№ 7 29 апрель

“Демо” / № 7 (49) / 29 апрель, 2006г.

карабахский узел

Политические силы Карабаха не принимают обсуждаемую повестку переговоров

21 апреля в парламенте НКР состоялись первые слушания по карабахской проблеме. Слушания выявили несколько значимых тенденций и моментов. Основным достижением стало итоговое заявление, в котором впервые была дана политическая оценка конфликту. Второе – МИД НКР обвинил международное сообщество в безнравственном отношении к карабахской стороне. И третье – выяснилось, что политические силы НКР однозначно не принимают ту повестку, которая сейчас лежит на столе переговоров. Кроме того, в ходе слушаний министр иностранных дел сделал сенсационное заявление – оказывается, в переговорах уже нет никакой конфиденциальности, и  все, что пишется в прессе, соответствует тому, что обсуждается за столом переговоров. Рассмотрим все по порядку.

Первое. По итогам слушаний по перспективам урегулирования проблемы Нагорного Карабаха было принято итоговое заявление. В заявлении, в частности, говорится: “Депутатские группы и фракции НС НКР характеризуют азербайджано-карабахское вооруженное противостояние 1991-94 гг. как агрессию Азербайджана против провозглашенной НКР, дальнейшие действия НКР – как применение неотъемлемого права народа на самозащиту, предусмотренного 51-ой статьей устава ООН, а нынешние реалии зоны конфликта – как последствия азербайджанской агрессии. Азербайджан, как страна-агрессор, полностью ответственен за развязанную ею войну и ее последствия”. Как отметил в интервью «Демо» карабахский политолог Давид Бабаян, парламент Нагорного Карабаха формально впервые признает Азербайджан агрессором. Отвечая на вопрос, какие последствия может иметь данный шаг, Давид Бабаян заметил, что Нагорный Карабах тем самым в очередной раз подтвердил, что боевые действия, навязанные Азербайджаном, лежат в плоскости самообороны и самосохранения. “Следует также отметить, что агрессивная политика Азербайджана продолжается до сих пор. Неконструктивная позиция Баку в переговорах подтверждает, что во внешнеполитической линии Азербайджана лежат агрессивные намерения”, – сказал Давид Бабаян. Он подчеркнул, что данное заявление нельзя рассматривать как призыв к полному замораживанию переговоров. “Это фиксация определенных принципов и философии урегулирования с карабахской стороны”, – отметил политолог.

Второе. Как отметил в ходе своего выступления министр иностранных дел НКР Георгий Петросян, суть карабахского вопроса состоит в том, что мировое сообщество не признало права народа Нагорного Карабаха на самоопределение. Сегодня в ходе переговоров рассматривается не суть конфликта – то есть право народа, а последствия конфликта. Причиной возникновения такой ситуации, как считает Георгий Петросян, является “безнравственное отношение мирового сообщества”, которое декларировало приверженность демократическим ценностям, но на практике отказывается от них.

Как подчеркнул Георгий Петросян, напуганное воинственной риторикой Азербайджана мировое сообщество принуждает Армению к компромиссам. В связи с этим министр призвал посредников предложить сторонам конфликта подписать соглашение о невозобновлении военных действий. “Тогда будет четко видно, кто и какие факторы использует”, – подчеркнул он. Азербайджан должен быть признан агрессором, отметил Г. Петросян, а карабахский вопрос должен решаться исключительно на основе уважения права народа Нагорного Карабаха на самоопределение.

По мнению Давида Бабаяна, одной из ключевых проблем в карабахском урегулировании является то, что в нашем регионе непосредственно столкнулись две основные тенденции современных международных отношений. Это политический аспект и гуманитарный, география и идеология. С одной стороны, мировое сообщество уже объявило о доминировании демократических и правовых подходов в международной политике, о чем свидетельствует процесс создания Совета по правам человека в ООН. С другой стороны, международная политика продолжает основываться на геополитических компонентах и сугубо рациональных подходах к тому или иному государству. Вот почему международное сообщество оказалось в тупике: реалии вступили в противоречие с декларируемыми ценностями.  И даже если Запад сумеет провозгласить важность гуманитарного аспекта, это приведет к коренным трансформациям, к которым международное сообщество пока не готово, – подчеркнул эксперт.

Третье. Выступившие в ходе слушаний представители политических сил отметили необходимость подключения Карабаха к переговорному процессу. Кроме того, судя по высказанным позициям, политические силы Нагорного Карабаха не принимают предложения, которые ныне рассматриваются в повестке переговоров – это касается как сдачи территорий, возвращения беженцев, миротворческих сил, так и повторного референдума по карабахскому вопросу. Это заметил депутат армянского парламента Амаяк Ованнисян. Он же и задал риторический вопрос: «Что тогда обсуждают переговорщики?»

Как подчеркнул Давид Бабаян, такая позиция является новостью, может быть, для армянских политологов. На самом деле, ситуация не менялась на протяжении многих лет. НКР всегда придерживалась позиции, что Степанакерт должен снова стать участником переговорного процесса, что невозможны односторонние уступки с армянской стороны и что исключается существование НКР в составе Азербайджана.  «Для неинформированных политических кругов Армении Карабах отошел на второй план. Многие используют карабахский фактор во внутриполитической борьбе. Недопустимость такого отношения в своем слове подчеркнул и министр иностранных дел», – сказал Д. Бабаян. Кроме того, по мнению политолога, политические партии НКР высказались не против урегулирования и обсуждений, а за решение всех вопросов с подключением карабахской стороны – в двух- или трехстороннем формате.

Слушания, несмотря на пессимистические ожидания самих организаторов, стали хорошей возможностью для публичного озвучивания позиции карабахской стороны. Более того, они стали импульсом для того, чтобы такая позиция была четко сформулирована. Это было важно хотя бы в контексте сложившихся отношений между властями Армении и НКР, при которых президент РА фактически взял на себя полномочия по представлению интересов Карабаха на переговорах. Последние несколько месяцев много говорится о разделении дипломатических и иных полномочий между двумя армянскими государствами, и слушания стали попыткой высказать позицию. По мнению армянских депутатов, принятый в результате слушаний документ станет хорошей базой для работы МИД РА.

 Наира АЙРУМЯН

——————————————————————————————-

Заявление депутатских фракций и группы НС НКР об азербайджано-карабахском конфликте

Депутатские фракции «Демократия», «Родина» и группа  «АРФ Дашнакцутюн – Движение-88» Национального Собрания НКР, констатируя, что провозглашение Нагорно-Карабахской Республики и все исходящие из Декларации о провозглашении НКР политико-правовые шаги республики осуществлены в соответствии с основополагающими принципами международного права и законодательства бывшего СССР; подчеркивая, что Азербайджанская Республика не использовала возможность разрешения  посредством диалога с провозглашенной Нагорно-Карабахской Республикой всех имевшихся проблем, а напротив, осуществив политику этнической неприязни, прибегла к незаконному применению силы и по сей день не отказывается от политики урегулирования конфликта военным путем; отмечая, что народы, вовлеченные в конфликт, понесли огромные людские и материальные потери и продолжают пребывать под угрозой возобновления вооруженной конфронтации и ее непредсказуемых последствий; заявляя, что несут ответственность за судьбу почти полумиллионного государствообразующего армянского населения бывшей Азербайджанской ССР, насильственно изгнанного из этой республики в результате массовых погромов; заверяя, что привержены всеобъемлющему урегулированию сушествующих проблем путем переговоров на основе принципа, позволяющего исключить всякую враждебность и попытки в дальнейшем подвергнуть ревизии достигнутые соглашения посредством применения  силы,

– квалифицируют азербайджано-карабахское вооруженное противостояние 1991-1994 гг. как агрессию Азербайджанской Республики против провозглашенной Нагорно-Карабахской Республики, дальнейшие действия НКР – как реализацию  предусмотренного 51-й статьей Устава ООН неотъемлемого права подвергшегося агрессии народа на самооборону, а нынешние реалии в зоне конфликта – как последствия этой агрессии;

– считают, что Азербайджан, как страна-агрессор, несет ответственность за развязанную ею войну и ее последствия, за судьбы сотен тысяч людей конфликтующих  сторон, ставших беженцами и внутренне перемещенными лицами в результате военных действий, а потому обязан компенсировать нанесенный им  материальный и моральный ущерб с учетом фактора потери ими родины, независимо от их  национальной принадлежности;

– принимая за основу Бишкекский протокол мая 1994 года и действующее соглашение того же года о режиме прекращения огня, завизированные официально признанными со стороны полномочных представителей Нагорно-Карабахской Республики,  Азербайджана, Армении и посредников подписями, а также итоговый и другие документы Будапештского саммита ОБСЕ, в которых Нагорный Карабах признан стороной конфликта,

– обращаются в Совет Министров ОБСЕ с ходатайством об уважении правомочного участия Нагорно-Карабахской Республики в переговорном процессе по урегулированию конфликта, без которого достигнутое любое соглашение не может иметь правовую силу;

– выражают убежденность, что признание международным сообществом независимой, демократической и дееспособной Нагорно-Карабахской Республики, созданной на основе итогов всенародного референдума от 10 декабря 1991 года, полностью  вписывается в рамки современных реалий и станет важным фактором региональной стабильности и безопасности;

– ставят в известность о принятии данного заявления Действующего председателя ОБСЕ, парламенты государств-членов Минской группы ОБСЕ, Парламентскую ассамблею ОБСЕ, Совет Европы, НАТО, Европарламент.

От имени депутатских фракций «Демократия», «Родина» и группы «АРФ Дашнакцутюн»-«Движение-88» Национального Собрания Нагорно-Карабахской Республики

Ваграм АТАНЕСЯН
Араик АРУТЮНЯН
Армен САРКИСЯН

НКР, г. Степанакерт, 21 04. 2006г.

——————————————————————————————-

Суть конфликта – это неуважение права народа НКР

эксклюзивное интервью министра иностранных дел НКР
Георгия ПЕТРОСЯНА газете «Демо»

– Как бы Вы оценили недавние парламентские слушания по проблеме карабахского урегулирования?

– Сам факт проведения парламентских слушаний по карабахскому урегулированию уже положителен. Если быть откровенным, то следует признать, что мы даже немного запоздали с открытым обсуждением наболевших вопросов в парламенте. Отрадно, что все политические партии Нагорного Карабаха, как представленные, так и не представленные в парламенте, в принципиальных для НКР вопросах занимают сходную позицию, что совпадает с общим внешнеполитическим курсом нашего государства. Кроме того, учитывая тот факт, что карабахская проблема все чаще становится предметом широких обсуждений в парламентских структурах международных организаций, назрела необходимость активизации самого Национального Собрания НКР в жизненном для нас вопросе. Думаю, почин уже сделан, и после доведения до соответствующих международных структур заявления, сделанного парламентскими фракциями по итогам слушаний, будем ждать сигнала с их стороны.

– Недавно одно из турецких СМИ распространило информацию о том, что Азербайджан в ближайшее время намерен начать войну с Арменией – со ссылкой на дипломатические источники в АР. Говорилось также о том, что, якобы, Дж. Буш относится к началу военных действий в НК со стороны Азербайджана положительно. Как Вы расцениваете подобные заявления, преследует ли распространение подобной информации определенную цель?

– Если быть точнее, назывался конкретный срок начала войны – в течение одного – двух дней. Как видите, прошла уже неделя, а война не началась, что лишний раз доказывает тягу наших азербайджанских друзей к «жареной» информации, а то, что эта информация пошла с легкой руки Азербайджана, я уверен. Кроме того, данная информация входит в общую канву милитаристских заявлений, раздающихся на разных уровнях, начиная от президента Азербайджана и заканчивая воинствующими общественными организациями. Как видите, разброс велик, что доказывает необходимость работы с азербайджанским обществом по нивелированию образа армянина как врага. Я здесь вижу большое поле для работы посредников, международных организаций, так или иначе связанных с урегулированием азербайджано-карабахского конфликта. Отсутствие должной оценки со стороны международных посредников воинственной риторики Азербайджана создает у последнего ощущение безнаказанности как за развязывание войны с Нагорным Карабахом, так и за продолжение эскалации напряженности в регионе.

– В последнее время много говорится о возможной войне Иран – США. К этому вопросу привязываются возможное размещение миротворческих войск в НКР – как прямой путь к Ирану, а также последний визит Ильхама Алиева в США. Как бы Вы прокомментировали вообще политическую обстановку вокруг Ирана, а также ее развитие в связке с карабахской проблемой?

– Действительно, существует обеспокоенность о том, что обострение в американо-иранских отношениях может отразиться на нагорно-карабахском конфликте, впрочем, как и на всем Южном Кавказе. Любое решение проблемы вокруг Ирана, предполагающее изменение военной конфигурации в регионе, несет в себе потенциальную угрозу жизненным интересам всех региональных акторов. Поэтому мы являемся сторонниками взвешенных политических решений путем переговоров, которые не нарушали бы хрупкой стабильности и безопасности в регионе.

Что касается возможного ввода миротворцев в регион под «иранским соусом», мне кажется это крайне маловероятным, а учитывая военно-политический баланс, сохраняющийся в регионе с момента подписания тремя сторонами конфликта соглашения о прекращении огня, думаю, это позволяет не форсировать вопрос ввода. Все вопросы, в том числе и такие сложные, как сроки, состав, расположение, мандат, ответственность и т. п., должны приниматься в общем контексте урегулирования, согласованном всеми сторонами, тем более – Нагорным Карабахом, которого эти вопросы касаются непосредственно. Однако в пользу нецелесообразности ввода международного миротворческого контингента говорит фактор саморегуляции линии соприкосновения, кстати, отмечаемый многими международными экспертами.

– Уже много говорилось о том, что 2006 год станет годом урегулирования карабахской проблемы. Насколько оптимистически настроены на этот счет Вы – как министр иностранных дел НКР, и каковы, на Ваш взгляд, реальные шансы на урегулирование конфликта?

– Думаю, что подобный оптимизм относительно 2006 года как года урегулирования был связан, в первую очередь, с ожиданиями от переговоров президентов Армении и Азербайджана в Рамбуйе. Должен сказать, что слишком много надежд было возложено на переговоры в Рамбуйе, что и предопределило исход встречи. Было большое давление международного сообщества на стороны, на посредников, и в целом на народы и их общественное мнение. Кроме того, одна из ключевых причин провала переговоров мне видится в попытке урегулировать последствия конфликта, а не его суть. Суть конфликта – это неуважение права народа НКР, а без учета этого права, являющегося, говоря техническим языком, несущей конструкцией азербайджано-карабахского конфликта, любые будущие переговоры не могут принести успеха. Хочется надеяться, что посредники тоже это осознают.

——————————————————————————————

В. Осканян: «В заявлении парламента НКР четко сформулирована воля народа»

В Степанакерте с двухдневным визитом побывал министр иностранных дел Армении Вардан Осканян. Он встретился с руководством республики и провел небольшую лекцию в Арцахском государственном университете. Выяснилось, что у карабахских студентов накопилось много вопросов к министру иностранных дел Армении. Но, предваряя самый естественый вопрос – чем вызван столь неожиданный визит, Вардан Осканян поспешил заметить, что приехал по собственной инициативе, чтобы встретиться с людьми, «одно существование которых воодушевляет»: «Я посмотрел в глаза людей, которые не представляют совместного существования с Азербайджаном. И в дальнейшей своей работе я обязательного буду говорить о том, что колесо истории уже не повернуть вспять».

В ходе встречи он сделал ряд хороших и не очень хороших заявлений. Во-первых, он подчеркнул, что карабахцы сделали свое дело, и сейчас настала пора поработать дипломатам. В качестве гарантии министр отметил, что ни один президент или министр иностранных дел Армении не будет отходить в переговорах от трех основных принципов – независимости НКР, его безопасности и связи с Арменией. Только после призанния права народа НКР на самоопределение можно будет говорить обо всех остальных вопросах. При этом он подчеркнул, что считает преждевременными разговоры о возвращении беженцев, сдаче территорий или миротворческих силах. «Если буквально сегодня президент Алиев сказал в Вашингтоне о том, что вопрос Карабаха должен решаться в рамках территориальной целостности Азербайджана, о каких территориях мы можем говорить?» – сказал В. Осканян.

Отвечая на вопрос, что подразумевается под безопасностью Нагорного Карабаха, министр подчеркнул, что мировое сообщество под термином «НК» понимает территорию  бывшей НКАО.

Министр также подчеркнул, что разговоры о его участии в состоявшихся в Степанакерте слушаниях были, но официального приглашения не было, так как график его работы был известен карабахской стороне. Он заявил, что сегодня ему вручили текст заявления, принятого по итогам слушаний. «В заявлении четко сформулирвана воля и позиция народа Нагорного Карабаха. И оно станет хорошим посланием мировому сообществу», – сказал министр.

Вардан Осканян отметил, что в мае в регион конфликта приедут все три сопредседателя Минской группы ОБСЕ, а в июне, возможно, состоится встреча президентов Армении и Азербайджана. Он еще раз подтвердил, что карабахское происхождение Р. Кочаряна позволяет ему на данном этапе представлять на переговорах и Армению, и Карабах. Хотя, когда речь зайдет о рамочном соглашении, участие Карабаха станет обязательным.

—————————————————————————————–

“некультурные” войны

Об армянских спецслужбах, шпиономании в Азербайджане и … несостоявшихся терминаторах 

Одним из популярных героев антиармянских баек азербайджанской пропагандистской машины являются армянские спецслужбы.  Они вездесущи, пытаются организовать покушение на президента Азербайджана, подорвать устои азербайджанской государственности, совершив некую мифическую революцию, взорвать метро, аэропорты и газопроводы…

Среди последних примеров подобного рода изысканий азербайджанской стороны –  запущенная в СМИ  информация о сотрудничестве с армянскими спецслужбами трех бывших военнопленных – командира отделения N-ской воинской части Руслана Бекирова, рядовых Хаяла Абдуллаева и Хикмета Тагиева, которые, якобы, «были введены в заблуждение армянами, и, согласно заранее достигнутой договоренности, находясь на боевом посту по обеспечению безопасности Азербайджанской Республики и воспользовавшись служебным положением в корыстных целях, совершили групповое дезертирство, намеренно перейдя на сторону врага, предав, таким образом, Родину в ущерб государственной безопасности, суверенитету, территориальной целостности и обороноспособности Азербайджана”. Решением Военной коллегии Суда по делам о тяжких преступлениях Азербайджана Бекиров и Абдуллаев по обвинению в измене Родине, дезертирстве в военное время, нарушении правил несения боевого дежурства и др. были приговорены к 12 годам, а Тагиев – к 11 годам лишения свободы.

Бедные  солдаты: они вызывают лишь сочувствие и жалость –  хитрые армяне орудуют на азербайджанских позициях, вербуют и уводят младших командиров вместе с их подчиненными… Не лучше ли бакинским идеологам, вместо того, чтобы пугать жупелом армянских спецслужб, зреть в корень и говорить о коррумпированности, низком боевом духе, неуставных взаимоотношениях и  вообще непрофессионализме своей армии?

Далее в информации, а точнее, дезинформации говорится: «Сотрудник армянских спецслужб, представившийся ему Рудиком, проинструктировал Бекирова о совершении взрывов на маршруте следования президента Азербайджана, на нефтепроводе “Баку-Тбилиси-Джейхан”, газопроводах и на территории международного аэропорта имени Гейдара Алиева, а также проведению фотосъемок на различных военно-стратегических объектах и отправке этих фотографий в Армению».

На Бекирова практически возложена миссия некоего терминатора, который, в стиле лучших американских боевиков, должен крушить все вокруг, убить президента, организовать революцию, взрыть газопроводы… Да-да, именно за эти виртуальные преступления азербайджанские власти вынесли своим аскерам столь суровое наказание. При этом никто и не задался вопросом, а в состоянии ли в принципе малодушный, легко «вводимый в заблуждение» сержант со своими желторотыми подчиненными выполнить это, как говорится, небольшое, но ответственное поручение? Не создается ли впечатления, что вся эта раздутая интрига нацелена на то, чтобы примером этих “козлов отпущения” запугать азербайджанских солдат в надежде на то, что они станут бдительнее и дисциплинированней, и скрыть всем известные болячки азербайджанской армии. Но ведь опыт показывает: дисциплина, базирующаяся на страхе, вещь не надежная, временная. И осуждая новых и новых «изменников родины» и несостоявшихся «террористов», не приостановишь процветающей коррупции в армии, не поднимешь боевого духа военных и престижа армии в целом. Впрочем, в Азербайджане признаются, что молодые люди идут в армию, мягко говоря, без удовольствия. И одна из главных причин этого –  неуставные взаимоотношения в армии.

Следует отметить, что азербайджанских пленников в Степанакерте постоянно посещали представители Международного комитета Красного Креста и Международной рабочей группы по поиску военнопленных и заложников в зоне нагорно-карабахского конфликта. То есть, согласно логике, у кого-либо из спецагентов-желторотиков могли сдать нервы, и он мог просто заложить «армянских инструкторов» международным правозащитникам.

В связи с этой историей на память невольно приходит случай с одним из молодежных лидеров Азербайджана Русланом Баширли, арестованном в прошлом году в Баку по обвинению в попытке «насильственной смены власти». Согласно генпрокуратуре Азербайджана, поводом для ареста послужило заявление одного из партийных деятелей Османа Алимурадова о том, что, по поручению лидера оппозиционной партии “Народный фронт” Али Керимли, 28-29 июля в Тбилиси были проведены секретные переговоры, в ходе которых Баширли получил от агентов Армении 2 тысячи долларов. В самом Азербайджане здравомыслящие люди назвали это «очередной игрой властей, организованной министерством госбезопасности АР».

Что ж, и это знакомо до боли  –  стремясь расправиться с неугодными оппозиционными деятелями, в Баку часто приклеивают на них ярлык агента армянских спецслужб, «заинтеpесованных в наpушении внутpенней стабильности в АР». Одним из ярких таких примеров является  травля бывшего спикера Расула Гулиева, которого даже обвиняли в том, что он является … армянином. В общем, призрак армянских спецслужб широко шагает по Азербайджану, находит себе подручных, которым «в обмен на заинтересованность предлагают совершать деструктивные действия»…

Но вернемся к нашим «агентам»… Власти Азербайджана давно уже придерживаются четкой и последовательной линии – считать любого солдата, попавшего в плен к армянам, врагом народа, шпионом, диверсантом и т. д. Еще со времен боевых действий каждый попавший в плен азербайджанец осуждался по шаблонной статье – шпионаж, измена родине.

Невольно возникает вопрос, каким образом Азербайджан, где попираются элементарные права граждан, где людей преследуют по политическим и религиозным мотивам, где оступившегося солдата  как в сталинские времена наказывают словно «врага народа», смог ухитриться войти в Совет Европы? Думаю, столь авторитетной структуре стоит внимательнее присмотреться и быть жестче к стране, которая, между прочим, чуть было не превратила в национального героя убийцу Рамиля Сафарова…

И еще: кто-кто, а армяне заинтересованы в стабильности в соседней республике и развитии здесь демократических процессов, ибо от этого во многом зависят стабильность в регионе в целом, а также перспективы урегулирования нагорно-карабахского конфликта и установления долгосрочного мира.

Ашот БЕГЛАРЯН

——————————————————————————————-

Известного средневекового кладбища больше нет

Корреспондент IWPR подтверждает, что от знаменитых камней-крестов Джуги не осталось и следа.

Эта история стала одним из самых горьких споров на Кавказе. Но выяснить, что же все-таки случилось с известным средневековым кладбищем Джуги в Азербайджане, по-прежнему не удается.

Армяне считали это кладбище уникальным по числу и культурно-исторической ценности расположенных на его территории средневековых надгробных камней с крестами, каждый из которых являл собой высокий образец скульптурного искусства. В конце восьмидесятых годов прошлого столетия на кладбище насчитывалось более двух тысяч таких крестов, которые армяне называют ”хачкарами”.

Сегодня армяне утверждают, что кладбище стерто с лица земли подобно тому, как в свое время талибами были уничтожены два гигантских изваяния Будды в Афганистане. В ответ на эти заявления Азербайджан обвинил Армению в распространении панических слухов, и заявил, что это на территории Армении разрушают памятники азербайджанской культуры.

Корреспондент IWPR стал первым журналистом, посетившим то место недалеко от границы Азербайджана с Ираном, где должно располагаться кладбище. По его свидетельству, древнего погоста больше нет.

Судьбой кладбища в Джуге заинтересовались Европарламент, ЮНЕСКО и Палата лордов британского парламента. С целью изучения ситуации на Южном Кавказе находится делегация Европарламента. Однако до сих пор никому не было позволено посетить место, где находится кладбище.

В том случае, если международные наблюдатели подтвердят факт полного уничтожения кладбища, наверняка не избежать нового “высоковольтного” выяснения отношений между двумя странами, находящимися в состоянии риторической войны со времени окончания в 1994 году вооруженной фазы конфликта из-за Нагорного Карабаха.

У корреспондента IWPR не было особой свободы передвижения, когда он прибыл на место – его сопровождали двое представителей азербайджанских служб безопасности. Ему так и не удалось приблизиться к реке Аракс, в районе которой располагалось кладбище, поскольку эта зона является пограничной и для прохождения на ее территорию требуется специальный пропуск. Однако и на расстоянии было хорошо видно: территория абсолютно пуста, никакого кладбища там нет. Однако, нет там и военного полигона, как это утверждают некоторые в Армении.

Корреспондент IWPR также выяснил, что в близлежащем селе есть армянское кладбище 20-го века, и имел возможность лично убедиться, что все могильные памятники находятся в полной сохранности.

Место, о котором идет речь, является одним из самых труднодоступных в Европе. Оно находится в Нахичевани. Это азербайджанский эксклав, окруженный территориями Армении и Ирана. Сообщение его с остальными регионами Азербайджана, ввиду неразрешенности армяно-азербайджанского конфликта, осуществляется исключительно по воздуху.

Старая Джульфа, или Джуга, как ее называют армяне, расположена на северном берегу реки Аракс, отделяющей Нахичевань от Ирана.

Согласно армянским и другим историкам, в средние века Джульфа была процветающим армянским городом. Но в 1604 году персидский шах Аббас насильно переселил жителей города в Исфаган, где по сегодняшний день существует армянский квартал под названием Новая Джульфа.

Увидеть руины старого города и его кладбище приезжали многие путешественники. В июле 1812 года здесь побывал британский востоковед сэр Уильям Оусли, который обнаружил “совершенно разрушенный город” и развалины того, что некогда было одним из самых известных в мире каменных мостов.

Он писал: “Я исследовал то основное, что осталось от Джульфы, все население которой составляют 45 армянских семей, по всей видимости, относящихся к низшему классу общества. Что касается прежних жителей города, достаточным свидетельством их многочисленности служит обширное кладбище, расположившееся на склоне берега реки, многочисленные ряды вертикально устроенных надгробий, походящих – если на них смотреть с некоторого расстояния – на шествие людей, или, скорее, на построившуюся тесными шеренгами армию”.

По словам эксперта по армянским памятникам в Нахичевани, историка Аргама Айвазяна, Джуга была уникальным памятником средневекового искусства, крупнейшим из когда-либо существовавших армянских погостов. Он говорит об имевшихся там статуях овнов, церкви и развалинах массивного каменного моста. ”Нигде в мире нет такого места, где были бы сгруппированы десятки тысяч хачкаров”, – сказал он.

В последний раз Айвазян посетил это место в 1987 году. Тогда кладбище по большей части оставалось нетронутым, несмотря на то, что в советский период за ним не было никакого ухода.

Армянская художница Лусик Агулеци – уроженка Нахичевани. Как и Айвазяну, ей довелось побывать на кладбище в 1987 году, хотя все время поездки по родным местам за ней неотступно следила милиция.

”Такого нет даже в Армении, – сказала она. – Восхитительный был вид. Два холма, полностью застроенных хачкарами. Нам не позволили рисовать их или фотографировать”.

Армянские эксперты обвиняют Азербайджан в намеренном вандализме по отношению к памятнику армянской культуры.

”Уничтожение хачкаров Старой Джуги – это, в общем, уничтожение целого явления культуры человечества, так как они не только являются доказательством культуры создавшего их народа, они еще и символы, рассказывающие об определенной культурной эпохе”, – говорит начальник Управления по вопросам национальных и религиозных меньшинств при армянском правительстве Грануш Харатян.

По словам Айвазяна, на территории Нахичевани “существовали 27 тысяч монастырей, церквей, хачкаров, надгробных камней и других армянских памятников”. “На сегодняшний день все они уничтожены”, – сказал он.

Хотя историческое происхождение кладбища является спорным вопросом в Азербайджане, культурная ценность этого места не подвергается сомнению. Это подтверждается в опубликованной в 1986 году книге азербайджанского археолога Давуда Ахундова “Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана”. Книга содержит снимки, изображающие каменные кресты Джуги.

В своем труде Ахундов говорит о кавказско-албанском происхождении крестов. Его мнение созвучно официальной точке зрения Азербайджана, согласно которой христианские памятники в Джуге являются творением албанцев, а не армян. Кавказские албанцы – народ, не имеющий отношения к Албании – жили в юго-восточной части Кавказа, однако их культура стала приходить в упадок еще в средние века.

Сегодня недалеко от того места, где располагалось кладбище, существует поселок Гюлистан, в котором проживают около 500 человек. Климат и рельеф здесь очень суровые, а потому земли, пригодной для посева, почти нет. Дома в Гюлистане построены в основном из глинобитного кирпича и речного камня.

В беседу с IWPR местные жители вступали неохотно, при этом утверждали, что армянского кладбища там никогда не существовало.

«В отдельных частях Джульфы есть исторические христианские кладбища, но они являются памятниками Кавказской Албании и не имеют к армянам никакого отношения», – сказал политолог Заур Ибрагимли, который живет в Джульфинском районе.

Он добавил, что в поселке Сахалангая есть большое армянское кладбище, которое, также как и тамошняя армянская церковь, находится в полной сохранности.

По словам редактора джульфинской газеты «Голос Араза» Гусейна Шукуралиева, разрушение древнего кладбища началось еще в 1828 году, когда Азербайджан стал частью российской империи. “Тысячи могильных камней были уничтожены в процессе строительства железной дороги в начале 20 века”, – сказал он.

Ученый-секретарь азербайджанского Института археологии и этнографии Сафар Ашуров выражает сомнение в том, что кладбище было армянским. Те же статуи овна, по его словам, являются “элементом исключительно тюрко-мусульманской могилы”.

Однако двое простых жителей рассказали IWPR, что могильные кресты разрушали и не только в столь отдаленном прошлом. Хотя, по их словам, началось это гораздо раньше того времени, к которому апеллируют армяне.

Интигам в настоящее время работает жестянщиком в Баку, а в 1988-1989 годах проходил срочную службу в советской армии в Джульфе. В конце 1989 года радикально настроенная группа во главе с Нейматом Панаховым снесла пограничные посты на границе Нахичевани с Ираном. Именно тогда, по словам Интигама, была разрушена часть кладбища в Джульфе.

Сам Неймат Панахов отказался говорить с IWPR на эту тему. «Журналисты всегда меня подставляют, не хочу больше иметь с вами никаких дел», – сказал он по телефону.

Другой свидетель, попросивший не называть его имени, рассказал, что хачкары оставались на этой территории вплоть до 2002 года, когда они были вывезены солдатами по приказу командования Нахичеванским корпусом.

Армянский архитектор Арпиар Петросян рассказал IWPR, что в 1998 году он в компании с другом отправился на иранскую сторону границы, чтобы оттуда посмотреть на кладбище. Они осмотрели руины моста, а на другом берегу реки – на азербайджанской территории – заметили поезд, который, судя по всему, вывозил с кладбища камни-кресты.

По словам заместителя министра культуры Армении Гагика Гюрджяна, армянское правительство забило тревогу в 1998 году.

”Тогда нам удалось поднять на ноги все международное сообщество и остановить разрушения, – сказал он. – Однако с 2003 года разрушения возобновились. Многие хачкары были погребены под землей, остальные разрушены и сброшены в Аракс”.

За последние несколько месяцев пропагандистская война вокруг кладбища Джуги вступила в новую фазу обострения. Это совпало с очередным раундом переговоров между Ильхамом Алиевым и Робертом Кочаряном о мирном урегулировании карабахского конфликта, которые состоялись в феврале и результатов не принесли.

На прошлой неделе президент Азербайджана Алиев опроверг заявления армянской стороны об уничтожении в Джуге кладбища, назвав их “ложью и провокацией”.

Международные организации теперь требуют разрешения посетить место кладбища. В феврале Европарламент принял резолюцию, в которой осудил разрушения исторических памятников в Джуге.

Однако Азербайджан согласился принять делегатов от Европейского парламента только в том случае, если они посетят и районы, контролируемые армянской стороной. Речь идет о примерно одной седьмой части признаваемой международным сообществом территории Азербайджана, которая со времени окончания активной фазы конфликта из-за Нагорного Карабаха остается под контролем Армении.

«Мы считаем, что при комплексном подходе к поднятым проблемам можно будет исследовать христианские памятники на территории Азербайджана, в том числе в Нахичеванской автономной республике», – сказал руководитель управления прессы и информации МИД Азербайджана Таир Тагизаде.

Азербайджанский МИД заявляет об исчезновении в Армении мусульманских культурных памятников. В специальном заявлении министерства говорится, что на территории бывшего Иреванского ханства было разрушено 1587 мечетей и 23 медресе, на территориях Зангезура и Эчмиадзина – 830 мечетей. Всего на территории современной Армении разрушено свыше 500 мусульманских кладбищ, утверждает министерство, при этом не указывая, когда конкретно имели место эти разрушения.

Председатель Хельсинкского комитета Армении Аветик Ишханян винит мировое сообщество в том, что разрушения армянского кладбища не получили своевременной реакции, в отличие от событий 2001 года, когда уничтожение талибами статуй Будды в провинции Бамян вызвало громкий международный протест.

”Почему в данном случае не последовала та же реакция? – спрашивает Ишханян. – Тогда внимание всей общественности было направлено против режима власти талибов, и это варварство использовалось как очередное пропагандистское средство для развертывания военных действий против них”.

(статью подготовили Идрак АББАСОВ – Нахичевань, Шахин РЗАЕВ и Джасур МАМЕДОВ – Баку, Седа МУРАДЯН, Нарине АВЕТЯН и Карине ТЕР-СААКЯН – Ереван)

Реплика
Даже если албанцы… 

При обсуждении будущего Нагорного Карабаха обязательно следует принимать во внимание угрозу, перед которой сегодня стоит христианство мира в целом.

На такую мысль натолкнула попавшая под мою руку карта. Указанные на карте мусульманские государства Северной Африки и Азии – Алжир, Марокко, Тунис, Ливия, Египет, Турция и другие «направили свои штыки» на Западную Европу – Португалию, Испанию, Францию, Германию, Италию, Балканские государства.

В этом я вижу угрозу цивилизованным христианским государствам. Думаю, не случайно из уст духовных лидеров мусульман прозвучало предложение убрать с герба РФ крест, который испокон веку служил символом великой России. Воплощением подобной угрозы является и организованная ближневосточными вахаббитами в Российской Федерации война. Следует призадуматься и, идя вперед, почаще оглядываться назад, вспоминая историю.

Когда армяне забили тревогу по поводу судьбы вековых хачкаров старой Джуги, которые в массовом порядке уничтожаются военнослужащими азербайджанской армии, духовный лидер Азербайджана бесцеремонно заявил, что эти надгробья-хачкары являются агванскими (албанскими), а «агванцы – наши предки, и не следует беспокоиться по этому поводу».

Странный ответ. Даже, если агванцы, а не огузы являются предками азербайджанцев, то почему уничтожать собственное культурное наследие?

Грачик АРУТЮНЯН

——————————————————————————————-

соотечественники

Кинорежиссер из Даграва или “Дом надежды Виктора ТИТОВА”

27 марта 1939 года в Степанакерте родился мальчик по имени Виктор. Это событие не стало бы предметом моего внимания, если бы впоследствии этот мальчик, уже Виктор Абросимович Титов, не стал известным советским режиссером–постановщиком на киностудиях “Мосфильм” и “Ленфильм”. Он снял множество полюбившихся зрителям фильмов.

Информация о рождении Виктора Титова в Степанакерте помещена во многих интернет – сайтах, посвященных его творческой деятельности. Что связывало его семью с Нагорным Карабахом, долго ли он проживал в Степанакерте, кто его родители и родные? В сайтах об этом, к сожалению, нет ничего.

В поисках ответов на эти вопросы я обратился к двоюродному брату Виктора Титова с материнской стороны Абику Самвеляну. Он является доцентом Армянского государственного аграрного университета. Мой собеседник любезно рассказал о семье известного кинорежиссера.

Мать Виктора Титова, Амест Сергеевна Костандян, родом из селения Даграв Аскеранского района. Она была медсестрой, скончалась несколько лет назад.

Отец кинорежиссера, Абросим Куприянович Титов, родом из Краснодара. По специальности он был фельдшером и проживал в городе Баку. Молодого Абросима в 1940 году призвали в армию.

Через несколько лет он стал жертвой сталинских репрессий. Долгое время был разлучен с семьей. В начале пятидесятых годов Абросим воссоединился с семьей.

Юный Виктор до 1954 года на каждые летние каникулы приезжал с матерью в село Даграв. В то время он хорошо владел армянским языком. Далее семья переехала из Баку в Ростов-на-Дону.

В 1958 году в семье родился второй сын Александр, который живет в Ростове-на-Дону и служит опытным криминалистом в органах МВД. Абросим Куприянович умер в 1983 году.

Дети Виктора Титова – сын Андрей и дочь Светлана – проживают с матерью в Москве.

В 1968 году молодой Виктор Титов окончил режиссерский факультет всесоюзного государственного института кинематографии, где его наставниками были Михаил Ромм и Александр Столпер.

Режиссерским дебютом Титова стала картина “Солдат и царица”. Свой первый полнометражный фильм “Ехали в трамвае Ильф и Петров” он поставил на телевидении в 1971 году по собственному сценарию.

Огромную любовь зрителей снискала великолепная эксцентрическая комедия “Здравствуйте, я ваша тетя!”, в которой режиссер не только собрал прекрасных актеров – Армена Джигарханяна, Михаила Козакова, Валентина Гафта, Татьяну Васильеву, но и открыл, по сути, для широкого зрителя талант Александра Калягина.

В 1977 – 1979 годах Виктор Абросимович поставил многосерийный телефильм “Открытая книга” по одноименному роману Вениамина Каверина, который рассказывает о молодом ученом Татьяне Власенковой, работавшей в области микробиологии в 50–х годах прошлого века и создавшей новый сильнодействующий препарат пенициллина.

В связи с тем, что в фильме также отражена тема борьбы с эпидемиями, Виктор Титов в 1977 году приехал в Нагорный Карабах, побывал в селе Даграв, далее посетил Гадрутский район, где в 1932 году была эпидемия чумы.

Съемочная группа из Москвы снимала в селении Блутан (ныне Плетанц) кадры, отражавшие суровые дни эпидемии. В съемках участвовали старожилы села, потомки жертв эпидемии.

Среди последующих интересных работ Виктора Титова – “Отпуск за свой счет”, “Васька”, “Жизнь Клима Самгина”, “Русский транзит”, “Кадриль” и многие другие картины.

К концу своей жизни Титов создал 24 кино-телефильма, которые до сих пор помнят и любят многие.

Смерть сразила этого сильного человека в творческом полете. Он азартно и увлеченно, не замечая свой недуг, работал над новым телесериалом “Дом надежды”.

Само название нового серила символично. Ложась в больницу, Виктор Абросимович надеялся, что это ненадолго, что работа будет им продолжена, что впереди – воплощение новых идей, которых у него было множество. Но свой новый фильм Виктор Титов доснять не успел – режиссер скончался 4 августа 2000 года и похоронен в Санкт-Петербурге.

Валерий АНДРЯН

—————————————————————————————–

Эрнест Бегларян: «Мы еще имеем, что сказать друг другу – я и поэзия… »

Когда мы с Ашотом Бегларяном начинали создавать интернет-проект «Среда обитания – Нагорный Карабах», он прислал мне для выбора эпиграфа несколько переводов стихов своего отца Эрнеста Бегларяна. Прочитав первые строчки, я почувствовал силу необычайного поэтического дара поэта. К моему большому сожалению, стихи Эрнеста Бегларяна практически не переводились на русский язык. Как бесценный подарок принял я в дар его новую книгу стихов «Вера и любовь» (пятую по счету), изданную недавно в Ереване к предстоящему 1 июля 70-летнему юбилею поэта, журналиста, педагога, члена Союза писателей Нагорного Карабаха, Армении, а также бывшего СССР. Прочитав немногочисленные переводы и подстрочники, сделанные по моей просьбе Ашотом Бегларяном, я загорелся желанием побеседовать с поэтом.

В. Коноплев

– Строфы Ваших стихов полны мудрости многовековых гор родного края, а мысли в них чисты и свежи, словно горные родники. Что это: Божий дар, талант мастера или что-то другое?

– Чувство поэзии, стремление к ней, определенный дар, думаю, даны мне свыше. С другой стороны свою роль имеет и генетический фактор. Моя мать, которая имела всего четыре класса образования, читала наизусть множество стихотворений, и даже сама сочиняла, импровизировала. Отца я практически не знал. Мне было четыре года, когда он ушел на фронт Великой Отечественной и не вернулся, пропал без вести. Не знаю, был ли у него поэтический дар, однако все соседи и люди старшего поколения, знавшие его, утверждали, что он был талантливым, умным и грамотным человеком.

Кроме того, жизнь и достаточно нелегкая судьба раскрыли и отшлифовали то, что мне было дано Природой. Думаю, неслучайно многие стихотворения рождались у меня как бы на стыке земного и космического…

– Помните ли Вы свое первое стихотворение? Когда и по какому поводу оно было написано? Что Вы почувствовали, написав его? Как его восприняли окружающие?

– Это было стихотворение о родном очаге – в селе Аци, а сочинил его еще в школьном возрасте, в лет 12. Я даже не записал его. Оно как-то родилось само собой и первая, кому я продекламировал свой первый поэтический опыт, была учительница языка Анжела Ишханян. Она посоветовала обязательно опубликовать это стихотворение.

В студенческие годы, в Зооветеринарном институте г. Еревана, где я учился, был организован вечер, посвященный творчеству известного поэта, ныне классика армянской поэзии Ованнеса Шираза. Я зачитал свое стихотворение, посвященное ему. Шираз отметил меня, сказал, что читал одно из моих стихотворений в литературном журнале. Потом я ходил к нему домой, обсуждал с ним мои стихи. Он особенно выделил короткое стихотворение, где я обращаюсь к птицам, летящим из дальних стран – нет ли вестей о моем пропавшем отце? Великий поэт сравнил эти мои юношеские стихи со своим экспромтом военных лет.

– Творчество – процесс интимный. В общении поэта с Музой посредники не нужны. Поэтому творцы, как правило, люди самодостаточные. Однако здесь есть опасность уйти в свой индивидуальный мир. Как Вы сочетаете мир реалий с миром творчества?

– Поэтический мир – самый прекрасный и чувствительный, одновременно – самый незащищенный и уязвимый. Окунувшись в него, порой трудно возвращаться к действительности. Не зря поэтов называют «не от мира сего», каковым отчасти считаю самого себя. Но жизнь, как говорится, трогает, очень часто суровая действительность входит в противоречие с миром внутренним, иногда даже грубо врывается в него. И мудрость состоит в том, чтобы несмотря ни на что сохранить в душе то ценное и неповторимое, что отделяет поэта от других людей.

– В последние годы все больше людей стали писать стихи, тогда как спрос на поэтическое творчество упал. По-Вашему, с чем это связано? Вместе с тем, тематика публикуемых произведений расширилась. Что для Вас значит свобода творчества? Существуют ли запретные темы?

– Древние восклицали: «О времена, о нравы!..» Сегодня жизнь стала суровей, более жестокой. Может быть поэтому, как это ни звучит парадоксально, стало больше поэтов – люди пытаются уйти из действительности в созданный у себя в душе уголок, отвлечься от суровых реалий и суматохи. С другой стороны – литература как бы превратилась для определенного круга людей в ремесло, в своеобразный, пусть и не самый эффективный способ зарабатывания на жизнь и утверждение в обществе. К сожалению, нередко ремесленничество от поэзии заменяет саму поэзию. И тут уже читатель должен уметь отделять зерна от плевел.

Что касается понятия свобода творчества – то это возможность сполна выразить себя. При этом, конечно, нельзя выходить за определенные эстетические и этические рамки. А запретных тем как таковых для поэта не должно быть.

– Чем гордится поэт Эрнест Бегларян и человек Эрнест Бегларян?

– Я не шел по проторенной дороге, борясь с кустами и колючками, прошел свой путь, и трудность стала мне сладкой, когда с каждым шагом путь к вершине становился короче… Это строки из моего стихотворения. Тем и горжусь как человек и поэт, что шел по своему пути, не сворачивая, стараясь не поступиться своими принципами.

Но есть и другое – стал бы я опорным столбом, но в руках у неумелого мастера не стал даже простыми дровами. Это тоже из моего стихотворения. Нет, я не жалуюсь на свою судьбу. Я лишь сетую на то, что мало успел сделать за жизнь, что не сказал, как мне кажется, не успел, быть может, не сумел сказать Слово, которое должен был сказать.

А в целом с годами я понял, что без поэзии, без стихотворений я не могу шагать по жизни. В поэзии я нашел самого себя, и мы еще имеем, что сказать друг другу – я и поэзия…

Виктор КОНОПЛЕВ, 
автор проекта «Иформационный голод»

——————————————————————————————-

Мой Степанакерт

Карен ДЖАВАДЯН
ученик 6-го класса, ср. шк. N8

Мой многострадальный, мой город-герой
Мой Степанакерт, мой город родной
В твой тихий, спокойный, размеренный лад
Война внесла свой тяжкий разлад.

Но ты становишься лучше, красивей
Мой город чутких и добрых людей, –
Везде идут стройки, ты строишься снова
И возрождаются дело и слово.

Пусть ты не великий, пусть ты не большой
Но сердцу моему ты – дорогой
Tы стоишь высоко в горах Арцаха
Ты – столица моего Карабаха.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s