№ 1 / 31 январь

“Демо” / № 1 (43) / 31 январь, 2006г.

мнения 

В основе урегулирования должно лежать общественное мнение

Наира АЙРУМЯН

Процесс урегулирования карабахской проблемы начинает обретать все более четкие очертания. И эти очертания говорят не в пользу насущных интересов народа Карабаха. Интересы эти до боли просты – безопасность жизни, защищенность прав, национальной идентичности, возможность коммуникации.

Общественная организация «Открытое общество» провела опрос среди населения на тему «Пути урегулирования карабахской проблемы в призме общественного мнения Карабаха». Хотелось выяснить, насколько предложенные международными посредниками меры соответствуют насущным интересам карабахского народа.

В опросе приняли участие 309 человек, в том числе –  17 пенсионеров, 15 студентов, 215 работающих в государственных и частных учреждениях, 17 военнослужащих и 45 неработающих. 149 респондентов были в возрасте до 35 лет, 87 – 35-50 лет и 74 – старше 50. 199 респондентов женщины, 110 – мужчины.184 человек были опрошены в Степанакерте, 26 –  в Мартунинском районе, 30 – в Гадрутском, 30 – в Шушинском, 19 – в Мартакертском, 20 – в Шаумяновском.

На суд респондентов были вынесены вопросы, которые вытекали из озвученных Международной Кризисной Группой предложений. Эти же предложения в той или иной форме были высказаны сопредседателями Минской Группы ОБСЕ, другими посредниками, министрами иностранных дел Армении и Азербайджана. Судя по их высказываниям, план посредников по урегулированию карабахского конфликта включает в себя несколько основных мероприятий: демилитаризация подконтрольных Карабаху территорий с последующей их сдачей Азербайджану, возвращение беженцев-азербайджанцев, ввод миротворческих сил, а также проведение референдума по статусу Нагорного Карабаха через 10-15 лет. Организация «Открытое общество» поставила цель выяснить, как карабахская общественность оценивает данные предложения.

Итоги опроса выявили в целом отрицательное отношение карабахской общественности к предложениям. Ни по одному из вопросов, представленных в анкете, не было дано «одобрительных» ответов.

На вопрос «Как Вы относитесь к предложениям о возвращении Азербайджану подконтрольных Карабаху территорий?» положительно не ответил никто. Ответ  «согласен, но в обмен на признание НКР» выбрали 39 из 309 человек. Категорически «против» высказались 217 респондентов. «Нельзя отдавать все районы», – сказали 53 человека. Причем наиболее категоричными в этом вопросе оказались молодые люди в возрасте до 35 лет – из 149 опрошенных 110 высказались категорически «против» возврата территорий.

Следующий вопрос касался возвращения беженцев-азербайджанцев. Был задан вопрос: “Как Вы считаете, к чему может привести возвращение азербайджанских беженцев на территорию Карабаха?”. «К возобновлению военных действий», – ответили 153 человека из 309. Опять же наиболее категоричны молодые люди в возрасте до 35 лет. В том, что это приведет к примирению, уверены всего 12 человек. Причем военнослужащие, студенты и пенсионеры вообще не считают, что такой шаг приведет к примирению. 105 человек отметили, что возвращение беженцев приведет к демографическому взрыву и исходу армян из Карабаха. Еще 24 респондента считают, что это приведет к появлению новых беженцев. По мнению 15 человек, ничего не изменится и это не станет залогом урегулирования конфликта.

Большая часть респондентов – 187 человек – считает, что ввод миротворческих войск в зону карабахского конфликта приведет к появлению нового очага напряженности. В том, что это приведет к долгосрочному миру, уверены только 41 человек. Причем 22 из них проживают в Степанакерте. В районах, особенно тех, что пострадали от советских миротворцев, нашлось очень мало людей, примкнувших к этому мнению. Только в Мартакертском районе 6 из 19 опрошенных высказались за ввод миротворцев. Ответ «это приведет к краткосрочному миру» дали 21 человек. 58 респондентов считают, что ввод миротворцев ничего не изменит и не будет содействовать урегулированию конфликта.

Следующий вопрос касался целесообразности проведения повторного референдума по статусу Карабаха -согласны с этим предложением 79 человек. Причем почти все, кто согласен на этот шаг, сделали оговорку: «Референдум имеет смысл, если будет проведен в ближайшее время, а не через 10-15 лет, как предлагается». Категорически против – 168. Вопрос выявил, что часть населения не ориентируется в вопросе референдума: затруднились ответить на этот вопрос 62 человека, 48 из них – женщины. Отвечая на этот вопрос, многие спрашивали: «Объясните, в чем смысл референдума. Может, мы чего-то не знаем?»

Симптоматично, что в районах гораздо более категоричное и выверенное отношение к этому вопросу, чем в Степанакерте. Это говорит о том, что степанакертцы стали меньше ощущать на себе последствия конфликта и чувствуют себя в большей безопасности.

В анкету был включен еще один вопрос, нашедший отражение в докладах Международной Кризисной Группы. Напомним, что авторы доклада в качестве одного из шагов урегулирования выделили ответственность за военные преступления. Это предложение вызвало неоднозначную реакцию в карабахском обществе, где воевали практически все. Мы обратились к респондентам с вопросом: «Кто, по-вашему, должен быть наказан за военные преступления?» «Все воевавшие», – ответили 8 человек из 309. «Те, кто совершил нечеловеческие преступления», -сказали 194 респондента. 36 человек считают, что никто не должен быть наказан. 47 респондентов предлагают передать это дело на рассмотрение международного суда.

И самый главный вопрос – как должна быть решена карабахская проблема? 173 респондента ожидают признания независимости НКР со стороны международного сообщества. За воссоединение Карабаха с Арменией выступили 110 человек. Идея «широкой автономии в составе Азербайджана» не вызвала интереса ни у одного из респондентов. Зато 6 человек высказались за интеграцию региона в европейские структуры. 12 респондентов придерживаются мнения, что возобновление военных действий неизбежно, а еще 8 человек считают, что конфликт еще долго будет заморожен.

Аналитики утверждают, что в нынешних условиях карабахское урегулирование возможно только в том неприглядном виде, в каком предлагают посредники. В качестве единственного позитива армянские политологи, в частности, член МКГ Левон Зурабян, отмечают, что впервые посредники стали говорить о признании независимости НКР. Однако, как считают сами карабахцы, идея независимости возникла не просто так, это не самоцель. Это лишь лучший способ обеспечить свою безопасность. И если предположить, что независимость Карабаха в границах НКАО будет признана – даже вместе с Лачинским районом (об этом говорят как о пределе возможностей), то вопрос безопасности все равно остается открытым. В НКР с трудом представляют жизнь в независимом Карабахе с тысячами возвращенных беженцев-азербайджанцев – без районов, через которые проходят коммуникации, без части территорий, которые граничат с Ираном.

——————————————————————————————-

Новый аккорд в мирном процессе

Карине ОГАНЯН

26 января в Ереване состоялась презентация 17 номера журнала “Аккорд”, который полностью посвящен карабахскому урегулированию. “Пределы возможностей лидеров: элиты и общества в нагорно-карабахском мирном процессе” – так озаглавлен номер этого журнала, который бывает обычно посвящен тем или иным конфликтам. “Аккорд” издается при финансовой поддержке международной неправительственной организации “Ресурсы примирения”, которая поддерживает усилия, направленные на предотвращение насилия, установление справедливости и трансформацию вооруженных конфликтов.

Как написано в предисловии “Аккорда”, журнал проливает свет на препятствия к достижению устойчивого соглашения. В частности, в нем рассматривается фундаментальная проблема преодоления разницы между возможностью достижения соглашения за столом переговоров и сопротивлением в обществе любым компромиссам, которые подразумевает такое соглашение. В выпуске “Аккорда” собраны взгляды на мирный процесс и анализ последствий конфликта авторов, представляющих самые разные интересы и точки зрения. В статьях исследуются такие вопросы, как роль гражданского общества и СМИ, экономика войны и мира и проблемы дальнейшей демократизации обществ. В сборник вошли тексты ключевых документов и соглашений, а также хронология мирного процесса. Следует отметить, что в числе авторов журнала – министры иностранных дел Армении и Азербайджана, а также другие известные политики, общественные деятели, аналитики и журналисты.

«Десять лет застоя привели к постепенному снижению интереса международного сообщества к этому конфликту на фоне разочарования отсутствием какого-либо прогресса в мирном процессе и необходимости срочно реагировать на более неотложные проблемы в других точках земного шара. Задача данного выпуска “Аккорда” – вновь обратить внимание читателя на карабахский мирный процесс и проанализировать причины сегодняшнего тупикового состояния, в котором он оказался». Именно поэтому авторы журнала решили провести большие презентации и широкие обсуждения в Ереване, Баку, Тбилиси, Степанакерте, Лондоне и Вашингтоне. «Аккорд» не только вновь заставит вспомнить о карабахском конфликте, но и станет поводом для политических дискуссий в обществах. Как сказал на ереванской презентации содиректор Кавказской программы «Ресурсов примирения» Джонатан Коэн, цель «Аккорда» – не только дать информацию о карабахском урегулировании людям вне конфликта, но и дать пищу для размышлений людям, представляющим непосредственно конфликтные зоны.

За день до презентации в ереванской гостинице завязалась живая дискуссия с редактором и издателями «Аккорда». Карабахские участники обсуждения, бегло взглянув на «Оглавление» и структуру журнала, поняли, что точка зрения карабахской стороны в журнале почти не представлена. Единственным автором из Карабаха является главный редактор «Демо» Гегам Багдасарян, для которого стало неприятным сюрпризом то, что его статья представлена в журнале под заголовком «Точка зрения карабахского армянина» (вместо заранее согласованного «Взгляд из Карабаха») – наряду с аналогичным заголовком статьи Табиба Гусейнова «Точка зрения карабахского азербайджанца». Почему так произошло? Авторы «Аккорда» попытались подойти к изданию дипломатично и, чтоб сохранить паритет, предоставили слово равному количеству авторов – армян и азербайджанцев. Чтоб никто не был в обиде… И дискуссия наша в основном коснулась того, что правильнее – представлять в журнале искусственный баланс или голую правду?

На наш субъективный взгляд, взгляд человека из конфликтной зоны, причем считающего себя непонятой и несправедливо обиженной стороной, лучше только правда – вся, такая как есть! Причем так получилось за последние годы, что мы эту правду даже и не говорим громко, нам хочется, чтоб это сделали за нас другие – например, международные структуры. На многих встречах, когда азербайджанцы начинают свой очередной рекламный спич а-ля «я беженец, я жертва, а они оккупанты», мы свысока взираем на происходящее, думая: «умный поймет, в чем дело!» Но… последние политические перипетии показывают, что на крики и воинственный клич обращается такое внимание, что нам и не снилось. Значит, пора менять тактику. Потому что и у нас есть тысячи необустроенных беженцев, есть жертвы войны и насилий, и даже глубже чем в них – в нас сидит память о пережитых бомбежках и блокаде. Это мы сражались насмерть, потому что и отступать было некуда, да и понятие Родина – свято… И сегодня мы можем открыто и честно говорить – да, мы завоевали наше право на свободу, независимость и полноценную жизнь. Уступки? Пожалуйста… но после вас! Мы можем сами диктовать условия, как это было вплоть до последнего времени. Что же вдруг изменилось? Понятное дело, что изменения произошли в политике, за столом переговоров и оттуда стали проникать и в неполитический сектор. И сегодняшний “Аккорд” – следствие не предвзятого подхода авторов, а зеркало политической атмосферы и существующего баланса сил. Значит, ошибки надо искать там и стараться менять политку.

На ереванской презентации советник президента НКР Арман Меликян сказал: «У каждого из нас есть друзья-азербайджанцы, и мы до сих пор в хороших отношениях с ними и переживаем за них, но это не имеет никакого отношения к политике». Действительно, дружба – дружбой, а политика – политикой… Вот с такими соображениями мы и пошли на ереванскую презентацию, участники которой буквально повторили все сказанное нами накануне. Было подчеркнуто, что «Аккорд» представляет собой систематизированную точку зрения на карабахский конфликт, что это, безусловно, ценный источник сбалансированной и взвешенной информации и в журнале есть очень много полезного. Вместе с тем были представлены и недочеты журнала. В первую очередь, многие участники презентации подчеркнули неучастие официального Карабаха в журнале: «Создается впечатление, что авторы журнала согласны с тем, что сторонами  карабахского конфликта являются только Армения и Азербайджан. Но именно такой подход приводит к тупику. «Аккорд» поступил также как и политики – он вновь не дал возможность услышать карабахскую точку зрения на проблему». По словам Армана Меликяна, журнал преследовал определенные политические цели, которые явно видны в структуре журнала, где Карабах исключен как сторона конфликта и представлен в качестве двух общин – азербайджанской и армянской. «Когда-то в начале карабахского конфликта Михаил Горбачев, не особо разобравшись в проблеме, сказал армянам и азербайджанцам: «Забудьте все проблемы и идите миритесь!» Создается впечатление, что редакторы «Аккорда» хотели сказать то же самое», – сказал Арман Меликян. По словам другого участника дискуссии, беженца из Баку Александра Манасяна, в журнале не представлена позиция 400 тысяч армянских беженцев: «Если армянин хочет защитить себя, азербайджанцы говорят «Нам устроили геноцид!» И такая их истерия привела к тому, что об армянах-беженцах всегда умалчивается. При этом надо различать подходы к определению беженцев, потому что, например, шушинцы, которые бомбили Степанакерт и выехали из Шуши в результате военных действий, не беженцы, а бывшие военные», – подчеркнул Манасян.

Многие участники презентации обратили внимание на иллюстрации и документы, на неточные факты и ошибки в хронологии, оценках, экспертизах и анализе. Как сказал в своем блиц-интервью «Демо» редактор выпуска Лоренс Броерс, у авторов «Аккорда» абсолютно не было намерения делать такое преднамеренно, и обнаруженные ошибки будут исправлены в электронной версии «Аккорда», который, кстати, размещен на сайте www.c-r.org. А, отвечая на вопрос “Почему в журнале не представлена официальная точка зрения Карабаха?”, Броерс сказал следующее:

– Мы хотели, чтоб в журнале, наряду со статьей Осканяна, была и статья министра иностранных дел Азербайджана Маммедьярова. Если бы мы предоставили слово официальному Карабаху, официальный Азербайджан отказался бы принять участие в этом проекте. В подобных вопросах трудностей не избежать и я признаю, что прозвучавшая по этому вопросу критика вполне легитимна. При этом стоит отметить, что позиция и нужды НКР тем не менее выражаются в разных статьях «Аккорда» и мы часто говорим о том, что надо включать НКР в переговорный процесс, что это очень важный игрок, который не раз показывал свою значимость, используя свое «право вето». И исключать Карабах из переговоров – очень близорукий подход. Мы ожидали, что журнал в странах конфликта будет воспринят с долей критики, но критика – вещь не страшная, а нужная. Мы считаем, что «Аккорд» – это маленький шаг на пути к карабахскому урегулированию.

Позиция редактора «Аккорда» ясно выражена в его статье «Политика непризнания и демократизация» – там есть много полезного как для армян, так и для азербайджанцев. Впрочем, это можно сказать и обо всем журнале. Несмотря на различные мнения и критику, «Аккорд» тем не менее стал поводом для живых дискуссий и вновь заставил говорить о карабахском конфликте – как с точки зрения политиков, так и сточки зрения втянутых в конфликт обществ. Значит, работа проделана не зря и она, возможно, станет новым аккордом в дальнейшем мирном процессе…

—————————————————————————————–

урегулирование

Надежды Азербайджана ясны даже младенцу

Некоторые европейские структуры, прежде всего Совет Европы и НАТО, в вопросе карабахского урегулирования лоббируют свои интересы, объективно совпадающие по ряду причин с азербайджанскими, и используют для этого такие рычаги влияния на международное общественное мнение, как формально независимые, а на деле полностью контролируемые вышеназванными структурами «общественные организации».

Одной из таких организаций, проявляющей в последний год все возрастающую активность на карабахской ниве, является Международная Кризисная Группа» (МКГ), объединяющая в своих рядах отставных (формально) дипломатов, миротворцев, конфликтологов, активно занимающихся разработкой проектов и планов по предотвращению новых конфликтов и урегулированию существующих. По странному совпадению, резиденцией МКГ является Брюссель, где расположена также штаб-квартира НАТО.

МКГ в своих докладах по региону и заявлениях своих руководителей (Ален Делетроз, Сабина Фрейзер и проч.) навязывают мировому, а также армянскому общественному мнению примерно следующую схему:

– Мир в регионе карабахского конфликта находится под угрозой, Азербайджан увеличивает свой военный бюджет и укрепляет армию, война возможна в любой момент;

– Армения и НКР должны пойти на компромиссы и согласиться с уходом из так называемого «пояса безопасности» и на “отложенный” статус Нагорного Карабаха;

– Статус НК должен определиться на референдуме, который пройдет через 10-15 лет после начала процесса урегулирования и вывода армянских сил с «оккупированных территорий» Азербайджана;

– Сам референдум оговаривается  целым рядом условий, среди которых – возвращение азербайджанских беженцев, создание условий для их полной интеграции в карабахское общество, создание в НК демократического гражданского общества и проч.

Исходя из имеющейся информации и ее анализа, можно легко предположить, что все это – повторение тех же пунктов, обсуждаемых (точнее – навязываемых к обсуждению) сопредседателями Минской Группы ОСБЕ по Нагорному Карабаху и евроструктурами в ходе переговоров с руководством Армении и НКР.

МКГ, выполняя функцию рупора этих сил и прежде всего НАТО, кроме всего прочего, почти что по Фрейду, проговаривает в определенных деталях предлагаемый референдум. Так, в частности, в докладах МКГ сквозит мысль, что в референдуме должны участвовать лишь те жители Карабаха, кто жил там на момент начала конфликта. А по мнению МКГ, таковых среди проживающих сегодня в НКР армян лишь половина из нынешних 146 тысяч. Остальные – переселенцы (оккупанты) последних лет, хотя эта идея ничем не обоснована и является плодом досужих вымыслов руководства «независимой» МКГ. Одновременно, говоря о «крупном возвращении» в НК азеров, МКГ ни словом не говорит о возвращении армянских беженцев в Шаумян, Геташен, Северный Нагорный Карабах (горные и предгорные части Ханларского, Дашкесанского, Шамхорского района, Кедабек), ни тем более в Нахичеван и Баку.

Смысл подобного урегулирования ясен: по логике его авторов, в НКР должны «вернуться» не 40 тысяч, а 60-70 тысяч якобы беженцев-азеров с поддельными документами, число которых за предстоящие перед референдумом 10-15 лет увеличится до 80-90 тысяч. Одновременно половине армянского населения будет отказано в праве участия в референдуме как «более поздним поселенцам», и баланс голосов склоняется в пользу азеров, которые голосуют за НК в составе Азербайджана.

Учитывая,  что согласие армянских сторон на новый референдум автоматически означает отказ от признания легитимности и результатов референдума в НКР 10 декабря 1991 года, результаты предлагаемого нового реферундума будут иметь окончательный и необратимый характер.

Последние два месяца вновь показали, что данный сценарий является хорошо отработанным и срежиссированным. Последние заявления и действия как МКГ, так и ряда других структур подтверждают это.

В конце декабря программный директор по Кавказу Международной Кризисной Группы Сабина Фрейзер заявила, что Армения будто бы уже готова вывести свои войска из нескольких «оккупированных территорий» до окончательного утверждения статуса Нагорного Карабаха. «Моя позиция сформировалась на основе анализа мнений официальных лиц Армении и общественного мнения», – вполне голословно отметила она. По словам Фрейзер, после начала Пражского процесса стороны прошли длинный путь и сегодня «не далеки от решения проблемы», однако для достижения компромисса вынуждены сделать несколько трудных шагов. “Армянская сторона, – добавила она, – на сегодняшний день не соглашается с возвратом Лачина и Кельбаджара, а Азербайджан отвергает возможность решения статуса Карабаха посредством референдума”.

Заметьте, сколь тонко г-жа Фрейзер ведет пропаганду на заданную тему: армянская сторона-де «на сегодняшний день не соглашается с возвратом Лачина и Кельбаджара». Значит, «на сегодняшний день» уже согласна отдать другие 5 бывших районов бывшей Аз. ССР, а завтра, глядишь, с подачи г-жи Фрейзер, согласится отдать и Лачин с Кельбаджаром впридачу!

18 января с очередным дежурным клекотом о скором начале войны в регионе вновь прорезался вице-президент МКГ г-н Ален Делетроз. Как сообщает агентство «Регнум», по словам Делетроза, ситуация на линиях соприкосновения между сторонами кажется спокойной только потому, что никто об этом не говорит. «Но это не дает оснований говорить об этом конфликте как о замороженном… Война может начаться в любой момент. Если одна сторона, пусть даже ошибочно, будет убеждена в том, что у нее есть силы, чтобы вернуть оккупированные территории, можно ожидать, что будет опять война».

Неправда ли, хорошо срежиссировано – с угрозами войны, с регулярностью часового маятника  раздающимися из Баку?

А аналитики британской проправительственной компании Jane’s Information Group (JIG) выступили с утверждением, что Азербайджан-де окончательно одобрил идею о проведении референдума в Нагорном Карабахе для определения окончательного статуса этого региона, а Армения-де склоняется к тому, чтобы согласиться с поэтапным планом урегулирования, предусматривающим вывод войск с территорий, расположенных вокруг Нагорного Карабаха. По данным Jane’s (каков секрет!), до последнего времени Баку выступал против идеи проведения референдума в Нагорном Карабахе, предложенной международными посредниками. По сведениям Jane’s (какая страшная тайна!), в зоне конфликта планируется размещение международных миротворцев для обеспечения безопасности гражданского населения.

Эволюция позиции Азербайджана по вопросу референдума вообще представляет собой элемент дешевой игры на публику. Вначале разыгрывается святой гнев, инициатором которого выступают власти. Затем власти смягчают свой тон и перестают выступать с комментариями на эту тему. Следующим ходом в  дело вступает возмущенная оппозиция, заявляющая о национальном предательстве и прочее. Этот момент, похоже, уже наступил.

«Азербайджанская оппозиция выступила против идеи проведения референдума в Нагорном Карабахе» – такой заголовок носит сообщение «Регнума» от 18 января. «В последнее время в СМИ публикуются противоречивые материалы о карабахском урегулировании. Ключевым моментом является согласие властей Азербайджана на проведение в Карабахе референдума. Проведение референдума только в Карабахе недопустимо и стало бы отделением этого региона от остального Азербайджана», – заявил  на пресс-конференции соучредитель оппозиционного блока «Азадлыг» («Свобода»), лидер партии «Мусават» Иса Гамбар. Он потребовал от властей Азербайджана внести ясность в этот вопрос.

Как видим, действия развиваются по четкому пропагандистскому сценарию. Следующий шаг – спектакль с заламыванием рук азербайджанской оппозицией, которая соглашается на «крайне невыгодный» (а на деле, как раз именно наивыгоднейший) для Баку план урегулирования, лоббируемый МКГ с подачи евроструктур.

Одновременно г-н Иса Гамбар (кстати, один из организаторов и руководителей Народного Фронта Азербайджана, руководившего армянскими погромами в Баку в январе 1990-го) заявил, что без достижения справедливого мира с учетом международных принципов ввод в зону конфликта миротворческих сил невозможен.

Последняя реплика также согласуется с позицией Анкары.

Как сообщал «Регнум» ранее, «в случае надобности Турция, руководствуясь мандатом международных миротворческих сил, может направить в Нагорный Карабах свои миротворческие войска». Об этом журналистам в Баку сообщил посол Турции в Азербайджане Туран Моралы. По его словам, пока неизвестно, под мандатом какой международной организации будут участвовать эти силы, и что работы в этом направлении займут значительное время.

Результатом всех этих информационно-пропагандистских игрищ (по замыслам их закулисных организаторов) должно быть навязанное мнение о неизбежности уступок с армянской стороны в ответ на туманные обещания референдума (ведь референдум может быть еще отложен, а то и вовсе отменен к примеру из-за «недостаточной демократичности общества в НКР”) со вполне предсказуемыми последствиями и вполне в духе желаний официального Баку.

Подобное было озвучено 13 января (в очередную годовщину начала армянских погромов в Баку в январе 1990-го) руководителем азербайджанской делегации в ПАСЕ Самедом Сеидовым: «Нагорно-карабахский конфликт может быть урегулирован предоставлением максимально высокой автономии армянской и азербайджанской общине данного региона».

Остается надеяться, что власти Армении не дадут обвести себя вокруг пальца и не поддадутся шантажу извне.

А это невозможно без контрпропагандистской информационной игры на государственном уровне – государственная пропагандистская машина должна ассиметрично и регулярно реагировать на подобные заявления.

Этого, к сожалению, мы пока не видим. Непротивление же информационной политике противника и так или иначе поддерживающих его сил является непростительным и способно усугубить позицию армянской стороны в процессе урегулирования.

(перепечатано с сокращениями)
Александр АНДРЕАСЯН
“Ноев Ковчег”

——————————————————————————————-

перепечатка
Девальвация героев: от Короглу к Рамилю Сафарову

Шахин РЗАЕВ
“Реальный Азербайджан”, Баку

Дискуссия, затеянная в прошлом номере “Реального Азербайджана” о том, можно или нельзя оправдать поступок азербайджанского офицера Рамиля Сафарова, на мой взгляд, напрямую связана с моральными принципами личности и общества. Каждый гражданин, имея свободу воли, вправе лично для себя решить, насколько честен тот или иной поступок, отвечать перед Богом и своей совестью. А общество вправе дать ему свою оценку. Я, как один из этих граждан, хочу изложить здесь свое, сугубо субъективное понимание этого вопроса.

Прежде всего давайте сразу определимся. Абсолютное большинство из нас лично незнакомо с Рамилем Сафаровым, мы про него знаем только из вторичных источников. Поэтому надо сразу сказать, что героем нашей дискуссии скорее является не сам Рамиль, а его виртуальный образ, созданный на страницах нашей и армянской прессы. И сразу же определимся, что если в момент убийства Рамиль был в невменяемом состоянии, то и вся дальнейшая дискуссия теряет смысл. В невменяемом состоянии даже родная мать может убить своего ребенка и никто не вправе ее осудить. Чтобы продолжить дискуссию, допустим, что это было сделано сознательно.

Итак, герой нашей дискуссии 19 февраля 2004 года в 5.30 утра зарубил топором спящего армянского лейтенанта Гургена Маркаряна. Таким образом он хотел отомстить за систематические издевательства над нашей страной, нашей армией, нашим флагом и лично над собой. Как бы поступил я на его месте? Как бы поступили вы? Пусть каждый на минуту представит себя в таком же положении.

Все, кто служил в армии, знают, что такое глумление “старика” над “молодым”, офицера над рядовым или “сильного” над “слабым”. Я сам, однажды не выдержав издевательств прапорщика советской армии по фамилии Довбняк, полез с ним в драку, в результате чего остался пусть и без одного зуба, но зато смог сохранить достоинство и заслужить уважение. В прошлом номере “Реального” уважаемый Тарлан Гара довольно последовательно представлял будапештский инцидент как ответную реакцию Рамиля на систематическое глумление со стороны армянина Гургена. Он не исключил, что “драки между ними бывали и раньше, и каждый раз бывал бит именно Рамиль”. Но почему же об этом никто не знает? Рамиль был обязан доложить о таких фактах НАТОвскому руководству. Стеснялся выглядеть “стукачом”? Почему же он не информировал хотя бы тех, кто его послал на эти курсы, а именно офицеров Минобороны Азербайджана? Ведь налицо явная провокация со стороны представителя вражеской страны? Боялся, что отзовут? И что получилось в результате? Попавшись на элементарную и примитивную провокацию, Рамиль не только загубил свою карьеру и молодость, но и нанес серьезнейший удар по имиджу Азербайджана (этого, надеюсь, никто не станет отрицать).

Для меня главный вопрос не в том, что почему такого закомплексованного (напоминаю, я имею ввиду виртуального героя, которого мы знаем по публикациям в прессе, а не самого Рамиля, с которым лично не знаком), перенесшего тяжелые психические сотрясения человека направляют представлять нашу армию за рубежом.

У нас в стране психически неуравновешенным людям доверяют куда более высокие посты, и читатели “Реального” об этом хорошо знают.

Главный вопрос для меня в том, почему в части сегодняшнего азербайджанского общества поступок Рамиля Сафарова вызывает восторг?  Дошло до того, что омбудсмен, уполномоченный по правам человека (!) заявила, что “наша молодежь должна брать пример с Рамиля Сафарова”. А посол Азербайджана в Совете Европы заявляет, что “отныне ни один армянин не сможет спать спокойно”. Я уже не говорю о политиках более мелкого калибра. Рамиль Сафаров представлялся нам чуть ли не героем, вытащившим занозу из больной души жаждущих мести. Правда сам метод, которым эта месть была осуществлена, зачастую стыдливо замалчивался, ибо даже радикальный Акиф Наги понимал, что убивать спящего и беззащитного человека топором как-то не по-мужски, и поэтому он называет сон и топор “армянской выдумкой”. (Кстати, в Армении коллеги Акифа Наги называют оскорбление флага “азербайджанской выдумкой”, но это пусть суд решает, где выдумка, а где правда).

Другой версией является идеализация поступка Рамиля. Будто он таким образом хотел отомстить армянам за оккупацию Карабаха, за убийство беззащитных мирных жителей, в том числе  – и его родных, за Ходжалы… То есть попытка представить его идейным террористом-одиночкой. В истории бывали случаи, когда суды оправдывали террористов “за идею”. Например, россиянка Вера Засулич или армянин Согомон Тейлерян. Это версия имела бы какое-то основание, если бы убитый принимал участие в военных операциях (оставим пока в стороне метод убийства). Насколько нам известно из той же прессы, Маркарян на войне не участвовал, поскольку был ровесником Рамиля. Получается, что Рамиль мстил не “армянам-убийцам”, а армянам вообще. Следовательно, он не может претендовать на статус идейного террориста, и в этом случае, он от уровня эсера Каляева автоматически опускается на уровень маньяка Чикатило, который мстил “женщинам вообще”, потому что когда-то его обидела одна женщина.

На чем же тогда основываются люди, оправдывающие поступок Сафарова? Мне кажется, причина в том, что за последнее время значительной девальвации подверглись определенные моральные ценности нашего общества, в том числе и  такие понятия, как честь, мужество, героизм.

“Мы потомки великих героев, мужественных воинов, защитников справедливости – Короглу, Бабека, Джаваншира, Шах Исмаила…” Так или примерно так начинаются “военно-патриотические” занятия в современных азербайджанских школах или передачи на эту же тему на разных телеканалах. Действительно, мы вправе гордиться своей историей. Но увы, все эти герои давно умерли. Ни Короглу, ни Бабек не помогут нам отвоевать Карабах. Значит, нужны новые герои. Будем искать…

Читатели среднего возраста наверняка помнят пламенные речи “предводителей нации” времен первой волны митингов за Карабах 1988-го года. “Да кто эти армяне? Трусы! Они крови боятся! А мы!!! Потомки Короглу! Да мы их……!!!!!!!!!” Потом появились другие лозунги: “Где увидишь армянина, дай ему по башке!”…

Свято место пусто не бывает, и вот места наших героев стали занимать Неймат Панахов, Абульфаз Алиев, Рагим Газиев и иже с ними. Если принять такие эталоны, то да, кто-то может и оправдать поступок лейтенанта Сафарова. Но можете ли вы, уважаемый читатель, представить себе Короглу, который ночью рубит своим мечом спящего Дэли Гасана? В моей голове это никак не укладывается….

——————————————————————————————-

Чтобы остановить сжимающееся влияние России на Южном Кавказе, необходимо отказаться от продолжения советской политики

Сергей МАРКЕДОНОВ
заведующий отделом проблем
межнациональных отношений Института
политического и военного анализа, кандидат исторических наук,
Москва

Российское влияние на Южном Кавказе подобно шагреневой коже. Год от года оно стремительно сжимается до недопустимого минимума. Из российской орбиты уходят не только ее оппоненты – Грузия и Азербайджан, но и традиционно дружественные Армения, непризнанные государства.

К сожалению, никаких предпосылок для коренного перелома ситуации в ближайшей перспективе не просматривается. Российская дипломатия не готова к игре на опережение. Она лишь запоздало реагирует на политические вызовы. До сих пор Кремль не предложил ни новых проектов урегулирования грузино-осетинского, грузино-абхазского, армяно-азербайджанского конфликтов, ни масштабных экономических планов. Даже президент непризнанной Южной Осетии Эдуард Кокойты переиграл российских дипломатов на ниве миротворчества.

Все политические действия Москвы сводятся к грозным декларациям с последующей сдачей всех позиций (как в случае с военными базами в Грузии или с Южной Осетией). Экономические проекты России развиваются по схожей схеме. Сначала газовые (или электроэнергетические) ультиматумы, а потом смягчение требований. Кроме апелляции к советскому прошлому нет никаких идей, нет нового политического языка, нет новых ярких дипломатов, способных отстаивать позиции России и навязывать США и ОБСЕ свое понимание ситуации.

И самое главное. В самих государствах Южного Кавказа нет серьезных политических сил, готовых сегодня или завтра встать под знамена российской дипломатии. Только властные элиты Армении и в меньшей степени Азербайджана готовы к ситуативному использованию российского ресурса для достижения собственных эгоистических целей. Москва сегодня не может предъявить городу и миру никого, кто мог бы по известности и популярности сравниться с президентом Грузии Михаилом Саакашвили или президентом Абхазии Сергеем Багапшем.

2004 год стал годом окончательного краха инерционной стратегии, которая лежала в основе всей нашей постсоветской кавказской политики. Политика, основанная на ностальгии по СССР, вступила в пору системного кризиса. Стало очевидно, что Россия больше не является единственным центром притяжения для кавказских государств, что у нее появились серьезные геополитические конкуренты, готовые отстаивать свое понимание того, что происходит в одном из самых проблемных регионов евразийского пространства. Для того чтобы прекратить отступление с Кавказа, России требовалась смена методологии. Однако 2005 год не стал годом геополитических инноваций. Москва продолжала бессистемно отступать. К поражениям 2004 года в Аджарии и в Абхазии в 2005-ом добавились вывод российских военных баз из Грузии, стремительная вестернизация Армении и непризнанной Абхазии и под конец – сдача Южной Осетии – благодаря принятию в декабре грузинского плана урегулирования конфликта.

Одно из ключевых событий 2005 года в регионе – борьба за пакет конституционных поправок в Армении – стало соревнованием в “европейскости”. Европу призывали в союзники и президент страны Роберт Кочарян, и его оппоненты. Заявления о том, что «на всем постсоветском пространстве действует агентурная сеть, направленная на удовлетворение российских интересов», зазвучали уже не из Грузии, а из уст лидера Армянского общенационального движения (АОД) Арарата Зурабаяна. Конечно, мнение лидера проамериканского АОД – это, безусловно, крайняя позиция. Она не отражает всего разнообразия подходов к армяно-российским отношениям, существующим сегодня в Армении. Но тенденция очевидна. Сегодня многие армянские политические деятели и эксперты недовольны российской политикой, ее непоследовательностью и непрозрачностью. Они не верят в способность России играть серьезную геополитическую роль на Кавказе в качестве противовеса США и Евросоюзу. А значит, интерес к контактам с США и Европой будет расти и впредь.

Авторитет России падает даже в традиционной российской вотчине на Южном Кавказе – в непризнанных государствах. Россия до сих пор не смогла преодолеть политический шок от президентских выборов конца 2004 года в Абхазии. Фактически до сегодняшнего дня российский истеблишмент не принял новую Абхазию и не признал новых лидеров непризнанной республики как своих. Вместе с тем, нового проекта для своего непризнанного союзника Москва не предложила, в результате чего здесь также появились европейские чаяния, хотя они и не имеют антироссийского характера – в отличие от грузинского или азербайджанского европеизма.

Но главное в российской политике на Южном Кавказе – не конкретные политические неудачи, просчеты и новые вызовы. В политике на Юге Кавказа Россия переживает системный кризис. Россия так и не научилась принимать во внимание и просчитывать интересы новых политических акторов на евразийском пространстве – США и ЕС. Речь не идет об игре в поддавки с партнерами по антитеррористической коалиции. Российским стратегам необходимо более адекватно представлять мотивацию заокеанской и европейской большой игры на Кавказе, освоить политический словарь, принятый в США и Евросоюзе (защита прав человека, этнических меньшинств и миноритарных языков), и активно использовать его для отстаивания своих национальных интересов. Что мешало российской дипломатии представлять грузино-абхазский и грузино-осетинский конфликты как следствие сталинской национальной политики, а политику Саакашвили как закамуфлированный сталинизм по отношению к этническим меньшинствам? Что мешало принимать программы по поддержке демократии в непризнанных государствах? Что мешало позиционировать нашу помощь им как внутреннюю демократизацию этих режимов? Увы, наш внутренний заказ на советский патриотизм вместе с «чекизмом» был перенесен и на внешнюю политику. А кого в Брюсселе или в Вашингтоне можно подкупить такой целью, как восстановление советской сверхдержавы?

В отношениях с США и странами Европы не менее важным должно быть и осознание объективного характера их проникновения на кавказские просторы. В их присутствии заинтересованы сами постсоветские государства Закавказья. После сдачи Южной Осетии в Любляне последовательным европейцем стал даже Эдуард Кокойты. И все потому, что в лице России больше не видят надежного гаранта безопасности и защитника интересов. Более того, необходимо осознать, что Кавказ для США – это лишь плацдарм для обеспечения безопасности на Ближнем Востоке, а потому тезис о стратегическом соперничестве с заокеанской державой несостоятелен уже в силу отсутствия у американцев стратегических интересов в регионе. Стратегические интересы США – Иран и другие ближневосточные узлы, а не вытеснение России из СНГ.

Но самое главное то, что Москва, пожалуй, впервые за весь постсоветский период столкнулась на Кавказе с политической волей и системностью, столь недостающими ей самой. В Грузии появился президент, не просто четко обозначивший свою главную цель – собирание Грузии, но и последовательно добивающийся ее. Грузинского президента можно вполне обоснованно обвинять в этнонационализме и популизме, но воля и последовательность резко выделяют его среди других закавказских лидеров. При этих качествах даже маленькая Грузия способна легко обрушить всю российскую вертикаль.

В сложившейся ситуации Россия не может больше двигаться по инерции. России предстоит не только продолжать урегулирование замороженных этноконфликтов, но и вести конкурентную борьбу с американскими и европейскими проектами, отвечать на новые вызовы активного грузинского лидера, держать руку на пульсе Армении и Азербайджана. И все это в условиях, когда советский запас прочности исчерпан, а к власти в Закавказье пришли и еще придут новые поколения политиков, никак не связанных с Россией и уж тем паче с Советским Союзом. Россия будет иметь дело с поколением Саакашвили, то есть с людьми амбициозными и не имеющими страха перед великой державой.

Поэтому сегодняшний российский выбор как никогда мал. Надежды на эксклюзивную роль кавказского миротворца, а также на политическое доминирование на Юге Кавказа лучше отложить до лучших времен. Сегодня Россия должна четко определить пределы своих возможных уступок и отступлений, увязав их с безопасностью на российском Северном Кавказе. Российское присутствие на юге Кавказа (включая и военный формат) не является вопросом ее имперского возрождения – от стабильности в Грузии, Армении и Азербайджане зависит безопасность российского Кавказа.

Но наши «особые» интересы (и даже политическую неуступчивость) необходимо обосновывать на языке, принятом в США и Европе. Хотя бы потому, что это современный политический язык. Таким образом, российская кавказская политика должна, наконец, приобрести смысл и собственное лицо, а не выступать в роли падчерицы политики советской. У России нет времени для раздумий, она должна действовать. К сожалению, агентов этого действия на российском политическом небосклоне пока не видно…

http://www.prognosis.ru

——————————————————————————————-

реалии

Один день воспоминаний…

Галина АЙРАПЕТОВА 

В первые февральские дни наш народ отмечает 18 годовщину так называемых «карабахских событий», когда мы, поверив в правду, в «перестройку» и в то, что каждый на этой земле должен и может быть свободен, начали свою национально- освободительную борьбу. Каждый из нас пережил эти 18 лет по-своему, по-разному: кто-то на поле боя, отражая натиск врага, кто-то под погромами… Кто-то во всем сегодня обвиняет эту самою борьбу… Но лично я так не считаю. И знаю, что тех, кто верит в возрождение Арцаха и его свободу, большинство. А иначе не победить бы нам в войне, не возродить Арцах! Хочется подчеркнуть и то, что развязанная  в те годы в бывшей Аз. ССР физическая и нравственная война против армянского населения определяется и выражается не только «круглыми»  и “памятными” датами – 13 января 1990 года в Баку или 28 февраля 88-го в Сумгаите. Эта агрессия или, говоря сегодняшними терминами, откровенный и циничный террор, начались сразу после того, как азербайджанским властям стало известно истинное желание народа НКР мирным путем решить свою судьбу. Стоит опровергнуть в какой-то мере и ту ошибочную версию, что якобы армяне Баку не имеют никакого отношения к волеизъявлению народа Арцаха и что якобы карабахский конфликт никак не связан с армянством Баку. Эта точка зрения ошибочна. В первую очередь потому, что около 70 процентов армянского населения Баку – это в прошлом коренные карабахцы. Во – вторых, так называемый «тихий» или «духовный» геноцид армян Азербайджана начался задолго до событий февраля 1988 года, когда армянское население НКР (тогда НКАО) выплеснулось на улицы. Достаточно вспомнить не такие уж далекие события 1918-20 гг. прошлого века, когда кавказские татары (то бишь азербайджанцы) не раз устраивали набеги на мирные жилища армян Баку и Арцаха, совершая поджоги, грабежи и погромы.

Каждому событию предшествуют какие-то факты и обстоятельства, ничего не происходит беспричинно. Просто суть истории в том, кто и как этими причинами и обстоятельствами может воспользоваться. Порой бывает достаточно и одной спички, чтоб разжечь грандиозный пожар. То же и с конфликтами, и с войной. Не стоит приписывать нашему народу ни агрессивность, ни нежелание жить по соседству и в мире. Мы слишком многое пережили за историю своего существования, чтобы не понимать и не придерживаться элементарных норм человеческого общежития и морали! И мы не одна сотня лет как европейцы, живущее бок о бок со своими такими разными соседями…

Так что ярлыки и штампы здесь не уместны, ибо каждый народ и случающиеся с ним беды имеют свои корни и предысторию. Каждый человек это частичка, крупинка народа. Поэтому и рассматривать каждое событие, пусть даже конфликт, надо через призму судьбы конкретного человека – как судьбы  всего народа в целом.

…У каждого человека в жизни бывают такие события, проходят перед глазами такие дни – радостные или печальные – которые он не может забыть всю свою жизнь. Для меня таким днем явились утро 7-го и вечер 8 декабря 1988 года. Когда в Армении произошло ужасающее землетрясение, в соседней республике – в Азербайджане – армяне Баку терпели не менее ужасающие бедствия, погромы и унижения! Эти две беды, потрясшие одновременно один народ, имеют разные причины возникновения, но именуются одним емким словом – «горе». Но тогда, кажется, «большой мир» забыл и о боли Карабаха и об армянах, терпящих бедствие в Азербайджане… Как сказал Лев Стахов, «тогда мир на мгновение забыл, что всего за тысячу верст от границ Армении происходит не менее ужасающее сотрясение, сотрясение морали и духа!»…

Сделанные в те дни записи в моем дневнике охватывают события всего двух дней, но думаю, они говорят о многом. Хотя зафиксированы  они скорее инстинктивно, чем сознательно. Во мне говорило желание высказаться, докричаться и рассказать об увиденном, дабы не предать забвению историю.

Мне тогда было всего 23 года. Но, кажется, именно тогда я выросла на много лет вперед! “Итак, 7 декабря 1988 года. Баку. Мы только что по программе «Время» узнали, что в Армении произошло масштабное землетрясение. А здесь обстановка ужасная и страшная! Идут «ихнии» митинги. На сей раз повод его и тема – «Топхана», местечко на развилке по дороге к г. Шуши, где отродясь никогда ничего не было, кроме густых зарослей леса. А по-ихнему – «святое место» мусульман, где армяне якобы собираются построить какой-то химзавод и «осквернить место»! Чушь какая-то… Там и тут на улицах бьют армян! Даже есть трупы. Из дома почти не выходим. Наш армянский двор пока держится. Ребята дежурят. Ходят кто с чем. Кто – с молотком, кто – с ножом… Короче, «холодная самооборона». А что делать? Пришел брат и говорит, что по городу распространили слухи об азербайджанцах с порезанными ушами и носами, будто бы прибывшими из Армении. Это, естественно, на руку погромщикам. Ну а мы, конечно же, не поверили…

Полночь. Сидим почти при потушенном свете – небольшое освещение от маленького ночника. Так безопасней – «светомаскировка». Спать ложиться не хочется, тяжко!”

“8 декабря. Мы с семьей решаем покинуть Баку. Родные выслали из Москвы билеты, и мы едем пока туда, оставляя в Баку квартиру и вещи… Небольшой, убогий бакинский аэропорт «Бина», едва способный вместить и обслужить всех желающих выехать из Баку армян (пассажиров других национальностей не было). Время словно остановилось и никому больше не нужно уезжать из этого города. Тогда большое количество армянских семей заполонило аэропорт. Люди сидели и стояли – на полу, на вещах, на ступеньках лестниц – повсюду… Даже там, где обычно взвешивают багаж. Женщины, дети, старики – сутками ожидающие своих рейсов. Дети плачут, хотят есть, спать, отдыхать. Кто-то вспоминает о своем сожженном погромщиками доме, кто-то… Какому-то мужчине становится плохо, его берут на руки и уносят неизвестно куда. А комендант аэропорта (на тот момент из-за перманентно осложняющейся обстановки в Баку был введен комендантский час) через селекторную связь время от времени сообщает гражданам армянской национальности о страшной трагедии, происшедшей в Армении. И обращается с просьбой сдать обратно билеты на рейсы в Ереван и вернуться в свои дома.  Под предлогом, что рейсы на Ереван сократили, регистрация пассажиров завершена. Обещается безопасность нашего пребывания в Баку. Но каждое такое обращение военачальника еще больше будоражит и волнует людей: женщины плачут, мужчины едва сдерживают смятение. Унижается наше национальное и человеческое достоинство…

А азербайджанцы, изредка появлявшиеся Бог весть откуда и сопровождаемые русскими военными (дабы никто из них не мог что натворить), усмешливо косятся на нас – вот, мол, смотрите, армяне бегут! А поток беженцев все прибывает и прибывает, пытаясь втиснуться даже через запертые двери аэропорта. Обращение коменданта, казалось, уже никто не слушает, а в безопасность никто не верит. Пожилая женщина-армянка кричит в плаче: «Куда я пойду, у меня дом сожгли!». Так мы просидели в «Бина» трое суток, пока долгожданный рейс Баку – Москва не доставит нас до столицы СССР, где мы пытались найти спасение и защиту.   Русский парень Виктор, дежуривший тогда в порту «Внуково», заметив меня в легком демисезонном пальто, удивленно спросил: «Сестра, ты не озябла?» Ведь в Москве, как и в Армении, тогда стояла настоящая зима. А пожилая женщина обратилась ко мне: «Дочка, ты из Ленинакана? Оттуда, где землетрясение, да?» Я отрицательно покачала головой и рассеянно ответила: “Нет, я из Баку. Там тоже землетрясение”… Не знаю, поняла ли меня эта русская женщина, но по ее щекам покатились слезы. Пробыв месяц в Москве, где власти Союза уговаривали нас – бакинцев-армян  -вернуться обратно в Баку, обещали нам “полнейшую безопасность”, мы вернулись. Другого выхода не было. Вернулись, чтобы снова через определенный срок возвратиться в Армению. И тогда… Тогда самолет рейсом уже “Баку-Ереван” унес меня из города моего детства и юности, города, выстроенного моими земляками-соотечественниками,теперь уже  насовсем и безвозвратно”…

——————————————————————————————-

Плач женщины

 Грайр БАГДАСАРЯН

Как живут семьи погибших? Кажется, это знает всякий. И все-таки, многим известно далеко не все.

Недавно я побывал в гостях в семье погибшего воина, майора Сурена Антоняна, которого многие знают. По словам его супруги, а она цитировала сказанное генералом Христофором Иваняном, “Сурен многое сделал для нашей страны, он вложил все свои знания и силы в армию”.

Сегодня среди нас нет этого человека, а семья его бедствует. Семья из трех человек – супруга и двое сыновей. Они живут на первом этаже жилого дома по улице Экимяна 3а. Квартира подлежит капитальному ремонту. В прихожей пол практически отсутствует, штукатурка падает со стен, в одну из комнат не поступает электричество, водопровод протекает.

– Из-за того, что нет пола, крысы круглосуточно бегают по квартире, – рассказывает супруга майора Антоняна Хуршудян Арусяк Аветисовна, учительница информатики средней школы N10. – С 2000 года я куда только не обращалась, даже в мэрию города – с просьбой оказать помощь в ремонте квартиры, но бесполезно. Каждый раз после моих писем приходят два человека, смотрят, и, ничего не говоря, уходят. Я думаю – раз нет моего мужа, мы уже никому не нужны!

Наступила недолгая пауза. Арусяк Аветисовна вытирала платком глаза. Она плакала. По обе стороны сидели два ее сына – Нерсес и Мхитар, которые учатся в школе. Арусяк Хуршудян, немного успокоившись, продолжила:

– Я через газету обращаюсь к руководителям нашей республики и прошу войти в положение моей семьи. Поймите, что у меня нет той возможности, чтоб самой решить этот вопрос. Помогите, пожалуйста!

P. S. Сын Арцаха, муж и отец Сурен Антонян погиб не только ради жизни и будущего НКР, а также ради будущего своей семьи. А сыновья его – будущие защитники нашей Родины – проживают в страшных условиях. Господа руководители, когда же вы собираетесь предпринять меры для скорейшего решения этого вопроса?!

——————————————————————————————-

Рассказы карабахского писателя лидируют на российском сайте

Рассказы степанакертского журналиста и писателя Ашота Бегларяна о карабахской войне лидируют на российском сайте ветеранов последних войн Artofwar.

На первом месте стабильно держится рассказ «Мать», повествующий о трагической судьбе на войне простой карабахской семьи. Далее идут рассказы «Ночь на посту», «Орел», «Дед Аршак». В целом в первой десятке в разделе сайта «Карабах» – 7 рассказов карабахского писателя.

На сайте публикуются произведения ветеранов как карабахской, так и афганской, чеченской, иракской и других войн современности.

——————————————————————————————

Нужен ли такой Закон?

Георгий САФАРЯН
председатель ”Арцахской 
Ассоциации защиты прав человека”

С 1 июля 2005 года в нашей республике действует новый трудовой кодекс.

Была ли необходимость разработки и принятия этого Закона? Естественно, да. Поскольку новые экономические отношения требуют изменений в законодательстве.

Бывший Кодекс Законов о труде из-за своей направленности правоотношений социалистического государства и гражданина – члена общества в целом был социально справедливым, однако в недостаточной мере регулировал правовые отношения, возможные при рыночной экономике. Новый трудовой кодекс, имеющий 266 статей, в полной мере регулирует эти отношения. Казалось бы, наконец, у нас есть Закон, который стоит на равноправии двух сторон: работодателя и работника. Но, к сожалению, оказывается, что в бочке меда есть и ложка дегтя. О чем речь – спросит читатель, который в той или иной форме знаком с этим Законом. А речь о той самой ложке дегтя, о которой хочется поговорить.

Эта статья 265 нового Закона. Для того, чтобы было понятно, о чем речь, приводим эту статью дословно:

Ст. 265 “Споры по трудовому договору”.

1. В случае несогласия с изменением условий труда, прекращением трудового договора или расторжением трудового договора по инициативе работодателя работник в течение одного месяца со дня получения соответствующего приказа (документа) вправе обратиться в суд. Если выяснится, что условия труда изменены, трудовой договор с работником расторгнут без законных оснований или в нарушение установленного законодательством порядка, нарушенные права работника могут быть восстановлены. В этом случае с работодателя в пользу работника взыскивается средняя заработная плата за весь период вынужденного простоя или разница в заработной плате за период, в течение которого работник выполнял низкооплачиваемую работу, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи. Средняя заработная плата исчисляется посредством умножения размера средней часовой заработной платы работника на количество соответствующих дней.

Что же здесь такого страшного и что это за ложка дегтя?  А теперь, уважаемый читатель, давайте вместе подумаем над одной фразой 1-ой этой статьи. Она гласит:

“Если выясняется, что условия труда изменены, трудовой договор с работником расторгнут без законных оснований или в нарушении установленного законодательством порядка, нарушенные права работника могут быть восстановлены”.

То есть суд может восстановить нарушенные права работника. Но ведь не говорится же, что суд обязан восстановить, а может восстановить. Получается так, что суд, установив нарушение Закона, или восстановит или же не восстановит законность. Нам непонятна позиция законодателя, который, принимая закон, почему-то становится на защиту одного из равноправных участников трудовых отношений, а именно – работодателя. И это в том случае, когда в пункте 3 части первой статьи третьей трудового кодекса НКР говорится о равноправии сторон трудовых отношений.

Чтоб было более понятным сказанное, попробуем прокомментировать эту норму Закона более проще.

Получается так, что работодатель может из тех или иных побуждений нарушить трудовое законодательство. За это он будет наказан материально. А вот вопрос о нарушенном праве работника остается на усмотрение суда, который может или восстановить это право, или же – нет. Где же равноправие сторон трудового договора, где же социальная справедливость, где же государственная гарантия трудовых прав и свобод физических лиц – граждан НКР?

А где защита прав и интересов работников и работодателей, декларированных статьей 2 Закона? У читателей может возникнуть вопрос: “А может, мы неправильно комментируем эту статью Закона”? Но тогда как объяснить часть вторую этой статьи, где говорится:

“По экономическим, технологическим, организационным или иным причинам или при невозможности восстановления трудовых отношений работодателя и работника в дальнейшем суд может не восстановить работника на прежней работе, обязав работодателя выплатить работнику до вступления в законную силу решения суда компенсацию за весь период вынужденного простоя в размере средней заработной платы. В этом случае трудовой договор считается расторгнутым со дня вступления в законную силу решения суда”.

Такие понятия как “экономические, технологические, организационные” – понятны. Они не требуют комментария. А что же скрывается под иными причинами? Вот это уже непонятно. И  любой может их понимать как хочет. Один работодатель может сказать “А мне не нравится его взгляд!”, другой – рост и т. д. И что получается? А получается  одно: следуя такой логике законодателя, в нашем обществе будут выдвигаться не нормальные работники, а негативы общества – карьеристы, лицемеры, подхалимы и так далее. Неужто это справедливо? Пусть об этом судит читатель.

Может возникнуть очередной вопрос: “А что, наши законодатели этого не заметили?” Ответа мы не знаем. Но вот еще один факт того, что законодатель встал на сторону работодателя, а не работника. Это Закон НКР от 27 апреля 2005 года “О введении в действие трудового кодекса НКР”, где статья 5 гласит:

“Работодатель обязан обеспечить выполнения требований части 1 статьи 208, 245, 249-255 Кодекса в течение трех лет со дня введения Кодекса в действие”.

Что это за статьи трудового Кодекса, выполнение требований которых отсрочено на целых три года?

Попробуем доказать, что опять-таки законодатель стал на сторону работодателя. Ч.1 ст. 208 гласит: “Работодатель гарантирует бесплатное предоставление работнику необходимых для работы инструментов, оборудования, специальной одежды и других средств индивидуальной, коллективной защиты”.

Спору нет – мы еще не достигли того, чтобы не работник приносил оборудования и инструменты для работы, а работодатель их обеспечивал. Цивилизованный работодатель это делает из-за имиджа своего предприятия. А вот целесообразность отсрочки на три года ст. 243 вызывает большое сомнение. Она гласит:

1. во время работы для каждого работника должны создаваться установленные Законом надлежащие, безопасные и безвредные для здоровья условия.

2. Охрану безопасности и здоровья работников обязан обеспечивать работодатель. Работодатель с учетом величины организации, степени опасности производства для работников привлекает в организацию квалифицированную службу обеспечения безопасности и охраны здоровья работников или осуществляет эту функцию лично.

В то же время действует ст. 244, которая в п. 5 предписывает безопасные и безвредные для здоровья условия труда (соблюдение норм и правил техники безопасности, надлежащее освещение, обогрев, вентиляция, шумность, облучение, вибрация ниже установленных минимальных норм и другие факторы, имеющие отрицательное воздействие на здоровье работника).

То есть законодатель, отсрочив ст. 243 “Право работников на безопасный труд”, вместе с тем обязал работодателя на обеспечение нормальных условий труда. Нам непонятно, как можно исключить право и вместе с тем требовать выполнения обязательств?

Или же другая отсроченная, ст. 249 – про обязательное медицинское обследование. Почему законодатель отсрочил такую нужную статью, нам опять-таки непонятно…

А может быть, это было сделано для защиты материальных интересов работодателя?

Ведь часть 1 этой статьи гласит, что работники в возрасте до восемнадцати лет обязаны проходить медицинское обследование при приеме на работу, а до достижения восемнадцати лет с установленной периодичностью. Периодическое медицинское обследование работников в возрасте до восемнадцати лет производится за счет работодателя.

А как же эта отсроченная статья может взаимодействовать с нормами административного права, предусматривающего обязательное медицинское обследование работников организаций пищевой промышленности, торговли и общественного питания, водных сооружений и т. д.? То есть, один Закон требует выполнения этих норм, а другой – нет. Есть ли тут логика? Мы думаем, что нет. И потому чуть ли не  каждый месяц в отдельные законы вносятся дополнения и изменения. Что это? Почему так происходит? Ведь этого не должно быть! А все дело в том, что лица, работающие над этими законами, по той или иной причине их составляют поспешно (аврально), забывая подчас, что Закон тогда хорош, когда он составляет единое целое с нормами других законов – уже действующих.

Отсрочены на три года и такие существенные нормы, как статья 250 – “Временное прекращение работы”, гласящая:

Работа временно прекращается в установленном нормативными правовыми актами порядке, если;

1) работник не ознакомился с правилами по безопасному выполнению работ;

2) возникла неисправность средства труда или аварийная ситуация;

3) работа выполняется с нарушениями установленного технологического регламента;

4) работники не обеспечены средствами коллективной и (или) индивидуальной защиты;

5) место работы является опасным и вредным для жизни и здоровья.

Или же другие статьи – ст. 251 “санитарно-гигиеническое помещение организации”, ст. 252 “аттестация работодателя”, ст. 253 “участие работников в осуществлении мероприятий по обеспечению безопасности и охране здоровья работников”, ст. 254 “инструктаж и обучение работников, по вопросам обеспечения безопасности и вопросам здоровья работников”, ст. 255 “Обеспечение работников средствами защиты”…

Почему это сделано, нам непонятно. У читателя может возникнуть подозрение, что, возможно, законодатель этим самым хотел стимулировать работодателя. Ведь при выполнении требований этих статей закона работодатель несет определенные материальные затраты. А у нас безработица и т. д. – пусть-де будут чуть плохие условия труда, но будет работа. Но возникает вопрос – а справедливо ли это, когда за счет одного многие утрачивают здоровье? Ведь нормальный работодатель будет заботиться о здоровье своих работников, поскольку только тогда от них он получит то, на что тратит свои средства.

Зачем же плохим работодателям создавать льготные условия – причем за счет здоровья многих и многих граждан? Ну что же – ответим словами небезызвестного Виктора Черномырдина: “Хотелось как лучше, а получилось как всегда”.

——————————————————————————————-

Жизнь “взаймы”

Станислав ПЕТРОСОВ

Глядя на то, что происходит  вот уже почти одиннадцать лет ежечасно и ежедневно во всех лавочках, будках, магазинах и супермаркетах нашей страны, диву даешься! И не знаешь – то ли плакать, то ли смеяться…

В каждой торговой точке Карабаха имеется так называемый “список” должников. Долг некоторых из них достигает по меркам Арцаха астрономической суммы – 50-70-100 тысяч драмов. Чувства, которые испытываю лично я при виде этих списков,  противоречивы.

Но главное из них – это горечь, горечь за то, что, спустя одиннадцать лет после обретения независимости, хоть и не признанной мировым сообществом, простые карабахцы, на плечи которых легла вся тяжесть войны, не могут обеспечить себе достойную для каждого свободного человека жизнь. Люди, которые, сгорая от унижения и стыда (хотя в этом, по большому счету, не их вина – это скорее беда) входят в магазины, лавку, будку, и вынуждены брать в долг не предметы роскоши, а самое необходимое: хлеб, муку, сахар, масло – причем в долг долгосрочный, по записи. И каждый раз эти люди вынуждены обещать, что вот-вот они рассчитаются, вот-вот будет работа, а соответственно – и денежное вознаграждение…

И так живут не десятки, не сотни, не тысячи, а практически большинство населения Арцаха – не только в Степанакерте, но и в райцентрах, деревнях и поселках. Продукты питания, плата за электроэнергию, квартплата и т. д. ставят людей в тупиковое состояние, вызывая у многих чувство безысходности. Допустим, что наши прадеды и деды жили без света, газа и прочих благ цивилизации, но жили они, увы, достойней… Да в принципе, без указанных выше так называемых “благ” можно прожить. Но как прожить без хлеба, чая, масла, не говоря уже о мясе?!

В течение месяца, по 4-5 часов ежедневно, я наблюдал в  одном из довольно крупных магазинов, что и как покупают жители близлежащих домов на обед, ужин и завтрак. Около 80% клиентов покупали хлеб, сахар, чай, редко – муку и масло. За этот срок я видел всего лишь несколько раз (не более 10-15), чтобы покупали колбасу, и лишь дважды – замороженных кур.

И практически все посетители (за исключением покупавших колбасу и кур) покупали продукты в долг, по записи. Лично мне тяжело на все это смотреть. Видеть и молчать, встав в позу страуса, который, закрывая глаза и пряча голову по крыло, думает, что его не видно – ведь это не решение проблемы…  И тогда становится понятно, почему наиболее трудоспособная часть жителей Карабаха разбегается по городам и селам России, а то и в дальнее зарубежье, становясь там людьми “третьего сорта”, готовых выполнить самую тяжелую и низкооплачиваемую работу и при этом нести кличку “лицо кавказской национальности”. Я не берусь судить, на совести кого такая ситуация – Бог им судья! Одно лишь утешает, что милосердие армянского народа столь велико, что жизнь “по спискам” продолжается, продолжается жизнь взаймы!.. И что армянин армянину – все-таки не волк, а брат. И по-братски все записывает в долговую книгу, а не в яму…

——————————————————————————————-

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s