№ 15 / 15 сентябрь

“Демо” / № 15 (57) / 15 сентябрь, 2006г.

независимость

ПОЧЕМУ ЧУДО-НЕЗАВИСИМОСТЬ НЕ МИЛА?

Радик АЙРИЯН
депутат парламента
НКР 1-го созыва  

Независимость – это не кусок сыра, доставшийся вороне, а драгоценность, завоеванная ценою крови тысяч наилучших представителей нашего народа. Ее нужно беречь как зеницу ока и лелеять. Она должна быть истинной и  доступной для всех, а не служить какому-то привилегированному слою, который, воспользовавшись вдоволь своей вседозволенностью, может выставить ее на всеобщее поругание. И не дай Бог этому случиться…

То, что происходит с нами в настоящее время, является результатом нашей неправильной внешней и внутренней политики. Анализируя состояние народа после достижения столь великих целей (победа, трофеи, помощь извне и диаспоры), диву даешься, как умудрились наши руководители довести собственный героический народ до такого состояния – кругом нищета и безразличие, потеря национальных ценностей, чести и совести, массовое вынужденное покидание Родины, что равносильно предательству со стороны тех, кто способствует этому. Ведь в самые трудные времена ни война, ни страх гибели, ни холод, ни голод, не смогли заставить наших граждан покинуть Карабах. А что происходит теперь? Неужели наши возможности настолько умалились по сравнению с теми временами? Не парадокс ли? А может, это действительно предательство?!

В 1994 г. в  НКР был введен институт президентства – фракция «Дашнакцутюн» в парламенте и ваш покорный слуга были категорически против этого. На сессии Верховного Совета мною было предложено оставить государство парламентским, назначив Р. Кочаряна председателем Верховного Совета, но увы… После избрания президента председателем правительства НКР был назначен ныне покойный Леонард Петросян, бывший до этого председателем Комитета по особым программам Армении. И в течение месяца после его назначения он представил на утверждение парламента проекты законов о государственных реформах в НКР.

То есть – мы должны были принять свод законов, дающих право на разгосударствление госсобственности (заводов, фабрик, колхозов, совхозов и т. д.) и их дальнейшую приватизацию. И что удивительно, эти документы были розданы депутатам за день до их обсуждения.   Вопрос был поставлен так, чтобы после первого же чтения приступить к голосованию. Это не входило ни в какие рамки, и мне пришлось призвать парламент опомниться, остановить этот опасный  процесс. Я  привел факты: в Армении принятие этих законов привело к резко отрицательным результатам, и опыт совершенных ошибок был явен, тем более что мы еще находились в состоянии войны, а  в такое время обычно делают наоборот – то есть частную собственность временно национализируют и берут под контроль государства для рационального использования в целях победы.

Не затрагивая подробности, скажу, что после выхода из шока от такого выступления, председательствующий открыто заявил, что эти законы должны быть приняты нами в течение трех дней, и об этом должно быть доложено «наверх» – то есть в Ереван: “И если мы последуем предложению Айрияна (то бишь меня), то нам понадобиться несколько месяцев. Поэтому ставлю на голосование сначала предложение правительства о реформах, а затем, согласно очередности,  предложение депутата»… Это был тот председатель, которого назначили в обмен на согласие выполнить резолюции 822 Совета Безопасности ООН.

Таким образом, предложение правительства было поставлено на голосование, принято подавляющим большинством голосов, и необходимость голосования по моему предложению механически отпала. Указанные законы о реформах были приняты без обсуждения в тот же день, открыв тем самым дорогу для дальнейшего разрушения устоев государства. И по сей день я считаю, что основной причиной нашего нынешнего состояния является свод этих законов, лишивший весь народ равных, начальных условий социально-экономического развития и позволивший бессовестным и нечистоплотным людям присвоить «львиную долю» национального богатства, и ныне абсолютно безнаказанно продолжить взятый курс. Поэтому наша чудо-независимость и не мила подавляющему большинству народа. Руками олигархов она принесла с собой также несправедливость и нищету,  беспомощность, болезни, преждевременный и массовый отток населения за пределы Родины – в поисках куска хлеба.

Сегодня как никогда нам нужны былая сплоченность и патриотизм. А где их взять? Ведь на обмане, фальши и несправедливости, которые взяли за основу деятельности многие наши высокопоставленные лица, далеко не поедешь, а свалишься в пропасть! Неужели это никого не волнует, и об этом должен именно  простой народ заботиться?

Не надо проводить опыты над своим народом. Для того чтобы выйти из сложившегося тяжелого и критического положения, необходимо начинать именно с исправления как ранее допущенных, так и нынешних ошибок.

——————————————————————————————

Будущее – за Карабахом!

В связи с празднованием 15-летия НКР в столице нашей республики Степанакерте побывало много гостей из дальнего и ближнего зарубежья. Своими впечатлениями и пожеланиями поделились некоторые из них.

Сергей Маркедонов, Москва, Институт политического и военного анализа:

Главный мой интерес – это проблема безопасности Кавказского региона и я уже много лет занимаюсь этой проблемой. В Карабахе уже не в первый раз. То, что Карабах уже существует как государственное  образование, хоть и не признанное международным сообществом, в течение 15 лет – это некий показатель.  Это некая заявка на то, что государство состоялось. Сегодня можно задать такой риторический вопрос: что более является государством – Судан, Сомали, Либерия или Карабах? На мой взгляд, Карабах в большей степени соответствует критериям государства. Мы можем говорить о том,  что это государственное образование, непризнанное международным сообществом. Но есть такое понятие в политологии как непризнанная легитимность – и оно достаточно интенсивно обсуждается. Население этой непризнанной республики признало курс на государственное строительство, на свою независимость – поэтому мы можем говорить о непризнанной легитимности. Самое главное сегодня – это окончательное конструирование государственного образования. Сейчас, насколько я знаю,  идет подготовка к принятию Конституции. Это очень важный шаг в плане закрепления всех атрибутов действующего действительного государства. Сейчас важно, чтобы эта Конституция действительно была отражением адекватного, реального политического состояния, которое в республике существует…

Алан Плиев, заместитель министра иностранных дел Южной Осетии:

Вы добились больших успехов в строительстве своего государства. В прошлом году я был в составе делегации Южной Осетии – в качестве наблюдателя на выборах в Национальное Собрание. И хочу сказать, что на итоговой пресс-конференции в ЦИК-е  несколько делегаций-наблюдателей из зарубежных стран заявили о том, что пора признавать Нагорный Карабах. По своему уровню демократического развития, по уровню развития экономики, социальной сферы Карабах намного ушел вперед от тех сопредельных государств, которые нас окружают. Так что у нас прекрасные, очень хорошие впечатления от уровня развития НКР.

О том, как обстоят дела сейчас в Южной Осетии – я бы сказал так: с переменным успехом.  Совсем недавно у нас произошли обстрелы со стороны Грузии. Обстреливалась наша столица Цхинвал. До этого у нас прошло заседание смешанной контрольной комиссии – это орган, который занимается урегулированием грузино-осетинского конфликта. Заседание прошло в Москве:  грузинская делегация, фактически не подписав ни одного документа, сорвала эту встречу. Надо сказать, что грузинская сторона и до этого отказывалась подписать договор о ненападении и неприменении вооруженных сил. Все это, по нашему мнению,  свидетельство того, что Грузия не оставила своей попытки решить конфликт силовым методом.

Рауль Хаджимба, вице-президент республики Абхазия:

Я, прежде всего, желаю Нагорному Карабаху скорейшего признания. Потому что это многое решит. Сегодня мы говорим о том, что мы – независимое государство. Независимость мы завоевали сами, своими руками. И НКР – в череде этих республик. И хотелось бы, чтобы как можно быстрее, как этого требует сегодняшняя обстановка, нас признало бы мировое сообщество. Это позволит решить многие вопросы – от экономических до социальных. Я думаю, что каждый из нас идет к признанию своим путем. Но цель одна: быть независимым государством. И единство наших усилий должно быть решающим. Я впервые в  Нагорном Карабахе. Меня удивляет и восхищает то, что сделано здесь – особенно после тех разрушений, которые я увидел в документальном фильме о Карабахе. То, что сегодня здесь стоят башенные строительные краны, то, что тут столько молодежи сегодня собралось – я думаю, будущее за Карабахом!

Андрей Арешев, эксперт российской неправительственной организации «Фонд стратегических культур»:

Я уже в третий раз в Карабахе. За 15 лет независимости, особенно если сравнить с тем, что было в начале 90-х годов, успехи, достигнутые народом НКР, очевидны – и в экономическом, и в государственном строительстве, и в обеспечении собственной безопасности. И все прошедшие 15 лет доказали, что выбор народа НК был единственно верным, и альтернативы ему, по большому счету, не было.

подготовила Карине Мусаелян

——————————————————————————————-

урегулирование

В. Казимиров: “Слишком много тумана и обмана в политике Баку по Карабаху”

Владимир КАЗИМИРОВ

Посол, в 1992-96 гг. руководитель посреднической миссии России, полномочный представитель Президента РФ по Нагорному Карабаху, участник и сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России, ныне – зам. председателя Ассоциации российских дипломатов.

На днях политолог Вафа Гулузаде, который много лет был ближайшим сотрудником трех президентов Азербайджана – А. Муталибова, А. Эльчибея и Г. Алиева, весьма опрометчиво высказался по проблеме политического урегулирования в Карабахе.

Он заявил агентству REGNUM, будто нет никаких документов на переговорах по нагорно-карабахскому урегулированию. “Я, как человек, имевший в течение нескольких лет самое непосредственное отношение к переговорам, заявляю со всей ответственностью: за все время переговорного процесса сторонами не создано ни одной строчки… Ни одна из сторон не может изобличить другую в каких-либо нежелательных действиях”.

Если перевести это иносказание на обычный язык: раз сторонам ни о чем не удалось договориться, то они не могут обличать друг друга в невыполнении каких-то обязательств. Можно лишь посочувствовать такому выпадению памяти. Лучше бы В. Гулузаде и не затрагивал столь чувствительный вопрос. Мало того, что тут он сам опростоволосился, но и азербайджанская сторона в целом обрела на сей счет просто “аховую” репутацию. Стоит поднять документы, а также коснуться достоверно известного мне по посреднической работе в 1992-96 годы.

Давно пора опубликовать автографы полномочных представителей Азербайджанской Республики (АР) под рядом документов. Среди них – С. Абиев, Н. Садыхов, М. Мамедов, А. Джалилов, Р. Гулиев, Г. Алиев.

В 1993 году подписи этих лиц не раз стояли под обязательством вот-вот, в конкретные сроки, провести встречу высших руководителей Азербайджана и Нагорного Карабаха, но Баку пытался “замотать” его выполнение. Оно письменно повторялось при каждом прекращении огня. 12-13 сентября 1993 г. представители руководства Азербайджана и Нагорного Карабаха (А. Джалилов и нынешний министр обороны С. Абиев – А. Гукасян) продлили прекращение огня и приняли совместное коммюнике.

Заинтересованный перед выборами президента Азербайджана в приостановке военных действий, Г. Алиев в нарушение всех сроков встретился с Р. Кочаряном лишь 25 сентября 1993 г., требуя не оглашать встречу и пообещав продолжение контактов.

Неоднократно те же лица обязались прекратить огонь со стороны Азербайджана. Но, несмотря на их подписи, эта сторона четырежды нарушила прекращение огня в надежде одержать верх на поле боя. Особенно памятна история со срывом прекращения огня 16 декабря 1993 г. – перед контрнаступлением азербайджанских войск на разных участках фронта.

О целой серии таких договоренностей и их срывах не мог не знать Гулузаде. Если же он говорил лишь о том, что “создают” сами стороны, без участия посредников, то вот его собственные слова о документе, подписанном всеми тремя сторонами в июле 1994 г.:

“Формулировка о прекращении огня – “вплоть до заключения мирного соглашения” – была достигнута обходным путем, по телефону, минуя Москву, Париж, благодаря конструктивизму и сотрудничеству Жирайра Либаридяна, бывшего советника бывшего президента Армении Левона Тер-Петросяна, с которым я вел прямые переговоры. Эта формулировка, наряду с другими факторами, несомненно, способствовала тому, что прекращение огня приобрело устойчивый характер. Начался мирный процесс, и перестали гибнуть люди” (“Зеркало”, 26.12.1998).

Зачем же “со всей ответственностью” так противоречить самому себе? То ли стороны сами родили волшебную формулировку, то ли не создали “ни одной строчки”? 6 февраля 1995 г. официально вступило в силу соглашение между Азербайджаном, Арменией и Нагорным Карабахом (НК) об укреплении режима прекращения огня, определившее порядок улаживания инцидентов на линии соприкосновения. С этой целью три стороны обменялись надежными телефонами для прямых контактов по линии как политического, так и военного руководства.

Чуть ли не каждый день Азербайджан обвиняет армян в нарушениях прекращения огня на “линии фронта” (так ее называют там), но не выполняет этого соглашения. Ереван еще в марте 2005 г. заявил, что готов вернуться к выполнению этих обязательств. В мае сего года Степанакерт призвал к этому Баку и Ереван. Но Баку упорно отмалчивается. Если этот документ несовершенен, Баку мог бы предложить дополнить или доработать его. Люди там продолжают гибнуть, Баку в пропаганде “стонет”, но не хочет выполнять единственное соглашение, заключенное под эгидой ОБСЕ.

Обязательства возникали для сторон не только на переговорах, но и проистекали из актов международных организаций и форумов. Так, Будапештский саммит ОБСЕ консенсусом решил провести переговоры между сторонами конфликта. Со стороны Г.Алиева возражений не возникло. Действующий председатель ОБСЕ прямо заявил, что стороной конфликта является и НК. Но, несмотря на это, Азербайджан в течение уже 10 лет оттесняет НК от участия в переговорах…

——————————————————————————————-

окно в Европу

Евроинтеграция – eдинственное, что связывает армян и азербайджанцев?

Наира АЙРУМЯН

Мировые державы заинтересованы в том, чтобы карабахский конфликт был урегулирован как можно скорее. Во всяком случае, они дают понять, что не заинтересованы в возобновлении боевых действий. Посредники и все те, кто имеет интерес в нашем регионе, думают над тем, что может связать два народа, которых разделяет бескомпромиссный конфликт. Конфликт на самом деле сложный, поскольку предмет конфликта неразделим по своей сути. Он может достаться только одной из сторон, и в такой ситуации говорить о компромиссах несерьезно. Лучше подумать над тем, в какой точке могут соприкасаться интересы армянского и азербайджанского народов.

Даже при поверхностном рассмотрении можно выделить несколько направлений, по которым сотрудничество возможно. И, прежде всего, это – евроинтеграция.

Али Абасов, доктор философских наук, заведующий отделом Института философии и политико-правовых исследований Национальной Академии Наук Азербайджана считает, что все пути урегулирования карабахского конфликта проходят только через интеграцию южнокавказских стран в Европу.

Азербайджанские газеты с тревогой пишут о том, что Азербайджан недостаточно активно вовлекается в программу “Новые соседи”. В октябре регион Южного Кавказа посетит с официальным визитом координатор Европейского союза по внешним связям и европейской программы соседства госпожа Бенита Феррера Вальднер. В ходе визита представитель Европейского союза посетит все три государства региона. “При этом, как передает известное европейское издание EUobserver, в Тбилиси и Ереване она планирует подписать грузинский и армянский вариант плана действий в рамках европейской программы соседства. О подписании аналогичного документа в Баку ничего не говорится”. В этих строках азербайджанского журналиста проглядывает недоумение – почему так давно декларируемая евроинтеграция тормозится именно в Азербайджане.

Начальник Управления информационной политики и печати МИД Азербайджана Таир Тагизаде в интервью бакинской газете “Эхо” отметил, что официальный Баку приветствует ту роль, которую ЕС готов сыграть в процессе постконфликтного упорядочения ситуации в нашем регионе, в частности, в направлении экономического содействия для ускоренного развития стран региона. Сотрудник МИД напоминает, что ЕС неоднократно подтверждал свое стремление синхронизировать и подписать план действий с тремя государствами Южного Кавказа одновременно. “Имеется в виду осень этого года”, – уточняет Т. Тагизаде. В то же время он не исключает, что может быть разница в датах подписания документа, но не более. Хотя он сомневается, что Баку присоединится к плану действий в рамках программы соседства несколько позже, чем Тбилиси и Ереван: “Наши отношения с Евросоюзом, по информации сотрудника министерства, имеют отдельный аспект, которого нет ни у Еревана, ни у Тбилиси. Речь идет об энергетическом факторе, и не исключено, что этот аспект отношений будет урегулирован в качестве отдельного соглашения по энергетическому партнерству”, – предупреждает он.

Во всем этом проглядывает некоторый дисбаланс – Европа настаивает на том, чтобы программа “Новые соседи” осуществлялась одновременно в трех странах южнокавказского региона. Но Азербайджан все время затягивает процесс, словно кто-то тормозит его. Может быть – Турция, которую то принимают, то не принимают в Евросоюз. Видимо, Азербайджан ждет, чем закончатся переговоры Евросоюз – Турция.

Неопределенность ориентации Азербайджана отражается на политике ЕС в регионе, в том числе – в отношении карабахского региона. Эта политика тоже оказалась в режиме ожидания. Евросоюз, который несколько лет назад проявлял завидную активность в карабахском урегулировании, вновь сделал шаг назад. Сейчас участие Европы в карабахском урегулировании и в развитии демократических процессов в Карабахе нельзя назвать заметным. Кроме того, не совсем ясно, как представляют в Евросоюзе интеграцию стран Южного Кавказа, на территории которого существует 3 непризнанных республики. В каком статусе будет интегрироваться в Европу, например, Карабах? И что делается европейскими структурами для того, чтобы Карабах принял путь европейской интеграции как наиболее оптимальный?

На эти вопросы пока нет ответов. Возможно, они обсуждаются в стратегических центрах и экспертных сообществах, однако, предметом публичных обсуждений они так и не стали.

—————————————————————————————–

ЕC превращается в новую силу, способную уравновесить давление России и США 

Али АБАСОВ

доктор философских наук, заведующий отделом Института философии и политико-правовых исследований Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА)

– Первый вопрос будет о нагорно-карабахском конфликте. После рассекречивания американским сопредседателем МГ принципов урегулирования проблемы наступило определенное затишье в переговорном процессе. Какими вы видите пути урегулирования этого конфликта?

– Пожалуй, они проходят только через интеграцию южнокавказских стран в Европу. Об этом я писал еще, когда не было программы ЕС “Ближние соседи”, а потом, когда она появилась, стало очевидно: в едином политическом, экономическом, культурном и оборонном пространстве найдут решение не только этот, но и все другие конфликты. По мере развития данной программы все три страны станут кандидатами для вступления в ЕС и тогда вопросы безопасности (полностью) и прохождения границ (частично) будут сняты и постепенно этно-территориальные проблемы можно будет урегулировать. Мы не должны забывать, что в 20-м году в Карабахе тоже были сильные потрясения, но через 2-3 года об этом почти ничего уже не напоминало.

– Но на днях политолог Ильгар Мамедов озвучил проект Плана действий Азербайджана и Евросоюза в рамках Европейской политики соседства, в котором, в отличие от Грузии и Армении, не было четко указано о намерении страны вступить в это сообщество. Правда, МИД Азербайджана подсластил пилюлю, заявив, что это лишь рабочий документ, но, похоже, с евроинтеграцией придется подождать.

– Да, в МИД заявили, что настоящий документ – закрытый, и что Мамедову в руки попал не тот План. Я лично имею экземпляр на английском языке, но говорить о том, что это окончательный документ и обвинять кого-то в отсутствии в нем указанного вами пункта я не стал бы. Уверен, что он будет еще доводиться до конца. С другой стороны, в Армении и Грузии этот документ активно обсуждался как общественностью, так и властями, в результате чего получился большой объемистый пакет, учитывающий пожелания общественных организаций этих стран. У нас, к сожалению, никаких обсуждений не было. Мы сами по своей инициативе подготавливаем необходимые на наш взгляд предложения и поправки.

– А может, некоторые властные структуры не заинтересованы в интеграции с Европой? Ведь это значит увеличение гражданского контроля над доходами от нефти и расходами центральных ведомств, повышения роли органов местного самоуправления, и главное, проведение справедливых выборов и существенное ограничение власти?

– Вопрос достаточно сложный. Скажем, контроль Запада над поступлением средств от продажи нефти и их расходованием есть. Нет стратегического мышления, осознания того, насколько важно для страны стать членом ЕС, а пока хотя бы заявить о своем намерении это сделать. Сейчас никто не хочет брать на себя ответственность, хотя евроинтеграция – разумный выход для Азербайджана из нынешней ситуации, когда он зажат между Россией и США. Ведь Евросоюз превращается в новую, и, что важно, неконфликтную силу, способную уравновесить давление России и США. Вхождение в ЕС позволит Азербайджану решить и экономические проблемы, естественно, четко осознавая, что никто не протянет конфетку “за так”. Но пока, к сожалению, в стране нет стратегических аналитических центров, ни в независимых, ни в правительственных органах.

– Рональд Янг, возглавлявший в Азербайджане 1,5-годичную программу ТАСИС по реформам в госслужбе и госуправлении говорил, что даже в Узбекистане, где он был до того, решения не обдумываются в одиночку. Они выносятся на общественное обсуждение, доводятся до исполнителей и только потом – с учетом их предложений и пожеланий – принимаются. А вот в куда более демократичном, по его словам, Азербайджане Янг этого не видел…

– В Узбекистане осталась старая советская система. Во времена СССР его Конституцию обсуждали в институтах, фабриках, заводах и колхозах. Трудовые коллективы вносили предложения, часть которых вносилась редакторами в текст проекта. Что касается Азербайджана, то Янг не знает, что у нас многие законы, в том числе и выборные, проходили экспертизу Венецианской комиссии. Конечно, Узбекистан не может так активно сотрудничать с ней, как Азербайджан. Но вопрос в другом. У нас слабое гражданское общество, и мы не можем доказать Западу, что представляем силу, способную менять ситуацию. Поэтому он предпочитает работать с правительством, в котором, конечно, есть компетентные правоведы. То есть Совет Европы и Венецианская комиссия нас игнорируют, считая, что с властью легче договориться: действительно, куда проще давить на одного человека, чем на всех. Нужно отдавать себе отчет: так будет продолжаться, пока мы не создадим здоровое гражданское общество.

http://www.regnum.ru

——————————————————————————————-

диалог

Сельчане и «народная дипломатия»

Джульетта АРУСТАМЯН 

По инициативе британской организации International Alert (“Международная Тревога”), работающей по восстановлению доверия между конфликтующими сторонами и мирному урегулированию конфликтов, в НКР, РА и АР осуществляется проект под названием «Включение», цель которого – включить в диалог людей, которые после конфликта не общались друг с другом. В Нагорном  Карабахе проект этот имеет семь различных направлений, по одному из которых в деревнях Хындзристан, Тагавард и Атерк были проведены круглые столы.

Чтобы способствовать активности наиболее пострадавших в результате конфликта слоев населения, подключить их в процесс мирного диалога, усилить их роль в миротворческой деятельности, за круглый стол были приглашены беженцы, члены семей погибших, инвалиды и ветераны войны. Из 53 участников дискуссий, возраст которых колебался от 24-х до 86-ти лет, 15 были беженцы, 14 – инвалиды, 25 – ветераны, а 21 человек потеряли своих родных в годы конфликта.

Но, несмотря на тяжелые и неизгладимые воспоминания, у людей хватило мужества говорить о необходимости восстановления добрососедских отношений с Азербайджаном. 60% опрошенных посредством анкет респондентов считают это возможным, 55% – готовы встретиться с азербайджанцами и обсудить насущные проблемы. 26% опрошенных желают увидеться со своими друзьями и соседями. Вот несколько высказываний людей, с которыми мы встречались в карабахских селах. Мы не называем их имена, но это – реальные люди, живущие рядом с нами.

“С большим удовольствием побеседую с ними за круглым столом,” – сказала беженка из Баку. “Если вопрос решится в нашу пользу, то пожалуйста – пусть приезжают и живут! Любая нация, в том числе и азербайджанцы, пусть приезжают!” – сказала вдова погибшего, коренная сельчанка. “Разве плохо будет, если  в начале весны они, как раньше, будут привозить и продавать рассаду?..” – говорит женщина средних лет. “Нельзя весь народ однозначно называть плохим! И среди них есть очень хорошие люди. Это политические партии и те, кто у власти, сеют вражду, используют ситуацию в своих целях…” – так рассуждает школьный учитель, ветеран войны. Но мнения, конечно, расходились: “Каким бы он хорошим ни был, он все равно остается азербайджанцем! Как говорится, с ним дружи, а палку из рук не выпускай!” – это сказал опять же ветеран войны, отец погибшего. Многие беженцы во время встреч говорили: “Если бы не хорошие люди, во время погромов было бы гораздо больше жертв! Наши друзья и соседи спасли нас. Мы им очень благодарны и никогда не забудем этого!” И в противовес этому кто-то добавлял: “Не надо забывать об уроках истории. Азербайджанцы неоднократно предавали нас!” “Мы много раз уступали… Вернули лишь часть потерянного.”

“О каких взаимных уступках идет речь? Пусть они скажут, в чем они готовы уступить, а потом и мы решим, что можно отдать им взамен…” “Ладно. Допустим, мы вернули им несколько районов. А что они дадут нам взамен нашей пролитой крови?!” “Не надо! Мы только-только узнали свою культуру! Почувствовали себя армянами!” – эти слова произносились не раз, во время каждой из дискуссий и совершенно разными людьми. Молодой инвалид, ветеран войны подчеркнул: “Не мы развязали эту войну! Мы же только защищались! Нас в советские времена воспитывали в духе братства и дружбы. Но даже тоталитарный режим не стал гарантией мира!” Мысли вслух продолжались: “Но ведь и это факт, что за пределами Армении и Азербайджана мы продолжаем нормально общаться, сотрудничать. Есть сотни примеров дружбы армян и азербайджанцев за пределами нашего региона.” И опять же возражение молодого человека – “Но психология задетого войной человека ведь кардинально меняется! Мы ежедневно проходим мимо стольких могил! Нужно долгое время, чтобы зажили раны. Может, после смены поколений отношения наладятся?..”  “Думаю, и сейчас можно наладить торговлю между НКР и Азербайджаном, если будут нормально функционировать таможня и служба охраны. Это выгодно и им, и нам. С нашей стороны агрессии не  ожидается. А кто поручится за них? Какие гарантии?” – задавались нелегкими вопросами сельчане.

Пожилой интеллигентный мужчина, бывший бакинец, вспоминает о событиях в Сумгаите: “Я тогда лежал в больнице. Сосед по палате, азербайджанец, в ответ на мое недоумение подобным развитием событий дал мне прочитать выдержку из книги «Увиденное, услышанное, прочитанное». В ней кто-то обращается к Н. Нариманову с беспокойством о том, что армяне слишком быстро обустраиваются в Баку и армянских домов чересчур много. На что Н. Нариманов отвечает, что армяне уйдут, а дома останутся…”

Из опрошенных в карабахских селах респондентов только 34% считают возможным возврат беженцев – и то лишь после разрешения конфликта. “О каком совместном проживании может идти речь, если Азербайджан ведет круглосуточную антиармянскую пропаганду?!”, “Они очень агрессивны. Даже в песнях своих нас оскорбляют!”, “Да они даже с молчаливыми камнями ужиться не могут. Воюют с хачкарами! А как с нами жить собираются?!” – говорили многие респонденты.

Речь, конечно же, заходила и о способах разрешения конфликта. Ответы опрошенных разделились следующим образом: а) вооруженный путь решения проблемы – 9%, б) мирный – 43%, в) уступки с обеих сторон – 38%, а 10% опрошенных посчитали, что конфликт уже разрешен. Однозначно отрицательно населением были восприняты доклады Международной кризисной группы: “Миротворцы нам не нужны. Мы уже их видели – в лице советских солдат. Мы доверяем только своей армии!”, “Великие державы своим вмешательством зачастую препятствуют разрешению конфликта”, “Американцам и европейцам не понять души кавказца”, “Карабах и Азербайджан сами должны решать свои проблемы и судьбу за столом переговоров”…

По результатам анкетирования выяснилось, что 50% опрошенных считают Азербайджан/азербайджанцев врагами, 40% – противниками, 5,6% – соседями, а 1,4% – “в зависимости от личности”…

Поднятые вопросы и обсуждаемые темы вызвали живой интерес у сельчан. Люди благодарили организаторов и спрашивали – будет ли продолжение этих обсуждений. И не было ни одного человека, который усомнился бы в полезности подобных встреч и дискуссий.

——————————————————————————————-

5 вопросов – в 5-летний юбилей

– Господин Петросян, примите наши искренние поздравления по поводу 5-летнего юбилея газеты “Что делать“. Для СМИ – это достаточно долгий путь становления. Сегодня, судя по многочисленным откликам читателей, можно сделать вывод, что газета очень популярна, она несет такое редкое на сегодня Правдивое Слово, и главное – ей доверяют. А что думаете Вы о 5-летнем пути Вашей авторской газеты?

– Большое спасибо! Весьма польщен подобной оценкой, тем более – с вашей стороны.

Первые два года были трудными, потом полегчало… У меня другого выхода не было, я должен был донести до людей свои мысли и взгляды.

– Ваша газета напоминает “театр одного актера”, где Вы один – режиссер, сценарист, актер, суфлер и т. д. Не было ли идеи расширить рамки редакции, внести в нее свежее дыхание инакомыслия – например, мнения других людей, с которыми Вы не согласны?

– Расширить рамки редакции всегда хотелось, я всегда нуждался в двух хороших помощниках, газета намного выиграла бы от этого. Но, увы, по причине отсутствия финансов мне приходится пыхтеть одному.

Что касается вопроса о публикации мнения других людей, с которыми я не согласен, то, разумеется – без этого невозможно сотворить хорошую газету. Я предоставляю слово – только не лейтенантам или капитанам, а генералам. То есть вместо того, чтобы дискутировать с несколькими среднего уровня социалистами, фашистами или либералами – я предпочитаю дискутировать с первыми лицами, представляющими эти мировоззрения или политические взгляды.

– Масс-медиа обычно считаются четвертой властью. В Карабахе можно о многом свободно писать, но СМИ, увы, не способны воздействовать на власти, на общество – они не являются реальной властью. Как Вы считаете, что в этом случае надо менять журналистам? Или – преобразования должны исходить от других трех ветвей власти?

– Журналисты, а также редакции, руководители различных СМИ, на мой взгляд, должны: не просто обозначить “врага” и закидывать его чем попало и всякой всячиной, что подвернется под руку, а выработать себе программу, исходя из четырех вопросов: что есть? что должно быть? что нам под силу реально изменить? с чего начать эти реально-возможные изменения? Лишь подобное целенаправленное выстраивание своей деятельности плюс постоянное стремление к безусловной объективности может привести СМИ к ожидаемому результату, то есть к активному соучастию в формировании твердого общественного мнения. И еще хотел бы подчеркнуть: сила или слабость СМИ не столь зависят от степени свободы, независимости или зависимости от властей, сколь от степени почитания справедливости и ответственности в своей позиции, в своей работе.

А вообще-то, по большому счету, пресса становится “четвертой властью” и обретает силу воздействовать на остальные ветви власти с того дня, как только проведение свободных и справедливых выборов становится возможными. То есть – как только существование власти начинает зависеть не от административных и экономических рычагов давления, а от совершенно свободной воли населения. Вот тогда за общественным сознанием (мнением) начинается охота, как за красавицей-невестой…

 – С недавнего времени Вы возглавили комиссию при Президенте НКР по этике госслужащих и получаете государственную зарплату. Не может ли так статься, что  свободный журналист Мурад Петросян вдруг превратится в госчиновника, о котором так критически пишет?

– Смею начать с маленького уточнения: я не журналист. Я философ, политолог и общественно-политический деятель, который в целях распространения своих научных открытий, теорий и политических взглядов издает газету.

Вы произнесли слово “госчиновник” как нечто отрицательное. Между тем, по сущности своей, эти лица должны быть самыми наилучшими из общей массы людей. Но Вы не виноваты, такова наша действительность: большинство возвысившихся не достойны осуществлять государственные функции – управлять людьми, их делами и судьбой.

Одно из моих открытий в науке этики (это раздел философии, предметом изучения которой является нравственность) гласит: в области душевных наклонностей люди от рождения делятся на три группы – склонные ко злу, склонные к добру и посредственные или срединные (не имеющие определенной склонности ни ко злу, ни к добру). К последней группе принадлежит большинство рода человеческого, и потому они – “попадая в волчью стаю, воют по-волчьи, сами не являясь волками”. Что касается меня, то я не принадлежу генетически ни к этой группе, ни к первой. И потому я останусь тем, кем был всю жизнь…

– Господин Петросян, Вы всегда подчеркиваете, что в названии газеты отсутствует вопросительный знак. В наш век многочисленных вопросов о том, как же нам развиваться дальше – в сфере демократии, свободы слова, нравственной переоценки – осмелимся добавить этот знак и спросить: “Что делать?”

– Искать и собирать воедино всех (или почти всех) представителей той малочисленной группы людей, которых Природа воспроизводит с наклонностями к добру, с врожденным нравственным чувством, т. е. с тягой к Справедливости, а затем в соответствии с их умственными способностями и профессиональными навыками – распределить их по всем ключевым постам государственного управления. Это фундамент учреждения эффективного государства. Это – единственный путь, которым должно идти человечество и его подвиды, т. е. народы, и первым долгом – такие как мы, обойденные природными и людскими ресурсами, находящиеся в неблагоприятном географическом месторасположении.

Все остальные инструменты – демократия, свобода слова и т. д. – должны сопутствовать реализации указанной задачи. Кстати, в предоставленной мне государственной должности я также преследую цель помочь этому.

Еще раз подчеркну, что, в отличие от других мыслителей, философских и религиозных систем, я под понятием НРАВСТВЕННОСТЬ подразумеваю ПРАВИЛА, ПОД КОТОРЫМИ ПРИРОДА ОБЯЗУЕТ НАС ЖИТЬ. Следовательно, наиболее успешным будет то общество, которое наиболее приближено к достижению этого. Для большей ясности скажу так – ведь тот самолет, та машина, то здание действуют успешно, которые построены наиболее в соответствии с законами Природы.

Надо просто знать и помнить, что и человек есть часть Природы!

Беседовала Карине ОГАНЯН

——————————————————————————————-

ОТЧЕТ ХАРАШТИ О ПОЛОЖЕНИИ СМИ В АРМЕНИИ

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Миклош Харашти обнародовал свой отчет о положении СМИ в Армении, в котором представлены также рекомендации по улучшению ситуации со свободой медиа.

Хотя Армения, говорится в отчете Представителя ОБСЕ, и добилась значительного прогресса в совершенствовании медиа-законодательства, плюрализм СМИ ограничивается независимыми, но финансово слабыми и менее влиятельными печатными медиа. Недостаток плюрализма в сфере вещания является серьезной проблемой: “Вещательные СМИ, за исключением немногих программ, представляющих альтернативные точки зрения, не предоставляют обществу на постоянной основе объективную и разностороннюю информацию. Вещательные СМИ можно охарактеризовать как преимущественно проправительственные, несмотря на преобразование государственного телевидения в общественное и наличие ряда частных каналов. В соответствии с действующим законодательством, все члены регулирующих органов назначаются непосредственно президентом Армении.”

Несмотря на наличие многочисленных частных вещателей, отсутствует систематическое освещение всего спектра общественных мнений. Пример телекомпаний “А1+” и “Ноян тапан”, говорится в отчете, свидетельствует о том, что лицензионная деятельность Национальной Комиссии по телевидению и радио при существующем законодательстве непрозрачна и политически мотивирована: “В 2002 этим двум полноценно работающим телестанциям, считавшимся многими политически независимыми от правительства, было отказано в возобновлении лицензий. С тех пор “А1+” подавала заявки более десяти раз, но они отклонялись по различным причинам.” В качестве рекомендаций по частному вещанию в отчете отмечается необходимость внесения таких поправок в Закон “О телевидении и радио”, которые бы четко устанавливали процедуру проведения конкурса по лицензированию теле- и радиовещания: “Критерии отбора должны исходить из интересов плюрализма; процесс лицензирования должен стать более прозрачным, опираться на более конкретные и открытые для общественного контроля параметры.”

Печатные СМИ Армении охарактеризованы в отчете Представителя ОБСЕ как свободные, но финансово слабые и ограниченные во влиянии. Главные причины финансовой слабости печатных СМИ объясняются ограниченностью рынка коммерческой рекламы и недостатками системы распространения периодики. “Ни подписка, ни распространение, – отмечается в рекомендациях отчета, – не должны подлежать лицензированию. Дабы способствовать плюрализму медиа, правительство должно рассмотреть возможность установления особых защитных мер для печатных СМИ, к примеру, благоприятной системы распространения, льгот по НДС или другим налогам.”

Хотя Армения и приняла один из самых прогрессивных в странах СНГ законов “О свободе информации”, доступ журналистов к информации остается ограниченным в силу его неудовлетворительной имплементации. Для обеспечения надлежащего исполнения Закона “О свободе информации” рекомендуется провести общественное обсуждение и принять подзаконные акты.

О ПОЛОЖЕНИИ СМИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Миклош Харашти выразил обеспокоенность по поводу недавних случаев уголовного преследования журналистов в Азербайджане и предложил проведение правовой реформы в качестве выхода из этой ситуации.

В своем письме Президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву М. Харашти указал: “Нынешняя волна жесткого судебного преследования журналистов показывает – насколько важно, чтобы выдвинутая Вами в марте 2006-го года инициатива была поддержана конкретными действиями. Тогда Вы призвали представителей властных органов не возбуждать уголовные дела против СМИ. Я разочарован тем, что предложенный Вами мораторий перестал соблюдаться.”

По меньшей мере, пяти журналистам и нескольким газетам предъявлены уголовные и гражданские иски по обвинению в диффамации. Некоторым из них уже были вынесены суровые приговоры – вплоть до тюремного заключения.

М. Харашти указал на тот факт, что во всех судебных делах истцами являются официальные лица, в том числе и министр внутренних дел АР Рамиль Усубов, который подал пять исков против СМИ летом 2006-ого года.

В своем письме М. Харашти призвал руководство Азербайджана обеспечить полный доступ СМИ к судебным слушаниям и предоставить общественности подробную информацию.

Представитель по вопросам свободы СМИ отметил, что настало время, когда Азербайджану следует продвинуться от политического моратория на обвинения в диффамации к переводу инициативы Президента в плоскость правовой реформы.

М. Харашти также заявил, что его Бюро готово оказать Азербайджану поддержку в осуществлении реформы законодательства в области СМИ с целью улучшения рабочих условий журналистов.

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s