№ 21 / 15 декабрь

“Демо” / № 21 (63) / 15 декабрь, 2006г.

 Референдум в Карабахе: “Да” Конституции

Карине ОГАНЯН
специально для IWPR

10 декабря в непризнанной со стороны международного сообщества Нагорно-Карабахской Республике состоялся референдум по принятию Конституции. Подавляющее большинство проголосовавших сказали “Да”  основному закону страны.

В Нагорно-Карабахской Республике принята Конституция, и отныне каждое 10 декабря будет праздничным днем в стране, которая юридически не признана со стороны мирового сообщества, но фактически 15 лет подряд существует как отдельное гособразование. 11 декабря председатель Центральной комиссии по референдуму Сергей Насибян огласил итоги голосования: из 90077 зарегистрированных в списках граждан в голосовании приняли участие 78389, что составляет 87.02 процента имеющих право голоса граждан. “За” Конституцию проголосовало 98.58 процентов голосовавших, “против” – 0.7 процентов. По итогам референдума можно констатировать, что Конституция НКР принята подавляющим большинством голосов.

Неслучайно, что референдум по Конституции был проведен 10 декабря – именно в этот день, но 15 лет назад, карабахцы провозгласили свою независимость. “10 декабря – это еще и международный день защиты прав человека, и мы хотели бы, чтобы наша Конституция как отражение сути, намерений и духа свободолюбивых карабахцев была бы не только гарантом защиты прав каждого карабахца, но и явилась нашей визитной карточкой для мирового сообщества, доказывающей нашу приверженность принципам демократии, справедливости, равенства, мира и добра,” – сказал IWPR правозащитник Карен Оганджанян.

За ходом референдума следили более 100 международных наблюдателей и журналистов из стран СНГ, Европы и США, которые подчеркнули открытую атмосферу и прозрачность хода голосования. “Референдум по принятию Конституции отвечает большинству стандартов ОБСЕ, Совета Европы  и других европейских международных структур в отношении демократических выборов, равно применимых и к референдумам,” – это выдержка из отчета независимых наблюдателей, которые посетили 137  избирательных участков.

“Я побывал в селе Мехмана Мартакертского района. Должен сказать, что референдум был очень организованным и прошел в соответствии со всеми международными требованиями. Голосование было свободным и транспарентным”, – сказал член Международной лиги по правам человека Лучиано Ардези. Вместе с тем, конечно, были даны и рекомендации, которые чаще носили технический характер. Они касались неточностей в списках, голосования в закрытых кабинах и т. п. При этом, конечно, на итоги референдума, по словам наблюдателей, эти неточности не могут подействовать.

Многие местные наблюдатели подчеркивают, что одним из главных недочетов референдума было то, что население было плохо проинформировано о сути столь важного политического события. “Проведенные несколькими организациями социологические опросы свидетельствуют о том, что многие люди не знакомы с текстом основного закона. И еще наблюдается другое – часть людей не идет голосовать в знак протеста – против всего, особенно против мероприятий, которые они считают формальными “, – говорит IWPR наблюдатель от организации “Открытое общество” Наира Айрумян. Многие местные наблюдатели говорят, что причина недостаточной информированности населения – плохая предварительная работа комиссий по референдуму и слишком поспешное, на их взгляд, форсирование вопроса о принятии Конституции.

“За 15 лет существования нашего государства нас многие обвиняли – или в том, что слишком опаздываем, или  в том, что слишком спешим с принятием Конституции. Принятие Конституции – не самоцель для нас. За прошедшие 15 лет мы не только отстояли избранный нашим народом путь в нелегкой войне, но и опередили соседний Азербайджан в плане демократизации. Конституцию мы принимаем в первую очередь для себя, для нашего народа – это венец наших достижений, начало которого было положено 15 лет назад на референдуме о независимости НКР. Мы хотели принять лучшую по демократическим меркам Конституцию на территории бывшего СНГ, и если сравнить ее, например, с основным законом Азербайджана, выводы будут налицо…”, – сказал в ходе своей пресс-конференции после принятия Конституции президент НКР Аркадий Гукасян.

Это – первая карабахская Конституция. За 15 лет существования карабахский парламент принял свыше 500 законов, часть из которых – конституционного плана. Почему же Конституция в НКР принимается через 15 лет после провозглашения независимости? Отвечая на этот вопрос, спикер парламента Ашот Гулян сказал, что “в течение этих 15 лет мы находились в поисках. И сегодня настало время подвести итоги этих поисков”.

Что же характеризует принятую в Карабахе Конституцию? По оценке сотрудницы МИД НКР Ирины Бегларян, карабахская Конституция весьма либеральна. “Мне нравится, что в ней есть четкое разделение властей, что премьер-министра назначает Парламент, что есть механизмы для продуктивной работы судебной системы, и вообще – что есть несколько признаков полупрезидентского правления”, – сказала она в интервью IWPR.

“Конечно, Конституция – это шаг вперед в деле демократизации Карабаха. Но считаю, что основной закон не столь совершенен, как мог бы. В частности, нет полного комплекса механизмов сдерживания и уравновешивания ветвей власти, нет четкой основы для независимой судебной системы и даже нет Конституционного суда, – сказал в интервью IWPR депутат карабахского парламента от оппозиции Гегам Багдасарян. – Кроме того, по Конституции профессиональный парламент появится в Карабахе не позднее 2015 года, что не совсем вписывается в заверения о повышении роли этого представительского органа”.

Как сказала IWPR пенсионерка Светлана Давидян, она не знакомилась с текстом Конституции: “Над этим документом работали умные люди. Я и многие мои знакомые пришли проголосовать за Конституцию по другой причине – потому что это еще один шаг, укрепляющий нашу независимость, которую мы провозгласили в 1991 году под бомбежками со стороны Азербайджана”.

“Я знаком с текстом Конституции, она достаточно демократична и я считаю, что сегодняшний референдум для нас – это еще один шанс быть услышанными миром, еще одна возможность сказать о том, почему мы избрали путь независимости и демократии”, – сказал IWPR беженец Сарасар Сарьян.

Молодой человек лет 25-и Арсен Гаспарян считает, что важен не сам факт принятия Конституции, а механизмы, по которым этот закон будет претворен в жизнь: “Можно принять лучший закон в мире, но кому он нужен, если этот закон не будет работать? Я считаю, что власти в первую очередь должны обеспечить то, чтобы принимаемые законы оставались не на бумаге, а претворялись в жизнь”, – сказал он IWPR.

Что касается действенности Конституции, то, по словам президента НКР Аркадия Гукасяна, “Мы не говорим, что у нас все идеально, так не может быть. Но принятие Конституции дает больше шансов для демократического развития нашей страны”.

Надо отметить, что во время обсуждений Конституции одним из наиболее болезненных был вопрос о возможном третьем сроке А. Гукасяна. Принятие Конституции фактически означает начать историю НКР с нового листа, что позволило бы Гукасяну снова баллотироваться на пост президента. Но месяц назад президент заявил о том, что он не намерен баллотироваться на третий срок, чем снял напряжение в стране, дав возможность многим экспертам говорить о реальной приверженности карабахского руководства демократическому пути развития.

При этом, конечно, заявления о демократических подвижках в Нагорном Карабахе воспринимаются в Азербайджане с недовольством и удостаиваются жестких оценок. В частности, министр иностранных дел АР Эльмар Маммедьяров заявил, что “референдум в Нагорном Карабахе наносит вред мирным переговорам”. Между тем, говоря о возможном воздействии принятия Конституции на процесс карабахского урегулирования, Аркадий Гукасян подчеркнул, что если воздействие и будет, то только позитивное. По оценке карабахского президента, референдум по Конституции полностью укладывается в логику переговорного процесса. Гукасян отметил также, что карабахская общественность готова к компромиссам. “Проблема в том, что мы имеем в виду, говоря о компромиссах. Я предполагаю, что народ готов к компромиссам, но компромиссы не могут быть односторонними и ставить под угрозу безопасность и независимость НКР, – сказал президент. – Демократия – это шанс для Карабаха. Конечно, это вовсе не означает, что уже завтра международное сообщество нас признает. Но у нас нет иного пути. Если мы хотим быть признанными со стороны мира, мы должны строить демократию, и в этом контексте Конституция очень важна”.

“Проведение в Нагорном Карабахе выборов и референдумов традиционно вызывает зароки не признавать их, – заявил агентству Panarmenian.net сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России в 1992-1996 гг., посол Владимир Казимиров. – Можно, конечно, не признавать, но полностью проигнорировать референдум не удастся. Конечно, демократические процедуры в Нагорном Карабахе не без изъяна – в них не могут участвовать азербайджанцы-жители НК. Но никому же не придет в голову не признавать выборы в Баку или Гяндже из-за неучастия в них проживавших там армян?”…

Отвечая на вопрос журналистов о возможном референдуме в проекте карабахского урегулирования, предлагаемого Минской Группой ОБСЕ, Аркадий Гукасян ответил: “Нам лично пока никто не говорил об этом. Но если международное сообщество и Азербайджан дадут гарантии, что итоги такого референдума будут признаны, то мы можем подумать об этой идее”.

«Государственное строительство как в НКР, так и в Азербайджане напрямую не связано с ходом миротворческого процесса и не может препятствовать достижению мира в регионе. Тем более, что у конфликтующих сторон и международных посредников есть понимание того, что после заключения мирного договора основные положения принятого сторонами документа должны быть инкорпорированы в национальные законодательства НКР и Азербайджана», – сказал замминистра иностранных дел НКР Масис Маилян.

По его словам, если следовать логике азербайджанского МИД, согласно которой конституционный референдум в НКР, – это удар по переговорам, то можно заключить, что принимая на референдуме Конституцию Азербайджанской Республики в 1995 году и поправки к ней в 2002 году, официальный Баку преследовал именно такую цель – нанести удар по переговорам, которые имели место в те годы.

Как бы то ни было, референдум по принятию Конституции в Карабахе состоялся. Теперь НКР имеет основной закон, соответствующий международным стандартам и принятыми в Европе нормами. Как подчеркнул один старожил из села Кусапат Мартакертского района, “Конституция – это паспорт той или иной страны. Сегодня мы уже имеем документ, с которым можем предстать всему миру…”

——————————————————————————————-

урегулирование

ИСКРЕННОСТЬ МИНИСТРА ОБОРОНЫ ВНЕ СОМНЕНИЙ?

Давид ПЕТРОСЯН
политический обозреватель

информационного центра”Ноян Тапан”

На саммите глав государств СНГ в Минске состоялась очередная и, видимо, последняя встреча в этом году президентов Армении и Азербайджана. Напомним, что стороны должны были согласовать основные принципы урегулирования, которые в общих чертах представляются следующим образом:

– поэтапный вывод войск с территорий, окружающих бывшую Нагорно-Карабахскую Автономную область (за исключением бывшего Лачинского района, где будет оставлен “коридор” шириной в 40 км между Арменией и Нагорный Карабахом) и контролируемых армянами, их демилитаризация;

– размещение международных миротворческих сил в зоне конфликта;

– возвращение беженцев (прежде всего азербайджанских) в места их постоянного проживания;

– отказ сторон от применения или демонстрации силы;

– проведение референдума или всеобщего голосования для определения окончательного правового статуса Нагорного Карабаха;

– нормализация отношений между Арменией и Азербайджаном;

– международное экономическое содействие Нагорному Карабаху.

Согласно предварительной информации, после двухчасовых переговоров тет-а-тет Ильхам Алиев заявил, что на встрече удалось согласовать ранее несогласованные вопросы и “мы приближаемся к последней стадии переговоров по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе”, но тут же признал, что остаются принципиальные вопросы, по которым мнения сторон различаются.

Президент Армении или его официальный представитель не сделал никаких заявлений по итогам переговоров в столице Беларуси и мы полагаем, что в действительности переговоры, как и предполагали информированные скептики, провалились. И это несмотря на то, что ранее американский сопредседатель Мэтью Брайза сделал заявление о том, что, якобы, стороны достигли определенного прогресса в вопросе “восприятия взаимосвязи между возвращением всех так называемых “оккупированных территорий” и вопросом статуса Нагорного Карабаха. Стороны думали над вопросами статуса и возвращения территорий в творческом и конструктивном ключе, который отражает уважение каждого из вопросов”.

Речь идет о том, что, якобы, сторонам удалось найти политическую формулу, увязывающую вывод войск с подконтрольных Армии Обороны НКР территорий “зоны безопасности” и референдумом по статусу Нагорного Карабаха. Вполне возможно, что такая формула найдена за переговорным столом, но очевидно и другое: азербайджанская сторона не готова ни при каких обстоятельствах признать какой-либо статус Нагорного Карабаха вне своей территориальной целостности, т.к. понятно, что референдум о статусе приведет к выходу НКР из состава Азербайджана.  Между тем, очевидно, что, предлагая провести референдум о политическом статусе, международные посредники ясно демонстрируют, что международное сообщество признает право народа армян Нагорного Карабаха на самоопределение и на независимое государство.

Выделим слова министра иностранных дел Армении Вардана Осканяна о том, что Армения согласилась “с каждым из базовых принципов, который лежит сегодня на переговорном столе… Отвергнув два предыдущих компромиссных решения, предложенных посредниками в течение последних 8 лет, Азербайджан не хочет столкнуться с обвинениями об отказе от мирного плана, лежащего сегодня на столе переговоров. По этой причине он использует все возможные средства – от государственного давления до маневрирования в международных кругах, чтобы предложение было отвергнуто армянами. В то же время, для претворения в жизнь этого или другого документа, Азербайджан должен отказаться от мысли о наличии военного решения конфликта. Единственным и реальным вариантом является компромисс и реализм”.

В переводе с дипломатического языка это означает, что армянская сторона, естественно, не согласится вывести свои подразделения из “зоны безопасности”, не получив взамен ничего.

Вышеупомянутые переговоры не могли закончиться успехом по нескольким причинам. В том числе и потому, что в действительности в Баку продолжают руководствоваться идеями доктрины “отложенного реванша”, т.е.  военного решения проблемы – с использованием нефтедолларов, полученных в последние годы.

Для того чтобы как-то дать знать Баку о неприемлемости этой линии, американская сторона сделала два заявления, которые были продублированы и некоторыми российскими СМИ:

– a) руководителя Отдела по работе с общественностью посольства США в Азербайджане Джонатана Хеника, который в ответ на вопрос о введении каких-либо санкций со стороны США в случае выдвижения Азербайджаном требований о начале боевых действий для освобождения оккупированных территорий, сказал: “США хотят только мирного урегулирования нагорно-карабахской проблемы. Это наилучший путь и в то же время такова позиция президента Ильхама Алиева. Что касается санкций, я не могу сделать каких-либо заявлений по этому поводу”;

– b) эксперта Американского внешнеполитического совета, бывшего дипломата Уэйна Мери, который, выступая в вашингтонском университете имени Дж. Хопкинса заявил, что “в последнее время в Азербайджане в открытую обсуждается военный вариант решения Нагорно-Карабахского конфликта. Однако в этом случае победа Азербайджана исключена. Нагорный Карабах сам по себе – неприступная крепость, еще более усиленная армянскими военными подразделениями. Даже американская армия будет иметь трудности в случае ее атаки”. По словам эксперта, подобное мнение доминирует и в кругах Пентагона. “C точки зрения боеготовности армянские военные подразделения многократно превосходят противника. Не секрет, что армяне имеют армию, а Азербайджан – только вооруженные силы. В случае боевых действий Азербайджану придется надеяться на человеческие ресурсы, в то время как армянской стороне – на превосходство вооружения”, – заявил Мери, добавив, что в случае новой военной фазы армянам для победы достаточно лишь защитить Карабах, в то время как Азербайджану необходимо будет завоевать всю ее территорию, что практически невозможно. Он также отметил, что, используя военную риторику, Баку несет риск реконсервации военного конфликта, за недопущение которого несут ответственность члены Минской группы ОБСЕ.

Услышаны ли были эти мессиджи в Баку? Мы полагаем, что и да, и нет. Нет -потому, что там, видимо, начали связывать определенные надежды с Москвой, которая, после серьезного ухудшения своих отношений с Грузией, старается вести сбалансированную политику между Арменией и Азербайджаном, чтобы, как минимум, не потерять свои позиции в регионе. Российские дипломаты и политики все чаще и чаще на самом высоком уровне постоянно заявляют, что именно Россия может стать гарантом урегулирования карабахской проблемы. А это, в свою очередь, означает серьезность заявки на восстановление своего геополитического влияния.

В Ереване понимают, что Баку пока не готов согласиться с вышеизложенными принципами и поэтому высшие должностные лица в Армении часто употребляют прием “да, если”. Это прекрасно продемонстрировал и министр обороны Серж Саркисян, который неожиданно заявил, что четкая договоренность о возврате Азербайджану территорий, подконтрольных армии Нагорного Карабаха, маловероятна. Он также дезавуировал свои многочисленные предыдущие заявления о готовности уступить подконтрольные Азербайджану территории “зоны безопасности”, заявив, что никогда не говорил о передаче конкретных территорий и не желает об этом говорить: “Я никогда не говорил о передаче 15, 20 метров или 500 километров территории, для меня это не важно (министр видимо полагает, что армянское общественное мнение больно амнезией – ремарка автора). Для меня важно наличие взаимных уступок и достижение достойного мира”.

Позволим не согласиться с искренностью министра обороны, для которого, на наш взгляд, куда более важным является успех начатой им де-факто борьбы за президентское кресло и большинство мест для Республиканской партии в Национальном Собрании. Для достижения своей заветной цели в виде президентского кресла административных, политических, финансовых, информационных, олигархических, криминальных и иных подконтрольных С. Саркисяну ресурсов может и не хватить. Для гарантированной победы путем тотальных фальсификаций (масштаб фальсификаций не должен быть меньше, чем на конституционном референдуме 2005 г.) ему нужно согласие внешних сил, которого он, собственно, и добивается.  С этой целью он делает и будет делать публичные заявления двух типов:

1) адресованные Москве и Тегерану. В них он будет говорить о своей жесткой и неуступчивой позиции по возврату территорий “зоны безопасности”, а также будет демонстрировать свое стремление на консервацию карабахского конфликта. Благо, позиция Баку чрезвычайно способствует реализации этой политической линии;

2) адресованные Вашингтону и Брюсселю. В них он будет говорить о своей готовности вывести армянские подразделения из “зоны безопасности”, и урегулировать карабахский конфликт на основе принципов, представленных Минской группой ОБСЕ, и о готовности расширить сотрудничество с НАТО, США, ЕС и пр.

Серж Саркисян поставил перед собой чрезвычайно сложную и труднорешаемую политическую задачу. Однако это не значит, что она не может быть решена, особенно учитывая опыт предыдущих лет и склонность во всех вышеупомянутых столицах к политике “двойных стандартов”.  В частности, напомним, что по итогам голосований в Армении в 2003 и 2005 гг. в Брюсселе и Вашингтоне предпочли “простить” официальный Ереван и предложить ему “пряник” в виде программ “Вызовы тысячелетия” и “Плана совместных действий”. Учитывая этот опыт, С. Саркисян, видимо, и сегодня уверен, что весьма вероятные тотальные фальсификации на общенациональных выборах вновь будут прощены западными державами. Логично? Вполне. А вот что будет, если в Вашингтоне, Брюсселе и даже в Москве больше не захотят заниматься самообманом?..

—————————————————————————————

Карабах: миром или войной?

Владимир КАЗИМИРОВ
посол, в 1992-96 гг. сопредседатель
Минской группы ОБСЕ от России,
ныне – зам. председателя
Ассоциации российских дипломатов

Перед встречей президентов Азербайджана и Армении в Минске 28 ноября с. г. наивных ожиданий сдвигов в карабахском урегулировании было меньше, чем обычно, а заявления по итогам чуть ли не оптимистичны. Но почему все же перспективы мирного решения конфликта на ближайшие годы остаются минимальными?

1) Главная среди причин – жесткая полярность позиций сторон конфликта – Азербайджана и Армении с Нагорным Карабахом (НК) по основным спорным проблемам: прежде всего, о судьбе НК, а также об освобождении районов, занятых армянскими войсками в войне 1992-94 гг. Баку добивается их скорейшего вывода из этих районов, избегая обязательств по безопасности и порядку решения ключевой проблемы конфликта – определения статуса НК. А армяне свой уход именно этим и обуславливают.

2) За 12 лет перемирия руководители сторон стали заложниками завышения собственных требований, не готовили свое общественное мнение к неизбежности взаимных уступок. На этом фоне соглашения небезопасны для власти. Страхуясь, Ильхам Алиев даже ужесточил позицию своего отца насчет принадлежности НК и не раз заявлял, что готов решить конфликт “иным путем” или “любой ценой” (читай – силой) или оттянуть его решение.

Цикл выборов в обоих государствах в 2007-08 гг. еще больше помешает руководителям сторон проявить необходимую гибкость.

3) Не лучшим образом и довольно вяло подходит к карабахскому урегулированию международное сообщество: платонически ратуя за мирное решение, оно не дает должного отпора угрозам вернуться к силовому. Взявшись уладить конфликт в Карабахе политическими средствами, ОБСЕ должна последовательнее противодействовать всему, что идет вразрез с этой миссией (инциденты на линии соприкосновения, воинственная кампания, гонка вооружений). Работая сейчас над согласованием “принципов”, посредники (возможно, по тактическим соображениям) избегают “прямолинейного”, но единственно верного подхода – прежде всего, добиться от сторон гарантий невозобновления военных действий.

Это вопрос особой важности. Из благопожелания он должен стать внеочередной задачей. Чрезвычайно важно положить конец – как иллюзиям силового реванша, так и причинам или предлогам для удержания оккупации. Это самый надежный и кратчайший путь к успеху миротворческой миссии.

В сложных условиях вокруг Карабаха ставка на силу не дает решения конфликта, она нереалистична и авантюрна. Эксперты признают, что соотношение сил не позволит сторонам в ближайшие годы прибегнуть к военным действиям. Но ориентация на силу все равно остается опасной и вредоносной для переговорного процесса, обстановки в обществе, да и в регионе в целом. Нельзя списать ее на нужды пропаганды и внутренней политики, пройти мимо.

Правда, призывы к войне все контрпродуктивнее – они множат за рубежом выступления в пользу мирного решения. Поборники силы действуют теперь искуснее: сулят, не доходя до ее использования, запугать армян лишь ростом военного бюджета Азербайджана и вынудить их самих сдать позиции.

Очередной просчет. И с тяжкими последствиями. Настрой и в Ереване, и в диаспоре будут определять карабахские армяне, для которых конфликт – не вопрос престижа, а выживания. Их сопротивляемость не подавить лишь демонстрацией силы. Переходить к ее применению? Но и военная мощь не всегда одолевает “слабого” противника (США в Ираке, Израиль в Ливане), а рост поражающей силы нынешних армий в сравнении с 1992-94 гг. хорошо известен. Блицкриг гарантировать нечем, а затяжная война чревата нарастанием мощного противодействия извне и, возможно, кризисом внутри.

Сухой остаток такой “среднесрочной” авантюры: масса издержек ряда лет напряженности и гонки вооружений в обмен на загадочный исход, а то и провал. Иначе говоря, отнять у обоих народов уйму времени и средств, а потом на волю рока открыть счет новым немереным жертвам и разрушениям.

Именно поэтому совершенно необходимо жестко сузить перспективу до исключительно мирного решения конфликта, полностью исключить “иные” варианты. Конечно, перемирие между сторонами и так бессрочно; оба государства и так обязались перед международными организациями мирно решить конфликт (коснись, именно этим и начнут прикрываться). Но как срабатывает все это, видно и по угрозам силой, и по ряду других дел.

Пора бы структурам ОБСЕ всерьез предложить сторонам подписать специальный документ о безальтернативности мирного решения конфликта. Это разрядит, оздоровит всю атмосферу в регионе, сосредоточит их усилия на конструктивном поиске развязок по спорным проблемам.

Два очередных электоральных года в Армении и Азербайджане вряд ли дадут сторонам конфликта перейти к взаимным уступкам, но требуют от гражданского общества не просто активизации, а внеочередного здравого выбора между войной и миром, хотелось бы верить – при содействии ОБСЕ.

——————————————————————————————-

Президент не согласен ни на 5, ни на 7 районов

Когда в 1998 году либералов политической элиты в Армении сменили националисты, пришедшие к власти обвинили уходящих в том, что в процессе переговоров те согласились сдать пять районов. И сейчас те же власти, которые называли своих предшественников предателями, заявляют о том, что готовы к сдаче шести районов – в том числе Карвачарского. А от Кашатагского района нам должен остаться 40-километровый коридор.

Сегодня в предательстве обвиняются уже нынешние власти – устами бывшего министра иностранных дел Армении Александра Арзуманяна, поскольку за прошедшие 8 лет 5 районов превратились в 7. Как к этому относятся в Карабахе?

Отвечая на вопрос Karabakhopen, президент НКР Аркадий Гукасян отметил, что он не согласен ни с теми, ни с другими. А несогласие он обуславливает тем, что при нынешнем ходе переговорного процесса невозможно считать согласованным какой-либо один вопрос вне общего контекста. “Мы сегодня не принимаем участия в переговорах, да и переговоров как таковых нет. Есть встречи между президентами и министрами, и естественно, что говорить о переговорах без готовности к компромиссам невозможно. Но это нельзя считать окончательным документом. В любом случае, в конце Карабах подключится к переговорам, и последнее слово будет за нами», – сказал президент.

——————————————————————————————-

Основной субъект конфликта – народ

Карабахский политолог Давид Бабаян в интервью KarabakhOpen прокомментировал ситуацию, сложившуюся в карабахском урегулировании после встречи президентов Армении и Азербайджана в Минске.

“Оптимизм азербайджанского президента относительно процесса разрешения карабахской проблемы можно считать преждевременным ввиду следующего. Вовлеченных в процесс карабахского урегулирования субъектов можно подразделить на ряд категорий. Это лица, делающие политику (полисимейкеры), лица, формулирующие политику (полисшейперы), лица, которые формируют общественное мнение. Посредники уверены в том, что конфликт можно решить, если будет договоренность между полисмейкерами и в меньшей степени с полисшейперами. При этом практически не уделяется какого-либо внимания общественному мнению – лицам, формирующим это мнение, разным общественным и неправительственным организациям, и в широком смысле слова – народу. Основная надежда здесь на то, что люди, формулирующие политику, сумеют сформировать также соответствующее общественное мнение без непосредственной работы с общественностью. Если подобная логика более или менее приемлема в Азербайджане ввиду авторитарности режима и того факта, что лишь менее 10 процентов населения этой республики были так или иначе вовлечены в нагорно-карабахский конфликт и пострадали от него, то, в в отличие от Азербайджана, в Нагорном Карабахе все население прошло сквозь конфликт. А этот факт сам за себя уже говорит многое. Кроме того, урегулирование данного конфликта попросту невозможно, пока в процессе не представлен официальный Степанакерт.

Без непосредственной работы с общественностью не может быть разработан эффективный механизм урегулирования таких сложных конфликтов, как нагорно-карабахский, ведь здесь основным субъектом, за которым в любом случае будет последнее слово в нагорно-карабахском урегулировании – это народ”, – сказал Давид Бабаян.

—————————————————————————————-

Пикет в Москве

Пресс-служба Министерства иностранных дел НКР выражает благодарность СМИ Азербайджана за своевременное уведомление о запланированном на 13 декабря пикете представителей азербайджанской общины Москвы у посольства Армении в РФ. Согласно вашей информации, цель пикета – «протест против незаконного референдума о независимости».

В связи с данным обстоятельством хотим отметить следующее:

1.  Мы удивлены, что пикет проводится у посольства Армении, и в связи с этим хотим напомнить, что НКР – не часть Армении, а суверенное государство.

2. Мы приветствуем любые публичные мероприятия, один только факт проведения которых является признанием НКР.

3. Мы удивлены, что пикет против «незаконого референдума о независимости» решено провести спустя 15 лет. Народ Арцаха провозгласил свою независимость 10 декабря 1991г.

4. Мы предлагаем пикетирующим, дабы средства и время не были потрачены зря, провести все-таки данное мероприятие и выразить протест хотя бы против Конституции НКР, которая была принята гражданами Арцаха 10 декабря, и государственность НКР обрела, наконец, завершенную форму.

Пресс-служба МИД НКР

——————————————————————————————-

вне родины

Заявление сети гражданского общества “Беженцы и международное право”

Сеть гражданского общества “Беженцы и международное право” ранее уже несколько раз имела повод напомнить участникам переговорного процесса по урегулированию карабахской проблемы, а также сопредседателям Минской Группы ОБСЕ о том, что без внесения в повестку переговоров вопроса о беженцах-армянах, изгнанных из Азербайджанской ССР и Нахичевана, невозможно будет добиться стабильного и долгосрочного мира. Должно быть ясно всем, что беженцы-армяне не вернутся на какие-либо территории, подконтрольные азербайджанским властям, поскольку там их жизнь будет под угрозой, а армянофобия в Азербайджане пускает все более глубокие корни. Это не означает, что беженцы-армяне откажутся от защиты своих законных интересов. Они имеют право поселиться на тех территориях бывшей Азербайджанской ССР, которые ныне находятся под юрисдикцией властей Нагорно-Карабахской Республики. Поскольку азербайджанские власти отказываются говорить о правах изгнанного армянства, обходят молчанием его законные требования, не остается иного выбора как решать проблему по своему усмотрению. Мы заявляем, что беженцы-армяне имеют право селиться в бывших Агдаме и Физули, Кашатаге и Карвачаре – на всей территории нынешней зоны безопасности. Реализации этого права беженцев-армян должны оказать поддержку армянские власти всех уровней – это их долг.

Сеть гражданского общества “Беженцы и международное право” представит в Национальное Собрание НКР доработанный проект закона “О гражданстве Нагорно-Карабахской Республики”, благодаря которому все армяне Азербайджанской ССР получат возможность стать полноправными гражданами НКР, что, в свою очередь, благоприятно повлияет и на процесс международного признания НКР, поможет выйти из тупика, в котором нынче находится переговорный процесс.

——————————————————————————————-

Армянский парламентарий: “Закон о гражданстве свидетельствует о том, что Нагорный Карабах состоялся как государство”

Закон о гражданстве в любой стране – второй по важности после Конституции. Об этом в ходе обсуждения законопроекта “О гражданстве Нагорно-Карабахской Республики” заявил лидер Национально-демократической партии Армении, депутат Шаварш Кочарян.

По его словам, положение о двойном гражданстве, закрепленное в законопроекте, носит двоякий характер и как бы содержит в себе прозрачный намек на Армению. “Учитывая тот факт, что Армения и Нагорный Карабах тесно взаимосвязаны, этот вопрос надо отрегулировать межгосударственным соглашением, в соответствии с международными стандартами”, – отметил он и добавил, что “наличие данного законопроекта уже свидетельствует о том, что Нагорный Карабах состоялся как государство. И в международных инстанциях не должен вставать вопрос о признании права нации на самоопределение, надо продвигать признание Нагорного Карабаха”.

Между тем, эксперт аналитического центра “Кавказ” Игорь Мурадян отметил, что проект закона неплохой. “Но тут же возникает вопрос: кто будет его принимать? Парламент? На сегодняшний день парламент Нагорного Карабаха решает серые задачи и не отражает интересы общества. И, прежде чем проводить референдум по Конституции, надо организовать внеочередные выборы в парламент”, – завил он.

В свою очередь, глава общественной организации “Содействие всеобщему управлению качеством” Элеонора Асатрян отметила, что согласно данным опроса, проведенного по инициативе Сети общественных организаций “Беженцы и международное право”, сотни тысяч беженцев из Азербайджана и Нахичевани желают получить гражданство Нагорно-Карабахской Республики. “Мы предполагаем, что 350-500 тыс. беженцев воспользуются этим правом”, – отметила он. “После обсуждений мы намерены направить этот законопроект на обсуждение в парламент Нагорного Карабаха”, – заявила Асатрян. Отметим, что проект закона разработан Сетью общественных организаций “Беженцы и международное право”.

http://www.karabakhopen.com

——————————————————————————————-

Экс-глава МИД НКР: “Азербайджанцы могут стать гражданами Нагорного Карабаха”

С принятием закона “О гражданстве Нагорно-Карабахской Республики” азербайджанцы смогут получить гражданство Нагорного Карабаха. Об этом в ходе обсуждения законопроекта “О гражданстве Нагорно-Карабахской Республики” заявил экс-министр иностранных дел Нагорного Карабаха Арман Меликян.

Как передает корреспондент ИА REGNUM, по его словам, в законопроекте четко оговорено, что именно те лица, которые на момент провозглашения Нагорно-Карабахской Республики проживали на этой территории, имеют право стать гражданами этой страны. Что же касается азербайджанцев, то, по его словам, они также должны получить право стать гражданами этого государства, тем более, что проектом закона устанавливается принцип двойного гражданства. “Азербайджанцы, проживавшие в советское время на территории нынешнего Нагорного Карабаха, имеют это право, учитывая тот факт, что они там родились. Следовательно, можно предполагать, что 25-30 тыс. азербайджанцев могут получить гражданство Нагорно-Карабахской Республики”, – заявил экс-глава МИД НКР.

——————————————————————————————-

 Алиев не отреагировал на письмо армян

В Ереване состоялись обсуждения по проекту закона “О гражданстве Нагорно-Карабахской Республики”.  Как отметила в беседе с корреспондентом Panorama.am председатель общественной организации “Содействие всеобщему управлению качеством” Элеонора Асатрян, проект разработан Сетью гражданского общества “Беженцы и международное право”. На основе полученных предложений документ будет доработан и направлен в Национальное Собрание НКР.   Отметим, что проект не исключает двойное гражданство, однако возник спор по поводу воинских обязанностей лица с двойным гражданством. Участники обсуждений предложили внести в документ положение, согласно которому, если лицо с двойным гражданством прошло воинскую службу в другой стране, то целесообразно пройти 6-ти месячную службу и в армии НКР или внести определенную сумму в госбюджет НКР.  По мнению депутата НС РА Шаварша Кочаряна, гражданин НКР, имеющий также гражданство другого государства, может принять участие в выборах только в случае постоянного проживания на территории НКР. Необходимо также обсудить вопрос, может ли лицо с двойным гражданством стать президентом НКР, депутатом парламента или занимать пост в Министерстве иностранных дел и системе национальной безопасности. Ш. Кочарян считает, что этот законопроект может стать одним из первых, который будет принят после конституционного референдума в НКР. По мнению депутата, желательно, чтобы Армения и НКР заключили межгосударственный договор, который позволит отрегулировать двусторонние правовые отношения в области двойного гражданства.  По мнению эксперта Армена Айвазяна, гражданами НКР могут быть признаны также граждане бывшего СССР, родившиеся до 2 сентября 1991 года и постоянно проживающие на этой территории. Касаясь того, что таким образом гражданами НКР, помимо армянских беженцев, могут стать и родившиеся в свое время в НКР азербайджанцы, А. Айвазян отметил, что этот вопрос можно решить. “Я не вижу в этом никакой опасности, поскольку гражданство выдается не автоматически”, – подчеркнул он, добавив, что последние вряд ли согласятся с 5 пунктом 14 статьи проекта. Отметим, что данный пункт предусматривает, что  лицо, получающее гражданство НКР, клянется быть верным Нагорно-Карабахской Республике, сохранять Конституцию и законы НКР, защищать независимость и территориальную целостность НКР. Более того, этот гражданин обязуется уважать государственный язык НКР, культуру и обычаи, а текст присяги должен быть зачитан на армянском языке и подписан.   Согласно законопроекту, гражданство не может получить лицо, действия которого представляют угрозу безопасности НКР. В гражданстве будет также отказано лицу, имеющему непогашенную судимость, или несущему наказание за действия, преследуемые по законам НКР.  По словам Э. Асатрян, если проект будет принят, то в течение 3-4 лет число граждан НКР может увеличиться в среднем на 300-350 тысяч человек, а число потенциальных граждан составит 500-550 тысяч.  “Президент Азербайджана Ильхам Алиев не отозвался на наше письмо, в котором мы предложили обсудить вопрос компенсации ущерба, понесенного армянскими беженцами из Азербайджана и Нахичевана в результате вражеских действий, осуществляемых азербайджанскими властями с 1988 года по сегодняшний день”, – отметила Э. Асатрян. По ее словам, неготовность азербайджанских властей решить этот вопрос дает им все основания для принятия односторонних решений. Кроме того, проект не ограничивает право армянских беженцев на получение компенсации при отсутствии гражданства НКР.

Panorama.am

——————————————————————————————-

мозаика

Ленорд Захарян: «Карабахские художники готовы представить себя с лучшей стороны в любой стране»

Интервью с председателем Союза художников Нагорно-Карабахской Республики Ленордом Захаряном 

– Г-н Захарян, творческое объединение художников НКР было создано еще в годы войны, и с тех пор прошло достаточно нелегкий путь становления…

– Действительно, Союз художников НКР как творческое объединение начал свою деятельность в годы войны, в 1993 году. Первым председателем был избран Сергей Арустамян, один из активистов Арцахского движения и участников войны. На начальном этапе союз объединял 10 человек. Тогда часть художников находилась на службе в учебной воинской части, производила оформительные работы в различных частях. В эти тяжелые военные годы нам пару раз удалось организовать выставки в Степанакерте и Шуши, передав вырученную сумму армии. В дальнейшем мы уже систематически проводили выставки, все более убеждаясь, что художники начинают представлять из себя сплоченную силу, а организация усиливается. На сегодня Союз объединяет 30 человек.

– В последние годы Союз художников, кажется, находится на подъеме: проводятся регулярные выставки, и не только в Нагорном Карабахе, но и Армении.

– Да, последние 5 лет большинство художников активно участвует в выставках, которые проводятся несколько раз в год. В частности, хочу отметить выставку, посвященную 10 летию  нашего Союза в 2003 году. Была организована большая экспозиция живописных и скульптурных работ, которая в дальнейшем, как отчетная выставка, была перемещена в выставочный зал Союза художников Армении. Она удостоилась очень высокой оценки  как со стороны коллег, так и искусствоведов, что, конечно же, было очень приятно.

Кстати, хочу отметить, что в последние годы поддерживаем очень тесные связи с Союзом художников Республики Армения. Самая большая выставка в текущем году была организована совместно с коллегами из РА в связи с 15-летием провозглашения Нагорно-Карабахской Республики. На выделенные нашим правительством средства мы пригласили художников из Армении и в течение 4 дней с большим успехом совместно демонстрировали свои работы.

15 ноября сего года  в рамках Дней культуры Арцаха в Армении была организована выставка в Национальной картинной галерее РА. Мы повезли с собой 60 работ, которые экспонировались в 2 салонах. В адрес наших художников поступило много похвал, отклики продолжаются до сих пор – посредством газет, журналов, телевидения. После Еревана мы повезли картины в Горис, открыв выставку в местной картинной галерее.

– А как насчет дальнего зарубежья? Насколько мне известно, карабахские художники очень редко выезжают за границу.

– Все упирается в финансы. На свои средства, к сожалению, не можем выезжать. В представленной правительству программе 2007 года мы запланировали одну зарубежную выставку, и  надеемся, что государство выделит необходимую сумму для ее организации, будь то в России, Сирии или Ливане – это не имеет значения.

Желательно также, чтобы художники получали заказы со стороны государства. В советские годы такое практиковалось. Почему бы государству не заказать, к примеру, выставку, посвященную Дню Победы – с соответствующими премиями, или различные композиционные выставки – например, “Освобождение Шуши”, портреты павших героев и т. д? Уверяю, если будут финансы, карабахские художники в любой стране представят себя с самой лучшей стороны. Тем более, что жалоб на качество  работ до сих пор практически не было.

– После недавней выставки в Ереване по городу пошли слухи о том, что часть художников не приняла участие в выставке, так как не была извещена о ней…

– Это совершенно не соответствует действительности, мы обзвонили всех в отдельности. Однако художники Самвел Габриелян, Арнольд Меликсетян и Роберт Аскарян пожаловались в некоторых инстанциях, будто они не были извещены о предстоящей выставке, и, по всей видимости, умышленно бойкотировали ее,  рассчитывая на то, что без них мероприятие не состоится. Конечно же, это неприятно и досадно, ведь неучастие любого художника в выставке, тем более хорошего, таких как Самвел и Арнольд, минус для всех нас. В связи с вышесказанным мы приняли соответствующие меры.

Хочу подчеркнуть, что в Союзе все имеют равные права. Конечно, кто-то рисует лучше, кто-то – похуже, но как председатель Союза я стараюсь, чтобы все имели равные права. Это добровольное  творческое объединение, куда волен входить каждый состоявшийся художник, но при этом он должен считаться с коллективом и укреплять его.

– Каковы планы в наступающем году?

– В 2007 году также будут организованы традиционные выставки, приуроченные ко дням Победы и Провозглашения НКР, а также весенние и осенние экспозиции. В Ереване нам предложили создать выставку исключительно пейзажей Нагорного Карабаха, то есть представить Арцах с его деревнями, его неповторимой природой и достопримечательностями. Мы, естественно, согласились, и наверняка одним из наших мероприятий в наступающем году станет такая выставка. Она, несомненно, будет иметь не только культурное, но и пропагандистское значение, что на сегодня очень важно для нашей молодой республики.

У нас имеется также предварительная договоренность с сюникскими художниками организовать совместную выставку. Надеюсь, данная идея будет претворена в жизнь.

Беседу вел  А. БЕГЛАРЯН

——————————————————————————————-

Мужчины о женщинах

Грайр БАГДАСАРЯН

О зрелости общества, его духовном и моральном уровне можно судить по тому, как в нем относятся к женщине. Что касается положения женщин у нас, в НКР, то о нем трудно судить однозначно. Уже сегодня многие из них образованы лучше мужчин. С моей точки зрения, женщина должна принимать участие в управлении государственными делами. Думаю, не помешало бы, если бы некоторые административные посты занимали женщины.

Я провел опрос среди людей мужского пола: было интересно, что думают они о том, стоит ли предоставить женщине власть? Где прекрасный пол нужен нам больше всего – в семье или в политике? И как сильный пол отнесется к тому, если представительница слабого пола выдвинет свою кандидатуру на пост президента?

Гарри Даниелян (ветеран войны, военнослужащий 46 лет) – На днях по средствам массовой информации было передано, что в Пакистане женщину избрали президентом. У нас, как известно, в будущем году ожидаются президентские выборы, и если хоть одна женщина выдвинет свою кандидатуру и у нее будет реальная власть и деньги, то я буду голосовать за нее.

Гагик Арустамян (врач-стоматолог из РА, 35 лет) – Женщина – политик … извините, но это уже не женщина! Зачем женщине власть в государстве? Неужели ей не хватает власти над мужем и детьми? Пусть детей воспитывают, а не политикой занимаются. И вообще, те женщины, которые олицетворяют собой равноправие, заседая на совещаниях, такие активные и самостоятельные в быту, становятся марионетками в политике…

Очередной мой собеседник сначала представился, а позже попросил не называть его имя.

С. П. (ныне безработный, 40 лет) – Года два тому назад я служил в армии, и в отделе у меня работало много женщин. Я общался с большим женским коллективом и со временем стал относиться к слову «эмансипация» хуже, чем раньше. Я стал убеждаться, что среди эмансипированных женщин встречаются неустойчивые, противоречивые типы. Если женщина задумала, например, выдвинуть свою кандидатуру в президенты, так она должна быть сильной женщиной. Не каждая может быть у власти и руководить страной.

Гурген Григорян (профессор из РА, 60 лет) – Да никакая женщина, будь она, скажем, министром, не испытала бы никаких затруднений лишь в связи с тем, что она женщина! Скорее, наоборот – все мужчины в госаппарате старались бы оградить ее от многих трудностей. Многие люди думают, что политика – это нечто страшное. А я скажу так: политика – не труднее остальных дел, с которыми приходится иметь дело в жизни. Ну, скажем, какая разница, кто в парламенте отстаивает интересы народа – мужчина или женщина? Лишь бы решения были правильны и во благо всем нам. А вот женщина-президент – это серьезно! Сначала люди должны понять, кто она и что у нее за душой. Лишь после этого они смогут прислушаться к ее политическим и экономическим взглядам…

Итак, каково же подлинное лицо нынешней женщины? Когда она скандалит с соседями, со свекровью, когда просиживает ноги у постели больного ребенка? Или же когда правит страной?!.

——————————————————————————————-

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s