№ 19 / 15 ноябрь

“Демо” / № 19 (61) / 15 ноябрь, 2006г.

НКР и вокруг него

Управляемая демократия: Нагорный Карабах — пример для Путина

Сергей МАРКЕДОНОВ 
заведующий отделом проблем межнациональных 
отношений Института политического и военного анализа, РФ

Четвертый случай на постсоветском пространстве

Нагорно-Карабахская Республика (НКР) станет мерилом демократии среди de facto государств постсоветского пространства. 11 октября президент этого непризнанного государства Аркадий Гукасян заявил, что не будет участвовать в предстоящих президентских выборах 2007 года. Проблема «третьего срока», так осложнявшая жизнь и самого Гукасяна, и его окружения, решена — глава НКР добровольно отказался от пролонгации своего пребывания у власти, несмотря на то, что в его окружении немало сторонников продления президентских полномочий. На прошедшей сессии Национального Собрания НКР генпрокурор республики Армен Залинян высказал предположение, что новая Конституция даст президенту такую возможность — такое заявление многие расценили как декларацию о намерениях самого лидера НКР. Однако сам Гукасян такое предложение не поддержал.

Действующий президент НКР занимает свой пост в течение двух легислатур: ранее он работал министром иностранных дел непризнанной республики и сделал немало для развития отношений с США, Францией и Ближним Востоком. До принятия Конституции Гукасян занимал президентский пост, базируясь, главным образом, на принципах realpolitik. Несмотря на то, что Национальным Собранием НКР был принят закон, не позволяющий одному лицу занимать президентское кресло более двух легислатур, лидер Карабаха имел вполне законную с формально-юридической точки зрения возможность продолжить исполнение президентских полномочий. Президент мог поддержать «народную инициативу», пойти на третьи президентские выборы и одержать на них победу. Ему предстояло выдержать предвыборную конкуренцию, но шансы на победу были высоки — не пришлось бы даже злоупотреблять пресловутым административным ресурсом (хотя совсем без него на постсоветском пространстве не обойтись). Вместо этого Гукасян покидает карабахский политический Олимп.

В связи с решительным и не традиционным для постсоветской культуры политическим шагом президента Нагорного Карабаха многие политики в Армении и НКР обращают внимание на целый ряд оговорок Аркадия Гукасяна. Заявляя об уходе с высшего должностного поста de facto государства, Гукасян упомянул об «ограниченном круге одиозных лиц», которые, якобы, и муссируют слухи о его диктаторских устремлениях. Эти одиозные лица не были названы: Карабах — небольшая, но достаточно политизированная республика, чтобы даже такой скрытый посыл президента прочли и правильно поняли. И не только «узкий круг одиозных лиц». Скорее всего, предстоящие кадровые изменения в администрации, аппарате силовых структур НКР, возможно, дадут ответы на этот «скрытый вопрос». В любом случае, Гукасян, какими бы личными мотивами он ни руководствовался, создал важный политический прецедент — поставил идею международного признания Карабаха выше своих властных амбиций. И даже если он уходит, опасаясь каких-то «одиозных лиц» (о чем уже было отмечено некоторыми аналитиками), этот уход будет воспринят как политический шаг, направленный на улучшение имиджа НКР в мире, нацеленный на развитие, а не на сдерживание демократии. И вообще, рассуждения об «опасениях» Гукасяна также нельзя принять априори. В свое время президент НКР выиграл жесткую борьбу с Самвелом Бабаяном, военным лидером НКР в период войны с Азербайджаном, национальным героем Карабаха. Во многом благодаря Гукасяну НКР избежала искушения стать «федерацией полевых командиров», в результате чего это самопровозглашенное образование стало политически самым эффективным среди de facto государств СНГ-2.

Фактически сегодня Нагорный Карабах наряду с Косово становится вторым прецедентом для Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. И если к косовскому казусу элиты de facto государств апеллируют как к внешнему прецеденту, то карабахский паттерн будет использован политиками «параллельного СНГ» для борьбы за демократизацию политической жизни. В НКР политики первыми в СНГ-2 осознали, что демократические институты служат гарантией международного признания. И эти институты гораздо важнее для брюссельских бюрократов и общественного сознания США, от которых зависит фактическое признание международным сообществом. Сегодня справедливой aбудет считаться только та борьба, которая ведется под демократическим знаменем — сознавая это, НКР достигла гораздо большего, чем Абхазия, ПМР или Южная Осетия.

Между тем, добровольный уход Аркадия Гукасяна с президентского поста создаст важный прецедент и для признанной мировым сообществом Армении. Ни для кого не секрет, что в Ереване немало тех, кто желал бы продления полномочий президента Роберта Кочаряна. Будучи важным национальным символом для Армении, Карабах послужит примером цивилизованной смены верховной власти. К нему будут апеллировать все ведущие политические силы Армении.

Казус НКР важен и для Азербайджана — страны, высшая власть в которой фактически передается от отца к сыну. Ситуация «мягкого султаната» в глазах мирового сообщества ослабляет позиции Баку с точки зрения возвращения Карабаха под свою юрисдикцию. Демократические стандарты непризнанной Нагорно-Карабахской Республике выше, чем в признанном Азербайджане.

Политическое решение Аркадия Гукасяна важно и для всего постсоветского пространства. На просторах бывшего СССР добровольный уход с высшего государственного поста выглядит политическим подвигом. Примеры таких «сильных решений» можно пересчитать по пальцам — Борис Ельцин, Леонид Кучма, Эдуард Шеварднадзе. В этом плане решение Гукасяна показывает, что демократическое развитие хотя бы части постсоветского пространства имеет шансы на успех.

www.prognosis.ru

——————————————————————————————-

Что следует ожидать от Москвы

Наира АЙРУМЯН

Западные газеты с тревогой пишут о том, что Россия усиливает свои позиции на всем евразийском пространстве. Причем в выборе путей Россия всеядна – начиная с провоцирования конфликтов  и заканчивая приобретением экономических ресурсов. На Западе наблюдают за действиями России, которая скупает энергетические и коммуникационные ресурсы на всем постсоветском пространстве, причем, скупает не для того, чтобы вкладывать инвестиции и получать финансовую выгоду, а для того, чтобы утвердить сферу своего влияния.

Особенно заметен этот процесс в Армении, где российским компаниям уже принадлежат не только электрораспределительные сети, целый ряд наукоемких производств, но еще связь, а теперь уже и газопровод из Ирана. Население Армении вяло протестует против всех этих процессов, но решительных действий не предпринимает. Зато президент России В. Путин во время встречи в Москве с президентом Р. Кочаряном посетовал, что по показателям товарооборота Армении Россия находится на “постыдном” третьем месте. И тут же, через пару дней, встретился с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым – сразу после его визита в Брюссель.

И на фоне всех этих процессов министр иностранных дел Азербайджана вдруг заявляет, что Россия начала проявлять «конструктивный подход” в карабахском урегулировании и что Москва намерена выступить с новыми инициативами.

В этих условиях “констpуктивизм”, который демонстрирует, по словам министра иностранных дел Азербайджана, Россия в урегулировании конфликта вокруг Нагорного Карабаха, вызывает опасения. Интересно и то, что Россия готова продемонстрировать свою “проазербайджанскую” позицию не только в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта. Оказывается, Азербайджан рассчитывает закупать российский газ в 2007 году по цене ниже, чем она установлена для Украины”, – об этом заявил журналистам первый вице-премьер Азербайджана Ягуб Эюбов.

“В настоящее время идут обсуждения по вопросу закупок российского газа. Украина договорилась с Россией закупать 1 тыс. кубометров газа за 130 долларов. Мы рассчитываем, что цена для нас будет ниже этого”, – сказал Я. Эюбов.

В 2005 году “Газэкспорт” поставлял газ в Азербайджан по цене 60 долларов за 1 тыс. кубометров, с 2006 года – по цене 110 долларов. “Итак, получается, что Россия предлагает газ Грузии по цене 230 долларов за кубометр, Украине – за 130 долларов, а Азербайджану – еще дешевле. Возникает вполне логичный вопрос: чем объяснить такой дифференцированный подход России к странам “враждебного” ГУАМ?! Чем же мы так “провинились”?!

Понятно, что России хотелось бы сохранить свое влияние на Южном Кавказе и не допустить укрепления позиций НАТО у своих южных границ, особенно после того, как Грузия уходит из-под влияния Кремля бесповоротно. Однако не хотелось бы верить и в то, что Азербайджан в тандеме с Арменией собирается стать вторым “форпостом” России на Южном Кавказе. Неспроста говорят: “Бойтесь данайцев, дары приносящих”, – пишет азербайджанское “Эхо”.

Что следует ожидать от Москвы? Отвечая на вопрос KarabakhOpen, председатель парламентской комиссии по внешним сношениям НКР Ваграм Атанесян отметил:

«Мамедьяров изъявляет свое восприятие или, возможно, стремление увидеть в переговорном процессе по карабахскому урегулированию определенные нюансы. Это его проблемы. Не укладывается в логику то, что министр иностранных дел Азербайджана, фактически, обвиняет Москву в неконструктивной позиции в прошлом, на что внешнеполитическое ведомство РФ пока никак не отреагировало.

А вообще, у Азербайджана всегда был соблазн получить на блюдечке с золотой каемочкой от России или Запада – в зависимости от той или иной геополитической ситуации – свою «территориальную целостность и право на контроль над Нагорным Карабахом». Это означает, что Азербайджан не только не имеет собственной позиции по урегулированию конфликта, но и воли и достаточных ресурсов. Думаю, Мамедьярову хорошо известно, что страны-посредники ни по-отдельности, ни вместе, не имеют мандата на оказание давления на стороны. Они призваны создавать благоприятные условия для переговоров, сближать позиции и, в конце концов, взять на себя роль гарантов достигнутых соглашений. В этом контексте заявление Мамедьярова никак не умещается. Думаю, заявление следует оценивать как жест в сторону Москвы в контексте сближения позиций России и Азербайджана по Ирану, и только, но я не считаю, что Баку в этой игре будет откровенным до конца, и об этом знают, видимо, в России.

Что касается армяно – российских отношений, то они носят стратегический характер, и я не думаю, что в карабахском вопросе Россия может инициировать нечто, что поставит под сомнение будущее стратегической оси Москва – Ереван».

Председатель партии «Движение-88″ Эдуард Агабекян считает, что новые инициативы России вряд ли связаны с инфраструктурами. “По моему мнению, передача инфраструктур под контроль России была однозначно неправильной, поскольку не этим определяется отношение к потенциальному союзнику. Я думаю, в Армении существует нехватка внутренней легитимности, которая приводит к ослаблению государства. Совершенно неважно, слабы мы или сильны, большая мы страна или маленькая. Если мы хотим, чтобы с нами считались, необходимо построить государство, основанное на социальной справедливости», – сказал Э. Агабекян.

“Что касается заявления Мамедьярова, думаю, оно связано с известной пражской встречей, после которой, судя по всему, изменилась геополитическая ситуация, связанная с Ираном, с конфликтующими странами на Южном Кавказе, с предстоящими в 2007 и в 2008 году выборами. А также с заявлением Freedom House о том, что, в отличие от Азербайджана и Турции, в Армении нет прогресса на пути демократии. Интересы меняются, и не в нашу пользу. Ничего хорошего я не ожидаю», – сказал Э. Агабекян.

Многие аналитики считают, что с приходом к власти в США демократов противостояние Запад – Россия еще более усугубится. И пока в России нет избирательных процессов, пока политическая власть там идет к стабильности, а не наоборот, на Кавказе сохраняется опасность того, что Москва не побрезгует ничем, лишь бы доказать, “кто в доме хозяин”.

——————————————————————————————-

внутриполитическая

Проблема выявления фигуры нового президента Нагорного Карабаха остается актуальной

Несмотря на то, что многие связывали проблему будущих президентских выборов в НКР с фактом принятии проекта Конституции парламентом республики, прошедшие 1 ноября с. г. слушания в Национальном Собрании не внесли ничего серьезного в ситуацию. Депутаты без особых дебатов одобрили проект Конституции и вынесли его на предстоящий референдум. Разговоры о связи решения парламента с предстоящими президентскими выборами как-то ушли в тень. Стране предстоит провести референдум и узнать мнение граждан НКР в отношении Конституции.

Возможно, все большее количество людей осознали тот факт, что то или иное решение действующего президента Аркадия Гукасяна касательно своей дальнейшей политической карьеры мало связано с Конституцией. Сам президент Гукасян в своем выступлении от 11 октября с. г. также увязал свое решение не баллотироваться в третий раз с иными обстоятельствами, но менее всего – с фактом принятия Конституции.

Несомненно, роль играют проблемы общеполитического характера – как внутрикарабахские, так и международные. Несмотря на наличие большого сомнения в отношении указанного заявления президента Гукасяна (до сих пор многие усматривают в действиях его команды симптомы подготовки к третьему сроку), некоторые его близкие соратники все больше утверждают, что действующий президент не пойдет на третий срок. Более того, даже в близком окружении президента идут дискуссии о фигуре нового президента.

Так или иначе, и власти, и общество приближаются к черте необходимости серьезных дискуссий по проблеме избрания нового президента НКР. В этом отношении Нагорный Карабах имеет свою специфику. Обычная практика ожидания имени преемника президента здесь вряд ли может проявить свою эффективность. Во-первых, НКР – страна маленькая, и деятелей в окружении президента в лицо знают все. А в этом отношении президенту Гукасяну нечем похвастаться. Многие из его же уст слышали о сложности выдвижения перед обществом кандидатуры следующего президента.

Правда, это не означает, что во властной структуре НКР нет подходящих кандидатур – скорее всего, их нет в среде близких соратников президента Гукасяна. Упоминаемые в последнее время имена нынешнего председателя службы госбезопасности Бако Саакяна и спикера парламента Ашота Гуляна мало что говорят общественности. А если уж не имеющие отрицательного имиджа эти лица не вызывают восторга, то другие высокопоставленные лица в окружении президента, как показывают наблюдения и соцопросы, изначально не воспринимаются обществом в качестве нового лидера НКР.

Данное обстоятельство свидетельствует в пользу того, что наибольший шанс предстать перед обществом в качестве кандидата на пост президента, скорее всего, будут иметь деятели, не приписываемые близкому окружению президента Гукасяна. Речь идет не только об оппозиционных деятелях, но и о госслужащих, принадлежащих к так называемой реформаторской внутривластной оппозиции. Такое положение дел выглядит естественным в связи с еще одно спецификой политической жизни НКР.

Здесь нет присущего многим постсовестким государствам резкого разделения властной структуры и общества. То есть видимое противостояние сил проходит между высшими чиновниками, провластными депутатами – с одной стороны, и общественностью вкупе с большинством госслужащих – с другой. Данное обстоятельство, несомненно, приобретает политический смысл. Примером были выборы мэра Степанакерта в 2004 году, когда кандидат от оппозиции Эдуард Агабекян получил поддержку не только общества, но и значительного количества госслужащих, что и предрешило исход выборов в пользу кандидата от оппозиции.

Неслучайно, что в настоящий момент в центр внимания общественности попадает фигура замминистра иностранных дел НКР Масиса Маиляна. Уже сейчас очевидно, что лояльность к этой фигуре проявляют даже радикально оппозиционные деятели и средства массовой информации. Если подобный феномен проявит свою закономерность, то не исключено, что выявление кандидата нового президента Нагорного Карабаха может пройти по схеме расширяющегося консенсуса в среде общественности НКР. Само по себе это интересный феномен – как на фоне неразвитости партийной системы таких государств как НКР, так и социально-экономических реалий, присущих десятилетнему правлению одного и того же режима.

Понятно, что не последнюю роль в предстоящей президентской гонке в Нагорном Карабахе окажет и традиционное влияние властей и политических сил Армении. Но вряд ли в нынешней ситуации неопределенности в Армении это влияние может иметь решающее значение. Какой-либо резкий скачок в таком влиянии может быть только в случае не совсем адекватного поведения президента Гукасяна в связи с тем, что разговоры о третьем сроке в НКР многими в Армении воспринимаются как попытка создания прецедента для Армении. На фоне предстоящих общегосударственных выборов в Армении сама идея о возможности такого прецедента вызывает сильно нигилистическое отношение не только в оппозиционной среде, но и в среде потенциальных кандидатов на пост следующего президента Армении.

http://www.karabakhopen.com

——————————————————————————————-

уточнение позиций

Виновником является богатый русский язык или?..

Поводом к данным пояснениям послужило непонятное и надуманное искажение моих слов общественно-политической газетой «ДЕМО» (гл. редактор – Гегам Багдасарян, депутат НС НКР), а именно:

в передовице последнего номера газеты «ДЕМО» автор начинает свои домыслы – «Представитель партии, которая оппозиционными лозунгами вошла в парламент, а потом стала частью власти». Все бы ничего, если б партия «Свободная Родина» и впрямь была бы представлена во властных структурах (должности в парламенте не в счет). Наша партия как раз не представлена в исполнительной власти. Откуда же у автора такие домыслы, можно лишь догадываться.

Далее автор продолжает, говоря о том, что представитель партии «Свободная Родина» «призвал страны Запада  поучиться демократии у НКР». Для того, чтоб читатель узнал, как зарабатывается дешевый авторитет, представляю отрывок из текста моего интервью:

«Я также считаю, будь эта возможность (баллотироваться на третий срок) у подавляющего большинства руководителей стран СНГ, они незамедлительно воспользовались бы. И теперь большой вопрос – кто из президентов СНГ является истинным последователем демократии. В этом контексте Западным странам (оплотам демократии) стоит воскликнуть: «Всем. Всем. Всем. Внимание! Равнение на НКР». Отмечу для автора передовицы, что  при грамотном чтении он (автор) понял бы, что означает фраза «в этом контексте» и уяснил бы для себя, что смысл заключался в том, «что западные страны, говоря о демократии в странах СНГ, должны приводить в пример НКР». Мне хочется думать, что виною грубого искажения моих слов является неправильный перевод, а также неправильное восприятие со стороны автора богатого русского языка (на котором мною дано интервью).

Я продолжал бы так и думать, если бы не повторное искажение моих слов – теперь уже главным редактором «Демо» Гегамом Багдасаряном (мне показалось, что почерк один и тот же) на страницaх электронной газеты Karabakhopen. Так, он говорит:

«Представитель фракции “Родина” от второй по численности партии, представленной в парламенте, Гагик Петросян однозначно заявил, что положение в проекте Конституции, позволяющее президенту баллотироваться еще на один срок, будет принято».

Предлагаю читателям ознакомится с моим сказанным:

«Поднявшийся ажиотаж на эту тему (хотя непонятно, зачем), предопределил созванную Президентом пресс-конференцию, ведь на кону был поставлен имидж НКР, в котором Президент однозначно объявил, что не будет баллотироваться на третий срок, хотя Конституция ( у меня нет сомнений в ее принятии) даст ему это право».

Для Гегама Багдасаряна должен отметить: во-первых, в проекте Конституции нет такого положения, буду рад, если автор предоставит информацию на суд читателей о том, в какой главе, в какой статье, в каком пункте записано о том, что президент Гукасян имеет право баллотироваться на третий срок??? Для читателей разъясню, что большинство юристов, в частности, специалист по Конституционному праву А. Залинян, однозначно заявили, что после принятия Конституции Гукасян получит право баллотироваться на третий срок. Во вторых: моя фраза «у меня нет сомнений в его принятии» относится не к праву на третий срок, а к Конституции.

Не ставя себя в один ряд с автором передовицы в газете «Демо» и Г. Багдасаряном по мастерству перефразирования чужих слов, я надеюсь, что виной все-таки является богатый русский язык, а не… Суд за Вами уважаемые читатели.

Гагик ПЕТРОСЯН, депутат НС НКР
(печатается без корректировок и изменений)

——–

Г. Багдасарян: «Я рад, что Г. Петросян против третьего срока”

Депутат от партии «Свободная Родина” Гагик Петросян обратился в KarabakhOpen с письмом, в котором озвучил обвинения в адрес редактора газеты “Демо” Гегама Багдасаряна. Депутат отметил, что Г. Багдасарян перефразировал его слова, касающиеся, в частности, положения статьи проекта Конституции, позволяющей действующему президенту баллотироваться на третий срок.

KarabakhOpen обратился к Г. Багдасаряну с просьбой прокомментировать обвинения.

“Я рад, что мои коллеги осознают ответственность за свою позицию, что заставляет их давать дополнительные разъяснения. И рад, что депутат Г. Петросян уточнил свою позицию в том, что выступает против возможности незаконного третьего срока для действующего президента”, – сказал Г. Багдасарян.

Что касается того, есть или нет в проекте Конституции положение, позволяющее президенту идти на третий срок, то по словам Г. Багдасаряна, о наличии такой возможности заявил руководитель Рабочей группы Конституционной комиссии, генпрокурор республики Армен Залинян. “Обладателю столь принципиальной позиции следовало бы обратиться с вопросами не ко мне, а к генпрокурору республики”, – сказал Г. Багдасарян.

——————————————————————————————-

перекресток

ДАВИД БАБАЯН: “В карабахском урегулировании переплетены важнейшие интересы ключевых государств”

С 7 по 10 ноября в Ереване состоялась конференция, организованная авторитетной британской неправительственной организацией “Уилтон-парк” совместно с министерством иностранных дел РА. Конференция была посвящена стабильности и вызовам на Южном Кавказе. В ее работе приняли участие министр иностранных дел РА Вардан Осканян, бывшие сопредседатели МГ ОБСЕ от США Керри Кавано и от России – Владимир Казимиров, ряд бывших и действующих послов и дипломатических работников США, Великобритании, Франции, России, Ирана, Армении, а также представители Евросоюза, ОБСЕ, представители гражданского общества Азербайджана и Турции, официальных и неправительственных структур Грузии и т.д. Карабах на конференции был представлен политологом Давид Бабаяном.

Тема конференции  “Южный Кавказ: восприятие и вызовы региону” предопределила круг обсуждаемых тем: урегулирование конфликтов, политика региональных и мировых держав в регионе, социально-экономические вопросы, построение демократического и гражданского обществ на Южном Кавказе. По словам карабахского участника конференции Давида Бабаяна, в ходе оживленной дискуссии и дебатов – как в кулуарах, так и с трибун – выявился ряд интереснейших тенденций. Были обсуждены вызовы – от терроризма до этнических конфликтов. “Это первая подобная конференция, организованная известной НПО “Уилтон-парк” в регионе, что может означать новый этап в налаживании диалога между сторонами конфликтов на Южном Кавказе. Возможно, эта конференция станет основой для реализации конкретных проектов в регионе, одним из которых будет новый дискуссионный форум», – сказал Д. Бабаян. По его словам, «конференция в лишний раз показала, что Южный Кавказ действительно представляет стратегически важный интерес для всех главных игроков на международной арене, причем в нагорно-карабахском урегулировании переплетены важнейшие интересы ключевых государств”.

Демо

—————————————————————————————–

ГЕГАМ МАНУКЯН: “ХОТЯ БЫ РАЗ ЭТО ДОЛЖНО БЫЛО ПРОЗВУЧАТЬ В СТАМБУЛЕ”

2-3 ноября 2006 в Стамбуле прошла Пятая конференция “Ньюс Эксчендж” (“News Xchange”). В этом крупном международном мероприятии, ежегодно собирающем вещателей со всего мира, приняли участие двое представителей СМИ из Армении – Арутюн Арутюнян, заместитель исполнительного директора Общественного телевидения Армении, и Гегам Манукян, консультант по информационным и общественно-политическим программам телекомпании “Еркир-медиа” (ранее, до того как в мае 2006 стал депутатом Национального Собрания РА, былисполнительным директором, директором информационных и общественно-политических программ “Еркир-медиа”). Одним из центральных событий стамбульской конференции стало выступление премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. После него произошел инцидент, привлекший внимание как турецких, так и армянских СМИ. Мы попросили Гегама МАНУКЯНА рассказать о нем.

– Выступление Реджепа Тайипа Эрдогана состоялось накануне 8 ноября (когда Европейская Комиссия должна была обнародовать отчет о прогрессе Турции на пути вступления в ЕС), а потому оно было своего рода посланием Евросоюзу. Так, Эрдоган много места уделил кипрской проблеме. После выступления премьер-министра известная турецкая писательница Элиф Шафак спросила, как 301 статья Уголовного кодекса Турции (предусматривает тюремное заключение за публичное оскорбление турецкой нации, государства и государственных институтов) сочетается со свободой слова? Реджеп Тайип Эрдоган заметил: если Элиф Шафак сегодня находится на этом мероприятии, значит эта статья не действует (на Элиф Шафак было заведено уголовное дело по статье 301 за упоминание геноцида армян 1915 года в одном из ее романов; в сентябре 2006 она была оправдана судом). Отвечая на последующие вопросы, также связанные с этой статьей, Эрдоган сказал, что так называемый геноцид армян – это выдумка армянской Диаспоры, граница с Арменией не закрыта, 70 тысяч армян проживают в Турции, геноцид – это ложь, в 1915 была депортация, о чем есть исторические свидетельства. Я получил возможность задать вопрос премьер-министру самым последним. Поблагодарив Эрдогана на турецком (по специальности Гегам Манукян востоковед-тюрколог), я перешел на английский. Представился, сказал, что это мой первый визит в Стамбул – город, где армяне жили на протяжении веков и который стал символом начала геноцида 1915 года. Я сказал, что неподалеку от места, где мы сегодня заседаем, находится дом, в котором жил член парламента Османской империи, армянский писатель Григор Зограб. 24 апреля 1915 его схватили и убили. Почему, господин премьер-министр? Почему тогда же убили члена парламента Османской империи Рубена Сардаряна, поэта Рубена Севака? Почему это сделали, господин премьер-министр? Потому что они были армянами. Было ли это геноцидом или депортацией?   На что Эрдоган ответил: наверное, вы начитались литературы Диаспоры, скажите своему Роберту Кочаряну, пусть откроет архивы, мы наши архивы открыли. Тут ведущая начала отбирать у меня микрофон, но я успел призвать коллег изучить историю, успел сказать, что турецкое общество должно признать геноцид армян. У меня был с собой плакат, на котором на английском было написано “Турция должна иметь смелость признать геноцид армян”. Я его развернул, держа на коленях, но поднять не смог – помешали подсевшие рядом представители правоохранительных органов.

– А откуда ты плакат взял?
– Я его сам сделал еще в Ереване. Распечатал на принтере, на обычной бумаге, а потом листки склеил.
– То есть ты эту акцию спланировал заранее.
– Да.
– Зачем?
– Один раз, хотя бы раз в Стамбуле в присутствии официального лица это должно было прозвучать.
– Что было потом?

– Потом начался перерыв, ко мне подошел журналист из какой-то турецкой телекомпании и попросил раскрыть плакат, чтобы снять его на камеру. Я началразворачивать плакат, но полицейские помешали, забрали его и пригласили меня пройти с ними для беседы. Присутствующие при этом коллеги сказали, что одного они меня не отпустят. Полицейские ответили: о’кей-о’кей и отошли. Я же после этого еще два дня в Стамбуле пробыл, но никакой слежки за собой не заметил. Все было спокойно.

– Какова была реакция участников конференции?

– В перерыве состоялась импровизированная пресс-конференция. Меня спрашивали, зачем я это сделал, многие интересовались, кто такой Григор Зограб. У многих коллег, посторонних, незнакомых, мой поступок вызвал воодушевление, некоторые одобряли, хлопали по плечу, кто-то говорил, что должен приехать в Ереван и хочет обязательно встретиться. Поддержка со стороны коллег была не просто эмоциональной, они поняли всю трудность момента. После перерыва ведущий заключительного заседания пригласил меня в зал, и когда я вошел, объявил в микрофон, что все нормально, наш коллега с нами. И потом, кстати, состоялась очень серьезная, интересная дискуссия с участием представителей телекомпании “Аль-Джазира”.

– Как ты оцениваешь свободу слова в Турции в контексте того, что произошло?

– В тот момент турецкие журналисты проявили живой интерес к инциденту. Но когда я на следующий день посмотрел прессу, она вся писала по одной схеме: Гегам Манукян заговорил о геноциде, а Эрдоган ответил… и все приводили одну и ту же цитату, практически одним текстом, “скажите своему Роберту Кочаряну, пусть откроет архивы, мы наши архивы открыли”. А в каких-то газетах вообще шла дезинформация: где-то написали, что я, якобы, сказал, что не развернул плакат, потому что испугался полиции; где-то – что я сказал, что в 1915 было убито трое армян, и вопрошали, разве это геноцид?! Телеосвещение было сугубо информационным. Выступление премьер-министра шло в прямом эфире четырех турецких телеканалов. На следующий день пресса опубликовала заявление депутата Меджлиса Турции Турхана Чомеза. Мы с ним познакомились во время его недавнего визита в Ереван, он “Еркир-медиа” интервью давал. В заявлении Чомез вспоминал, как говорил мне в Ереване, что турецкое общество открытое и к нам можно спокойно приезжать, и теперь турки не должны дискредитировать себя какими-то действиями.

– А каким было освещение наших армянских СМИ?

– В целом нормальное. Разве что некоторые газеты подсыпали иронии в свои комментарии, намекая на мое “мнимое геройство”: одна написала, что я очень хотел, чтобы меня поймали, посадили, на экранах хотел покрасоваться, рейтинг себе поднять; другая – что меня с помпой в аэропорту встречали, в ресторан я поехал отмечать. А на самом деле я поехал на телестудию и пробыл там до 5 утра.

Элина ПОГОСБЕКЯН / (из бюллетеня Ереванского пресс-клуба)

——————————————————————————————-

РЕФЕРЕНДУМ В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ И «ЗАМОРОЖЕННЫЕ» КОНФЛИКТЫ

Состоявшийся в Южной Осетии референдум о независимости республики вновь поставил в повестку дня проблему «замороженных» конфликтов.

Референдум в Южной Осетии в полном смысле слова можно назвать волеизъявлением народа. По предварительным данным, в голосовании приняли участие около 95 процентов избирателей. Даже для самопровозглашенной республики, где прогнозировалась высокая явка избирателей, это беспрецедентный результат. Но он имеет объяснение. Ведь граждане высказывались относительно будущего республики. Вопрос, на который они отвечали, был сформулирован следующим образом: «Согласны ли вы, чтобы Южная Осетия сохранила статус независимого государства и была признана международным сообществом?»

Согласно опросам, в поддержку независимости Южной Осетии высказались почти 100 процентов проголосовавших. Именно это обстоятельство дало основание президенту республики Эдуарду Кокойты заявить на митинге в Цхинвали:

«Я уверен, что мы вместе с вами добьемся той цели, которую мы перед собой поставили. Мы будем жить свободной, независимой, единой Осетией», – сказал Эдуард Кокойты.

Итоги референдума можно считать реакцией граждан Южной Осетии на усилия руководства Грузии, не отказавшегося от попыток силовыми методами подчинить самопровозглашенную республику. Одновременно это и ответ тем странам, которые либо не знают реального положения дел на Северном Кавказе, либо в силу политических причин пытаются не замечать его.

Южная Осетия – составная часть конфликтов на постсоветском пространстве и в Европе в целом, сохраняющихся в замороженном состоянии. Южноосетинский референдум в полной мере показал, что нельзя бесконечно игнорировать волю и стремление народов к самоопределению. Тем более тех из них, которые подобно Южной Осетии вопреки своей воле и истории оказались искусственно разделенными. Это не только контрпродуктивно, но и опасно.

Евгений Крышкин, / “Голос России”, 13.11.06

————————————————————————————-

“Черный сад”: обсуждение в Степанакерте

11 ноября в Степанакерте состоялось обсуждение книги “Черный сад”. Приглашенные на встречу представители официальных структур, общественности и СМИ Карабаха имели возможность поговорить о книге, о впечатлениях от нее с автором – британским журналистом Томасом де Ваалом, который сотрудничает с Би-би-си, рядом известных международных изданий и специализируется на проблемах Кавказа. Книга “Черный сад” является вторым исследованием Томаса де Ваала на Кавказе – ранее он в соавторстве с Карлоттой Голл написал книгу “Чечня: катастрофа на Кавказе”.

Из предисловия к русскому изданию “Черного сада”

“Все мирные страны похожи друг на друга, но каждая конфликтующая страна несчастлива по-своему. Ситуация на юге Кавказа по-своему обернулась несчастьем и для Армении, и для Азербайджана – несчастьем беженцев, сирот и обездоленных, несчастьем разрушенных городов и деревень, закрытых границ.

Исследования, ставшие впоследствии книгой “Черный сад”, можно назвать опытом шизофреника. В 2000 году на протяжении шести месяцев я занимался исследованиями и брал интервью в Азербайджане, Армении и Нагорном Карабахе. После нескольких недель, проведенных в Азербайджане, азербайджанская версия событий в Карабахе неизбежно становилась для меня знакомой и убедительной: азербайджанцы – жертвы, а армяне – захватчики, которые продолжают оккупировать большую часть азербайджанской земли. Затем, пересекая линию прекращения огня через Москву или Тбилиси, я оказывался на армянской стороне и постепенно начинал видеть конфликт глазами армян и проникаться их аргументами о том, что у армян не было иного выхода, кроме как бороться за свою идентичность и свои права.

Постепенно в моем сознании стала складываться картина двух обществ, которым было суждено вступить в конфликт, но у которых было и много общего. И когда меня спрашивают, какой стороне я больше симпатизирую, я совершенно искренне отвечаю, что по обе стороны конфликта есть люди, которых я очень уважаю и люблю, но что сама ситуация вызывает у меня пессимизм и тревогу.

Я начинал работу над книгой без какой-либо миротворческой установки, но завершал я ее в глубоком убеждении, что мирное решение, которое возможно лишь в результате нелегких компромиссов с обеих сторон, является единственно справедливым и приемлемым выходом из создавшегося тупика.”

Обсуждение книги

То, что мы начали печатать главы из книги “Черный сад” в “Демо”, было неоднозначно воспринято не только нашими читателями, но и нашими сотрудниками тоже. Было очень много откликов – как письменных, так и устных. И в принципе все то, о чем говорили наши читатели, в той или иной степени прозвучало в ходе обсуждения “Черного сада” в Степанакерте. Оценив тот безусловно большой труд, который автор вложил в это исследование, многие участники встречи разделились по своим подходам к восприятию книги – как к некоему историческому документу, представляющему научную ценность и претендующему на бесспорность и – как на нейтральный взгляд “извне” человека со стороны, который подал в исследовании свое восприятие конфликта: как взгляд со стороны. Сторонники первого подхода в ходе обсуждения ссылались на приведенные неточные исторические факты, делая “исторические экскурсы” как в далекое, так и в недавнее прошлое армяно-азербайджанских взаимоотношений. Например, депутат Национального Собрания НКР Максим Мирзоян сказал: “Как бы ни старался автор увидеть конфликт с нейтральной стороны, все равно “попахивает политикой – независимо от автора”. Хотелось бы обратить внимание на многие неточности в освещении фактов и событий – ведь в конфликтах каждая дата имеет свое значение. Особенно хотелось бы затронуть события в Кафане. Автор пишет о них так, будто конфликт начался именно с беженцев-азербайджанцев из Армении, и только потом имели место Сумгаит и другие события. Нет, Армения ни при чем! Конфликт и проблема родились именно в НКР, и никто из присутствующих не даст соврать, что все это рождалось здесь – изнутри, стихийно и идейно. Поэтому, когда пишется, что первые признаки конфликта появились после беженцев из Кафана, и при этом автор не ссылается ни на один живой источник, ни на одного беженца-азербайджанца из Кафана, создается впечатление, что меняется сама суть конфликта, само видение его и изначальные причины… Конфликт – это болезнь. Автор старался дать диагноз болезни, но нельзя правильно понять и оценить болезнь, если не знаешь ее причины. Поэтому правильнее было бы в книге говорить и об истоках болезни, о глубоких причинах конфликта…”

Начальник Главного информационного управления при Президенте НКР Александр Григорян согласившись, что “диагноз надо ставить, зная причину” отметил также ту боль за неразрешенный конфликт, которой пронизана книга. “Я знаю автора лично уже много лет, и знаю, что для Томаса де Ваала карабахская проблема – это не только источник книги, это действительно часть жизни. Мы, армяне, любим историю, а я люблю будущее – и поэтому мне хотелось бы видеть Тома не только в качестве непредвзятого журналиста, цитирующего мнение разных представителей сторон конфликта. Ведь правд много, а истина одна. И хотелось бы, чтобы автор попробовал себя и в качестве политического обозревателя, дающего те или иные оценки. Мне хотелось бы, например, услышать ответ на вопрос – “почему ведущие мировые державы так благосклонны к тем, кто хотел бы отделиться от России (например, Чечня) и так не понимают те маленькие государства на территории Южного Кавказа, которые тоже появились в результате распада СССР и “отпочкования” союзных республик?”…

В ходе интересной дискуссии было затронуто много вопросов, получено много откликов и сказано много резкого – от «Томасу де Ваалу удалось, бесспорно, одно: в неприятии его труда армяне и азербайджанцы практически подошли к консенсусу» до положительного – «Книга читается на одном дыхании, это «честная и искренняя работа», «подобный труд – единственный в своем числе. И слово «труд» здесь использовано не случайно – за всем текстом чувствуется многолетняя серьезная работа». Но, безусловно, нельзя отрицать мнение одного из участников дискуссии, который сказал, что «Черный сад» – это начало обсуждения и хороший мост для того, чтобы донести западному сообществу карабахскую точку зрения на конфликт.

Из интервью с автором  “Черного сада”

– Каковы впечатления от обсуждения книги в Степанакерте?

– Это было интересное мероприятие, на котором прозвучало много интересных реплик. Например, меня заинтересовало мнение Александра Григоряна, которого я знаю 10 лет и который высказал мнение о том, чтобы я стал более политизированным журналистом. Присутствовали люди, которые принимали участие в карабахском движении и были очевидцами событий – это было интересно. Но то, что мне не очень нравится в таких обсуждениях – это тенденция к историческим экскурсам. Мне кажется, что история важна, конечно, но в то же время я считаю заблуждением рассматривать карабахский конфликт только через историческую призму. Конечно, в моей книге есть и история, но мой акцент сделан на то, что карабахский конфликт – это проблема 20 века, советской системы и последних 20 лет. И я думаю, что больше внимания стоит уделять именно этому акценту. Дискуссия была интересная, и мне было интересно вступить в полемику с теми, кто не согласен.

 – Как вообще возникла идея написать книгу о карабахском конфликте?

– Я всегда интересовался Кавказом, любил Кавказ. Я работал в Москве в 90-ые годы и освещал события в Чечне. И мне всегда ближе к сердцу были события на Кавказе – меня всегда тянуло сюда. Впервые в Карабах я приехал после войны, весной 1996 года. Война закончилась, но здесь были еще следы войны. И я – как журналист, приехавший сюда впервые – собрал материалы из газет, хотел прочесть что-то и узнать о причинах конфликта. Но, естественно, не нашел материала, который дал бы мне всю информацию о конфликте. Я хотел держать в руке одну книгу, которая отражала бы все основные события карабахского конфликта, и которая была бы написана нейтральным человеком. Такой книги не было. А со временем я стал ездить в Армению, Азербайджан и Карабах все чаще и чаще – чувство раздражения от нехватки информации во мне росло и росло, и я решил: пусть я попытаюсь сам написать ту книгу, которую сам же хочу прочесть. Для меня это было гораздо труднее, чем писать книгу о Чечне – здесь намного больше непонятных моментов, загадок, и это был большой вызов самому себе. Мне пришлось ездить не только в саму зону конфликта, но и в Москву, Вашингтон… Это был большой труд, за 2 года было сделано более 120 интервью. Но, работая над книгой, я не только многое открыл о карабахской проблеме для себя, но также узнал много нового о конфликтах вообще.

– Обсуждение книги состоялось также в Ереване и в Баку. Какова реакция азербайджанского и армянского обществ на “Черный сад”, кому она нравится больше?

– В предисловии книги я написал, наверно, слишком идеалистическую просьбу к читателям – чтобы они читали ее как одно целое, а не как отдельно взятые отрывки. В карабахском конфликте, как и в любом другом, конечно, есть много версий и мифов. В этой книге у меня был следующий подход – как можно больше голоса дать простым людям, тем, которые пострадали от конфликта. История и геополитика, конечно, важны, но я считал, что в центре книги должны быть люди, которые прошли через все это. Претензии, которые я слышал и от армян, и от азербайджанцев – “Почему вы пытаетесь балансировать обе стороны?” На самом деле, я абсолютно не старался соблюдать какой-то математический баланс. Не может быть баланса в определенных фактах и событиях, которые имели место – как в истории вообще, так и в истории конфликта. И я считаю, что я как нейтральный человек должен был представить все версии – как одной, так и другой стороны конфликта.

Я вижу выход из этого конфликта в мирном соглашении. Но не это было главной целью книги. Главная цель “Черного сада” – показать картину, весь диагноз. Но я не хирург, я не дипломат. Я человек, который постарался представить реальную картину – а выводы пусть делают другие.

– И все-таки как человек, очень хорошо знающий конфликт – каким Вам видится решение этой проблемы?

– К сожалению, я до сих пор не вижу никакого прогресса в мирном урегулировании, стороны только повторяют свои позиции. Я вполне понимаю позицию карабахских армян, с которыми даже не ведут переговоры, и при этом говорят о, якобы, высокой автономии – я понимаю, как скептически относятся здесь к такому переговорному процессу. Конечно, невозможно видеть те изменения, которые де-факто здесь происходят. Независимые СМИ, система выборов – все это свидетельствует о том, что здесь хотят построить демократическое общество. Но нельзя забывать и о консенсусе. И не надо забывать о гуманитарном аспекте, о человеческих позициях – ведь должны быть учтены все человеческие ресурсы – как карабахских армян, так и азербайджанцев, которые здесь проживали. Трагедия Карабаха изначально была в отсутствии диалога – вместо того, чтобы народы искали консенсус друг с другом – они ехали за решением в Москву, чтобы она дала вердикт – кому принадлежит Карабах – Армении или Азербайджану?..

– О каком конфликте будет следующая книга?

– О нет! Конечно, работа на Кавказе мне лично дала очень многое. Я здесь нашел, надеюсь, настоящих друзей. Для меня это была не только профессиональная работа, но и часть моей жизни. Мне в Карабахе очень хорошо, я люблю этот край. Но, с другой стороны – для души – очень тяжело заниматься конфликтами. Мне было очень тяжело видеть то, что творилось в Чечне. И мирное урегулирование этого конфликта волнует меня – хочется, чтобы людям, кто живет там, было хорошо. Делая исследование для книги о Карабахе, мне также очень тяжело было разговаривать с людьми, кто потерял дом, имущество, родных и близких… К чему я? К тому, что у меня уже, наверно, нет моральных сил писать третью книгу о конфликте. Мне уже предлагали писать об Абхазии, но я не могу. Сейчас хочу заняться более личным проектом – писать книгу об Одессе, о Черном море, о своих предках-евреях, которые там жили…

Вместо послесловия

Томас де Ваал уезжал из Карабаха очень грустным. Говорил, что после этого обсуждения у него как-будто закончился «карабахский» этап жизни. И одно это – свидетельство того, что автору глубоко небезразлична судьба своих героев, судьба конфликта вообще. Несмотря на достаточно противоречивые мнения о книге, несмотря на наличие тех или иных неточностей в приведении исторических фактов и хронологии,  никто, тем не менее, не отрицает, что была проделана большая и серьезная работа. Конечно, трудно воспринять мнение или видение карабахского конфликта, отличающееся от того, к которому мы привыкли. Но такие издания как «Черный сад» – яркое свидетельство того, что такие мнения существуют, хотим мы того или нет. И не считаться с ними, не иметь их в виду, делать вид, что их не существует – неправильно и недальновидно. Мы стремимся к признанию нашей страны со стороны мирового общества. И если мы хотим, чтобы с нами считались, мы должны уметь видеть себя и со стороны, через чужую призму и восприятие.

Чтобы разговаривать на понятном миру языке, мы должны научиться понимать этот язык. Чтобы знать как себя подать, мы должны знать – как нас воспринимают. Чтобы быть понятыми миром, мы должны и сами понять мир.

Карине ОГАНЯН

——————————————————————————————-

21-ый век

Дети по последнему слову техники

Инга БАГДАСАРЯН

Мои ереванские друзья рассказали мне забавную историю, свидетелями которой они стали в своем дворе. Представьте себе одиннадцатиэтажную громадину, во дворе – сплошной железобетон, гаражи, беседка, обвитая чахлым виноградом и невероятно невыносимый запах мусоропровода, особенно в ереванскую жару. Вот эта уникальная жара и стала причиной подвигов, совершаемых дворовыми детишками. Для начала они обошли все квартиры дома и собрали деньги (кто сколько может) на надувной бассейн. Купили, надули, провели шланг из гаража и… Думаете, все вместе залезли в него поплескаться? Нет! Потом на беседке они повесили табличку со словом  VIP , заготовили “Фанты” и “Колы”, и стали за определенную плату пускать всех желающих понежиться в бассейне в углу двора. Картина такая:  несколько малышей – клиентов лежат в бассейне, из беседки к  vip-месту  и обратно курсируют другие малыши с подносами, на которых стоят прохладительные напитки с бокалами и трубочки в них. И пошло-поехало: вечером –   деньги, утром  – новая партия напитков. И – бизнес целый день! Вот такие игры у наших детей…

Но вот возмущаться по этому поводу,   по-моему, самое последнее дело. Больше всего я ненавижу фразу  “Ну и молодежь пошла, вот мы  в наше время…”, хотя и у меня уже взрослый сын. Дети по-прежнему самые хорошие, просто они такие гениальные человечки, которые быстро и безболезненно приспосабливаются к настоящему, в отличие от нас  – взрослых. Выдающийся ученый-физик Капица сформулировал  концепцию, в которой утверждается исключительность 20-го века в мировой истории. Тысячелетиями человечество передвигалось на своих “двоих” или верхом на животных, столетиями  – на телегах, и только к началу двадцатого века был изобретен двигатель внутреннего сгорания. За этот 20-ый век было совершено столько открытий и внедрено в жизнь столько технологий, сколько не было за всю историю существования человечества. Время как бы сжалось, совершив фантастический скачок в научно-техническом развитии. Все вместилось в одно столетие, мир меняется с немыслимой быстротой и кажется – скорость нарастает. Если наши родители ходили со здоровенными радиоприемниками на плече, и это считалось шиком, то мы – уже с музыкальными плеером на поясе и с наушником в ухе, а наши дети ходят с навороченными  мобилками  и зорко следят, у кого круче. С чем будут ходить наши внуки, представить страшно. Новые технологии и компьютеризация всех аспектов нашей жизни неизбежны, спорить – хорошо это или плохо – бесполезно, надо принимать все как есть, как делают это наши дети. Они-то понимают, что к чему и прекрасно чувствуют себя в 21 веке…

Можно пошутить, что  мир сегодня  – это “Билл Гейтс плюс компьютеризация   всего населения планеты”. Не могу сказать, что я его люблю, но положительные моменты данного процесса все-таки существуют, потому что интернет –   это способ развития и общения. Раньше в нашем регионе не было интернет-ресурсов для сайтов с карабахской тематикой, но сейчас –  другое дело! Хочу познакомить читателя с еще одним недавно открывшимся молодежным форумом http://www.khalapyan.com, который создал Арам Халапян с единомышленниками. Основная стилистика новинки –  молодежная, современная, с позитивным настроем. С каждым днем ширится и растет число участников – особенно после информации об открытии форума по местной радиостанции  “Новая волна”. Участники этого форума общаются, делятся опытом и полезной информацией. Несмотря на то, что многие из них получили армянское образование, общение происходит на русском языке, при помощи которого можно познакомиться с ребятами почти из любого региона.  Форум подразделяется на отдельные части под такими темами – “Будни Карабаха и Степанакерта”, “Форум радио  “Новая волна”  с его хит-парадами, “Форум недавно зарегистрированной общественной организации “Пармани”, “Старые и новые знакомства”, где можно также попытаться найти потерявшихся близких, а также новости портала, касающиеся его функционирования, творчества участников, популярная тема  “Мы и наша жизнь”,  “Очевидное-невероятное”, “Авто/мото”, музыка, игры, юмор и другие. Но это далеко не все!   С появлением новых тем и по мере накопления публикаций по ним будут открываться отдельные форумы и других организаций, а также о других интересных темах – кулинарии,  современном армянском джазе и т. д.  В будущем http://www.khalapyan.com станет частью одного большого портала, который находится в стадии разработки, где будут другие разделы – такие, как онлайн-игры, интернет-магазин, в котором можно будет приобрести памятные сувениры с подлинными автографами известных людей Карабаха.

Это еще одно виртуальное сообщество не только для молодых, но и для всех, кто молод душой и открыт для позитивного общения. Халапян и компания  поддерживают современную манеру ведения и содержания форума, традиции терпимости к чужому мнению и принципы познавательности и полезности, но аккуратно следят за всеми публикациями участников, не допуская  нецензурщины и глупости. Уважаемый читатель, загляните к нам на огонек – не пожалеете!

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s