№ 20 / 30 ноябрь

“Демо” / № 20 (62) / 30 ноябрь, 2006г.

Референдуму – да!

Конституция: будет ли первый блин комом?

Давид КАРАБЕКЯН
независимый аналитик

Референдуму – да!

Референдум по проекту Конституции НКР намечено провести 10 декабря 2006 года. Дата проведения всенародного голосования по основному закону страны весьма символична – именно в этот день 15 лет назад граждане республики проголосовали за создание независимого, демократического государства. В этом плане принятие Конституции является показателем приверженности НКР курсу на создание демократического государства и мирное разрешение конфликта – в соответствии с нормами международного права, а также укрепление и совершенствование правовых основ государственности.

Конечно, у многих политиков и ряда общественных организаций есть концептуальные разногласия по поводу многих положений проекта, а также недостаточной проработанности законодательных и иных вопросов, связанных с организацией и проведением референдума, однако сам факт всенародного обсуждения Конституции может только приветствоваться и способствовать расширению участия народа в политическом управлении страной. Участвуя в референдуме, каждый из нас почувствует личную ответственность за судьбу своего государства. Каждый вправе проголосовать «за» или «против» предложенного проекта, а после принятия проекта проголосовать за того или иного кандидата в президенты (президентские выборы пройдут летом 2007 г.).

И, наконец, в условиях спекуляций по поводу нелегитимности НКР, давления на Армению и НКР в вопросе урегулирования азербайджано-карабахского конфликта, воля народа, выраженная во всенародном голосовании, еще раз подтвердит законность образования нашей республики и решимость народа дальше следовать тем идеалам и ценностям, которые стали лозунгами Карабахского движения, а в 1991г. – целями, во имя которых была создана республика.

Первый блин комом

Что касается проекта Конституции, то тут, увы, можно сказать, что первый блин, на мой взгляд, выйдет комом. В Конституции основополагающим принципом демократического устройства государства обычно бывает принцип разделения властей. Однако в данном проекте со стороны законодательной и судебной властей реального противовеса исполнительной власти не обеспечивается.

Более того, в проекте Конституции не сказано ни слова о Конституционном суде, призванном обеспечивать успешность создания основ государственности страны.

Большинство положений Конституции, несмотря на внешнее соответствие основополагающим нормам международного права, положениям Всеобщей декларации прав человека и региональным конвенциям, на деле являются компиляцией положений указанной декларации, Конституции РА и ряда европейских стран, плохо “приложенной” к карабахской реальности.

Кстати, возникает вопрос: «Почему мы не использовали опыт государственного строительства тех стран, которые длительное время вынуждены были находиться в состоянии войны, преодолевать периоды послевоенного восстановления, бороться с трудностями переходного периода?»

Предложенный проект Конституции вполне обеспечил бы успешное строительство демократии, если бы Нагорный Карабах был страной с высоким уровнем благосостояния, над которой дамокловым мечом не висела бы проблема неурегулированного конфликта, напряженной обстановки в регионе и т. п.

Хотелось бы также, чтобы в Конституции были закреплены меры по предотвращению административного давления на представительскую и судебную власть, использования административного ресурса на выборах и пр. В ряде европейских стран Конституция регламентирует порядок выдвижения и выборной компании госслужащих, объем и порядок пользования депутатами льготами и многое другое.

Да и кроме этого, до проведения референдума желательно было бы иметь закон о референдуме с более прозрачным механизмом обсуждения и внесения изменений в проект Конституции. Увы, на сегодняшний день мы имеем то, что имеем.

Недостатков и недоработок много, можно указать и на то, что те идеалы, с которых начиналось Карабахское Движение – «Миацум», восстановление исторической несправедливости, допущенной в отношении армян Восточного Закавказья и другие – не были отражены ни в преамбуле, ни в других положениях Конституции.

К 10-му декабря

Конечно, референдум пройдет почти так же, как и выборы в парламент: избиратель проявит ту же апатичность, и, спрятавшись за философской позицией «что изменится, если я проголосую (или не проголосую)», либо вовсе не пойдет голосовать, либо потянется к избирательным урнам ради нескольких килограммов сахарного песка, двух-трех тысяч драмов или палочки колбасы, либо – как велит глава сельской общины или какой-то другой начальник…

Но все-таки есть надежда, что, как и в случае с Конституцией РА, через лет 10-15 на обсуждение народа будет вынесен новый проект основного закона страны.

Наконец, как отмечал один из известных армянских политологов, общественные отношения являются отражением отношения человека к жизни, самому себе и обществу. Общественные институты есть выражение общественных отношений, а законы и система управления – законодательно-институциональное оформление всего вышеназванного.

Пока гражданин не поверит в свои силы и способность изменить свое общество, никакой, даже самый совершенный закон, не сделает его жизнь лучше.

http://www.karabakhopen.com

——————————————————————————————

Референдум: к чему такая спешка?

Ася САРКИСЯН

В двух армянских государствах грядут выборы. Наступила пора отчета власти перед собственным народом о проделанном и предстоящем. В свете сложившейся геополитической обстановки  авантюрные грузинские власти, сплотившись с потерявшей связь с реальностью азербайджанской властью, подталкиваемые Турцией, усугубляют блокаду Армении. Фактически параллельно нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан строится железнодорожная ветвь, соединяющая Баку с Карсом. Нынешнее положение должно встревожить не только определенных политиков, аналитиков и политологов, но и руководство двух армянских государств в целом. Ведь думать о будущем своих стран надо сразу по двум направлениям – как в сфере общерегионального развития, так и во внутриполитическом плане. Исходя из вышесказанного, мы должны сами начать опережать события, чтобы грядущие внутриполитические перемены стали отправной точкой для укрепления армянского фактора в регионе.

Однако если в Армении в вопросе личности лидера предстоящих предвыборных гонок есть определенные предпосылки, то в НКР власти делают все, чтоб существовал информационный вакуум, заполняющий все вокруг. Явным доказательством вышеизложенного является тот цейтнот, тот мизерный промежуток времени, который был отведен  властью для обсуждения проекта Конституции в народе.

Мировая практика призывает обсуждать каждое слово основного закона в массах, в народе, а не отдельными «светлыми умами», так как этим законом гарантируется именно право народа. Именно народ в самые тяжелые дни для своей Родины, выбирая руководство для молодого государства, предопределил свою судьбу, принеся многочисленные жертвы. Именно народ имеет право обсуждать каждую статью основного закона, каждый поступок кандидата в Президенты и определить степень его достойности задолго до выборов.

В свете изложенного можно только изумиться позиции “преданного интересам народа” контингента депутатского корпуса Национального Собрания НКР, фактически проголосовавшего за то, чтобы вогнать народ в ситуацию цейтнота. Ведь их позиция в корне должна отличаться от позиции депутатов,  подталкивающих к форме правления, аналогичного, например, тому, которое царит в Туркмении. Считаю необходимым напомнить действующей власти аксиому – «Одного можно обманывать во всем и всегда, нескольких – во многом и иногда, а всех – ни в чем и никогда»…

————————————————————————————-

урегулирование

У НКР – самостоятельная политика

После референдума в Южной Осетии и реакции на этот референдум в российских СМИ, когда на различные ток-шоу приглашались президенты непризнанных Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии, отчетливо вырисовалась картина, что в СНГ-2 почему-то отсутствует Нагорный Карабах. Много говорилось о том, что на территории бывшего Советского Союза есть три непризнанных государства, но почему-то умалчивалось о Карабахе – такое ощущение, что НКР либо выпала из СНГ-2, либо сознательно “отошла” от политики достижения признания совместно со своими “коллегами” – Абхазией, Приднестровьем, Южной Осетией. С чем это связано? Прокомментировать данную ситуацию мы попросили замминистра иностранных дел НКР Масиса МАИЛЯНА.

– Когда 5-6 лет назад министры иностранных дел Нагорного Карабаха, Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии провели две встречи, наши друзья-журналисты окрестили эти консультации как создание некоего СНГ-2, хотя такая организация никогда не создавалась. Поэтому нельзя говорить о том, что НКР выпала из несуществующего клуба СНГ-2.

Наоборот, за последние годы наши связи с каждой из вышеназванных стран интенсифицировались: мы поддерживаем довольно тесные двусторонние отношения, регулярно проводим политические консультации, обмениваемся делегациями. Только в этом году мы направили две делегации в Республику Южная Осетия, одну делегацию в Приднестровскую Молдавскую Республику и готовимся принять участие в качестве наблюдателей на выборах президента Приднестровья в декабре текущего года. В сентябре мы принимали в НКР представительные делегации Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья и ожидаем наших партнеров, которые приедут в Арцах к 10-му декабря – для наблюдения за ходом голосования по принятию первой Конституции НКР.

Что касается того, что НКР ведет самостоятельную политику, действительно так оно и есть,  и в этом нет ничего плохого. Если мы хотим, чтобы наша независимость была признана, мы должны демонстрировать нашу субъектность, в противном случае за нас будут договариваться другие – и не всегда  в нужном нам русле. Самостоятельная внешняя политика нашей республики приносит позитивные плоды. Чтобы их увидеть, достаточно обратить внимание хотя бы на нервную и безответную реакцию наших оппонентов на зарубежные визиты официальных лиц НКР. Мы сотрудничаем со всеми нашими партнерами в тех вопросах, в которых наши интересы совпадают, и такая политика должна быть понятна всем.

—————————————————————————————

СЕПАРАТИСТ СЕПАРАТИСТУ РОЗНЬ?

С. Рзаев, Н. Алиев
газета “Эхо” (Азербайджан)

Официальный Баку посредством дипломатического представительства в Вашингтоне каждый раз обращается в Государственный департамент США в связи с визитом за океан лидеров сепаратистов Нагорного Карабаха. И раз за разом представители Государственного департамента, как рассказывает в интервью “Эхо” начальник Управления информационной политики и печати МИД Азербайджана Таир Тагизаде, отмечают: сепаратисты прибывают в США с армянскими паспортами, в рамках частного визита, и никто не рассматривает эти поездки как официальные. Кроме того, в Штатах обещают, что подобные визиты и все, что происходит во время них, не могут оказать какого-либо влияния на позицию Вашингтона по армяно-азербайджанскому, нагорно-карабахскому конфликту. Отметим, что армянские средства массовой информации активно раскручивают визит лидера сепаратистов Нагорного Карабаха Аркадия Гукасяна в США.

Интересно, что Гукасяна в ходе визита по Америке сопровождают послы Армении в США и при ООН. За океаном представитель сепаратистского образования также встретился и поблагодарил за содействие руководителей различных армянских общественных организаций США.

В МИД Азербайджана напомнили, что лидер сепаратистов посещает Штаты не первый раз, и “мы каждый раз поднимаем этот вопрос перед Государственным департаментом”, – подчеркивает начальник управления Таир Тагизаде. Американская сторона каждый раз, по его словам, подчеркивает, что никакие официальные лица, за исключением сопредседателя МГ ОБСЕ от США, которому это положено по мандату, не встречаются с сепаратистами. Примечательно, что некоторое время назад Вашингтон отказал в выдаче визы для посещения США представителям сепаратистских объединений Абхазии и Южной Осетии, которые, как известно, пользуются российскими паспортами.

Дело в том, что лидеры непризнанных объединений желали посетить Нью-Йорк и принять участие в обсуждении вопроса о замороженных конфликтах в странах ГУАМ, который включен в повестку дня 61-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. В итоге реакция властей США сорвала планы сепаратистов. Вместе с тем в МИД Азербайджана полагают, что в данном вопросе не стоит говорить о двойных стандартах со стороны американцев, которые одних сепаратистов на свою территорию пускают, а других, напротив, держат на дистанции. “Мы воспринимаем это, как некую неопределенность в позиции США, связанную с техническими вопросами, которая нуждается в уточнении”, – подчеркивает сотрудник МИД Азербайджана.

Касаясь встречи лидера сепаратистов с американским конгрессменом, начальник управления МИД Тагизаде особо отметил, что это не имеет никакого отношения к официальным лицам и официальной позиции Вашингтона. “Конгрессмены ответственны только перед своими избирателями, и их позиция на внешнюю политику США влияния не оказывает”, – полагает он.

В то же время в понедельник в МИД Азербайджана не смогли уточнить, поступил ли уже в Госдепартамент США очередной запрос Баку в связи с вояжем лидера карабахских сепаратистов за океан. “Каждый раз, когда организуются подобного рода мероприятия, наша дипломатическая миссия обращается к представителям Вашингтона со ссылкой на провозглашенный статус США и указывает на недопустимость подобных шагов”, – резюмировал представитель МИД АР Т. Тагизаде. В свою очередь депутат ММ Асим Моллазаде, член рабочей группы по межпарламентским связям Азербайджан – США, отмечает, что если говорить о формальной стороне вопроса, то лидер сепаратистов Нагорного Карабаха находится в Штатах в качестве гражданина Армении. Что касается различного подхода Вашингтона к сепаратистам в Азербайджане и Грузии, то народный избранник связывает это с тем, что за Абхазией и Южной Осетией не стоит целое государство. “Россия все это делает, походя”, – полагает депутат ММ. Напротив, за карабахскими сепаратистами конкретно стоит Ереван и армянская диаспора в США. “Лоббистские круги лидеров непризнанных образований Абхазии и Южной Осетии намного слабее, чем круги, поддерживающие армян и сепаратистов Нагорного Карабаха”, – считает Моллазаде.

К тому же, отмечает депутат, ни для кого не секрет, что сегодня Арменией управляют лица, которые участвовали в военных операциях по захвату наших территорий. Последняя поездка лидера карабахских сепаратистов в США, на взгляд представителя высшего законодательного органа А. Моллазаде, еще раз говорит о том, что армянская диаспора достаточно сильная и хорошо организованная. Для предотвращения подобных “вылазок” в будущем, по мнению депутата, азербайджанская диаспора в США должна более качественно проводить свою работу за океаном и научиться, наконец, защищать свои интересы в Конгрессе и американской администрации. Отметим, что, несмотря на многочисленные попытки, “Эхо” не удалось получить разъяснения в дипломатическом представительстве США в Баку.

(перепечатано с сокращениями) 

——————————————————————————————-

Карабахские тюрьмы приближаются к европейским стандартам

Неправительственная организация Нагорного Карабаха “Центр гражданских инициатив” (ЦГИ), одним из основных направлений деятельности которой является мониторинг пенитенциарных учреждений республики, открыла в Отделе исполнения уголовных наказаний (ОИУН) при Полиции НКР (бывшая Шушинская тюрьма) компьютерный класс. Как сообщил “Демо” директор ЦГИ Альберт ВОСКАНЯН, вместе с администрацией пенитенциарного учреждения руководство Центра гражданских инициатив разработало график прохождения курсов заключенными. Была определена первая группа желающих обучаться специальности оператора. По завершении курсов ЦГИ выдаст осужденным соответствующий сертификат.

“Организация компьютерных курсов входит в программу ЦГИ по социальной реабилитации осужденных. Освободившись, эти люди, имея определенный багаж знаний и навыков по компьютерному делу и сертификат, смогут легче адаптироваться к условиям на воле”, – заявил директор “Центра гражданских инициатив” Альберт Восканян. Компьютерные курсы может проходить и персонал учреждения. Компьютер был приобретен на средства, выделенные частным университетом “Месроп Маштоц”. ЦГИ приобрел также необходимые для организации курсов атрибуты и канцелярские товары.

Как сказал “Демо” Альберт Восканян, открытие компьютерного класса в пенитенциарном учреждении – одна из норм, принятых в Европе: “Не надо забывать, что заключенные имеют те же права, как и остальные люди…” По его словам, под компьютерный класс отремонтировали камеру: “Администрация отнеслась к предложению открыть курсы  в тюрьме с пониманием и помогла в некоторых организационных вопросах. Есть еще желающие пройти курсы среди заключенных, но они пройдут их чуть позже, после первого потока”. Отвечая на вопрос “Демо” о том, будут ли заключенные иметь возможность пользоваться Интернетом, руководитель ЦГИ сказал: “Интернет не подключен из-за специфики учреждения”…

——————————————————————————————

Учитель – кто он?

Нуне СИМОНЯН

Моральное право стать учителем имеет тот человек, который и сам многому научился. Если это мастер, наверное, у него должны быть показатели этого мастерства – конкретные изделия. Если это врач, то результат его лечения – выздоровевшие больные. Если это творческие исполнители, то результат – конкретные успешные выступления на публике.

Говоря о профессии учителя, возникает много разных вопросов. Вот, к примеру, некоторые из них: “Почему сегодня так много учителей, и почему их все же не хватает?”, “Почему не хватает настоящих, талантливых и мудрых педагогов?”, “Как противостоять учителям-недоучкам?”…

Мы знаем, что у каждого общества в разное время бывают свои требования, свои критерии. В этом смысле на современном этапе мы многое наверстываем, потому что пережили не одну войну, что отразилось на жизни нашего народа.

Война стала одной из причин нехватки учителей, произошел разрыв преемственности поколений. Многие яркие, талантливые представители нашего народа остались на полях сражений или покинули Арцах по разным причинам – произошла “утечка мозгов”…

Рыночные отношения привели к “принижению” статуса народного учителя. Ведь что ни говори, неравенство в вопросе материального благосостояния накладывает свой отпечаток и на образ жизни учителя, и на отношение к нему того же общества (без денег и в кино не пойдешь, и книгу не купишь…)

В подобной ситуации опасность кроется не в том, что станет меньше учителей, нет. Просто появится много новых «кадров», которые не будут осознавать истинной цели своего призвания, а будут тянуться к профессии из-за зарплаты. Ведь подобный опыт есть. Учителя, работающие свыше 30 лет, становятся неудачными героями школьных и студенческих анекдотов. И мораль нашего общества не позволяет освобождать от работы подобного «учителя», который «пускает пыль в глаза». Ну что ж, во все времена были и мастера, и “школяры”. Однако и мастера имели учеников, и не-мастера тоже. Неправильно обученные, многие ученики проходят тернистый путь отстающего от жизни человека – хоть и не его вина была в выборе учителя.

Почему же все-таки не хватает настоящих, талантливых учителей?

Обратившись к директору одной из местных школ с просьбой заменить учителя по причине его слабых способностей, я услышала в ответ: “Разве в вашем учебном заведении все учителя одинаковы? (я сама работаю учителем)… Надо и их обеспечить часами…” Возникает вопрос: “Почему учителям, которые не справляются со своими интеллектуальными обязанностями, полагается такое же количество часов, какое имеют опытные и знающие учителя?” Будет лучше, если подобные специалисты будут оказывать меньше влияния на молодое поколение – до тех пор, пока поток слабоинтеллектуальных абитуриентов в вузы не приостановится вообще.

Если слабый учитель не в состоянии стать сильным, пусть он хотя бы имеет минимум часов всю свою профессиональную жизнь. Может быть, только тогда это станет примером, и не будут становиться учителями всякие…

А уравнивается все вследствие того, что учеников и студентов не спрашивают о том, хотят они того или иного учителя видеть своим педагогом или не хотят. А если бы спросили, в частности, в заведениях, где проводятся индивидуальные занятия (музшкола, музучилище) или в заведениях с групповыми занятиями (институты, техникумы), то, возможно, многое стало бы на свои места. Правда, и в этом случае нужен такой механизм, чтобы в очередной раз не пострадали лучшие…

——————————————————————————————-

Все ли врачи – врачи?

Оксана АРЗУМАНЯН
университет  «Григор Лусаворич», 
1-й курс журналистики

У вас страшно разболелся зуб? Вы помчались к стоматологу, преодолевая страх, уселись в кресло, и… зубной боли как будто и не было?! Да, да, да! Так бывает очень часто, что боль и даже болезнь отступают еще до начала лечения, если ты попадаешь к хорошему и внимательному доктору.

Но всегда ли бывает именно так? К сожалению, нет.

Как часто приходится наблюдать равнодушное отношение к больным людям со стороны врачей. А ведь, получая диплом, каждый из будущих докторов произносит клятву Гиппократа, которая гласит, что врач обязан оказывать медицинскую помощь всем, кто в ней нуждается. Помнят ли об этом врачи, когда, принимая пациентов, думают о том, сколько финансовых средств получат от него и оценивают степень своего внимания и заботы адекватно кошельку больного?

Но это еще полбеды. Любой рад заплатить за лечение, лишь бы был результат, лишь бы вернулось здоровье.

Но когда ты попадаешь к плохому врачу, к тому, кого трудно назвать профессионалом, то, скорее всего, и кошелек опустошишь, и остатки здоровья потеряешь. Все эти проблемы – взяточничество, равнодушие, непрофессионализм – свойственны, наверно, любой медицинской сфере, но исходят, прежде всего, из самой личности врача. При этом такого рода вопросы решать очень сложно. Пример этому – множество судебных процессов над врачами, по вине которых пострадали люди. Зачастую эти процессы заканчиваются оправданием врачей, на защиту которых становится вся система, ведь срабатывает так называемая профессиональная солидарность.

Но есть еще масса проблем, не связанных с медицинским персоналом. Это вопросы организации и финансирования медицинского обслуживания: плохое санитарно-гигиеническое состояние больниц и клиник, отсутствие необходимого медоборудования и медикаментов, низкая оплата труда среднего и младшего медицинского персонала и так далее. Весь этот комплекс вопросов – в ведении государства.

Четкая правовая политика, наличие соответствующих законов, закрепляющих финансовое обеспечение заинтересованных сторон могут стать залогом повышения уровня медицинского обеспечения.

А пока мы – что лечимся, что калечимся.

——————————————————————————————-

НЕПРИДУМАННЫЕ ИСТОРИИ: CD И КНИГА / ПРЕЗЕНТАЦИЯ

Вышли в свет компакт-диск и книга “Непридуманные истории”,  содержащие примеры самых интересных и ярких аудиодневников из архива проекта “Аудиодневники на Южном Кавказе”  британской неправительственной организации Conciliation Resources (“Ресурсы примирения”).  Проект идет на радиостанциях Южного Кавказа уже четыре года. Он прошел путь от пилотных грузинского и абхазского проектов до сегодняшнего общерегионального проекта, в котором принимают участие Абхазия, Азербайждан, Армения,  Грузия, Нагорный Карабах и Южная Осетия. За это время собрано более 1300 устных историй, проведены тренинги и встречи журналистов, издано несколько компакт-дисков. 

“Аудиодневники” – это оригинальный жанр, который зародился на британской телерадиокомпании Би-Би-Си в начале 90-х годов. Его цель – дать высказаться людям, чьи голоса редко звучат в эфире: подросткам и пенсионерам, инвалидам, бывшим заключенным, беженцам, представителям различных меньшинств и так далее.  Особенность жанра  заключается в том, что авторы дневников записывают свои истории сами, без участия журналиста:  никто не подсказывает им, о чем и как надо говорить, никто не задает наводящих вопросов.  Журналисты просто находят интересных рассказчиков, а затем забирают записанный ими материал и монтируют из него короткие “дневники” хронометражем 3-4 минуты.  В 2002 году возникла идея “запустить” аудиодневники на Южном Кавказе. 

Сегодня журналисты 20 радиостанций Южного Кавказа, включая общественные, государственные и частные, собирают рассказы своих соотечественников, готовят дневники к эфиру, а затем обмениваются самыми лучшими из них, чтобы переведенные на несколько языков и озвученные истории смогли услышать в других уголках Кавказа и за его пределами.  Лучшие дневники  звучат в эфире Всемирной Службы Би-Би-Си.  Архив проекта представляет собой  уникальный источник информации по самым разным аспектам современной жизни на Южном Кавказе. 

На состоявшейся в Степанакерте презентации компакт-диска и книги “Непридуманные истории” было отмечено, что радиодневники вещаются по местным каналам “Новая Волна” и “Общественное радио”. “Люди рассказывают свои истории, но в них – история поколения”, – сказала в ходе презентации координатор проекта Карине ОГАНЯН. Как отметила генеральный секретарь МИД НКР Жанна КРИКОРОВА, “то, что люди слышат по радио истории, очень похожие на свои собственные, помогает снять синдром изолированности с конфликтующих народов”.

ДЕРЕВО ПАМЯТИ

(Карабах)

Каждый человек должен посадить в своей жизни хотя бы одно дерево. Не знаю, сколько я деревьев посадил — три, пять, восемь… – наверное, потому что в наше время были субботники. Но одно дерево, посаженное мной, запомнилось мне на всю жизнь…

Это было в далекой Белоруссии, когда я служил в армии. В один из дней ребята нашего подразделения сажали деревья по дороге, ведущей к автобусной остановке, — на трассе по обе ее стороны. Молодые и веселые, мы в то время затеяли такую игру — каждый из нас должен был запомнить номер своего дерева.

Я хорошо помню, что мое дерево было «шестое» по левую сторону дороги.

В Белоруссии нас называли «ребятками». Нам всегда улыбались — этот народ относился к солдатам очень хорошо. Мы занимались разминированием территории Белоруссии.

Боже мой, сколько этих бомб, снарядов, мин — казалось, этому не будет никогда конца. А ведь прошло со времен войны ровно 20 лет! Иногда, разговаривая с людьми постарше, как будто чувствовалось, что за их улыбкой есть какая-то затаенная тайна, иногда — страх. Понять бы это, что такое, но это мы поняли чуть попозже. Казалось, что они скрывают от нас что-то. И можно было понять, что они скрывают то, какая здесь была война. А страх в их глазах, я думаю, был не за себя, а за нас.

Рядом жили старик со старухой. Во время одного из моих дежурств я заговорил с ними о том-о сем. И как-то я спросил: «Отец, а война? Какая она была?»

Он помрачнел и сказал всего два слова: «Не дай Бог!»

Казалось, этот народ не хотел говорить о войне. Как будто этот народ сам наложил на себя табу: забыть, не говорить о войне, потому что он жил в мире, ценил его и понимал как никто другой.

…С тех пор прошло много времени. И как будто волею судьбы и волею Божьей мне была предоставлена возможность снова поехать в столицу Белоруссии город Минск — на курсы усовершенствования.

И вот долгожданное свободное воскресенье — то есть, свободный от занятий день. Я еду туда с надеждой найти то место. По дороге я думаю: Боже мой, все же могло быть — могли разломать эту дорогу, могли построить что-нибудь там, объект или, по крайней мере, жилые дома.

Вот и то место — я его хорошо помню. Я схожу с автобуса: она есть, эта дорога. Иду по этой дороге — скорей бы найти свое дерево, шестое по левую сторону дороги.

И вот оно — большое и красивое.

Я сажусь, закуриваю… Разные мысли приходят в голову. Иногда мне кажется, что это дерево наберет силы и крикнет на весь мир: «На этой земле больше не должно быть войны!»

Где те ребята, которые посадили эти деревья? Как сложилась их судьба? Все ли они живы? А что было бы, если бы произошло чудо и они сейчас оказались бы вместе со мной под этими деревьями? Что бы мы сделали? Наверно, мы преклонили бы голову перед этой землей, перед этим мудрым, беспредельно добрым народом.

Не знаю, сколько я там был, но я понимал, что надо уходить. Я пошел по этой дороге и знал, что иду по ней в последний раз. Я обернулся, и мне показалось, что «дерево памяти» улыбнулось мне.

Сейчас, вспоминая все это, в голову приходят нехорошие мысли. А может ли так быть, что дети этих ребят, которые сажали те деревья, в наше смутное время стреляют друг в друга?

И хочется сказать, ответить на все это словами того старика из далекой белoрусской деревни — «Не дай Бог…»

——————————————————————————————-

МИША НЕ УЕХАЛ

(Азербайджан)

История эта произошла очень много лет назад, в детстве, и не давала мне покоя очень долгие годы… И просто не с кем было ее обсудить, некому было рассказать…

Это был конец 80-х, мы тогда все были учениками средней школы, и как раз разжигался этот межнациональный конфликт между азербайджанцами и армянами.

И люди уезжали, продавали свои квартиры. Надо сказать, что у нас был многонациональный класс. Мы тогда были в шестом классе. И в нашем классе, хотя он к тому времени был уже совсем небольшой, то есть редел, редел на глазах, учился мальчик. Его звали Миша, Миша Артищев.

И родители его решили на волне вот этих событий тоже продать свою квартиру и переехать в Россию. Сам Миша этого жутко не хотел.

Сейчас я вот все больше и больше убеждаюсь в том, что он не хотел уезжать. Он делилcя с ребятами, что, вот, я не хочу уезжать, я родился в Баку, мои родители, мои бабушка с дедушкой здесь всю жизнь прожили..

Мы не могли ему ничем помочь. Конечно, мы тоже не хотели, чтобы он уезжал, никто этого не хотел…

И Мише буквально оставалось два дня до отъезда. Он решил полезть на крышу к нашему однокласснику. И ребята полезли на эту крышу, чтобы поесть тут. И так получилось, что, кажется, кто-то спустился, а Миша остался на крыше.

Уже вечерело. И в какой-то момент он хотел то ли спуститься с этой крыши, то ли пройти дальше по этой крыше. И в сумерках он не устоял, потерял равновесие и схватился за первое, что, как ему казалось, поможет ему удержать равновесие, и этим чем-то оказался высоковольтный провод. И, конечно, тут же его очень сильно ударило током, и он упал.

Хозяин этого дома быстро поднялся, пытался как-то сделать ему искусственное дыхание, тут же вызвали «скорую». Но Мишу спасти не удалось. Он умер.

Конечно, никто не уехал. Родители остались, чтобы похоронить Мишу. И наш весь класс — мы все пришли к нему домой, чтобы с ним попрощаться.

Как полагается, он лежал в гробу. И мы принесли ему розы, и нужно было положить эти розы прямо на него. Почему-то эта миссия досталась мне. И когда я поднесла эти розы, чтобы положить на него, конечно, мне близко пришлось столкнуться с его лицом, я все это близко увидела.

И его бабушка на меня так грустно посмотрела, конечно, абсолютно сухими от горя глазами и сказала: «Деточка, пожалуйста, положи эти розы так, чтобы Мишеньку они не укололи, чтобы ему не стало больно».

Я не могу сказать сейчас, что я тогда пережила, что я почувствовала.

Но мы все, уже после этого, как его увезли на кладбище, после того, как мы все шли перед этим гробом в последний путь с Мишей, мы поняли, что у смерти нет национальности, что у горя нет национальности.

Мы все до глубины души ненавидели тот миг, что вообще людям пришлось стать перед выбором, чтобы уехать, чтобы оставить, покинуть свои родные места, свою Родину.

И весь наш ужас и трепет вызывала одна мысль, что Миша все-таки сдержал свое слово: он не уехал, он остался. Причем остался навсегда. Он не покинул Азербайджан, он остался в Баку.

——————————————————————————————-

 ВЕСЕЛЫЙ ВИСЕЛЬНИК

(Южная Осетия)

Напротив пионерского парка на улице Джиоева жила одна семья, где муж пил. Жена его постоянно ругала и проклинала: «Чтоб ты сдох, чтоб я тебя похоронила» – ну, как знают эти базарные женщины… Ему это очень надоело, и в очередной раз к приходу жены он уже был подвыпивший, решил ее проучить или испытать на чувства к себе (смеется).

В общем, он зашел к себе в сарай, подвесился за пояс, в то же время сделал петлю и набросил себе на шею… и висит себе довольный… (смеется). В это время он услышал, как ворота скрипнули — жена пришла. И к тому моменту, как жена громыхала во дворе, вот должна она зайти в сарай, он голову свесил и вывалил язык.

Когда жена зашла и увидела повешенного мужа, она, конечно, начала кричать, орать и с воплями выскочила из сарая. Ну, вопит, вопит, вопит, честно говоря, он был уже не рад, что повесился, но не может сам себя снять и в это время видит, как соседка заскакивает в сарай.

И так она с ужасом наверх посмотрела, с таким ужасом, что даже не заметила, что он с открытыми глазами на нее смотрит с очень осмысленным взглядом. Она (смеется) подскочила, сало там у них висело, и взяла один шматок сала себе под жакет, и вот так хочет выскочить. А он, хоть и повешенный, жалко ему стало сала, и так ей: «Сука, положь сало на место!» (хохочет).

Эта женщина, когда услышала, что покойник заговорил… в общем, сало она выкинула и как выскочила! И вместо того, чтобы в ворота выскочить, она прямо на забор налетела со всего разбега, и, потеряв сознание, она так осела, мешком. Никто не может понять, в чем дело, все вопят, там «Скорая», милиция приехала…

Зашел милиционер, табуретку подставил и режет веревку, на чем он повешен. А этот же испугался, чтобы тот его не уронил, и очень осторожно милиционера за плечо приобнял и, когда милиционер почувствовал, что его «покойник» обнимает за плечо, он как разорался! Его табуретку перекосило, и он свалился.

Этот обман был раскрыт, ему дали два года условно, потому что эта женщина попала в больницу с сотрясением мозга, а милиционер — с переломом ноги и руки! (хохочет)…

——————————————————————————————-

ДЕДУШКА И ВЛЮБЛЕННЫЙ ВНУК

(Грузия)

Я влюбился в одну девочку, мы вместе учимся. Первый, кому я признался в этом, был мой дед, мы с ним очень близки. Вообще, у внуков с дедами и бабушками связь теснее, чем с родителями, это уж так.

Я вам рассказываю историю трехлетней давности, мне было тогда 12 лет. «Ну-ка, ну-ка, расскажи мне, кто она, чья она, какая она?» – выспрашивал у меня дед.

А потом дает мне деньги и говорит: «Пригласи ее в кафе, посидите, поговорите, проведите время, может, там ей в любви признаешься»…

Ну я, как взрослый, пригласил ее в кафе. Она согласилась, хотя и удивилась, что мы пойдем в кафе одни — нам же по 12 лет было! Зашли мы, сели, все на нас смотрят, удивляются. Подошел официант, принял заказ. Оказывается, как я потом узнал, дед обо всем договорился, чтоб нас обслужили, не выгнали вон.

Сидим мы, разговариваем, у меня голова раскалывается. Я накануне —у деда были гости — немного выпил, дед меня сильно баловал, любимого внука…

Я лихорадочно думал: «Вот сейчас признаюсь в любви, вот сейчас признаюсь в любви…» Переговорили обо всем – о школе, друзьях, любимых предметах, только я подумал: вот сейчас подходящий момент, я ей скажу — и (эмоционально) … потерял сознание.

Что было потом, я, естественно, не помню.

Потом мне эта девочка рассказала, что все переполошились, испугались, когда я упал навзничь и ударился головой. Привели меня в чувство, отправили домой.

Дед со мной потом целую неделю не разговаривал, а за что? За то, что я его так опозорил…

И сегодня мы возлюбленные с этой девочкой (радостно)…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s