№ 13 / 15 август

“Демо” / № 13 (55) / 15 август, 2006г.

урегулирование

ОБСЕ раскрыла карты 

реакция карабахских властей 

После того, как Мэттью Брайза обнародовал детали переговоров по карабахскому урегулированию в рамках Минской группы ОБСЕ, вовлеченные в конфликт стороны отреагировали на это неоднозначно. Стоило или нет публиковать детали переговоров, правильно ли поступили сопредседатели, обнародовав предмет переговоров? Предлагаем вниманию читателей реакцию представителей  карабахских властей на этот вопрос.

Александр ГРИГОРЯН, начальник Главного информационного управления при Президенте НКР

В целом я отношусь положительно к обнародованию сопредседателями Минской группы ОБСЕ обсуждаемых в ходе Пражского процесса принципов урегулирования. На мой взгляд, это произошло потому, что режим конфиденциальности исчерпал себя и дальнейшая работа в этом режиме стала невозможной. Тупиковая ситуация, сложившаяся в Пражском процессе, объясняется главным образом тем, что лидеры конфликтующих сторон стали мотивировать свою неуступчивость, ссылаясь на мнение народов, которые они представляют. Дальнейший ход Пражского процесса  привел бы к тому, что  деятельность международных посредников в заданном режиме была бы подвергнута критике со стороны какой-либо из сторон конфликта. Чтобы как-то спасти Пражский процесс и увести от себя возможную критику со стороны Баку и Еревана, посредники решили представить основные элементы урегулирования на суд общественности конфликтующих сторон. И реакция обществ не дала себя долго ждать. И в Армении, и в Азербайджане различные политические силы уже успели выразить свое отношение к последним предложениям сопредседателей. Что касается карабахской стороны, которая не участвовала в разработке этих предложений, то она будет согласна лишь с таким решением проблемы, которое сполна удовлетворит право народа НК на самоопределение в его полном объеме.

Георгий ПЕТРОСЯН, министр иностранных дел НКР

Г-н Брайза фактически озвучил согласованные с другими сопредседателями Минской группы ОБСЕ детали переговорного процесса, которые до недавнего времени, по заявлениям самих посредников, носили «конфиденциальный характер». Это указывает, в первую очередь, на то, что процесс урегулирования азербайджано-карабахского конфликта  на данном этапе зашел в тупик, и сопредседатели ищут новые подходы.

Карабахская сторона не раз предупреждала о возможности подобного развития ситуации. Провал Пражского процесса был предрешен еще в самом начале его становления и это обусловлено рядом факторов. Философия и методология подходов к урегулированию конфликта не уделяют должного внимания истокам и причинам конфликта и сфокусированы на устранение последствий конфликта. Не применяется политико-правового подхода к решению проблемы. Формат переговоров не соответствует реальной конфигурации конфликта – за столом переговоров отсутствует Нагорный Карабах, одна из основных сторон конфликта. И последнее и наиболее важное: предложения, озвученные сопредседателями, предусматривают на начальном этапе уступки со стороны Нагорно-Карабахской Республики, которые могут иметь существенные негативные последствия для безопасности республики и ее населения, так как не содержат достаточных гарантий невозобновления военных действий в зоне конфликта.

В сложившейся ситуации, при которой систематические нарушения Азербайджаном одного из основных принципов международного права – отказа от применения силы и угрозы применения силы – не встречают должной оценки со стороны посредников, и это фактически поощряет Азербайджан на усиление, в том числе, информационно-психологической войны. Таким образом, попытка реализации этих принципов может привести к еще большей конфронтации и непоправимым последствиям.

Мы глубоко убеждены, что стабильность, безопасность и процветание региону может принести справедливый мир, предусматривающий обеспечение безопасности, свободы и достоинства вовлеченных сторон. Под этой формулировкой мы также предусматриваем восстановление прав пострадавших от конфликта людей.

Гегам БАГДАСАРЯН, депутат Национального Собрания НКР 

У меня противоречивые чувства по поводу раскрытия деталей переговорного процесса. С одной стороны – очень хорошо, что общества конфликтующих сторон знакомятся с сутью и предметом переговорного процесса, так как без согласия широких слоев населения ни одна договоренность не может быть реализована, а скорее останется на бумаге. С другой же стороны у меня такое чувство, что три общества рассматривались и продолжают рассматриваться как «сырьевой материал». Общества всегда игнорировались – как со стороны собственных властей, так и посредников и других международных игроков. Уже много лет подряд обществам говорили, что существует конфиденциальность в деталях переговоров – и вдруг с одного раза раскрыли все карты. Я думаю, что это немного запоздавшее решение – надо было с самого начала переговоров говорить о предмете разговора, чтобы общества постепенно подготавливались к решениям, которые будут приняты. А то вдруг несколько человек “с верхушек переговорного процесса” решили, что, когда придет время, они дадут знать обществам то, о чем договорятся – то есть, фактически, поставят общества перед фактом. Такое «марионеточное» отношение к огромному количеству людей, живущим в зоне конфликта, оставляет на душе неприятный осадок.

Однако вся проблема в том, что общества сами тоже виноваты в таком отношении к себе. Они должны суметь контролировать весь этот процесс, влиять на климат  в переговорном процессе, а не быть опосредованными участниками или наблюдателями. Хотя ни для кого не секрет, что степень информированности и политизации обществ и их возможности воздействовать на политический климат весьма низка. Вот о чем надо думать!

Сейран ОГАНЯН, министр обороны НКР 

Мне кажется, раскрытие деталей переговорного процесса, озвученное Мэттью Брайзой, имело цель прозондировать настроения обществ конфликтующих сторон. Нет слов, это заявление было неоднозначно воспринято как армянами, так и азербайджанцами, и это естественно. Но меня больше всего удивляет бескомпромиссный подход Азербайджана к этому документу – обстоятельство, которое было бы более понятно в нашем случае, чем в случае нашего соседа.

Я не сказал бы, что однозначно отношусь к высказываниям г-на Брайзы – мы с ними можем либо согласиться, либо нет. Конкретно я считаю, для нас самым важным является последовательная защита права нашего народа, что до сих пор осуществляет каждый  житель Карабаха.

подготовила К. ОГАНЯН

——————————————————————————————-

Карабах: в непролазных дебрях урегулирования

Владимир КАЗИМИРОВ
посол, глава посреднической миссии
России при установлении перемирия в Карабахе

В начале августа сопредседатели Минской группы ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе) от России, США и Франции обсудили в Париже ситуацию вокруг урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Это первое совещание посредников после их июньского демарша, вызванного бесплодностью встреч президентов Азербайджана Ильхама Алиева и Армении Роберта Кочаряна в этом году.

Напомним, что в июне посредники взяли паузу в проведении встреч глав этих государств, призвав их проявить политическую волю к примирению. Это, а также частичное оглашение посредниками выдвигаемых предложений вызвало широкую дискуссию среди общественности. Идет осмысление почти тупиковой обстановки в урегулировании конфликта, но пока маловато импульсов к взаимным уступкам. А официальная реакция в обеих странах оказалась типичной для их прежних подходов. Лишь президентом пока не признанной Нагорно-Карабахской Республики Аркадием Гукасяном впервые на днях оглашена, наконец, давно назревшая идея о необходимости исторического примирения между армянами и азербайджанцами.

В Ереване же стали усердно изображать, что предложения посредников приемлемы как основа для продолжения переговоров. У армян отработан показ конструктивности, когда они уверены, что другая сторона «не подведет» – не сможет принять предложенное. Это позволяет им занимать более выгодную и менее раздражительную позицию. Правда, многие из армян подчеркивают ненадежность другой стороны в соблюдении договоренностей и выражают недовольство излишней (но пока лишь виртуальной) уступчивостью своего руководства в уходе из районов, захваченных вокруг Нагорного Карабаха.

Сложнее перед своим общественным мнением азербайджанскому руководству: ему пришлось отыгрывать «два шага назад», заверять, будто еще ни о чем не договорились, а ключевую идею референдума по статусу Нагорного Карабаха низводить до уровня опроса общественного мнения. Хотя совсем недавно в Баку утверждали, что осталось договориться всего лишь по двум компонентам из восьми – десяти. Эта перманентная неопределенность (договорились – не договорились, выполняется ли договоренное) – престарелая болезнь юной бакинской дипломатии.

Теперь там изыскивают новые требования, претендуют на демилитаризацию всей зоны конфликта, то есть и на разоружение Нагорного Карабаха. Все больше выявляется, что Ильхам Алиев и не хочет соглашения, а тянет время в надежде нарастить силы, хотя периодически стращает тем, что терпение азербайджанской стороны небезгранично. Уходя от предложений посредников, Баку тем самым, в дополнение к мукам азербайджанских вынужденных переселенцев (а их якобы больше миллиона!), продлевает им участь заложников спора о Нагорном Карабахе еще неизвестно на сколько лет. Не обошлось и без уже традиционных для Ильхама Алиева угроз силового реванша, несмотря на то, что извне им получено множество внятных сигналов насчет неприемлемости и недопустимости новой войны.

Тайм-аут, взятый посредниками для воздействия на стороны, подзадорил кое-кого подключиться к карабахским делам. Небезызвестная неправительственная организация – Международная кризисная группа (МКГ)  наигранно запаниковала и чуть ли не объявила поиск нового международного посредника. Ее представители, не довольствуясь ролью Франции в сопредседательстве МГ ОБСЕ, норовят втянуть в карабахские дела всю Европу. Регион спешно посетил спецпредставитель Евросоюза Питер Семнеби. Активизировался и председатель Парламентской ассамблеи НАТО Пьер Лелюш.

Желание «попосредничать» в Карабахе выявляет не только геополитические аппетиты, но и некое легкомыслие. В этом упражнялось немало государств и видных деятелей, ломавших потом голову, как спасти лицо. Слабое знание сути и хода конфликта не раз подводило – например, ту же МКГ или докладчика Парламентской ассамблеи Совета Европы лорда Аткинсона, который довольствовался как бы “фотоснимком” обстановки в регионе в 2005 году, хотя и просмотр всей “видеосерии” об истории конфликта еще не дал бы всего необходимого для серьезных суждений о нем.

В присущем администрации Буша ковбойском духе подключается к карабахскому посредничеству новый сопредседатель от США Мэтью Брайза. Он завершает первую в этом качестве поездку в Ереван, Степанакерт и Баку, подвергая свою словоохотливость новой проверке на аккуратность высказываний.

Вероятно, с учетом итогов этой поездки три сопредседателя наметят дальнейшие шаги. Может потребоваться и новая встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении.

Руководству ОБСЕ, взявшейся мирно урегулировать этот конфликт, нужно больше последовательности и настойчивости в усилиях. Прежде всего – тверже отстаивать мирный путь решения, противостоять всему, что идет вразрез с ее миротворческой миссией, в том числе любым попыткам угрожать силой, тем более из уст руководителей государств, пренебрегающих своими обязательствами.

Структуры ОБСЕ, весьма въедливые в части прав человека и выборных процедур, на удивление толерантны перед лицом милитаристских и реваншистских заявлений официальных лиц, вялы, равнодушны к раскрутке гонки вооружений, стрельбе на линии соприкосновения, невыполнению соглашений. А ведь соседний регион – Ближний Восток – показывает, что ныне даже ограниченная война влечет грубейшие массовые нарушения прав человека, норм гуманитарного права.

Только категорическое исключение новой войны откроет путь к договоренностям и реальным шагам по урегулированию в Карабахе.

«Время новостей» (Россия)

——————————————————————————————-

резонанс

О визите представителей ХГА Азербайджана в НКР и некоторых заявлениях Арзу Абдуллаевой после визита 

Карен ОГАНДЖАНЯН
координатор НК комитета “Хельсинкская инициатива-92”

С 27-го по 30-ое июля 2006 года по приглашению нагорно-карабахского комитета “Хельсинкская инициатива – 92” в НКР находились представители ХГА Азербайджана во главе с ее председателем Арзу Абдуллаевой. Они приняли участие в работе международной конференции экспертов по проблеме без вести пропавших, проходившей в столице НКР Степанакерте.

Арзу Абдуллаева на конференции в Степанакерте

С самого начала организации приезда азербайджанской делегации в Нагорный Карабах  комитет “ХИ-92” обратился  к высшему руководству НКР с просьбой о создании здесь как безопасных  условий для их пребывания, так и – обеспечения возможности диалога представителей Азербайджана с представителями разных слоев нагорно-карабахского общества, включая и диалог с властью. В этом контексте и состоялась встреча президента НКР Аркадия Гукасяна с более чем 20-ю участниками конференции, среди которых были и члены азербайджанской делегации. Встреча прошла  в необычайно теплой, открытой и доверительной атмосфере. Президент отметил, что “НКР провозгласила свою независимость, отстояла ее в развязанной Азербайджаном войне и развивает ее по принципам демократии и гражданского участия в управлении государством.”

Меня, как участника встречи с Президентом, удивляют некоторые интервью и комментарии, сделанные Арзу Абдуллаевой и распространенные азербайджанскими СМИ. Создается впечатление, что Арзу Абдуллаева сознательно  или по наивности вырвала из контекста беседы Президента отдельные фразы и слова, и тем самым исказила суть его разговора с участниками конференции. Вкратце резюмируя слова Президента НКР, сказанные участникам конференции, можно привести его следующее высказывание: “Самым большим компромиссом с нашей стороны Азербайджану является наше согласие обсуждать с ним  вопрос о нашей независимости. Сегодня в Нагорном Карабахе никто не видит иного пути развития, чем независимость. Более того, мы убеждены, что существование сегодняшней НКР с ее поясом безопасности является гарантией стабильности на всем Южном Кавказе. Любое нарушение составляющих этой системы может подвести Южный Кавказ к ситуации, очень похожей на ситуацию, складывающуюся на ливано-израильском фронте с непредсказуемыми последствиями для всего региона…”  Касательно же Конституции Азербайджана, на которую пыталась ссылалаться Арзу Абдуллаева,  Президент в достаточно вежливой форме дал понять присутствующим, что Конституция Азербайджана к Нагорному Карабаху не имеет никакого отношения…

Во время визита в НКР азербайджанская делегация имела возможность посетить Шушинскую тюрьму, где во время войны содержались азербайджанские военнопленные. Я понимаю эмоциональное состояние Арзу Абдуллаевой, характеризовавшей эту тюрьму “наихудшим местом”. Но вместе с нею Шушинскую тюрьму посетили и другие участники конференции, среди которых была и грузинская правозащитница, мать без вести пропавшего Нинели Андреадзе, оценившая состояние тюрьмы как “вполне нормальное”. Уж и не говорю о том, что состояние Шушинской тюрьмы как очень хорошее оценил в свой прошлый приезд другой известный азербайджанский правозащитник Эльдар Зейналов.

…Правозащитникам и миротворцам не следует подпадать под власть эмоций, тем более – таким известным, как Арзу Абдуллаева, которая даже своему посещению известного каньона рядом с местечком Джедер Дуз и увиденным природным катаклизмам попыталась придать политическую окраску: “…Мне просто стало не по себе. Некогда цветущее место сейчас засохло. Создалось такое впечатление, что даже земля скучает по своим прежним хозяевам.” Интересно, а по ком соскучилась земля в Европе и Америке, где из-за жары она растрескалась поглубже, чем в Шуши?.. Я понимаю, что для большинства азербайджанцев неприемлема процветающая Нагорно-Карабахская Республика, и ты, дорогая Арзу, идя на поводу этого большинства, не хотела заметить бурно развивающегося Степанакерта и регионов Нагорного Карабаха. Строительные площадки центра Степанакерта в твоем воображении предстали как картина “разрухи”. К сожалению, ты позволила использовать факт  своего пребывания в Нагорном Карабахе для “подтверждения” надуманных антикарабахских штампов азербайджанской пропаганды.

Мне бы не хотелось подробно останавливаться, уважаемая Арзу, на всех твоих заявлениях, интервью, наделавших много шума и у вас, и у нас, и, бесспорно, нанесших серьезный урон миротворческому движению в нашем регионе. Но и не реагировать просто было нельзя…

Миротворчество и  правозащитная деятельность предполагают большую самоотверженность и самоотдачу от любого, кто занимается этим избранным делом. Поэтому ни в коей мере нельзя опускаться до уровня толпы, быть управляемой ею, и тем более оправдываться перед нею.

Миротворец и правозащитник  – всегда  в фарватере истории. Помни, что наше призвание – наводить мосты между народами, находящимися в конфликте, а не разрушать их. У нас и без того так мало шансов создавать атмосферу взаимного доверия, без чего невозможно урегулировать конфликт и добиться исторического примирения. О чем, кстати, так убедительно и в доброжелательной форме говорил президент НКР во время встречи с участниками конференции.

Дорогая Арзу, после Степанакерта, мне кажется, ты отступилась, изменила своим принципам. Но я верю в тебя! Ты способна оценить каждое свое слово, сделать выводы и внести свой очень нужный всем нам вклад в  установление мер доверия между азербайджанцами и карабахцами во имя мира в нашем регионе и на всей планете.

—————————————————————————————–

Пенитенциарные учреждения

Нагорного Карабаха не имеют ничего общего с “конюшней”

Альберт ВОСКАНЯН
директор правозащитной организации
“Центр гражданских инициатив”, НКР

При всем уважении к г-же Абдуллаевой, как одной из основоположниц гражданского общества в регионе, не могу не выразить своего отношения к некоторым ее высказываниям, касающимся пенитенциарной системы Нагорного Карабаха. Возглавляемая мною организация «Центр гражданских инициатив» – единственная из НПО, которая занимается мониторингом пенитенциарных учреждений НКР на протяжении нескольких лет и представляет отчеты в международные, региональные и местные структуры.

Председатель Азербайджанского национального комитета Хельсинкской Гражданской Ассамблеи Арзу Абдуллаева, в частности, сравнила ОИУН при Полиции НКР (бывшая Шушинская тюрьма) с «конюшней», где сверх положенного содержатся сотни людей.

Отдел исполнения уголовных наказаний при Полиции НКР, более известный как «Шушинская тюрьма», построен еще в 1869 году. Практически в первозданном виде это пенитенциарное учреждение сохранялось в годы советской власти и в таком же состоянии досталось в наследство независимому Нагорному Карабаху. Общая вместимость учреждения, где действуют 5 режимов, – 350 человек. Однако за годы, что мы проводим систематический мониторинг, общее число содержащихся под стражей лиц колебалось в пределах 60-80 человек. На момент посещения учреждения г-жой Абдуллаевой здесь находилось 78 заключенных. Так что названная правозащитницей цифра 300, а именно столько заключенных, по ее словам, содержатся  только на первом этаже ОИУН, явно не соответствует действительности. Что касается «конюшни», то в ходе мониторинга ЦГИ, а также неоднократных посещений учреждения иностранными, в том числе и азербайджанскими правозащитниками, специализирующимися в данной сфере, были отмечены вполне нормальные санитарно-гигиенические условия содержания, хорошее питание, медобслуживание и т. д. Ежегодно производится текущий ремонт общежитий (камер) и других помещений. Конечно, условия пока далеки от евростандартов, но процесс их оптимизации продолжается, во что вносит свой посильный вклад и наша организация, давая соответствующие рекомендации администрации ОИУН, а также оказывая им техническую и иную помощь (компьютер, книги, газеты, медикаменты и т. д.

Что касается утверждения А. Абдуллаевой, что «в Кельбаджаре, в месте, известном под названием «туннель», работают азербайджанские военнопленные», отмечу – как человек, уже тринадцатый год профессионально занимающийся данной проблемой (с 1993 года  по 1997 г.г. –  заместитель председателя госкомиссии НКР по вопросам военнопленых, заложников и без вести пропавших), заявляю, что все азербайджанские военнопленные были возвращены на родину в течение 2-х лет после установления перемирия в мае 1994 года. Лично мною в сотрудничестве с соответствующей азербайджанской госкомиссией того времени были обменены или переданы азербайджанской стороне несколько сотен военнопленных, десятки трупов и останков.

Цитируя  слова Арзу Абдуллаевой о том, что по имеющейся у нее информации «под Агдере есть массовое захоронение бойцов сумгайытского полка», скажу, что необходимая работа в направлении обнаружения мест захоронения ведется, и делать предположения, а тем более – называть конкретные фамилии на основании лишь слухов, нецелесообразно и может нанести новую травму родным без вести пропавших и навредить процессу поиска в целом.

——————————————————————————————

резонанс

Системный кризис требует радикальных решений или семь ответов коллегам-преподавателям

Давид КАРАБЕКЯН
независимый аналитик

Выдающийся русский полководец А. С. Суворов не любил в солдатах косности и неспособности самостоятельно мыслить, и, наоборот, всегда поощрял в них находчивость и силу духа. Однажды он похвалил разбуженного среди ночи солдата, который на вопрос «Сколько отсюда до Луны?» ответил: «Два суворовских перехода»…

В современных воинах общественно-идеологического фронта, к коим относятся рядовые преподаватели, в том числе ваш покорный слуга, поощряются прямо противоположные качества: раболепие и умение решать свои проблемы, не высовываясь… Это я понял из двух бесед с руководством своего вуза (АрГУ) – после публикации в 12-ом номере газеты «Демо» своей статьи «Королевство кривых зеркал или куда ведут Карабах».

Коллеги-руководители дали понять, что, дескать, у меня самый низкий рейтинг на кафедре (как социолог отмечу, что определение рейтинга вообще – очень сложная процедура, требующая немалого опыта и глубоких знаний),  и если я не перестану писать подобные статьи, то могу лишиться работы (из этических соображений имя, фамилию и занимаемую должность произнесшего эти слова не называю).

Итак, пролетарию интеллектуального труда вежливо намекнули, что от простого  преподавателя АрГУ – социолога до абсолютно независимого социолога-политолога расстояние… в две критические статьи! И либо человек работает в госучреждении и раскаивается (неизвестно в чем), то есть пересдает некий тест на лояльность, либо “обречен” стать независимым… (Такой механизм использовался, например, при феодализме, когда феодал считался не только собственником, но и законодателем).

На вопросы и возражения коллег отвечу следующее: если люди, разваливающие работу своих предприятий и девальвирующие имидж своего ведомства и страны,  получают министерские должности и высшие дипломатические ранги, то мне следует ждать резкого карьерного роста!

На вопрос о том, кто водил моей рукой, когда писалась статья и утверждение, что Давид Карабекян – ширма, за которой действует кто-то другой, скажу: я выражал, выражаю и буду выражать только свою точку зрения. И хотя не обладаю титулом академика или профессора, но статью написать могу.

Коллеги потребовали опровержений и поинтересовались,  почему я опубликовал статью в «Демо», а не в другой газете и почему статью редактировала журналистка Карине Оганян?.. Что ж – опровергать можно ложь или клевету: если в статье есть неточности – покажите. Далее – статью редактировала ответственная за русскую версию “Демо” Карине Оганян – потому что это входит в ее обязанности.  Она, кстати, дала мне ознакомиться с гранкой статьи, которая, судя по читательским отзывам, не понравилась только сильным мира сего: моим руководителям и тем, кто им дает задание «разбираться» с непокорными преподавателями. (Хотелось бы знать, кто это и до каких пор “телефонное право” как атрибут общественных отношений будет превалировать над правом реальным? И до каких пор имена и должности людей, дающих “сверху” указания, будут табуированы – как священные имена у иудеев или заклинания у шаманов)…

Выбор же газеты объясняется тем, что официальные СМИ вряд ли напечатали бы ее. И потом, не в Северной Корее живем – у нас в стране, по крайней мере, легально не существует деления на хорошие или плохие СМИ и темы, которые можно или нельзя освещать.  Что касается того, почему я дважды процитировал Карена Оганджаняна, отвечу: хотелось бы процитировать политические и общественные идеи коллег из АрГУ, но счел, что поступив так, непоправимо уронил бы престиж арцахской науки и образования. Хотя, если вдруг  меня вынудят к этому коллеги, имеющие под рукой сотни безропотных «ни на что неспособных и способных интеллектуалов», готовых за деньги и должность оболгать и оклеветать, то просто вынужден буду процитировать одного из наших именитых деятелей науки без купюр…

Относительно патриотизма и пользы деятельности скажу, что лидеру карабахского комитета «Хельсинкская инициатива – 92» удалось создать и поддерживать отношения со многими официальными и неофициальными международными и региональными  структурами, что было  высоко оценено как руководством нашей страны, так и Армении. Как функционирует эта организация – об этом широко известно всем в Карабахе, в том числе и властям. И  давайте сравним пользу, н-р, работы “ХИ-92” с результатом работы карабахских дипломатов, а уж о деятельности критиков руководителя “ХИ-92” Карена Оганджаняна по улучшению  имиджа страны и создания партнерских отношений с внешним миром и говорить не приходится…

И наконец – я идеями и принципами не торгую. Если бы так, я давно перестал бы заниматься карабахской проблемой, когда почувствовал, что это – прерогатива избранных, например, “ума, чести и совести карабахской политики 1998-2002 гг. Н. Мелкумян”, которая не только нанесла непоправимый ущерб имиджу нашей страны, но и парализовала деятельность МИД НКР. Не стану высказывать свои политические идеи и планы полностью, но все-таки доставлю удовольствие многим “интеллектуалам”, которым не терпится настучать на коллегу и выслужиться, и изложу свое видение путей вывода Арцаха из системного кризиса.

Кстати, за пресловутыми рейтингами я не гнался, “демонстрируя” своим студентам, как я их люблю и завоевывая расположение тех из них, чей папа на должности или преуспевает в бизнесе, или слишком много знает о теневой стороне высшей школы.

Да, я, возможно, плохой преподаватель: не наскреб на диссертацию, на худой конец – не нашел влиятельного родственника, который бы пробил эту диссертацию. От меня отвернулся научный руководитель – фаворит нашей властной элиты, эксперт по карабахской проблеме, один из тех, кому позволено ею заниматься. Я не нажил собственной квартиры – как более молодые и деловые коллеги, даже сельским хозяйством не занялся! И поэтому, следуя советам “старших товарищей”, эту статью подписываю не как преподаватель Арцахского госуниверситета, а как независимый аналитик и политолог.

Итак, несколько советов и рекомендаций. Дабы не обременять уважаемых коллег чтением  статьи до конца, вопреки законам жанра, прорезюмирую сказанное сегодня и в прошлом номере “Демо”.

1. Обсуждение статьи еще раз показало, что нынешняя элита не способна проводить общественные преобразования той глубины и того масштаба, которые бы позволили Нагорному Карабаху адекватно отвечать вызовам времени. Это обусловлено тем, что многие непреодолимые проблемы являются порождением самой элиты, и она же не заинтересована в проведении глубинных изменений.

Даже для сравнительно молодых политиков, испытавших на себе влияние прежней и нынешней элит, инакомыслие и открытость также губительны как дневной свет для вампира. А ведь именно в условиях доминирования этих ценностей должна создаваться и действовать новая элита. Поэтому реформы должны быть обеспечены соответствующими кадровыми, структурными и иными изменениями.

2.  Речь идет не о косметических преобразованиях, а по сути – о создании нового демократического государства.  Опыт развития народовластия в НКР показывает, что демократические механизмы решения социально-политических проблем в реальности являются адаптацией атрибутов демократии к командно-бюрократической системе управления. Верхушка управленцев становится либо органом, обслуживающим интересы экономической или политической элиты, либо исполнителем не соответствующих их статусу и положению функций.

Следствие этого – глубокий системный социальный кризис. Нужно провести широкую кампанию по политическому, экономическому и правовому просвещению населения, подготовить его к тому, что реальная и легитимная власть принадлежит ему, а не чиновникам-самодурам, которые используют закон для сведения счетов с непокорными.

3. Основой общественных отношений и отношений человек-государство должно стать не положение человека во властной и имущественной иерархии, его принадлежность к землячеству и корпорациям, а – реальные заслуги перед обществом и законом, который не признает приставку «над». А в нашей системе, к сожалению, отношение к человеку определяется его родственными, дружескими, и, простите, интимными связями с элитой.

4. Необходимо создать национальный  «Фонд защиты против административного и правового произвола» – использовать его в защиту жертв, незаконно притесняемых администрацией – в частности, из-за нежелания голосовать за кандидатуру того или иного кандидата, поддерживаемого властями, а также широко освещать в СМИ случаи притеснений по политическим мотивам.

5. В качестве акта патриотизма и шага к оздоровлению общественных отношений руководители госучреждений всех уровней могут отказаться от жилья за пределами Нагорного Карабаха или иностранного гражданства.  В наших условиях, когда общество ориентируется на своих руководителей, подобные факты могут рассматриваться как пораженчество и крайне негативно отразиться на моральном настрое общества. Человеку нелегко смотреть в лицо опасности, когда его руководитель прикупил себе домик, машинку, приглядел работку в «прекрасном далеко», и это при том, что “простой человек” не может позволить себе и сотой доли его расходов. В качестве акта покаяния и патриотизма вышеназванная категория людей должна сдать свои незаконно заработанные средства, приобретенные на них предприятия, автомобили, дома, земельные  угодия и т. п. в специальный фонд, за счет которого можно будет оказывать социальную помощь малоимущим.

6. Народ «созрел» для того, чтобы без посторонней помощи и указки, а в условиях свободы и уважения своих прав избирать органы власти. При этом участие населения в управлении страной не должно ограничиваться участием на выборах и референдумах. Поэтому Конституция должна расширить участие народа в государственном самоуправлении и повысить механизмы контроля за властью со стороны общества.

7. Готов приостановить свое членство в партии «Свободная Родина» и вступить в организацию, имеющую сходные позиции в вопросах общественных преобразований.

Кстати, о необходимости резких и быстрых изменений в обществе писалось и говорилось много – в частности, об этом говорил и известный карабахский общественный деятель, редактор газеты «Что делать?» Мурад Петросян. Я согласен с ним и предлагаю свое видение изменений, но, считаю, их проведение требует максимально широкого участия общественно-политических сил и высокой политической активности населения, а также – наличия соответствующего координирующего органа или общественного союза.

P. S. Продолжение своей статьи я намерен написать к первому сентября, то есть – к истечению срока, представленного для опровержения ультиматума. Думаю, что Президент как гарант прав и свобод граждан все же должен отреагировать на факты административного произвола и угроз в отношении людей, затрагивающих острые общественно-политические проблемы, которые, к сожалению, в нашем обществе имеют тенденцию увеличиваться…

—————————————————————————————-

ноу-хау

Концептуальный  взгляд: состояние и перспективы развития  земледелия в НКР 

Карен АДАМЯН / кандидат биологических наук,
Центр семеноводства и охраны
 селекционных растений

Анаит АДАМЯН /  IV курс, фак. эк-ки, АрГУ

Увеличение производства любого вида продукции растениеводства во многих хозяйствующих субъектах осуществляется до сих пор преимущественно путем расширения площади посева. С этой целью распахивают все что возможно распахать. Такое экстенсивное земледелие обусловило его неустойчивое состояние и привело к росту затрат и издержек производства, опасности нарастания экологического риска.

В настоящее время в республике распахано более 80% сельскохозяйственных угодий, в некоторых зонах этот показатель зашкаливает 90%. К примеру, этот показатель в странах ЕС не превышает 45%, а в Соединенных Штатах всего 25%. Можно констатировать, что степень распаханности земельного фонда НКР, безусловно, превышает предельно допустимые нормы. А какое количество земли имеет пониженное плодородие – это предстоит подсчитать и определить.

Высокий уровень распаханности угодий, а также расширение площади зерновой монокультуры более чем в 2 раза, безусловно, станет причиной сильного нарастания эрозионных процессов. В этой связи возникают весьма актуальные вопросы: каковы ежегодные потери почвы и каковы потери гумуса; каковы потери почвы на 1 тонну продукции растениеводства в условных зерновых единицах;  насколько понизилась биологическая активность почвы и ухудшилось качество пресной воды; каков суммарный ежегодный экономический убыток от эрозии почвы и каковы потери в нем чистого дохода? Все эти вопросы требуют более пристального внимания и решения, ибо, в противном  случае, земледелие республики (да и животноводство – как ее неразрывная составляющая) в своем развитии может достигнуть критического состояния.

Для изменения ситуации можно предложить принципиально новую концепцию, центральное место в которой займет комплексный подход к сельскохозяйственному производству с системно-организационных позиций, на базе научно-технического прогресса и с учетом экономических, политических, социальных, материально-технических и экологических реалий республики.

Прежде всего, как требует наука, для установления в агроландшафтах экологического равновесия необходимо восстановить нарушенное соотношение между площадями леса, лугов, посевов, насаждений и т. п. Безусловно, это приведет к сокращению пашни, но из этого не следует, что сократится объем продукции, поскольку оздоровление микроклиматических факторов ведет к повышению естественного плодородия. В связи с этим необходимо постепенно выводить из оборота пашню,  распаханную на склонах 10-12°. Это, конечно, длительная работа, и она в отдельных случаях может привести к социальной напряженности.

Организационным началом концепции развития земледелия служит взаимосвязь между составляюшими ее звеньями, которая превращает их в закономерно упорядоченную совокупность. Иначе говоря, превращает в целостную систему, в которой концепция производства зерна, кормов, винограда, картофеля, свеклы, овощей и т. п. – это звенья низкого порядка по сравнению с концепцией развития земледелия, а не  наоборот. Невозможно повысить продуктивность земледелия, отдавая предпочтение одному, пусть даже самому важному звену, обожествляя, например, удобрения или обработку почвы, пестициды или орошение, зерно, виноград, технологии и т. д.

Концепция развития отрасли земледелия республики должна предусматривать преодоление экстенсивного роста и перевод отрасли на интенсивный путь развития (эколого-экономический).

Какие же принципы должны быть заложены в систему земледелия республики на перспективу?

Существующие в настоящее время подходы к ведению земледелия практически не решают вопросов экологически устойчивой структуры земельных угодий и других компонентов природной среды, уменьшения эрозионных процессов, прекращения деградации почвенного покрова и воспроизводства его плодородия. Такие “системы” не согласуются с законами природы, с естественным агроландшафтом и ведут к дегумификации почв, их переуплотению и распылению, исчезнованию ценных кормовых биоценозов, загрязнению окружающей среды.

Шаблонное применение современных средств интенсификации сельскохозяйственного производства – химизация, механизация, орошение и технологии – преследуют в основном экономические цели.

В ближайшей перспективе ведение земледелия должно сопровождаться ускоренными темпами применения водопочвоохранных мер, которые органически взаимосвязаны между собой. Очень важно, например, с уменьшением пашни установить научно-обоснованное соотношение ее с лугом, лесом, водными ресурсами и другими компонентами агроландшафта, что согласуется с природной закономерностью: чем разнообразнее и сложнее любая система, тем она устойчивее.

Основу этой системы должны составлять звенья. Первое – это дифференцированное использование обрабатываемых земель путем разделения их на три технологические группы: 1 – равнинная часть землепользования и склоны до 3 градусов, которые отводят под зернопропашные севообороты с насыщением пропашных не более чем на 50%, в том числе свеклой на 25% и применяют интенсивные технологии возделывания всех культур; 2-склоновая часть землепользования с крутизной от 3 до 7 градусов. Здесь размещают зернотравянные и травяно-зерновые севообороты, широко используют биологические принципы земледелия при минимально необходимом уровне применения агрохимикатов; 3 – склоны круче 7 градусов, как уже отмечалось, отводят под длительное залужение и залесенье в тех местах, которые прилегают к водным источникам.

Второе звено системы – жестко зафиксированная на местности контурная организация территории по границам 1, 2 и 3 технологических групп.

Третье звено – оптимизированная в соответствии с почвенно-ландшафтными факторами структура посевных площадей и севооборотов с учетом оптимального насыщения его и периодичности возврата культур на прежнее место выращивания.

Четвертое звено – регулирование водного баланса в агроландшафтах.

Непременным условием повышения противоэрозийной устойчивости почвы должно стать применение соответствующих технологий возделывания полевых культур, базирующихся на разноглубинной безотвальной обработке ее с периодическим оборотом пласта (один раз в 4-5 лет) для повышения вертикального стока, а также щелевание на 50-60 мм. и мульчирование. Вместе с этим, учитывая низкую лесозащищенность сельскохозяйственных угодий, особенно в равнинной зоне, назрела необходимость государственной программы по созданию лесных защитных насаждений.

Важное место в концепции развития земледелия должны занять вопросы оптимизации структуры посевов и построения севооборотов.

Установлено, что если правильно учесть пригодность тех или иных участков поля для возделывания различных сельскохозяйственных культур, то можно увеличить урожай на 15-20 процентов без дополнительных затрат.

Дело в том, что потери почвы, в случае выращивания пропашных культур на склоновых землях второй группы, составляют 100 – 200 т/га. Это неизбежные расчетные потери. Однако в наших условиях и при нашей культуре земледелия и отношении к земле, потери могут достигать 400 – 1000 т/га. К тому же, урожай на полях с небольшим склоном – по сравнению с полипрофильными землями – снижается:  озимой пшеницы – на 11 ц/га, кукурузы – на 37 ц/га.

Такое состояние требует пересмотра политики оптимизации структуры посевных площадей, изыскания механизмов стимулирования почвозащитных севооборотов. В первую очередь, необходимо насытить  земли второй технологической группы многолетними травами и довести их удельный вес в структуре кормовой группы до 40-50%, отводя основное место под посев люцерны и эспарцета.

В настоящее время используемая в республике “система” обработки почвы не вписывается ни в одну из опробированных  в мире систем. Более того, отсутствие системы аккредитации трактористов-машинистов не позволяет контролировать качество почвообрабатывающих работ. Урон, наносимый таким подходом, очевиден. Особо настораживает укоренившаяся практика глубокой пахоты под зерновые, как будто мы высеваем не пшеницу или ячмень, а производим посадку овощных или картофеля. Мы вообще и полностью исключили не только из практики, но даже из лексикона понятие “водосберегающие технологии”. И это в регионе, который характеризуется  как зона рискованного земледелия. А ведь мировой опыт свидетельствует, что такие технологии обеспечивают достижение высокого уровня урожайности.

Политику формирования структуры посевов следует увязывать с намерениями восстановления цивилизованного ведения животноводства. Поэтому в структуре посевов приоритет должен отдаваться кормовым культурам, наиболее полно окупающим затраты – люцерна, эспарцет, сорго, многокомпонентные смеси, соя, корнеплоды, пастбища, из зерновых – кукуруза. В этой связи подходы к экспертизе бизнес-программ в рамках льготного кредитования животноводства должны учитывать наличие и структуру кормовой базы.

Никто не подсчитывал (что катастрофически печально!), но даже невооруженному знаниями крестьянину стало очевидно: в  настоящее время убыль гумуса (основа жизни почвы), питательных веществ и обменных оснований кальция и магния значительно превышает их поступление в почву. Поэтому прежде всего необходимо предотвратить потери его, а потом компенсировать дегумификацию. Но здесь возникает замкнутый круг. Ведь для дегумификации необходимо колоссальное количество органики, в среднем – 10-12 тонн на 1 гектар. А в условиях отсутствия промышленного (крупного) скотоводства это нереально. Каков же выход? Выход – в расширении площади многолетних трав, в основном люцерны, один гектар посева которой формирует органическое вещество в почве, эквивалентное внесению 30 тонн навоза на 1 гектар. Не это ли есть использование внутренних ресурсов?!.

Вместе с тем для страны, которая на 100% зависит от ввоза агрохимикатов, удельный вес которых в структуре затрат может достигать 50-60%, весьма привлекательной должна стать идея биологического (экологического) земледелия. Этот аспект открывает возможность выхода нашей продукции на рынок экологически чистого продукта. Главное наше преимущество, чего лишены развитые страны – это отсутствие внешних источников загрязнения. Важно не упустить время и создать механизмы  стимулирования экологически безопасного сельского хозяйства.

Для урегулирования экономики производства продукции, выращиваемой с ограниченным применением агрохимикатов или без них, в первую очередь, необходим закон об экологических фермерских хозяйствах. В нем должно быть прописано предоставление госбюджетных средств, льготных долгосрочных кредитов, пониженных налоговых ставок, а может быть на первых порах – их полное исключение. Государственные структуры должны реально обеспечивать изыскание внешних рынков, в отдельных случаях выступать гарантом, формировать систему сертификации экологически чистой продукции и т. п.

Закономерно возникают вопросы – как решать поставленные задачи в условиях дефицита финансовых средств? Как реализовать тезисы предлагаемой концепции?

Прежде всего средства, поступающие от арендной платы за сельхозпашню, должны аккумулироваться в отдельную корзину и возвращаться крестьянину и фермеру под целевые программы. Более точнее – возвращаться почве и растению. Это порядка 1.0 – 1.5 млн. долларов ежегодно. Надо более системно привлекать внешних инвесторов к вложению финансовых средств в агросектор, и в этой связи пора иметь в МИДе соответствующую специализированную группу (отдел, сектор), проработывающую не фрагменты, а разрабатывающую программно-целевые зональные системы вложений в агросектор.

На фоне культивируемых бредовых идей создания научных центров истории, археологии, физики и всеобщей компьютеризации – стоит продумать и восстановить научный центр сельскохозяйственных комплексных исследований. Ведь приоритет научных исследований определяется не волей индивидумов, а потребностями экономики. А наш реальный  валовый продукт наполовину (если не более) формируется за счет сельского хозяйства. Отсюда, как следствие, нетрудно определить, какому научному центру отдать предпочтение. Убежден, что лишь при наличии Национального научного центра агроисследований возможны реальные сдвиги в сельском хозяйстве республики, возможны не примитивные, а научно-обоснованные подходы в решении конкретных проблем агросектора, в частности – проблем, выдвинутых в настоящей статье.

——————————————————————————————-

Большие проблемы маленького Карабаха

Валерий АГАДЖАНЯН

Системный кризис, начавшись после окончания войны, мертвой хваткой охватил все сферы жизнедеятельности НКР. Если не принять в короткое время самых решительных мер для его обуздания и ликвидации, это чудище может рано или поздно привести к потере суверенитета страны.

Бездеятельность властей породила вседозволенность и укрепила корпоративные связи узкого круга коррумпированных чиновников и их подручных, которые привели страну к анархии и, как следствие, к разрушению нравственных устоев общества, что является основой для создания экономически развитого правового государства.

Все эти катастрофические процессы, продолжающиеся долгие годы, представляют реальную угрозу и для дальнейшего существования нашего мужественного народа.

Чтобы не было очередной войны, нам нужно иметь здоровое общество и мощную экономику, которая является рычагом управления политикой и служит сдерживающим фактором для врагов, лихорадочно готовящихся к новой агрессии. А мощная экономика формирует сильную армию.

Но каким образом выйти из этого нравственного и экономического вакуума, в котором оказалось абсолютное большинство граждан, полностью потерявших доверие к властям?

Так как в сегодняшнем мире экономика диктует политику, вернемся к решению наших насущных задач.

Сельское хозяйство

Эта важнешая отрасль должна стать тяговым локомотивом, который вытащит НКР из экономического болота.

Но каким образом реанимировать сельское хозяйство, находящееся в состоянии паралича? Пущенная на самотек после разграбления, она была отдана на растерзание “частным предпринимателям” со рваческой ориентацией. Погублены все основные отрасли сельскохозяйственного производства: виноградарство, растениеводство, садоводство и основа основ – животноводство.

В НКР нет сельского хозяйства, и это, к сожалению, факт. Есть только министерство сельского хозяйства. Нет механизации, отсутствует система химической защиты растений и садов, нет водоснабжения и орошения. Отчеты производства валового сбора зерновых, которыми оперирует статистическое управление, тоже липовые. Они достигаются лишь за счет резкого увеличения под засевы озимой пшеницей полей, находящихся в зонах безопасности, хозяевами которых являются “зерновые бароны”. Но каким образом выйти из создавшегося положения, из которого не видно просвета? Я предлагаю специалистам свои идеи.

Суть их в том, чтобы на территории НКР построить одну маленькую деревеньку (хутор), состоящую из 50 домиков – со всеми удобствами и с хлевом для содержания скота. Дома должны буть построены по типовым проектам, иметь водоснабжение и канализацию. Далее – закупить в Дании суперсовременный животноводческий комплекс с автоматизированной системой управления заготовкой и подачей корма на 50-100 голов крупного рогатого скота, приемлемых для содержания в условиях Карабаха и дающих по 30 литров молока в день.

Специалисты из Армении и Карабаха должны из сотен мировых фермерских хозяйств выбрать самые лучшие и внедрить аналогичные у себя дома. В случае необходимости командировать в г. Краснодар, где недавно В. Путину в Кубанской сельскохозяйственной академии показали в действии датский животноводческий комплекс.

Коллективное фермерское хозрасчетное хозяйство необходимо оснастить всей необходимой техникой и орудиями для ведения всего комплекса сельхозработ. Построить складские помещения, обеспечить ГСМ, удобрениями, системой защиты растений и т. д. Выделить под коллективное пользование земли для развития растениеводства, садоводства, виноградарства, овощеводства, бахчеводства. Построить теплицу. Создать пасеку из 200 пчелосемей. Подготовить мед для продажи на экспорт.

Далее – построить маленький молочно-масло-сырный завод и оснастить его самым современным импортным оборудованием. Государство должно гарантировать все финансовые расходы по смете этого фермерского хозяйства. Эта идея должна стать первым национальным проектом, который, при успешной его реализации, послужит эталоном и даст старт для тиражирования НКР.

Промышленность

Учитывая непрекращающуюся транспортную блокаду Армении и НКР, в Карабахе необходимо ускоренными темпами развивать производство. Обладая малым весом и большой стоимостью, украшения из золота с бриллиантами можно легко вывозить воздушным путем.

Предлагаю Степанакерт превратить в город ювелиров – как Нубачи в Дагестане. Что для этого необходимо сделать?

По типовым проектам построить и оснастить в течение нескольких лет 50 маленьких государственных предприятий. В каждом из них должны работать 40-50 человек. Но где взять деньги на этот проект? Первой ласточкой пусть будет предприятие, построенное на налоги, взимаемые государством из Дрмбонского золотоносного рудника. Этот флагман, пока у нас не исчерпаны золотосодержащие руды, должен стать вторым локомотивом для успешного развития ювелирного производства в НКР. Если руководители фирмы согласятся, пусть строят на территории НКР частные ювелирные предприятия, на первых порах облагаемые льготными налогами. Темпы строительства должны быть высокими, а предприятия – компактными.

Таким образом, развитие ювелирного производства может стать вторым национальным проектом, а на его цели будет отпущена конкретная сумма денег -согласно смете.

Демография

Для создания сильного государства в военном отношении отечеству нужны солдаты. В НКР  прирост населения маленький, между тем нам необходимо думать об обеспечении армии призывниками. Общество в людском отношении “постарело” – в связи с резким уменьшением продолжительности жизни. Это для маленькой страны – катастрофа. Поэтому нужно формировать действенную демографическую политику, а не виртуальную, которая сейчас существует. Финансы, якобы выделенные для этих целей и находящиеся в банке с частичным погашением после рождения очередного ребенка, “не работают” для стимуляции рождаемости. Я предлагаю простую схему для резкого демографического скачка.

За счет государства ежегодно необходимо строить и сдавать “под ключ” один 50 квартирный дом в Степанакерте, который должен состоять из трех или четырех комнат и бесплатно раздаваться семьям, имеющим 4 и более детей, не достигших совершенолетия. Родителям, родившим 4-х детей, безвозмездно выделить 3-комнатную квартиру; имеющим 5 и более детей – 4-комнатную. В первую очередь квартиры должны получить семьи, не имеющие жилья. Схему нужно хорошенько продумать – в том числе и для сельской местности с райцентрами. Эта идея должна воплотиться в третий национальный проект.

Нравственные устои

В газете “Что делать” часто пишется о нравственных устоях руководящих кадров, которые, по мнению автора, имеют определяющее значение для назначения на должность. Но чиновники не прислушиваются к патриотическим призывам М. Петросяна и продолжают издеваться над своими гражданами, заражая бездушием свое кабинетное окружение и своих служащих. Расплодившийся чиновничий аппарат, в том числе, ряд министров отгородились от народа “китайской стеной”.

Автору этих строк, который со дня рождения ни разу не воспользовался бесплатной путевкой, пришлось в июле 2006 года столкнуться с рафинированным бюрократом, деятельность которого в трудовых коллективах оставила негативные воспоминания. И сегодня очень многие инвалиды жалуются  на министра соцобеспечения за несправедливое распределение путевок. Он сидит в комфортном кабинете, получая за это зарплату, в 20 раз превышающую мое пособие по инвалидности. Надрессированный секретарь в приемной, улыбаясь, спрашивает: “А Вы по какому вопросу?”. Ответив вежливо и дав понять, что в приемные часы я не обязан отчитываться и что своим вопросом она вмешивается в мою частную жизнь, я, как и другие посетители, стал ждать своей очереди на прием к министру. Спустя некоторое время она, ухмыляясь, сказала: “Если Вы насчет Джермука, велено не пускать. Обратитесь на первый этаж к помощнику, который занимается путевками”. Я ответил отказом. Секретарь стала звонить по телефону. Появился молодой человек и твердо сказал: “Я к министру вас не пущу, путевки закончились”. “Но позвольте, – отреагировал я, – тогда какого черта вы оформляли мои документы на июль месяц?” Без 5 минут 16.00 в кабинет вошел министр, а в 16.00 за ним – двое господ, которые просидели у В. Атаджаняна 1 час 45 минут. Посетителей было десять человек. Сильная жара и нервный стресс окончательно утомили нас – мы стояли на ногах все это время. Секретарь буркнула: “Приемные часы заканчиваются, приходите в пятницу с утра”. Мы ушли очень разгневанные и не солоно хлебавши. А ведь среди нас были и сельчане! Предыстория этих злополучных путевок такова. До 2006 года они находились в ведении республиканского пенсионного фонда. В три года один раз (и не более) ими могли воспользоваться льготники. Эта схема плохо или хорошо, но работала – благодаря этому золотому правилу. Проблем как таковых с путевками не было. По словам курортников, руководитель фонда В. Аветисян предлагал даже путевки отказников лицам, не успевшим вовремя оформить свои документы, запись которых начиналась с февраля. Таким образом, никогда в его ведомстве ажиотажного спроса на путевки не возникало, потому что он вел строгий учет архивных документов. Как только путевки из пенсионного фонда перекочевали в Министерство соцобеспечения, начались мытарства. Людей заставляли с февраля по май приходить в министерство. На вопрос, когда же будут путевки, следовал абсолютно абсурдный ответ: “Пока приказа нет, приходите в начале мая”. В мае я сдал необходимые документы и просил оформить путевку на июль. В конце июня получил категоричный ответ: “Путевки закончились, вы пришли поздно”.

Таким образом, министр сознательно сформировал механизм по созданию ажиотажного спроса на путевки, стоимость которых возросла на 20000 драм, и сегодня одна путевка стоит 180000. Исключив золотое правило “раз в три года” – для справедливого распределения путевок – министр и его ближайшее окружение создали нишу для злоупотреблений. Мошенники разных мастей не преминули этим воспользоваться. На халяву, за чужой счет, прошлогодние курортники и другие фигуранты и в этом году стали обладателями путевок…

В пятницу в 10 часов я был только один в приемной. Секретарь меня на прием не пускала, пока в 10.30 не появился тот же молодой человек. Записав мои данные, он зашел к министру, и, выйдя из кабинета через 15 минут, сказал: “Министр согласен принять Вас, только оставьте сетку”. За 10 минут беседы я так и не смог получить от министра вразумительных ответов. На вопрос: “Почему Вы отказались от схемы в три года раз?” он ответил, что нет такого закона, запрещающего льготникам поправлять здоровье каждый год: “Можете жаловаться, это ваше право”. Это – классический пример бюрократизма.

Я спрашиваю у премьер-министра А. Даниеляна: имеет ли право В. Атаджанян занимать пост министра социального обеспечения НКР – ведомства, которое обслуживает самые бедные слои населения, нуждающиеся в чутком человеческом обращении? Конечно же, нет. К сожалению, таких как он – абсолютное большинство. И у них есть свои покровители. Факты показывают, что в НКР постоянно происходит ротация на высокие посты людей, близких к окружению президента, премьер-министра и влиятельных чиновников из президентского аппарата и депутатского корпуса.

Руководители государства должны спуститься с небес на нашу грешную землю и наконец-то понять, что они обязаны обслуживать народ, выполняя возложенные на них государственные функции. Они за это получают зарплату. А в реальной жизни получается наоборот: они обслуживаются за счет народа. Время не ждет. Если власти не сделают никаких выводов и не повернутся лицом к народу, начав ускоренными темпами радикальные преобразования в экономике и в социальной политике, наши поколения нам не простят этого.

Гладкий асфальт центральных улиц, обрамленный красивыми бордюрами, блеск роскошных иномарок, потоки автомобилей, наличие в городе красиво одетых людей не говорит о благополучии государства и защищенности людей. За этим лоском скрывается нищета, боль сердец и безысходность большинства граждан…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s