№ 8 / 15 май

“Демо” / № 8 (50) / 15 май, 2007г.

мир и мы

Что мы обрели за 12 лет перемирия 

12 мая исполнилось 12 лет со дня установления перемирия на карабахском фронте. В связи с этим карабахская неправительственная организация «Хельсинкская инициатива – 92» организовала Круглый стол с участием представителей НПО. На Круглый стол был приглашен спикер парламента Ашот Гулян.

Чего мы достигли за эти 12 лет, смогли ли мы рационально использовать этот временной потенциал? Насколько интегрировано карабахское общество в управление государством? Ответы на эти вопросы были неоднозначными. Неоднозначность касалась как внутренней, так и внешней политики, осуществляемой карабахскими властями.

Координатор “ХИ-92” Карен Оганджанян заявил, что в карабахском урегулировании последние годы были ужасными, поскольку переговоры происходили без участия Карабаха. «Очевидно, что при таком раскладе сил проблема не будет урегулирована в том контексте, в котором мы ее поднимали», – отметил К. Оганджанян. Депутат Максим Мирзоян считает, что если целью карабахского движения в 1988 году было административное переподчинение и политическое переустройство НКАО, то после распада Союза и изменения политической конъюнктуры были избраны иные приоритеты. В частности, в декабре 1991 года был проведен референдум, в ходе которого подавляющее большинство населения высказалось за независимость Карабаха. Но после 1994 года условия снова изменились, и появилась необходимость обеспечить безопасность Карабаха по новым параметрам. Максим Мирзоян подчеркнул, что в данных условиях нам необходимо настоять на участии властей НКР в переговорах. «Независимость – это независимая внутренняя и внешняя политика. Мы пока не можем назвать себя независимыми. У нас нет Конституции, в которой были бы даны четкие гарантии безопасности. Мы только недавно впервые организовали парламентские слушания по карабахской проблеме. Много экономических нарушений. И все это привело к тому, что где-то обсуждаются неприемлемые для нас варианты урегулирования, предполагающие признание самоопределения Карабаха в рамках НКАО плюс коридор», – сказал М. Мирзоян.

Спикер парламента Ашот Гулян подчеркнул роль неправительственного сектора в обсуждении насущных для страны проблем. Спикер заметил, что позиции властей с 1991 года не изменились – это обеспечение независимости и безопасности народа НКР. Член президиума Верховного совета НКР первого созыва Валерий Газарян считает, что за 15 лет Карабаху стоило бы сформулировать четкую концепцию национальной безопасности. Его поддержал Карен Оганджанян, который обратился к властям с вопросом, есть ли у них краткосрочные и долгосрочные планы на случай нанесения ударов со стороны США на соседний Иран. Политолог Давид Бабаян считает, что концепции не важны. Россия за последние несколько лет четырежды меняла национальную доктрину, но разве людям от этого стало лучше жить в этой стране?

Подводя итоги прошедших 12 лет, участники «круглого стола» подчеркнули существующие в нашей жизни контрасты. «Есть у нас такой знаменитый таксист Ишхан. Однажды его пригласили на открытие роскошного ресторана, а на следующий день он пришел проведать своего родственника в республиканскую больницу. От разительного контраста у него случился самый настоящий инфаркт», – рассказывает врач Людмила Григорян. Персональный пенсионер Римма Ашотовна с болью говорила, что люди не могут достучаться до чиновников. У нас страна маленькая, и все вопросы можно было бы решать в домашней обстановке, между тем власти отгораживаются от народа высокой стеной. Не всегда правильно выбираются приоритеты. По мнению Людмилы Григорян, чем тратиться на турниры по бильярду и конкурсы песни, лучше бы отремонтировать главную больницу страны.

Как отметила член Степанакертского пресс-клуба Карине Оганян, и власти, и даже неправительственные организации “варятся в собственном соку” и считают, что они самые умные. Никто не считает своим долгом напрямую пообщаться с народом и сделать так называемый «мозговой штурм» – чтобы выявить рациональные идеи и использовать их в своей дальнейшей политике.

Участники форума пришли к выводу, что такие встречи необходимы. И если мы будем хотя бы констатировать наши достижения и ошибки, найдется и способ их исправить.

Наира АЙРУМЯН

—————————————————————————————-

В определенном смысле Россия возвращается в Карабах

В Карабахе с ознакомительным визитом находились сотрудники российского фонда “Стратегическая культура” во главе с его гендиректором Владимиром Максименко. В числе экспертов – доктор исторических наук Александр Крылов и Андрей Арешев. Александр Крылов ответил на вопросы газеты «Демо».

 

– Господин Крылов, Вы бывали в Карабахе уже не раз. Чем вызвана ваша нынешняя поездка?

– Заниматься аналитикой и не ездить в страны, которыми занимаешься, к сожалению, является распространенной практикой, а потому наши многие эксперты и аналитики очень плохо представляют себе реальную ситуацию на местах, пишут не очень глубокие материалы. В интернете имеется очень много информации по Карабаху, но она в очень малой степени отражает реальную ситуацию. Обязательным условием понимания ситуации является поездка на место. Я хочу выразить благодарность властям Нагорного Карабаха, которые прекрасно организовывают такие поездки не в плане того, что вывозят на ближайшую лужайку, угощают шашлыком, вином и этим все кончается, а предоставляют возможность поехать в глубинку, в места, где чувствуется реальная жизнь, реальный настрой общества. Мы были в довольно глухих селах и видели реальную жизнь людей. Настроение общества можно понять из этих поездок, а не из общения с экспертами, с властями, тем более по интернету и определенным сведениям, взятым оттуда.

– Но ведь Вы встречались и с представителями властных структур.

– Да, очень интересной была беседа с министром сельского хозяйства, потому что земельная реформа, которая была проведена в Карабахе, практически не имеет аналогов на постсоветском пространстве. Она была очень эффективной как по своим результатам, так и сжатым срокам осуществления. Результаты реформ видны в любом районе, который мы посещали. Фактически все поля обработаны, и уже одно это – показатель того, что реформа сработала очень действенно. Мы съездили также на передовые рубежи, посмотрели ситуацию, побывали в воинских частях. Хочу отметить, что здесь нет той советской практики, когда перед приездом каких-то гостей и начальников начинают красить листву и траву зеленой краской. Здесь показывают реальную картину – то, что есть. И в этом проявляется уверенность в своих силах, потому что, сравнивая с аналогичными поездками по ту сторону фронта, а также судя по отзывам, которые делались людьми, посетившими окопы, находившиеся в совершенно ином, чем с этой стороны, состоянии, и где были не столько солдаты, сколько чучела, получается разительная разница. Властям есть что показать. Они чувствуют уверенность в своих силах и поддержку общества.

У меня были поездки в Тбилиси, довольно часто езжу в Абхазию. Вроде бы мы совсем недавно вышли из Советского Союза, но ситуация совершенно разная. В Тбилиси у меня сложились очень печальные впечатления и от людей, и от состояния города, а дороги совсем ужасные. В Карабахе ситуация гораздо более выигрышная – это бросается в глаза. К примеру, мы были на концерте в честь Дня Победы, был салют, толпа – по меньшей мере, 10-15 тысяч человек, причем, молодежь, которая была хорошо одета, вела себя весело, радостно, но спокойно, без истерики. Конечно, это очень привлекает. В данном плане российская толпа не выглядела бы столь симпатично как здесь. Удивительно, что я не встретил пьяных, наркоманов. Мы уже отвыкли от такого общества, и здесь это производит очень большое впечатление. И что странно, когда пишешь о том, что видишь собственными глазами, обычной реакцией азербайджанских коллег бывают обвинения в “заведомой пропаганде, продажности и т. д.”. Я призываю представителей азербайджанской стороны найти возможность приехать сюда и посмотреть все собственными глазами.

– Каким Вы видите разрешение карабахской проблемы?

– Карабахская проблема относится к разряду долгоиграющих, и она будет решаться десятилетиями. То же самое мы наблюдаем на Тайване, Северном Кипре и др. Существуют еще множество таких конфликтов, которые настолько сложны и многосоставляющи, что не могут иметь быстрого решения. Быстрое решение проблемы возможно лишь в случае военного покорения Нагорного Карабаха. Но сейчас международная обстановка складывается таким образом, что этот вариант практически невозможен. Поэтому, думаю, всем надо реально осознать, что карабахская проблема будет решаться десятилетиями, и только при следующем поколении политических лидеров, только при жизни следующих поколений людей в Азербайджане, Армении и Нагорном Карабахе эта проблема сможет разрешиться.

– Как по-Вашему, изменилась политика России в отношении Карабаха за последнее время?

– Сложный вопрос. Думаю, в данном случае можно говорить только о тенденциях. Позиция официальных властей, в целом, не изменилась. Они предпочитают не замечать русскую общину в Карабахе, не включают местных ветеранов ВОВ в общие списки, я уж не говорю об отношении к карабахской проблеме, о решении которой  говорится только в свете принципа территориальной целостности. При этом есть подвижки в плане деятельности неправительственных организаций. Насколько мне известно, в прошлом году здесь начал деятельность российский Кавказский институт демократии, который уже оказал значительную помощь русской общине, помог русским пенсионерам в Карабахе, спонсирует культурно-образовательные проекты. Мы узнали также, что Русская Православная церковь намерена построить в Степанакерте церковь. Так что в определенном смысле Россия возвращается в Карабах, но расширение происходит по линии гуманитарных организаций.

– Как Вы считаете, насколько полно используются лоббистские возможности армянской диаспоры в России?

– Я думаю, в нынешней России национальные лобби могут сыграть важную роль. Хотя бы судя по тому, как работает азербайджанское лобби. При большой заинтересованности армянское лобби также может проявить себя. Честно говоря, кроме Союза армян России я пока не знаю организационных структур, которые могли бы этим заниматься. Сам САР занимается больше экономическими, чем политическими проектами, и его нельзя рассматривать как политическое лобби. Возможно, это недоработка армянских властей.

——————————————————————————————-

Голландец ищет отца в Карабахе

(по следам одного письма)

Письмо необычного содержания поступило недавно по электронной почте в МИД НКР.

Свыше 60 лет минуло после окончания Второй мировой войны, но ее “раны” до сих пор дают знать о себе. Рин ван Тило из далекой Голландии ищет своего отца-армянина Макара Погосяна. Из надежных источников в Армении, пишет Рин, ему стало известно, что отец, который, возможно, обзавелся семьей, проживает, по всей вероятности, в Нагорном Карабахе.

Сия трагическая история возвращает нас в “сороковые роковые”. Макар Погосян воевал в составе третьей роты 812-го армянского пехотного батальона на территории Голландии. Точно известно, что с февраля по сентябрь 1944 года он квартировался в монастыре в Лепелстрате, что между Бергеном на Зоме и Стенбергом. Здесь о Макаре заботилась женщина по имени Дора, мать четверых детей, которая родит затем Рина.

В письме из Голландии было несколько стареньких фотографий. На одной из них – двое армян (слева), один из которых и есть отец Рин ван Тило.

Вот и все скудные сведения о Макаре Погосяне. Не знаю, отзовется или найдется ли в Карабахе отец Рина, дай Бог. Кому-кому, а карабахцу понятны боль утраты родных и горечь ожидания без вести пропавших. Пусть никто не останется безучастным. Каждая прояснившаяся судьба – еще один отблеск надежды на возвращение тех, для кого война не закончилась, заслонив собою жизнь.

“Я буду безмерно признателен”,- таким обращением ко всем, кто сможет посодействовать поиску отца, заканчивает свое письмо теперь уже родственный нам голландец.

P.S. адрес электронной почты Рино вал Тило: kost211@zeelandnet.nl

Сейран КАРАПЕТЯН

—————————————————————————————–

страницы истории

К 15-летию операции “Кольцо”

Депортация населения армянских сел НКАО и прилегающих районов

В апреле-июне 1991 г. отрядами милиции особого назначения (ОМОН) МВД Азербайджана и силами внутренних войск МВД СССР, а также переданной в распоряжение МВД Азербайджанской ССР 23-ей дивизии 4-ой армии МО СССР (дислоцирована в Кировабаде) была осуществлена крупномасштабная военная операция “Кольцо” по депортации населения армянских сел Геташен и Мартунашен Ханларского района Советского Азербайджана, нескольких сел Шаумянского района и Нагорно-Карабахской автономной области. Полностью были опустошены 24 армянских населенных пункта. Некоторые из этих сел – Банадзор, Хандзадзор, Спитакашен – были разрушены полностью. Другие были спешно заселены азербайджанцами. Село Аракел Гадрутского района Нагорного Карабаха было полностью стерто с лица земли.

Акция по уничтожению армянских сел была запланирована на совещании у президента Азербайджана Аяза Муталибова 16 апреля 1991 года. Под прикрытием «проверки паспортного режима» был осуществлен беспрецедентный акт государственного террора. Проверка сопровождалась грабежом, разбоем, насилием и убийствами мирных жителей, в том числе стариков и детей. В результате этих акций в Карабахе и приграничье Армении было убито 100 с лишним человек, несколько сотен людей взято в заложники. Еще до этих погромов, в 1988 году, официальный Баку предпринял беспрецедентную для СССР акцию – экономическую блокаду НКАО и Армении. Нагорный Карабах практически был изолирован от внешнего мира – не поступали продовольствие, топливо и стройматериалы. Население оказалось на грани голода.

Именно операция “Кольцо”, отличавшаяся беспрецедентной жестокостью и массовыми нарушениями прав человека, резко повысила уровень напряженности в регионе и перевела карабахский конфликт в новую, военную плоскость. Впоследствии в докладе миссии СБСЕ от 28 февраля 1992 года отмечалось, что “особо серьезная эскалация имела место в апреле-мае 1991 года, когда советская армия при участии подразделений МВД Азербайджана депортировала армян из многих деревень региона. Депортация проводилась с особой жестокостью”.

К сожалению, ни сама операция, ни совершенные в ее ходе военные преступления в свое время не получили должной политико-правовой оценки. Организаторы и исполнители этой бесчеловечной карательной кампании остались безнаказанными, что явилось причиной осуществления властями Азербайджана новых военных преступлений и этнических чисток, сопровождавшихся жестокими акциями против гражданского населения Нагорного Карабаха.

Трагедия Геташена и Мартунашена, Шаумянского района НКР, полностью оккупированного Азербайджаном летом 1992 года, продолжается, так как их депортированное армянское население не только не имеет возможности вернуться в свои дома, но и не получило какой-либо компенсации. Эти села не упоминаются ни в одном из проектов мирного соглашения по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, предлагаемых международными посредниками.

Приводимые материалы – незначительная часть имеющихся неопровержимых свидетельств тому, что руководство Азербайджана видело решение карабахской проблемы в уничтожении либо массовой депортации исконных жителей Нагорного Карабаха.

Антиармянская политика азербайджанского руководства того времени нашла свое продолжение в действиях властей современного Азербайджана. С распадом Советского Союза изменилась политическая архитектура региона, однако неизменной осталась антиармянская агрессивная политика Азербайджана, цель которой – любыми способами добиться деарменизации Нагорного Карабаха.

——————————————————————————————-

Свидетельства очевидцев

“30 апреля в 5 часов утра началась военная операция “Кольцо” против мирного населения Геташена и Мартунашена. Окруженные танками, БТР, БМП, БМД, села подверглись массированному обстрелу то из пушек, минометов, гранатометов, то из вертолетов, летавших низко. Через несколько часов в села вторглись бронемашины, под их прикрытием продвигались, стреляя из автоматов, солдаты и ОМОНовцы МВД АзССР, за ними – мародеры-азербайджанцы соседних сел. Все они врывались в окраинные дома, убивали, избивали, грабили армян, увозили их имущество, угоняли машины, скот, под дулом автомата принуждали писать заявление о “желании” навсегда покинуть свой дом. Так повторялось ежедневно, вплоть до 7 мая.

Множество домов в Геташене были разрушены. Мартунашен, разграбленный, был полностью выжжен из огнеметов. Не стало села. Несколько десятков мартунашенцев и геташенцев были убиты, погребены под развалинами, раздавлены танками, сгорели в собственных домах. Не было пощады даже глубоким старикам. Были расстреляны из автомата в постели 90-летняя Ором Минасян, 80-летний Ованнес Ахумян и др. Пятерых мужчин ОМОНовцы разрубили на куски топором: Хачика Давидяна, Шамира Алкумяна, Оганеса Оганесяна, Размика Агаджаняна, Вано Алкумяна. Женщин тоже избивали, отрезали уши, чтобы взять серьги, некоторых изнасиловали. 43 человека захватили в заложники. 14 из них неизвестно куда подевали. 29 увезли в Агджикент и запертых в автобусе, двое суток непрерывно избивали сапогами, дубинками, прикладами автоматов, а инвалида Отечественной войны Александра Чилингаряна, потерявшего на фронте ногу, били собственным костылем. На глазах фронтовика они истязали его сына 34-ех лет. Чилингаряна Межлума кололи ножом, на поверженном прыгали, плясали втроем, переломав ему ребра. Бросали в него, голого, зажженную бумагу, гасили на груди сигареты, били по голове бутылкой. Потерявшего сознание, они подняли его с пола за волосы и сняли скальп.

Пыткам садисты подвергли каждого из двадцати девяти заложников. Более ста жителей двух захваченных сел были избиты, ранены, изувечены. Им было отказано в медицинской помощи. Я видела, как врачей, прибывших в Шаумяновск из Еревана, военная комендатура не пропускала в Геташен.

Четверо суток 3 тысячи крестьян и их семьи дрожали в подвалах Геташена под градом снарядов и пуль, в ожидании смерти. Они в панике и ужасе уже согласны были уехать, лишь бы выжить. С 4 мая “благодетели” в военной форме начали депортировать их. За два дня переправили на вертолетах 1317 человек в Степанакерт, оттуда в Армению. 6-7 мая еще 1100 человек вывезли на автобусах к армянской границе и высадили под открытым небом: женщин, детей, стариков. Около двух с половиной тысяч мирных жителей выкинули из собственных домов, из родных сел, превратили в бездомных, бесправных беженцев. Слушать их рассказы – свыше человеческих сил. Изможденные, с обезумевшими глазами, они заново переживали ужас, перенесенный в родном селе.”.

Инесса Буркова, писатель, г. Москва / 3 мая 1991 г.

——————————————————————————————-

Обращение жителей Геташена к мировой общественности

Sоs! Sоs! Sоs! Жители двух армянских сел в Азербайджане Геташен и Мартунашен умоляют: спасите наши жизни! В нас палят из пушек, строчат из пулеметов и автоматов, с земли и с неба. Нас давят танками в наших дворах и домах. Детей, женщин, стариков хватают в заложники азербайджанские ОМОНовцы – ломают руки, ноги, ребра, разбивают лица ударами о стену, отбивают почки, снимают скальп с живых, голыми гоняют по улицам, колют ножами. Наши мужчины бессильны защитить нас охотничьими ружьями. Мы держались три года, но против армии нам не устоять. Она уничтожает нас. Заставляет признать власть Азербайджана или покинуть родные села, могилы предков. Но даже бежать не дают: стреляют. Наши дома разграблены, горят. Нам негде укрыться.

Люди мира! Спасите! Хотя бы детей спасите! Мы погибаем. Отрезаны танками от внешнего мира. Sоs! Sоs! Sоs! Спасите!

3 мая 1991 г.

“Напротив больницы колонну остановили и молниеносно окружили ОМОНовцы, одетые в пятнистую форму. Я почувствовал себя пленным. Перед порогом дома валялись окровавленные трупы. У некоторых из них отрезаны уши, лица исполосованы до неузнаваемости. Почти у всех – рваная ножевая рана в горле. Здание, изрешеченное пулями, пропахло смертью. В коридорах, на полу и кроватях сидели и лежали люди, будто загипнотизированные. У одних прострелены руки, у других ноги. У одного из мертвых снят скальп, а живые, затравленные, смотрели в пустоту…”

Владимир Емельяненко, “Московские новости”
(Из статьи “Свидетельствую: в Геташене была бойня”, 12 мая 1991 г).

“30-го апреля, около 6 часов утра, начали стрелять из пушек и танков в направлении села. Войска с 4-х сторон вошли в село. …Грабили и уносили все, что имелось и что было возможно, то есть холодильник, мебель ковры, постель и т. д. После грабежа поджигали дома. Стреляли из танков по домам и сжигали один за другим”.

Эдуард Оганесян, житель села Мартунашен / 10 мая 1991 г.

“30 апреля в квартиру ворвались люди в военной форме, которые потребовали предъявить документы. Дома находились моя 70-летняя мать и 13-летний сын. Военные наносили автоматами мне удары в голову, требуя подписать документ, что желаю добровольно оставить родное село и дом. Между тем, ОМОНовцы полностью перевернули все вещи в квартире, жестоко избили мою мать. 13-летнего Араика схватили за горло, чтобы задушить его.

Меня повели в гараж совхоза, где на полу лежали избитые и раненые 29 мужчин из нашего села, в числе которых был мой муж. Притащили мою мать и сына. Увидев их, подумала, что хотят уничтожить всю семью… Но я вырвалась и вместе с матерью и сыном убежала во двор нашего дома. Они в злобе открыли огонь по нашему дому. Мы втроем, крадучись, через сад побежали до сельской больницы. В больнице застала замученного азербайджанцами моего мужа, там же находились трупы 9-ти убитых, а также более 10 раненых”.

Эмилия Парашян, жительница села Геташен / 10 мая 1991 г.

“…Меня схватил русский в чине подполковника, поволок в маленькую комнату и начал избивать автоматом. После этого… заставили умыться. Ко мне подошел спецкор азербайджанского телевидения Маис Мамедов и сказал: “Если хочешь остаться в живых, то должен сказать, что мы, армяне, несколько раз хотели оставить село, однако армянские боевики не разрешают и каждый вечер совершают нападения на азербайджанские села”. Я отказался от такого интервью. По указанию Т. Кязимова меня увели и начали избивать.

Меня увезли в село Камо и втолкнули в клуб, где я увидел моих односельчан. Там продолжали избивать их и меня. Нас, избивая оружием, заставляли писать под диктовку заявления о нашем добровольном уходе из села. Нас повезли в Гаджикенд и прямо в автомашине продолжали избивать… Азербайджанец в чине майора произнес: “Сколько возможно, будем истреблять вас, мы будем вас резать все больше и больше, вы видимо забыли 1915 год”. Нас беспрерывно избивали, издевались всячески над нами, ни на минуту не давали покоя. Избивали куском железа, железной цепью, автоматом били по пальцам, зажженной спичкой обжигали кончики пальцев, ногти, лезвиями разрезали губы, наносили удары в поясницу, чтобы отбить почки. Били топором по ногам, автоматами наносили удары по коленям, пытаясь переломить ноги. Все эти зверства продолжались в течение целого часа. Я потерял сознание, и когда пришел в себя, увидел, что меня накрыли костюмом, полагая, что я умер”.

Александр Заргарян, житель села Геташен / 20 мая 1991 г.

——————————————————————————————-

мы и наши проблемы

Никто не забыт? Ничто не забыто?

Джульетта АРУСТАМЯН

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В том, что они – кто старше,  кто моложе –
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь, –
Речь не о том, но все же, все же, все же…

(А.Т.Твардовский)

Вот уже 12 лет как установлено перемирие. Всего лишь  12 лет прошло с тех пор, как “беда открыла ворота” почти каждого дома в Карабахе.

В связи с Днем Победы мы часто любим повторять: “Никто не забыт! Ничто не забыто!”. А как проявляется наша память о столь дорогих нашему сердцу погибших? Боюсь, зачастую память ограничивается лишь третьим тостом из множества других за столом. Давайте  задумаемся  над  тем, когда мы в последний раз посещали могилы наших друзей. А какова наша “Братская могила”? Разве само это понятие не предполагает однотипные надгробья? Было бы желательно, чтоб государство, которое оформило в хороших армянских традициях ограждение братских  могил, привело бы в надлежащий порядок и могилы наших героев. А также позаботилось бы о кажушихся мелочами деталях. Каждый раз, когда родственикам  погибших, посещающих могилы, вместе с цветами приходится нести и канистру с водой, чтоб заодно полить и высаженные у надгробья растения, возникает вопрос: “Неужели эти ребята, отдавшие за Родину свои молодые жизни, не заслужили одного простенького крана в близи кладбища?” (напомню, что до ремонтных работ таковой был!)… А как объяснить тот возмутительный факт, что с могилы неоднократно воруют искусственные букеты?! Уверена, что эта проблема знакома многим семьям погибших. Как такое возможно?! Ведь покоящийся здесь боец если и  не был родственником вора, его другом, одноклассником, сослувживцем.., то уж наверняка был парнем из соседнего двора!!!

Что с нами такое  происходит? Ради каких идеалов отказываемся от проверенных веками нравственных ценностей? А  как наше общество относится к семьям погибших и их проблемам? В особенности если мы – чиновники и тем самым олицетворяем власть? Казалось бы, надо просто на совесть выполнять порученную нам работу и тем самым осуществлять намеченные государством программы, обеспечивать льготы..? Но тут нам начинает мешать менталитет! И мы по привычке начинаем делить и погибших (!) на своих и чужих. И если семья погибшего на свою беду еще и беженцы, тогда “надейся и жди, вся жизнь впереди”…

Может, стоит вспомнить, что мы свято чтим? И то, что грех обижать людей – и без того невинно пострадавших. И тогда будет без мытарств оказана бесплатная медицинская помощь и доступны  медикаменты, будут вовремя отремонтированы квартиры, матери и вдовы поправят здоровье в санаториях, а дети, не живущие в столице, тоже погостят у наших доброжелателей за границей… А самое главное – военнослужащие будут увереннее защищать независимость Отчизны, зная, что если придется погибнуть, об их семьях позаботятся, не  разделяя на своих и чужих. Да и разве у горстки армян горе может быть чужим?

Пусть в эти дни каждый спросит у своей совести как он хранит память о погибших – хотя бы тех, которых знал лично. Хотя бы раз в год он посещает их семьи? Раз в год делает для них что-нибудь доброе и полезное? А ведь визит и даже звонок с простым вопросом “Как вы?” чуть-чуть отогреет сердце почти убитой горем стареющей матери…

Почему совершение добрых поступков стало таким  “не модным”? Почему  нас перестали удивлять и возмущать дурные поступки? И, напротив, добро и бескорыстие стало для нас удивительной редкостью… Разве не  наша  армянская  пословица гласит  – “делай добро и брасай его в воду”?..

——————————————————————————————-

Бесправие

Галина АЙРАПЕТОВА
Армения, г. Абовян

Уже много лет длится армяно-азербайджанский конфликт, приведший к масштабной гуманитарной катастрофе и проблеме. Тысячи армянских семей вынуждены были бросить свои дома, имущество и бежать кто куда – кто в Армению, кто в НКР, а кто – за границу.

Справедливости ради надо сказать, что на первых порах Армения делала все возможное, чтобы принять своих сограждан. Но развал Союза и дилетантско-аодовский подход к проблеме не позволил армянским властям достойно решить эту задачу. Беженцы стали изгоями, людьми второго сорта. Какой-нибудь мелкий чинуша (и не только) может унизить беженца, бросив ему в лицо колкие выражения.

Смена власти в РА в 1998 году, казалось, давала надежду, что многие проблемы этой категории граждан будут решены. Однако несмотря на некоторые «подвижки», проблема существует до сих пор! Так, по сей день остаются без внимания жильцы нескольких абовянских общежитий, находящихся в крайне аварийном и непригодном для жилья состоянии. Каждый день проживания в этих постройках, которые не проходили капремонта более 40 лет, грозит каждому из его обитателей фатальным исходом. Не так давно из-за обвала балкона погибла женщина…

Не говорю уже о том, что есть еще беженцы, живущие в вагончиках, но это тема отдельной статьи. Говорят, посетив не так давно эту печальную обитель, глава города Абовян пришел в ужас, высказав в сердцах, что «даже животные в зоопарке не так живут». Однако звучные сравнения мэра остаются всего лишь словами.

Уже несколько лет власти Абовяна утверждают, что на развитие города, а именно – на выселение жильцов из «аварийных общежитий» – выделены специальные средства, что будут строиться дома. Однако воз и ныне там.

В то же время мэр Абовяна утверждает, что «проблема беженцев» не его компетенция, и этим занимается «комитет беженцев», с которым он тесно сотрудничает. А в «комитетах» люди маленькие и все уповают на Ереван. Хотя в местном комитете по делам беженцев обнадежили, что есть информация о том, что по весне основательно должны заняться Котайкской областью.

Но кто, так сказать, войдет в программу обеспечения беженцев жильем по всей области (!) – пока неизвестно. Как и кому достанется этот «счастливый сертификат» на приобретение жилья? Хотелось бы, чтоб жильцам авариек… Причем тут стоит вопрос и стоимости сертификата. Будет ли он соответствовать рыночным ценам? Ведь цены на жилье, скажем, в Абовяне значительно выше других городов и областей РА. Как видим, вопросов много. Недавно, выступая в «горячей линии» газеты «Голос Армении», председатель пока еще Комитета по делам миграции и беженцев РА заявил, что количество принятых гражданство беженцев увеличилось за последнее время в несколько раз. Как известно, указом президента РА «Управление по делам беженцев и миграции» при правительстве страны преобразовано в министерство территориального управления, в котором, в соответствии с указом, будет существовать миграционное агентство. Таким образом, из нашей истории пытаются стереть слово “беженец”, а значит – заботу об этой категории граждан. Ибо каждое слово соответствует значению,смыслу и букве закона. Недаром же существует такое понятие как законотворчество. Помните простое школьное предложение – казнить нельзя помиловать… От одной маленькой запятой в этом предложении решается судьба человека. Так казнить или помиловать? Причина отказа от статуса беженцев разная. Отказываются от статуса не только от хорошей и сытой жизни, но и от неблагоприятных, тяжелых социальных условий: безработица, отсутствие крова и прочее… Ведь беженцы в большей степени подвержены социальному риску и неурядицам, чем коренные жители. И это хорошо известно властям – хотя бы из статистики. А с так называемыми «паспортами беженцев» и вынужденных переселенцев наши соотечественники становятся просто не выездными, что, естественно, нарушает элементарное право человека ездить куда ему заблагорассудится.

Республика Армения скопировала закон о правилах миграции и проживания в РА, существующих в некоторых странах – в частности, в России, когда прибывший в страну мигрант получает так называемый “вид (право) на жительство” в данной стране – без права выезда с подобным документом за границу. Однако прибывшие в 80-90 годах граждане армянской национальности не «временно проживающие переселенцы» и не «мигранты», а БЕЖЕНЦЫ, появившиеся в результате межэтнического конфликта. Проблема НКР давно вышла за рамки «внутреннего» и имеет широкую международную огласку и значение. Вы можете себе представить, чтоб, к примеру, беженцам из Косово или Сербии давали статус всего лишь вынужденных мигрантов и переселенцев, а не беженцев, появившихся в результате военного конфликта? Ведь они имеют международный статус! А в самой НКР беженцы не признаны соответствующими международными организациями. Во многом это проблема самих карабахцев. Кстати, беженцев из Азербайджана и переселенцев из других стран, скажем – СНГ, в результате принятого ныне закона просто уравняли в правах. Новоприбывшие в Армению мигранты имеют такой же порядок и механизм получения статуса беженца, проживания и получения гражданства, как и беженцы из Азербайджана – страны, находящейся с нами в состоянии конфликта. Говорит ли это о чем-нибудь? Конечно же – о равнодушном и непрофессиональном, мягко говоря, с точки зрения международного права и юриспруденции подходе не только к проблеме, но и к общенациональным и стратегическим вопросам. Азербайджан сейчас вовсю трубит о миллионах своих беженцев, а мы приравняли к мигрантам людей, пострадавших от террора погромщиков, насильственно изгнанных из своих очагов! Зато дети семей беженцев охотно призываются в ряды вооруженных сил Армении (сколько говорю об этом) – как и граждане РА, что также противоречит международному праву. Таким образом, государство хоть и косвенно, но само вынуждает беженцев, живущих в крайне тяжелом моральном и материальном положении, к принятию гражданства. И этот пусть и социальный фактор невозможно сбросить со счетов. Пока не научимся даже зло оборачивать во благо.

…Уже несколько лет по Абовяну ходят упорные слухи, что известный бизнесмен и депутат Гагик Царукян хочет выселить беженцев из своих времянок и построить для них «элитный» дом. Но только, наверное, беженцы – единственная категория граждан, кто не верит этим слухам..

——————————————————————————————-

ценности

Я – студент

(иллюзии и реальность)

Жизнь – вопрос времени. Время – пространство для каждого из нас. То, как мы проводим наше время – зависит от нас самих. порой мы хотим “убить” время лишь бы как, но именно в тот момент время само “убивает” нас.

Что же такое “студенческая жизнь”? В принципе, все тот же определенный отрезок времени. Вопрос в том, кто сколько выдержит! Она прекрасна тем, что раскрывает перед студентом новую страничку в жизни, дает возможность узнать много интересного, возможность общения, возможность жить и писать на этой страничке свои нехитрые истории.

Трудности в жизни студента (на мой взгляд) заключаются в том, что каждый, перешагнув порог ВУЗа, становится более самостоятельным и ответственным, а это, как известно, штука серьезная.

А так – молодость и красота, планы и мечты, дружба и любовь – все это написано в избитой рифме жизни. И преимущество лишь в том, что это начало новой, взрослой жизни.

Зачастую молодых ребят привлекают такие престижные и красивые названия факультетов как “юридический”, “экономический”,  “журналистики” и т. д. Это нас подкупает и мы выбираем, с легкостью или трудом доходим до цели, а дойдя до нее, став студентами – теряем этот интерес. А все потому, что интерес-то был мнимым. Иллюзия с грохотом разбивается с первых же дней, когда сразу же начинаешь осознавать, что здесь к тебе уже никогда не отнесутся со снисхождением, с тебя требования уже как со взрослого, все в этих стенах намекает на сложность и предельную ответственность.

Может, для того, чтобы как-то поубавить эти трудности, нужно осознать их. Тогда можно будет преодолеть любую трудную ситуацию, даже то, что сегодня режет слух и что называется “социальное расслоение”. Чтобы не попасть в разряд “низших”, надо обогащать свой внутренний мир и не дать какому-то мобильному телефону возыметь власть над твоей личностью. Мода, стиль – все это, конечно, здорово. Но ведь мишура никогда не может быть властна.

И неважно, что содержание твоего кошелька не позволяет тебе отдохнуть и расслабиться на полную катушку. И абсолютно нет никакой необходимости ездить на умопомрачительном джипе, чтобы понять, как прекрасен наш город. И неважно, где ты беседуешь за чашечкой кофе – в фешенебельном баре, где с тебя могут содрать такие деньги, которые в кармане у тебя отродясь не водились, или в простой, небогато обставленной комнате. И не обязательно быть одетым “от кутюр”, чтобы суметь покорить души тех людей, которые твои друзья по студенчеству и молодости.

Главное понять, что жизнь – вопрос времени. А как мы проводим наше время, зависит лишь от нас самих.

 Евгения ОСИПЯН / АрГУ, жур-ка, 2-ой курс

——————————————————————————————-

Где хранятся богатства человека?

Какая на сегодняшний день самая распространенная и большая проблема? Конечно же, материальная. Почему-то сегодня у человека полностью атрофировалось чувство насыщения, потому как не успеваешь насытиться чем-то, как тут же настает все тот же голод.

Деньги, изысканная еда, красивая одежда – ко всему этому ты стремишься, а получив, понимаешь, что радость-то недолгая, радость-то маленькая, потому что тебе хочется чего-то более красивого, более вкусного, более изысканного. Таков закон: к роскоши привыкают быстро. И по мере того, как финансы постепенно становятся темой и проблемой номер один, постепенно на второй план отходят духовность и человеческие качества.

А как же богатство души, а бесценные черты характера, что даже самого некрасивого человека могут сделать бесконечно обаятельным? Кто-то может и помнит об этом, но их сегодня очень мало. И в бешенной скорости жизненных дорог кто-то пытается для своего ребенка найти “достойных” мужа или жену, самое главное “достоинство” которых заключается в материальном благополучии. Судить их не нам. А каждый родитель, видимо, по-своему прав и хочет, чтобы его ребенок жил намного лучше, чем он сам. Но стоит ли из-за этого желания терять умение заглядывать в душу человека и видеть в нем всего лишь футляр – красивый и дорогой, который, однако, пуст, потому что из него достали душу…

А душа сама очень богата, и каждый богат именно своей душой. И если задуматься серьезно, кто знает, может – каждый из нас по-своему миллионер. И не надо забывать о том, что лилии и фиалки цветут не всегда, а на стебле розы, когда опадают ее роскошные лепестки, остаются одни лишь шипы.

Е. ОСИПЯН

—————————————————————————————-

Педагог – символ

Грайр БАГДАСАРЯН

Есть люди-символы и есть события-символы. Сколько бы армянская нация за свою историю ни породила героев, сколько бы ни совершила подвигов – всегда бывают считанные люди и считанные события. Они напересчет именно потому, что приобрели символическое значение: ведь символов не может быть много, как не может быть много гениев и нравственных заповедей.

Сегодня среди нас живет человек-символ. Человек, который каждый день своей жизни начинает со звонка на урок и с чистого листа – педагог и писатель (автор многих статей) Рита Арменаковна Погосян. Добрая, трудолюбивая и простая в общении, она пользуется любовью – как соседей и родственников, так и всего педагогического коллектива школы N9. В статьях и очерках Рита Погосян пишет о нашей Родине, о людях, о жизни. Чтобы писать, мало обладать лишь грамотностью в орфографии – нужна также грамотность души, грамотность чувств, духовный опыт и зрелость. Всем этим обладает Рита Арменаковна. Ее дела, поступки, мысли – касаются ли они школы или всей страны – пронизаны беспредельной преданностью идеалам армянского народа, наполнены заботой о дальнейшем укреплении родной Отчизны.

– Большая ответственность перед молодым поколением сегодня возложена на каждого педагога, так как направленность знаний сводится не только к получению образования в школе, но и подготовке будущих защитников отечества, – поделилась своими мыслями Рита Погосян, учительница начальных классов. – Мы живем ради того, чтобы поделиться своими знаниями с детьми, чтобы научить их грамоте, и в этом смысл нашей жизни.

– Тридцать четыре года она преподает в девятой школе, – говорит коллега и племянница Риты Погосян Асмик Андрян, учительница армянского языка и литературы средней школы села Храморт и продолжает, – что касается образованности т. Риты, она – одна из грамотных учителей нашей республики и я горжусь тем, что она моя родная тетя, я многому учусь у нее независимо от того, что я более десяти лет сама преподаю.

Те, кто сегодня знаком с Ритой Погосян, знают, насколько интересна эта удивительная женщина. Вроде бы ничем не отличается от других – простая, приветливая. Но и отличается: своей житейской мудростью, естественностью поведения, глубинной народной культурой. Необычайно скромная, она не то что скрывает, а как бы замалчивает свою широкою начитанность.

– Я сама читатель – одна из тех, кто с детства связан с книгами, – говорит Рита Арменаковна.

Если бы у человечества писателей не было, игра жизни утратила бы свою заманчивость и прелесть.

Рита Погосян –  прирожденная учительница. Я очень рад тому, что судьба свела меня с этой умной и грамотной женщиной, которая делает все возможное, чтобы арцахские дети получали нужные им знания.

Нести почет и славу с достоинством не так-то просто, но Рите Арменаковне это удается легко. Писать и преподавать – это ее призвание.

Спасибо Вам за Ваши труды, за то, что Вы делаете для нашей страны, Учитель!..

——————————————————————————————-

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s