на возобновление боевых действий в год президентских выборов. Слишком большой риск. Однако главный вопрос-то состоит в том, готов ли Азербайджан провести удачные боевые действия на карабахском фронте именно в 2007 году. Если нет, то вернуться к реализации данного плана можно будет в 2011 году, то есть после парламентских выборов. А это непозволительная потеря времени, выгодная России. При этом надо учитывать, что если в 2007 году наступательная операция провалится, то официальный Баку будет “жестоко наказан” международным сообществом, а условия мира станут намного более невыгодными. Кроме того, судьба президентских выборов в 2008 году будет предрешена.

Кстати, “затягивание” мирных переговоров также может привести к обострению внутриполитической обстановки в стране. Международное сообщество, прежде всего США, которые выступают в роли “караула”, может устать “ждать”. Убедившись в том, что нынешняя политическая элита не собирается “оправдать высокого доверия”, США могут стимулировать нежелательные внутриполитические процессы.

Урегулирование конфликта “сегодня и сейчас” сулит всего лишь одну, но очень большую выгоду. Южный Кавказ полностью и окончательно перейдет в сферу влияния США, и интеграция стран региона в евроатлантические структуры будет гарантирована. То есть страны Южного Кавказа обеспечат будущее своих народов. При этом Азербайджан при мудрой политике, используя свои практически неограниченные ресурсы и инвестиционную привлекательность, может совместно с Турцией начать массированную экономическую экспансию во все страны Южного Кавказа и таким образом заполучить все. Поэтому у автора этих строк нет однозначного ответа на вопрос о том, что стоит или нет президенту Азербайджана проявлять “политическую волю” в понимании сопредседателей МГ ОБСЕ. Слишком многое поставлено на кон. Кстати, аналогичную дилемму должны решить и в Ереване.

——————————————————————————————

перекресток

Нагорный Карабах в ожидании туристов

Ашот БЕГЛАРЯН
независимый журналист, 
Степанакерт, спец-но для IWPR

Рекламой старых монастырей и красивой природы своего края карабахские армяне пытаются опровергнуть расхожее во внешнем мире мнение о таящихся на его территории опасностях.

По прошествии двенадцати лет после окончания войны Нагорный Карабах принимает усиленные меры к тому, чтобы привлечь новые потоки туристов, которых может заинтересовать ее нетронутая природа и средневековые храмы.

В последние годы в туристическую сферу республики были сделаны крупные капиталовложения, в основном представителями армянской диаспоры. В частности, швейцарская компания “Сиркап Армения” построила в Нагорном Карабахе несколько современных гостиниц на общую сумму свыше 1,5 миллиона долларов.

Постепенно отходит в прошлое война, появляются новые стимулы для инвестирования в местный бизнес, в том числе гостиничный. В настоящее время в Нагорном Карабахе функционирует более 20 современных отелей, из которых половина находится в Степанакерте. В ближайшее время будут сданы в эксплуатацию еще два отеля, расположенные на центральной площади города – с общим номерным фондом около 100 комнат.

Масштабные строительные работы осуществляются и в старом городе Шуши, который подвергся серьезным разрушениям в ходе войны в 1992 году. В настоящее время реконструируется 11-этажный отель советских времен, который, вероятно, откроется в ближайшие два года. Предполагается, что через несколько лет будут восстановлены широко известные в СССР санатории этой горной здравницы.

По данным министерства иностранных дел Нагорного Карабаха, число приезжающих в республику туристов ежегодно увеличивается примерно на 30-40 процентов. Так, в 2005 году Карабах посетили около 5 тысяч туристов из 60 стран. В большинстве своем это этнические армяне, проживающие в различных странах мира.

Многие люди по-прежнему считают Нагорный Карабах военной зоной, и большинство западных правительств советуют своим гражданам не ездить туда по соображениям безопасности. Карабах по сей день считается частью признанной международным сообществом территории Азербайджана.

Этого достаточно для того, чтобы отпугнуть любознательных посетителей. Туристу из Бельгии Нику Кулемансу в Нагорном Карабахе понравилась красивая природа, но он опасается, что на территории республики могут оставаться мины, заложенные еще во время войны.

«Интересны также монастыри – я посетил Гандзасар и церковь в Шуши. В общем, впечатление хорошее. Не нравится то, что из-за войны ограничен доступ на определенные территории. Я думаю, мины и неразорвавшиеся боеприпасы по-прежнему представляют определенную опасность. Они могут быть на полях, холмах и глухих горных тропах. Это мешает организации полноценного отдыха», – сказал он.

Директор туристической фирмы «Аспар» и руководитель недавно созданного Агентства по развитию туризма в Нагорном Карабахе Сергей Шахвердян считает одной из своих главных задач внушить иностранным гражданам, что, приезжая в Карабах, они не рискуют своей жизнью.

«Главное – убедить людей в том, что в Карабахе безопасно, что мы упорно и делаем», – сказал он.

Карабахцы говорят, что в их родном крае великое множество достопримечательностей, которые интересны еще и потому, что внешний мир с ними практически незнаком. В частности, это более 1700 историко-архитектурных памятников, в том числе около 600 монастырских комплексов и более 500 церквей, а также руины дворцов, замки и крепости.

По словам Шахвердяна, особым местом Карабах является для верующих христиан, ведь на его территории находится могила апостола Елисея, который проповедовал христианство в первом веке, в Гандзасарском монастыре Нагорного Карабаха похоронена голова Иоанна Крестителя, а в Амарасском монастыре хранятся мощи епископа Григорис.

Между тем туристическая промышленность в Карабахе все еще находится в стадии становления. В бюджете нынешнего года на развитие туризма заложена весьма скромная сумма – 4 тысячи долларов.

По словам туристов, посещавших Нагорный Карабах уже несколько раз, уровень обслуживания с каждым годом улучшается. Однако имеется и много нерешенных проблем. К примеру, недостаточно пока инфраструктур для полноценного отдыха – кэмпингов, автопроката, мотелей. Поэтому в Карабах приезжают в основном для того, чтобы ознакомиться с историческими достопримечательностями. По оценкам специалистов, имеются достаточно хорошие возможности для развития в Нагорном Карабахе горнолыжного спорта. Однако это потребует очень больших инвестиций.

Пару лет назад министерство территориального управления и развития инфраструктур Нагорного Карабаха начало сотрудничать с Агентством развития туризма в Армении, через которую осуществляется сообщение Карабаха с внешним миром – посредством 360-километровой трассы Ереван-Степанакерт.

Глава министерства Армо Цатурян считает, что “развитию туризма в Нагорном Карабахе значительное содействие окажет наличие авиасвязи”.

В рамках мер по популяризации Карабаха готовится к изданию иллюстрированный проспект-путеводитель. Для привлечения новых туристов Карабах неоднократно участвовал в международных туристических выставках.

Последняя по времени такая выставка проходила в Москве в мае нынешнего года. В арендованном карабахскими властями павильоне были представлены фотоматериалы о Нагорном Карабахе, производимые в республике продукты, в том числе вина, попробовать которые было предложено посетителям экспозиции.

Участие Нагорного Карабаха в выставке стало причиной ряда гневных заявлений с азербайджанской стороны. В холе здания, в котором проходила выставка, собралась группа азербайджанских студентов, требовавших свернуть экспозицию Нагорного Карабаха. Шахвердян назвал несоответствующими действительности сообщения о том, что вследствие этих протестов павильон был закрыт.

«Информация о сворачивании экспозиции Нагорного Карабаха в Москве, думаю, была инициирована азербайджанским посольством в России. Уже с первых дней выставки посольство Азербайджана активно реагировало на наше присутствие и пыталось убедить организаторов вообще закрыть экспозицию, но, поняв, что это не получится, потребовало, чтобы хотя бы было изменено название нашей экспозиции «Нагорно-Карабахская Республика» на «Нагорный Карабах», однако, к своей чести, Московское правительство не поддалось шантажу, и выставка прошла нормально, согласно нашим планам», – сказал он.

По его словам, протесты азербайджанской стороны не только не помешали, но, наоборот, привлекли большее внимание к карабахской экспозиции – люди приходили в павильон, чтобы посмотреть, что стало причиной ажиотажа.

За официальным комментарием по поводу кампании по популяризации Карабаха офис IWPR в Баку обратился к начальнику управления информации министерства иностранных дел Азербайджана Таиру Тагизаде.

Он заявил, что министерство «в принципе не против рекламы туристической привлекательности Нагорного Карабаха, потому что Нагорный Карабах является частью Азербайджана и в скором времени после восстановления юрисдикции Азербайджана эта реклама принесет пользу региону».

Тут же Тагизаде добавил, что все иностранные граждане, приезжающие в Нагорный Карабах без разрешения азербайджанских властей и без азербайджанской визы, действуют на свой страх и риск, и вполне вероятно, что впоследствии им может быть отказано в получении визы для посещения Азербайджана.

(участие в подготовке материала принял также азербайджанский редактор IWPR Шахин Рзаев.)

——————————————————————————————-

Запрет на турецкие продукты питания – политическая мера?

Арпи АРУТЮНЯН
корреспондент Armenianow Weekly

Отсутствие между Арменией и Турцией дипломатических отношений не мешает турецким продовольственным товарам пользоваться популярностью у армянского потребителя. Однако с недавнего времени в Армении на них наложен запрет, который официально мотивируется соображениями здоровья.

«Не покупай турецких семечек. Я слышала, что они приводят к бесплодию», – говорит Нелли в одном из магазинов Еревана своей подруге Армине.

«Серьезно? Турецкие семечки такие вкусные”, – сомневается Армине, но в итоге решает: «Ну ладно, дайте мне две пачки армянских».

Опасения, что турецкие продукты питания могут вызывать различные болезни и нарушения в организме, приняли характер массовой истерии в Армении. В политических целях ли, или из соображений заботы о здоровье населения, такое отношение поддерживается армянскими властями.

Формально реализация на территории Армении турецких продовольственных товаров считается незаконной с мая нынешнего года, когда министерство торговли и экономического развития страны ввело запрет на их сертификацию. Тогда же было заявлено, что эта мера является временной.

Тем не менее, некоторые наименования турецких продуктов питания по-прежнему встречаются в магазинах и на рынках Армении. Они, по утверждению некоторых официальных лиц, завозятся в страну контрабандным путем торговцами-челноками.

Между тем на политическом уровне отношения между Арменией и Турцией остаются холодно-враждебными. Все так же закрыта армяно-турецкая граница и не установлены двусторонние дипломатические связи. Анкара разорвала все контакты с Ереваном из чувства солидарности с этнически родственным Азербайджаном, с которым Армения вступила в вооруженный конфликт из-за Нагорного Карабаха.

Как бы то ни было, до сих пор на протяжении 15 лет спрос в Армении на товары турецкого производства оставался весьма высоким.

Сегодняшнее столь пристальное внимание именно к турецким продуктам питания выглядит недостаточно оправданным, поскольку многие из обнаруженных у них недостатков – будь то несоответствие стандартам качества или наличие опасных для здоровья веществ – равно присущи некоторым товарам, производимым в самой Армении и импортируемым из других стран.

Армянские чиновники отрицают свою пристрастность в этом вопросе, но уже, объединившись с организациями по защите прав потребителей, они развернули массированную кампанию с призывами к населению бойкотировать турецкие продукты питания. Кульминацией этих усилий и стал запрет на их сертификацию.

По итогам проведенных в начале этого года проверок государственная инспекция Армении по качеству заключила, что некоторые товары турецкого производства не соответствуют правам потребителей и противоречат национальному законодательству.

Как сказала пресс-секретарь министерства торговли и экономического развития Анаит Хечоян, решение о введении запрета на турецкие товары вызвано, прежде всего, жалобами от потребителей о «сомнительных продуктах питания неизвестного происхождения». Министерство предлагает и другое объяснение: принимаемые меры являются профилактическими и имеют целью предотвращение опасности распространения смертельного вируса птичьего гриппа.

Ранее в этом году неправительственная организация «Защита прав потребителей” протестировала десять наименований товаров, в том числе девять турецкого производства и одно – иранского. В пяти из них были выявлены вредные для здоровья ингредиенты. Представители организации сообщают, что в одних продуктах они обнаружили кишечную палочку, в других – чрезмерно высокое содержание дрожжей.

По словам биохимика Анаит Давтян, бацилла, которая проникает в продукты в том случае, если они изготовлены в антисанитарных условиях или хранятся при неправильной температуре, может вызвать дизентерию и другие инфекционные болезни, в том числе брюшной тиф.

Глава организации “Защита прав потребителей” Абгар Егоян намекнул, что болезнетворные микробы могут намеренно вводиться в продукты недругами Армении: “Безопасность продуктов питания – один из элементов национальной безопасности, – сказал он. – Мы живем в таком регионе и имеем такие законы, что нет никаких гарантий, что не отравимся”.

Роберт Даян, который возглавляет отдел по стандартизации, метрологии и соответствия министерства торговли и экономического развития, предположил, что “сегодня турецкий товар сомнительного качества вполне может быть заменен качественной армянской продукцией”.

Однако некоторые эксперты по вопросам защиты прав потребителей считают, что более пристального изучения требуют и армянские товары, которые, говорят они, часто не имеют необходимой маркировки и страдают качеством.

“Мы постоянно говорим о проблеме безопасности продуктов питания, однако в первую очередь нас должны беспокоить продукты местного производства, – сказал председатель Ассоциации потребителей Армен Погосян. – Если бы я должен был сейчас охарактеризовать гарантии безопасности продуктов питания на армянском рынке, то со всей ответственностью сказал бы, что гарантий практически нет”.

В начале июня в одном из магазинов Еревана вдруг одна за другой стали взрываться бутылки с минеральной водой местной марки. Спасаясь от летающих осколков, продавец и покупатели выбежали из помещения. Причины происшедшего были приписаны плохому качеству бутылок.

По данным Ассоциации потребителей, проведенное в ноябре 2005 года исследование показало, что 64 процента товаров местного производства не снабжены всей необходимой информацией о составе продукта, сроках хранения, питательной ценности и т.д.

Вместо того, чтобы реально решать проблемы, связанные с качеством представленных на армянском рынке продуктов, армянские чиновники, поддавшись «конъюнктурным» эмоциям, предпочитают просто винить во всем турецкие товары.

Свидетельством наличия в происходящем политической подоплеки можно считать недавний скандал вокруг обнаруженных в армянских магазинах шоколадных плиток турецкой марки. Утверждалось, что в действительности эти плитки изготавливаются филиалом турецкой фирмы, расположенным в Баку – столице страны, с которой Армения по сей день технически находится в состоянии войны.

Огня в масло подлили рекламные ролики местной кондитерской фабрики, предупреждавшие покупателя о том, что в пресловутых шоколадных плитках вместо декларируемого на обертке молока в действительности содержатся растительные жиры.

——————————————————————————————

перекресток

Королевство кривых зеркал или куда ведут Карабах 

Давид КАРАБЕКЯН
социолог, преподаватель АрГУ

«Чем хуже – тем лучше» 

Карабах, имеющий всего одну проблему – проблему  признания своей независимости – оказался аутсайдером южнокавказской политики.  Некогда край, начавший Карабахское движение, ставший предвозвестником развала Союза ССР, первым образовавший некоммунистический орган государственной власти – Национальный Совет, после успешного отражения азербайджанской агрессии 1988-1994гг. вдруг оказался на задворках  южнокавказской политики.

Конечно, у противоборствующего нам Азербайджана больше ресурсов и нефтедолларов, но и проблем больше – от экономических до культурных.  Да и к тому же, нефтедоллары у Баку появились не десять, а пару лет назад, когда, как говорят азербайджанские эксперты, «заработала труба»…

До этого преимущество было явно у Карабаха – поддержка диаспоры, которая, кстати, и сейчас является немаловажным фактором в развитии страны, поддержка Армении, представляющей интересы НКР в институтах ООН, ОБСЕ и других организаций, в которых мы не можем быть представлены. А уж о том, что под контролем маленького Нагорного Карабаха оказалась территория намного больше него самого, и говорить не приходится.

Увы, но… даже невооруженным глазом видно, что эти ресурсы – и в экономике, и во внешней политике – были использованы нами из рук вон плохо, отвратительно.

Свидетельством этого является высокий уровень безработицы населения и то, что большинство действующих предприятий восстановлено и создано за счет иностранных инвесторов. Приватизация способствовала упадку экономики не в меньшей, а в гораздо большей степени, чем обстрелы азербайджанской артиллерии и авианалеты.

Начавшись практически еще до того, как на фронтах азербайджано-карабахского конфликта установилось перемирие, за спиной сражающегося народа, рабочих, служащих Армии Обороны НКР, приватизация превратилась в разграбление и расхищение имущества госпредприятий. От нее пострадали, главным образом, рабочие и сами предприятия, а ведь  смысл приватизации в том, чтобы народ – труженик – производитель – стал реальным хозяином своего предприятия, ресурсы которого использовались бы более эффективно. То ли государство так и не научилось демократии, то ли кадровый ресурс оказался слабоват…

Назначенные государством менеджеры так и не смогли добиться нормального функционирования предприятий, приносящих в довоенные годы доходы. Многие из них были гордостью карабахской промышленности: комбинат стройматериалов, “Каршелккомбинат”, завод конденсаторов, винзавод и пр.

На беду многострадального карабахского народа, приватизация продолжается по сей день. Ее жертвой за последние десять лет стали: сельское хозяйство (в разгар лета цены на сельхозпродукты бьют все рекорды!), предприятия торговли, связи (работа в этой сфере после приватизации, мягко говоря, абсолютно не улучшилась), строительства – словом, все то, что еще недавно работало и приносило доход.

Порочным порождением приватизации стало появление местных олигархов, кичащихся своей благотворительностью. При этом сумма благотворительных акций составляет лишь толику,  малый процент от затрат на покупку шикарных автомобилей и постройку шикарных особняков, которые не могут позволить себе многие зарубежные миллионеры.

…Наш «буржуа» ходил в советскую школу, получал советскую зарплату, был членом комсомола, а затем и КПСС, которые учили рачительности. И вдруг… на скромную зарплату госслужащего и партийно-комсомольского функционера приобрел… завод, строительное предприятие, торговое учреждение!.. Вряд ли американцу или немцу легко объяснить, откуда в разрушенном войной Карабахе такое обилие дорогих автомобилей, которые он может видеть только на престижных улицах своих столиц, в каталогах и … в Карабахе.

Отметим, что когда государство находится в состоянии войны или неурегулированного конфликта, необходима концентрация ресурсов, а не их распыление, оптимализация их использования, а не разбазаривание и превращение хозяйственно-экономического комплекса страны в полигон для экспериментов.

Теперь перейдем к внешней политике. Опыт непризнанных государств показывает, что они добивались признания государственности двумя основными способами – деятельностью по созданию демократического и правового государства и участием в международной жизни.

Последнее, по сути, является блефом, средством самоуспокоения… А с первым, как мы видим и еще убедимся, дело обстоит туго: партии и НПО – в том виде, в каком они существуют, ныне скорее показатель отсутствия, а не наличия демократии. У нас в стране действует военное положение, легализирующее существование цензуры,  ограничение основных прав и свобод человека, дающее чрезвычайные полномочия силовым структурам. Из ста формально существующих НПО действующими считаются не более двух десятков. Чтобы сосчитать, сколько из них реально действуют, то есть работают в соответствии со своими уставными целями, хватит пальцев одной руки…  Так, вспомнился один эпизод: после ареста членов секты «Свидетели Иеговы» за них заступился только Карен Оганджанян, горько посетовав, что общественных правозащитников много, а реально защищающих права человека практически нет.

В самом деле, кого только не было в системе, призванной представлять Нагорный Карабах в международных отношениях: мелких коммерсантов, мастеров восточных единоборств, общественных деятелей… К сожалению, почти не было дипломатов, еще меньше было людей, узнаваемых в странах, в которых они осуществляли свою миссию, еще менее они узнаваемы на международной арене. Не говоря о том, что должностное лицо, через которого должна быть признана или узнана данная страна, должно иметь хорошую репутацию – как в стране пребывания, так и на международной арене. А имеют ли?..

Создается такое впечатление, что, вырабатывая и проводя внешнюю и внутреннюю политику, наше руководство следует формуле: «чем  хуже – тем лучше». Причем если наше население не только прощает, но и косвенно поощряет такую линию поведения, то оно вряд ли понравится иностранцам.

«Где находится корень зла» 

Как же так вышло, что мы, обладая высоким творческим интеллектом, будучи преемниками одной из древнейшей государственности, считая себя свободомыслящими и прогрессивными, так и не смогли избежать профанации, социальной апатии, оказались столь безразличными и безучастными к общественным проблемам?

Из того, что наши недостатки – это продолжение наших достоинств, не трудно предположить и обратное: наши достоинства – это проявление наших недостатков.

Чувство собственного «я» и мудрость в общественных делах превращаются в дурацкую формулу – ” если бы я был на его месте, я бы тоже так сделал”. Формулировка удобная, чтобы оправдать любой поступок общественного деятеля, но, увы, она свойственна обществам с низкоразвитым типом политической культур. Еще одним атрибутом данного типа политической культуры является почитание власти, власть предержащих и властных структур – при социальной апатии и отчужденности от процесса формирования и принятия управленческих решений.

В Нагорном Карабахе можно встретить дурацкую фразу: «я человек маленький, от меня ничего не зависит». Надо уточнить, кто и по сравнению с кем “маленький” – можно быть малодушным, например, шкурником, малым по уму, по должности, по возможности… Считать себя “малым” перед каким-либо начальником – мораль раба…

Политической культуре активного типа, присущей наиболее развитым обществам,  свойственен другой подход:  во-первых, неприятие каких-либо «если» (вспомните английскую пословицу «если бы у моей тети были бы усы, она была бы дядей»). Во-вторых, каждый человек находится на своем месте и лично отвечает за выполнение своих функций, за свои действия и т. п., а будет он лучше или хуже на том или ином месте, это как Бог на душу положит.

В-третьих, опять вспомню фразу, произнесенную К. Оганджаняном в рамках работы дискуссионного клуба “Хельсинская инициатива-92”: «Вы видели, с каким достоинством Зинедин Зидан подавал руку и разговаривал с президентом Шираком – казалось, всем видом показывая, что он (Президент) – слуга народа (в том числе и его – Зидана), которого народ нанял, чтобы управлять собой». Правозащитник отметил, что по сравнению со звездой, который, в то время проштрафился на чемпионате мира, ударив в грудь головой игрока итальянской сборной Матерацци, президент выглядел гораздо менее уверенно.

Увы, у нас сплошь и рядом у народа и партий культивируется чувство неполноценности, а также миф о политической грамотности и всеведении чиновников. За 14 лет независимости кто-то все время мужественно выбивает у Армении и диаспоры финансовые “инъекции”. Странно, что дитя, которое питают две мамы, такое хилое…

Кто-то мудро руководит отдельными сферами общественной жизни – здравоохранением, экономикой, строительством и пр., однако коррупция в этих сферах развивается экспоненциально. Даже руководитель среднего уровня или звена ведет себя как наглый  самоуверенный царек, которому наплевать на закон, для него главнее – расположение шефа, за которым он как за каменной стеной.

Увы, самодурство и показушность – это черты, которые свойственны провинциальным управленцам всех времен и народов. Они усилились в советское время, когда хамство и мужиковатость считались своеобразным шармом провинциальной власти.  Беда не в том, что народ воспринимается как фон или рабочий материал для гениев политики и управления, а в том, что он сам мирится с этой ролью, продаваясь за грошовые подачки в несколько тысяч драмов на  выборах, причем украденных у него же; за льстивые высказывания и ложные посулы, мирясь с выборами по разнарядке как при коммунистах.

Самым лучшим дипломатом может быть признан тот (а у нас в последние семь лет так и происходит), кто сведет на нет достижения во внешней политике; естественно, что экономику возглавит – вор, строительство – разрушитель, культуру – невежда, осталось, чтобы здравоохранение возглавил садист и т. п. Чтобы знать, какими будут плоды их деятельности,  не надо быть пророком…

«Вместо эпилога… » 

Воздержусь от советов, как и что следует делать. Во-первых, считаю себя не вправе делать это. Во-вторых, я не столь мудр, как избранный круг власть предержащих и их ставленников. Однако  хочется представить читателю информацию к размышлению.

Как было сказано, корень зла находится в нас самих, но с этим фактом уже нельзя мириться – в меняющемся мире скоро для нас не останется места.

Мы ушли от старого, не придя к новому, постоянно воспроизводя старую советскую бюрократическую систему и используя ее методы, главный из которых – «держать и не пущать» (как у Держиморды в известной комедии Гоголя) к решению ныне существующих проблем, которые ведут страну на путь самоизоляции.

Оставаться ли Карабаху островом “совковости” на Южном Кавказе или создавать новое общество с новыми лидерами –  решать нам. Мы сами должны решить, сколько еще будем мириться с участью вечно обворовываемых, оболганных, нищих, которым можно вешать “лапшу на уши”…

Нам решать, стоит ли избавляться от дурацки-рабской психологии «кто бы ни был осел – я седло» (на это один политик тонко заметил, осел ослу рознь) и жаждать, когда чиновникам-ворам воздастся, осознавая, что у наиболее коррумпированной части общества давно есть свои дома, бизнес и пр. И даже если совершится чудо и кто-то из них, наконец, заплатит по полной за свои деяния, мы все равно будем вынуждены платить по чужим счетам. И, наконец, не сумев выдержать в тяжелом споре-конкуренции, пострадаем мы все: простые люди, у которых нет ни знакомых, ни счетов в иностранных банках, ни квартир и машин за границей…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s