№ 13 / 31 июль

“Демо” / № 13 (77) / 31 июль, 2007г.

Bыборы

Много ли выиграла демократия в Карабахе от прошедших президентских выборов

Наира АЙРУМЯН 

“Мы проводим выборы и строим демократию не для международного сообщества, а для себя”, – заявил президент Гукасян. Этот тезис поддержали кандидаты в президенты и рядовые избиратели.

После голосования все, в том числе, международные наблюдатели наперебой заговорили о том, что в Карабахе состоялись самые демократические в мире выборы. Они, конечно, не могли не видеть определенные нарушения и перегибы, но предпочли сказать, что все было хорошо. Очевидно, что наблюдателям надо, чтобы о Карабахе говорили как о демократичной стране. Но много ли выиграла демократия в Карабахе от прошедших президентских выборов? Рассмотрим этот вопрос в некоторых аспектах.

Право и потребность в праве 

Во время прошедших выборов карабахцы получили реальное право выбора. Было как минимум два пути, из которых можно было выбирать. Один из них состоял в том, чтобы ничего существенно не менять и оставить все так, как есть, второй предполагал коренные реформы, которые могли бы привести к более эффективной работе государственных механизмов. Карабахцы выбрали первое.

Значит ли это, что у них не было права выбора? Скорее всего, дело не в праве, а в потребности в этом праве. Именно рост потребности в праве определяет развитие демократии в стране. Судя по всему, у нас пока нет большой потребности в том, чтобы наше право и достоинство было защищено законом, а не кем-то “сверху”. Нет потребности в том, чтобы в выборах на равных правах выступали несколько кандидатов, а не один заранее известный фаворит. Чтобы важнейшие для страны вопросы решались не несколькими людьми, а в ходе публичных обсуждений. Чтобы к людям относились с должным уважением, не считая, что можно обмануть разглагольствованиями о демократии.

Выборы и нарушения 

В постсоветских странах не бывает выборов без нарушений. Когда нет нарушений, результаты начинают вызывать сомнения. Небольшое количество нарушений, как это ни странно, даже легитимизирует выборы. Но все, даже международные наблюдатели, так старательно обходили факты нарушений, словно если говорить об этих фактах, то чуть было не признавший выборы Евросоюз откажется их признавать. Отказ упоминать о нарушениях ударил по демократии сильнее, чем сами нарушения.

А ведь это были первые в Карабахе выборы, когда стал работать один самых мощных институтов – доверенные лица. Пожалуй, только во время выборов степанакертского мэра доверенные лица одного из кандидатов смогли сыграть балансирующую роль. Но тогда они ограничились лишь тем, что следили за ходом предвыборного процесса. А на сей раз доверенные лица зафиксировали более полусотни нарушений, достаточно, кстати, серьезных. Но оказалось, что наша избирательная система не готова к этому. Большую часть нарушений члены комиссий просто отказывались регистрировать. СМИ, которые старательно “созидали” демократический образ выборов, также упорно не упоминали о жалобах. А ведь безнаказанные нарушения становятся хорошей основой для преступлений.

Демократия и 85 процентов 

В конце концов, избиратели знают, как они голосовали. И если немалая часть избирателей добровольно и сознательно отдала свои голоса самому предпочтительному для себя кандидату, то многие пошли голосовать далеко не по своей воле. Кого-то “уговорили”, других “убедила” бывшая должность нынешнего президента, третьих просто запугали. И именно те, кто применял такие методы, бросили тень на выборы, которые чуть было не стали демократическими.

Бако Саакян без всякого давления имел достаточно большое количество реальных голосов и мог бы одержать победу на выборах с абсолютно реальным результатом, скажем, в 50-55%. Однако, накануне выборов кто-то поднял ажиотаж в связи с тем, что кто-то извне готовит чуть ли не всемирный заговор против карабахских властей. Якобы, где-то был разработан и начал применяться жуткий политический проект под названием “Масис Маилян”, который призван внести раскол в общество и подвергнуть Карабах большой опасности. Именно против этого проекта объединились партии, общественные организации. Именно перед лицом “опасности”, исходящей от этого проекта, сторонников М. Маиляна стали обвинять чуть ли не в национальной измене. Пустили слухи, что проект финансируется откуда-то со стороны и что он направлен не во благо, а во вред. Более того, говорили, что в случае, если проект “не получится”, то сторонники М. Маиляна готовы к революционным методам. Страх перед всем этим оказался таким большим, что были задействованы практически все административные ресурсы – начиная с уговоров и кончая запугиваниями. Разве что танков не было.

Страх мешал реально оценить ситуацию и понять, что это всего лишь выборы. И что человек, поверивший, что в стране будут действительно честные выборы, решил воспользоваться своим правом баллотироваться и предложить людям свой немалый потенциал. Люди, решившие его поддержать, тоже считали, что выборы – это площадка для сравнения человеческого и политического потенциалов кандидатов, и открыто поддержали того, кого они предпочли.

Если бы не этот страх, Б. Саакян победил бы с нормальными реальными процентами, а не набрал бы 85 “советских” процентов.

А что касается “жуткого проекта”, то через очень спокойную неделю после выборов можно уже говорить о том, что никакого заговора, а тем более революционных настроений не было, и что чье-то воспаленное воображение приняло за заговор обычную предвыборную кампанию сильного кандидата.

Хорошие оценки и удар по демократии

Когда международные наблюдатели, прекрасно знающие ситуацию, тем не менее, заявляют, что выборы были идеальными, они бьют по демократии сильнее, чем те, кто запугивал избирателей. Люди перестают верить в реальные оценки. Они начинают считать, что нынешние порядки ничем не отличаются от советских, когда говорили одно, думали другое, делали третье, а оценивали все это так, “как надо”. И перестают уважать собственный выбор. Такого удара по демократии не может нанести ни один внешний враг.

Конечно, все зависит от того, с чем сравнивать. Возможно, по сравнению с другими непризнанными республиками или Туркменистаном наши выборы действительно были сверхдемократическими. Но мы, как сказал абхазский журналист, устанавливаем “планку слишком высоко”. Так оно и должно быть – ведь демократия или есть, или ее нет. А суть ее состоит в том, что человек сам, без чьего-либо давления, решает, по какому пути ему следует развиваться. Когда человека уважают, а не разговаривают с ним, как с плохим студентом.

——————————————————————————————-

СООБЩЕНИЕ ЦИК НКР

21 июля 2007 года состоялось заседание Центральной избирательной комиссии НКР, которое вел председатель Сергей Насибян.

В заседании приняли участие руководитель пресс-центра ЦИК, представители средств массовой информации, полномочные представители президента НКР.

На заседании комиссии, согласно третьему пункту 64 статьи Избирательного кодекса НКР, на основании полученных из территориальных избирательных комиссий протоколов о результатах голосования в избирательных участках, были подведены итоги и утверждены протоколом результаты состоявшихся 19 июля 2007 года выборов президента НКР.

Согласно протоколу комиссии:

Общее число избирателей НКР в соответствии с избирательными списками составляет 92114.

Число выделенных участковым избирательным комиссиям избирательных бюллетеней 93196.

Число аннулированных (неиспользованных, неправильно заполненных и возвращенных) избирательных бюллетеней 21913.

Число зарегистрированных и получивших избирательные бюллетени избирателей в соответствии с подписями 71286.

Число недействительных избирательных бюллетеней 1594.

Число избирательных бюллетеней, проголосовавших за каждого кандидата:

Абгарян Армен Борисович – 867

Аванесян Ваня Гарегинович – 212

Маилян Масис Самвелович – 8734

Мелкумян Грант Артемович – 554

Саакян Бако Саакович – 59326

Общее число избирательных бюллетеней, проголосовавших “за” – 69693.

Число действительных избирательных бюллетеней – 69693. Степень неточностей – 15.

Руководствуясь 3, 8 пунктами 64 статьи Избирательного кодекса Нагорно-Карабахской Республики и принимая за основу вышеуказанный протокол, в связи с абсолютным большинством голосов избирателей, проголосовавших за всех кандидатов на состоявшихся 19 июля 2007 года выборах президента Нагорно-Карабахской Республики, Центральная избирательная комиссия НКР признала Бако Сааковича Саакяна избранным президентом Нагорно-Карабахской Республики.

Председатель ЦИК НКР Сергей Насибян от имени комиссии поблагодарил членов Центральной, территориальных и участковых избирательных комиссий, международных и местных наблюдателей, журналистов, работников пресс-центра ЦИК, партии и общественные организации, работников министерства иностранных дел, Армии обороны, служб Национальной безопасности и полиции, органов государственного управления и местного самоуправления, связи, сфер электроснабжения и обслуживания, которые оказали содействие избирательным комиссиям с целью организации и проведения выборов президента НКР на надлежащем уровне.

Председатель Центральной избирательной комиссии поблагодарил также всех граждан НКР, которые активным участием на выборах президента НКР еще раз подтвердили приверженность становлению государственности Арцаха и дальнейшему развитию демократии.

——————————————————————————————

Нагорный Карабах: послесловие к выборам

Александр КРЫЛОВ, “Новая политика”, РФ

Президентские выборы в НКР совпали с осложнением российско-британских отношений и переносом решения косовского вопроса из Совбеза ООН в Контактную группу. Поэтому они получили освещение в мировых СМИ совсем не в той мере, в которой заслуживали. Многие освещавшие эту тему авторы предпочли в нее не углубляться и ограничились поверхностными заметками под броскими заголовками “пришествие во власть очередного кэгэбэшника”. Но прошедшие в НКР выборы заслуживают куда более серьезного анализа, так как они проявили ряд новых тенденций, которые могут изменить ситуацию в регионе значительным, а может быть и кардинальным образом.

В выборах приняли участие 71.285 человек (77,36 % избирателей). Более 85 % голосов было отдано за Бако Саакяна. Масис Маилян набрал 12,2 %, Армен Абгарян – 1,26 %, Грант Мелкумян – 0,8 %, Ваня Аванесян – 0,3 %. Это официальные результаты, теперь о самих выборах, в которых мне довелось участвовать в качестве международного наблюдателя.

Результаты голосования, ход предвыборной кампании и сами выборы создавали впечатление того, что три из пяти кандидатов в президенты НКР были сугубо “техническими”. Их представителей не было ни на одном из посещенных нами избирательных участков, предвыборная кампания велась ими скорее для проформы или не велась вовсе. Тем не менее, интрига на выборах, безусловно, была. И появилась она благодаря выдвижению кандидатуры замминистра иностранных дел НКР Масиса Маиляна.

По своему положению Маилян представляет “коридоры власти”, но именно в этих коридорах чувствовалось сильное раздражение проявленной им “самодеятельностью”. Мне же представляется, что реальная политическая борьба, которая имела место на нынешних выборах, стала наилучшим свидетельством демократичности и соответствия выборов всем международным нормам. В противном случае вряд ли прошедшие выборы получили бы столь единодушную положительную оценку со стороны всех международных наблюдателей, которые контролировали их проведение. Так что победа на выборах Бако Саакяна получила куда большую степень легитимности именно благодаря “самодеятельности”, которую проявил Маилян.

Необходимо также подчеркнуть, что карабахские власти могли бы обеспечить проведение куда более “комфортного” для них варианта передачи власти заранее объявленному преемнику путем отсеивания казавшейся неудобной кандидатуры на стадии выдвижения. То, что они не пошли на это, свидетельствует о высокой ступени развития демократических процессов в НКР.

Общеизвестно, что идеальных выборов не бывает. Это правило справедливо для самых разных стран, в том числе и для авангарда мировой демократии – США. На нынешних выборах в Карабахе не было ничего подобного тем, мягко говоря, сомнительным средствам и технологиям, которые в итоге обеспечили нужный республиканцам результат и второе президентство нынешнего главы Белого Дома. Так что не только соседние с НКР страны, но и многие из тех, кто называет себя образцами демократии, могли бы многому поучиться у этой непризнанной республики в плане строгого соблюдения выборного законодательства и организации самой процедуры выборов.

Но, конечно, и в НКР не обошлось без нарушений и недостатков. На большинстве участков, которые мы посетили, были установлены кабинки для голосования нового образца. В отличие от прошлых лет они не были полностью закрытыми. Так что любой, кто находился за спиной голосующего, мог увидеть – за кого он отдает свой голос. Именно на подобный контроль за голосованием как на средство давления на избирателя указали некоторые из наблюдателей от Маиляна. Возможно, что избиркомы сочли высокие кабинки излишними потому, что избиратели никогда не пользовались шторками. По крайней мере, мне ни разу не пришлось видеть, чтобы кто-то из избирателей задергивал их во время референдума о новой Конституции НКР в декабре 2006 года.

Другим отмеченным нами недостатком была труднодоступность участков и сложность самой процедуры голосования для инвалидов и престарелых. На многих участках членам избиркомов приходилось вести их к кабинкам под руки. К тому же эта категория избирателей обычно имеет большие проблемы со зрением. Поэтому во время голосования они просили своих сопровождающих или членов избиркомов указать им, где нужно сделать отметку. Это является очевидным нарушением тайны голосования, к тому же при желании члены избиркомов или сторонники одного из кандидатов могли использовать эту ситуацию так, чтобы отметка оказалась там, где они считали нужным.

Ряд наблюдателей указал на отсутствие на участках представителей от независимых общественных организаций НКР и от трех кандидатов в президенты. Действительно, их активность во время выборов могла бы быть куда более существенной. С другой стороны, Центризбирком НКР обеспечил свободу действий для всех наблюдателей и это признавали представители Саакяна и Маиляна на всех посещенных нами участках. Попытка же оказать влияние на активность кандидатов в президенты, их сторонников или членов местных НПО со стороны Центризбиркома была бы таким же нарушением Избирательного кодекса НКР, как и запреты или ограничения. Так что претензии в данном случае нужно адресовать не Центризбиркому или властям НКР, а самим проявившим пассивность кандидатам и НПО.

Предвыборный штаб Маиляна заявил о множестве нарушений во время предвыборной агитации и в ходе голосования. Но сам кандидат признал, что эти нарушения не были решающими и не могли повлиять на результат выборов. Причину своего поражения Маилян определил следующим образом: “это был выбор между сегодняшним и завтрашним днем. Значительная часть населения предпочла день сегодняшний. Мы понимаем, что существующая атмосфера оказала существенное воздействие на настроения людей, но в то же время не можем не принять, что это был осознанный выбор. Люди могли поступить иначе, но не сделали этого. Это их право. Мы уважаем это право и принимаем их выбор”.

Очевидно, что провозглашение Саакяна официальным преемником и единодушная поддержка его кандидатуры всеми влиятельными партиями Нагорного Карабаха оказали большое влияние на исход выборов. Но это не могло гарантировать власти от “протестного” характера голосования. Почему же выбор карабахцев оказался столь однозначным?

Накануне выборов мы пообщались с местным таксистом, и он очень просто объяснил свою уверенность в будущей победе Саакяна: “простые люди проголосуют за него потому, что он много лет возглавлял службу безопасности. Он все знает обо “всех этих” и после прихода к власти быстро наведет здесь порядок”. Как видим, фактор “гэбиста” сыграл не отрицательную, а положительную роль. Кстати, многие просчеты евроатлантической политики на постсоветском пространстве объяснялись именно тем, что клеймо “гэбиста” не отталкивает (как свято верят на Западе), а часто, наоборот, импонирует простому люду. Потому что именно с ними связывается надежда на наведение в обществе “порядка”. Насколько обоснованными окажутся подобные надежды в Нагорном Карабахе, покажет будущее.

——————————————————————————————-

С 16 по 25 июля в Карабахе находились журналисты, представляющие Общекавказскую сеть журналистов IWPR (www.iwpr.net) – Института освещения войны и мира, центральный офис которого находится в Лондоне.

Часть журналистов приехала в НКР с журналистской миссией – для освещения карабахских выборов – как в международной, так и в кавказской прессе. Другие журналисты приехали на тренинг IWPR по разрешению конфликтов, основанный на опыте Северной Ирландии (тренер из Белфаста – конфликтолог Клем МакКартни).

Журналисты из Абхазии, Армении, Грузии, Северной и Южной Осетии, Карачево-Черкессии и самого Карабаха получили возможность встретиться с различными официальными лицами, лидерами НПО, обычными людьми и написать материалы о Карабахе в своих СМИ. Некоторые из них представляем вниманию карабахских читателей.

—————————————————————————————–

Я НЕ ГОЛОСОВАЛА ДВАЖДЫ

Лусинэ МУСАЕЛЯН
газета Karabakhopen, Степанакерт

Проснувшись утром 19-го июля, я увидела, что уже 8 часов. Этот факт заставил меня наспех одеться, так как я была уверена, что опоздала. Мы договорились встретиться с коллегами, прибывшими в Карабах из стран Кавказа, и посетить несколько разных избирательных участков для ознакомления с ситуацией и освещения начавшихся в Карабахе президентских выборов.

Но до того как отправиться в Шуши, я должна была исполнить свой гражданский долг – проголосовать. С какой скоростью я выскочила из дому, поймет только опаздывающий! Добралась до избирательного участка, и тут выяснилось, что мои часы спешат на час, и я стала первым избирателем на этом участке. Меня горячо поприветствовали – как первого избирателя, и пригласили проголосовать, сказав, что рады ” видеть первой такую молодую и красивую девушку, как я”…

В этот день в столице Карабаха Степанакерте настроение было иным, чем в обычные дни. В нескольких попавшихся мне на пути избирательных участках голосование сопровождалось живой музыкой. Даже одеты были степанакертцы по-праздничному, особенно женщины и девушки.

Через несколько часов после моего голосования на тот же избирательный участок пошла моя сестра. Но на участке поднялся переполох! Мы с сестрой похожи, и из-за этого сходства очень часто попадаем в смешные ситуации. Когда сестра подошла, чтобы взять бюллетень, доверенные лица подняли шум: “Эта девушка пришла во второй раз”, “Не вздумайте заполнять бюллетень!”… Сестра потом рассказала, что страсти улеглись после того, как они проверили паспорт и список избирателей. Жизнь на избирательном участке вернулась в обычное русло, когда присутствующие поняли, что попросту перепутали нас.

Два предыдущих голосования на президентских выборах не запомнились мне как “активные” и влияющие на настроение города. На этот раз город просто жил предвыборной жизнью.

На протяжении последних нескольких месяцев эти президентские выборы ежедневно обсуждались степанакертцами. В предвыборный период политические обсуждения звучали повсюду – в открытых кафе, на улице, в парках и магазинах. “За кого будешь голосовать – за Бако или Масиса?” – этот вопрос звучал везде.

Возвращаясь домой в день голосования поздно ночью на такси, согласно обыкновению спросила водителя:

– Вы участвовали в выборах?
– Да.
– Если не секрет, за кого проголосовали?
– За своего шефа.

Доехали до моего дома. Расплатившись, я выходила из машины, когда водитель, скорее всего, пошутил: “Должен сказать, что все это записывалось, будьте осторожны”.

——————————————————————————————-

В РУИНАХ ШУШИ

 Дмитри АВАЛИАНИ
газета “24 часа”, Тбилиси, Грузия

Сегодня последний день моего почти 10-дневного пребывания в Карабахе. И, пожалуй, самый насыщенный по части впечатлений.

Шуши. Это место своим обликом как нельзя точно передает сложную историю и боль этого края,  боль затронутых конфликтом обоих народов.

Бросается в глаза контраст. Вспоминаю чистенькие, ярко освещенные улицы и витрины Степанакерта, в котором  все еще угадывается небольшой советский город,  но почти не видно следов разрушительной войны, которую пережил на себе каждый его житель. В Шуши  – как на другой планете. Здесь еле теплится жизнь. Если не ошибаюсь, до конфликта в городе жило до 20 тысяч человек. Судя по количеству избирателей на президентских выборах, которые прошли несколько дней назад, сейчас число жителей Шуши вряд ли превышает три тысячи.

Новая, современная дорога петляет среди ухоженных домиков, похожих на древнеримские развалины, и страшных, зияющих десятками пустых окон многоэтажек. В старом городе, почти полностью теперь разрушенном, сохранилась табличка на азербайджанском языке: «улица Низами». Около мечети стоит кран – местные власти, наверное, в знак толерантности, реставрируют ее.

Люди пытаются наладить в городе нормальную жизнь и быт, но страшное прошлое на каждом шагу – не видеть его невозможно. Мы встретили здесь на улице беженцев из Баку. Обустроив себе некое подобие квартир, живя среди развалин, люди, лишившиеся родины, пытаются строить новую жизнь. Они рады возможности поговорить по-русски. Одна женщина рассказывает, что жила в Баку, а  теперь живет «в этом Карабахе». Пожилой мужчина вдруг заговорил по-азербайджански – пытаясь таким образом выявить возможного  земляка из нашей интернациональной толпы.  Они рассказывают о жизни здесь. О том, что нет работы… «Она была в плену», – как бы между прочим, указав на нашу собеседницу, говорит мужчина. Лучше бы он этого не говорил – у нее начинается истерика, ее долго не могут успокоить.  Мы быстро покидаем это место…

Эти люди лишились дома – точно так же, как большинство жителей вот этих разрушенных домов и пустых многоэтажек. Многие ли из них живы? Где они ютятся сейчас, по каким углам? Тоскуют ли по родине так же, как эти несчастные бывшие бакинцы?  Ведь большинство из них ни в чем не виновато. Ни с той, ни с другой стороны. Это – обычные люди, по которым катком проехалась то ли история, то ли политика, то ли великие идеи.

Навязчивая и невеселая мысль – оказывается, справедливость для каждого своя. А есть ли она вообще?

Степанакерт сияет. Каждый вечер много людей гуляет по центральной площади, в парке. Это мне напомнило Батуми летом. Все время кажется, что  вот-вот покажется море и огни кораблей…

Никаких сомнений – пройдет время, и карабахские власти, с помощью Армении и диаспоры, сделают так, что празднично сиять будет и Шуши, и, наверное,  весь Карабах. А вокруг  – безлюдная пустыня и мертвые города, словно сметенные ядерным взрывом. Я не видел Агдама, и я даже боюсь себе это зрелище представить.

Самое главное – эти люди, праздно гуляющие сегодня по сияющим улицам Степанакерта, не будут видеть в этом ничего неправильного. Они пережили войну, бомбежки, смерть близких, страх за свою жизнь и жизнь своих детей. Они считают, что отстояли свое право здесь жить и жить вообще. Сейчас они строят, собирают урожай, работают в офисах…  Они добры, веселы и гостеприимны. Они строят новую жизнь, в которой нет места их бывшим соседям и бывшим друзьям… Они не хотят их возвращения, потому что боятся, что тогда все начнется снова. Тем более что изгнанники «оттуда» живут и здесь – такие, как встреченные нами  беженцы. Уж они-то, скорее всего, никогда не вернутся домой – их родина, такая, какую они знали, умерла…

Люди здесь медленно, но верно строят новое государство. Правда, еще неизвестно,  обретет ли оно когда-нибудь цвет на политической карте, или так и продолжит непризнанное существование, имея связь с внешним миром через одну-единственную нещадно петляющую по горам автомагистраль? Ответ на этот вопрос должен дать процесс под названием «урегулирование», которому пока не видно конца. Впрочем, как и на моей родине.

Находясь здесь, понимаешь, насколько разными по своей природе являются на первый взгляд похожие друг на друга конфликты в регионе. Местные знакомые удивляются, видя меня и Ахру Смыра, работающих вместе или сидящих в ресторане. Даже если они ничего не говорят, это видно по выражению их лиц. Потому что у них – по-другому. Им трудно представить себе грузина и абхаза за одним столом. Слава Богу, между нами все не так запущено, и, несмотря на конфликт, мы, грузины и абхазы, можем не враждовать и даже дружить. Находясь в чужой стране, мы оба понимаем, насколько много на самом деле общего у наших  народов и наших культур. Да, наши общества рано или поздно придут к взаимопониманию. Сегодня я в этом уверен, как никогда.

—————————————————————————————–

ДВА ГОСУДАРСТВА В ОДНОМ

Ахра СМЫР
газета “Чегемская правда”, Сухум, Абхазия

Дорога в Нагорный Карабах начинается в Горисе – в этом «приграничном» городе Армении в советские времена кончалось шоссе республиканского значения, и начинался Советский Азербайджан. Вот уже 19 лет это не так. “Приграничность” в кавычках – дань нынешним реалиям. Несмотря на то, что Нагорный Карабах, или Арцах, как его принято называть, вполне самодостаточное государство – со всеми признаками такового, на деле реальность выглядит не так.

Арцах сегодня представляет собой провинцию Армении, но при этом его уникальная особенность в том, что наличие государства, а если быть точнее, государственности, делает Армению двуединым государством. Дело тут вовсе не в наличии отдельных органов высшей государственной власти у Карабаха. Безусловно, можно хоть в каждом марзе Армении выбрать по президенту, и ничего при этом не изменится. Дело в том, что Карабах для всех армян мира это больше, чем место обитания. Намного больше, чем военная победа и гораздо выше любой идеи.

Многовековая история армян включает в себя две тысячи лет христианства, четыре мощных, соперничавших с Римом и Византией царства, девятьсот лет лишений без своего государства и самое позорное деяние рода человеческого, примененное к армянам турецким правительством – геноцид. Именно геноцид стал для армян основой национальной идеологии и самосознания в XX веке. Если искать примеры в современной истории, то вспоминается лишь Холокост.

Конец двадцатого века видоизменил самосознание всего армянства, и это произошло после победы армян в карабахской войне. Проигравшая сторона – Азербайджан – воспринимается армянами как неотъемлемая часть турецкого мира, всего турецкого. Следовательно, победа в войне стала не вполне равной расплатой за геноцид. Ведь армяне впервые после геноцида одержали убедительную победу, причем победу не столько военную, сколько идеологическую, победу, которая стала возможной лишь при тотальной консолидации сил и ресурсов армян всего мира. Поэтому Карабах для армянства стал основой нового, позитивного самосознания, и впервые за тысячелетие армяне ощутили себя нацией-победителем.

Такой особый статус Карабаха не мог не повлиять на развитие общества собственно Армении. Роберт Кочарян, формировавший Государственный Комитет Обороны НКР и ставший затем президентом республики, запросто пересел в президентское кресло Армении, заменив Тер-Петросяна. Карабахская элита оказывает существенное влияние на развитие общественной жизни Армении, и даже телекоммуникационная компания “КарабахТелеком”, местный монополист, потеснила армянский “АрменТел” на рынке коммуникаций. При этом существует обратная связь: нынешняя элита Армении также влияет на дела в Карабахе – и подчас сложно разобраться, кто является ведущим, а кто ведомым. Именно это делает Армению двуединой в условиях международного непризнания государственности Карабаха.

Дорога Горис-Степанакерт выглядит вполне современно и в отличие от, пожалуй, большинства дорог бывшего СССР, не разбита и выглядит ухоженной. Это – дорога послевоенного периода, и строилась она на деньги армянской диаспоры. Некоторые богатые выходцы из Карабаха также занимаются строительством. Левон Айрапетян, родившийся в селе Ванк, выстроил в родной деревне целый комплекс предприятий и торговый центр с гостиницей, что можно встретить далеко не в каждом кавказском селе.

Наряду с этим, даже сейчас гнетущее впечатление оставляет Шуши. Жизни в нем почти нет, зато есть великолепное архитектурное наследие, едва выжившее после войны. Война забрала в небытие не только людские жизни. Война жгла дома, разрушала уверенность в завтрашнем дне и создала мощнейшую стену взаимной неприязни. Все это особо остро познается в Шуши. Контраст между отреставрированной церковью, выстроенным дашнаками отелем, величественными пейзажами и лицами живущих в окружении руин беженцев из Баку настолько разителен, что практически не оставляет шанса отстраниться от окружающего мира. Находясь в Шуши, больше хочется верить в то, что вокруг – сцена сюрреалистического фильма, а не реалии сегодняшнего дня.

В целом, Карабах выглядит по-другому. Если не обращать внимания на уже немногочисленные следы войны, то может показаться, что находишься в пасторальной идиллии. Карабах – это страна, в которую верят населяющие ее люди, страна с завтрашним днем. Карабахцы мало чем отличаются от жителей других мест на Земле. Они, также как и все остальные, ходят на работу, занимаются творчеством, наряжают детей в красивые наряды, чтобы прогуляться вечерком где-нибудь по улицам. Их стремление к нормальной жизни практически уничтожило отпечатки смерти и разрушения. Они хотят верить в завтрашний день без войны, следы которой уводят от   прекрасных впечатлений, и заставляют с болью задуматься о превратностях современной истории.

——————————————————————————————-

 В КАРАБАХЕ НОВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ

Дмитрий АВАЛИАНИ (Грузия)
Карине ОГАНЯН (Карабах)
Ахра СМЫР (Абхазия)
специально для IWPR

В непризнанной Нагорно-Карабахской Республике состоялись выборы Президента. Им стал 46-летний генерал Бако Саакян. 

19 июля в Нагорном Карабахе избирали третьего после провозглашения независимости президента. С большим отрывом выборы выиграл “единый” кандидат Бако Саакян, которого поддержали как провластные, так и оппозиционные партии.

До этого Бако Саакян был мало известен широкой публике в Карабахе. Он в военное время руководил штабом по тылу карабахской армии обороны, затем был министром  внутренних дел, а с 2001 года возглавил госуправление национальной безопасности НКР. Многие его сторонники отмечают, что, несмотря на такую карьеру “силовика”, Бако Саакян – человек очень демократичный, и он не раз становился посредником между оппозицией и властями. Одной из составных частей пиар-кампании Саакяна послужило то, что в народе о нем стали говорить «Бако простой человек и добрый – если к нему обратиться с просьбой, он никому не откажет. Даже незнакомому даст денег!» Именно эта молва и привлекла на его сторону многих простых людей, которые на рабочих местах, в кафе, на уличных скамейках, в парках и на семейных застольях часто поднимали вопрос – за кого же будут голосовать?

Борьба за пост президента в Карабахе шла между пятью кандидатами: лектором университета Ваней Аванесяном, депутатом парламента Арменом Абгаряном, лидером местной Компартии Грантом Мелкумяном, замминистра иностранных дел Масисом Маиляном и бывшим главой Службы национальной безопасности Бако Саакяном.

Из всех пяти кандидатов ни один до этого не был широко известным политическим деятелем. Фаворитами предвыборной кампании стали двое кандидатов – Маилян и Саакян. По свидетельству местных аналитиков, вообще для Карабаха это были первые реально альтернативные президентские выборы, где была реальная конкуренция, настоящая борьба и вообще – было актуализировано само понятие “выбор”. Несмотря на то, что Маилян всю свою карьеру посвятил государственной службе, в данной кампании он фактически являлся “оппозиционным” кандидатом, хотя реальная оппозиция в лице двух партий “Дашнакцутюн” и “Шаржум-88” поддержала Бако Саакяна.

По словам представителя партии “Дашнакцуцюн” Ваграма Балаяна, оппозиция посчитала самым важным единение народа, потому она пришла к согласию с провластными партиями, которые наметили общие пункты программы по дальнейшему развитию, которую и должен реализовать их кандидат.

Сторонники Масиса Маиляна, и, соответственно, противники Бако Саакяна в качестве недостатков последнего называли то, что Саакяна поддерживала именно команда Гукасяна – как министры и другие чиновники разных звеньев, так и сам действующий президент, который как по местному ТВ, так и на встрече с IWPR назвал Бако Саакяна очень талантливым: “Какой пост бы он ни занимал, он был самым моим лучшим и надежным коллегой!” Несмотря на то, что многие противники Саакяна упрекают того в том, что его поддерживает именно команда Гукасяна, и это означает, что он будет таким же как Гукасян, его сторонники, наоборот, утверждают, что Саакян избавится от коррумпированных личностей. “Просто надо ему дать время – поговорим через год, вот увидите!” – говорит IWPR молодой парень Александр Арутюнян. А политолог Давид Бабаян сказал, что “карабахцы считают, что Карабаху нужна сильная рука, какой и способен стать Саакян”.

Хотя программы Маиляна и Саакяна в целом отличались друг от друга, выбирали больше не программы, а – личностей. По мнению социологов, Маиляна больше поддержала интеллигенция.

В предвыборный период Бако Саакян больше говорил о социальных выплатах, обещая деньги молодоженам и многодетным. “Я выступал под лозунгом “Вместе во имя Карабаха” и намерен придерживаться этого принципа и в дальнейшем,- заявил Саакян. – В очередной раз народ Нагорного Карабаха подтвердил свою приверженность демократическим ценностям: выборы для нас – это способ формирования гражданского общества”, – заявил Бако Саакян.

Касаясь заявлений международных структур относительно выборов в Карабахе и возможного влияния вышеуказанных заявлений на процесс урегулирования конфликта, Саакян заметил, что Нагорный Карабах будет продолжать свою конструктивную политику, выразив при этом надежду, что именно это станет базой для международного признания независимости.

“Выборы 19 июля явились в жизни нашей республики испытанием для молодой карабахской демократии. Рассматривая итоги выборов именно в этом разрезе, хочу отметить, что мы выполнили одну из поставленных перед нами задач – обеспечить реально альтернативные выборы как способ обеспечения демократического имиджа НКР.

Наша команда сделала все от себя зависящее, чтобы дать нашим избирателям возможность реального и законного выбора” – об этом после выборов заявил проигравший кандидат Масис Маилян.

Предвыборный штаб Маиляна четырежды обращался в ЦИК до голосования и около 20 раз – в день выборов. “Нарушения, безусловно, имели воздействие на итоги голосования, но они были не решающими.

Мы понимаем, что существующая атмосфера оказала существенное воздействие на настроения людей, но, в то же время, не можем не принять, что это был осознанный выбор. Люди могли поступить иначе, но не сделали этого. Это их право. Мы уважаем это право и принимаем их выбор. Я уважаю выбор моего народа”, – сказал на своем брифинге после выборов Масис Маилян.

Между тем за ходом выборов следили более 100 международных наблюдателей и более 40 журналистов-международников. После выборов все они заявили о том, что внимательно наблюдали за избирательным процессом в Карабахе и считают выборы здесь прозрачными, демократичными и достойными.

Депутат Европарламента Джульетто Кьеза в беседе с IWPR сказал: “Работа организована хорошо. Я читал ваши законы, мне кажется, они безупречны. Люди знают, за кого и почему голосуют. Здесь не хуже, чем в Италии”, – подчеркнул он.

В день выборов за ходом голосования как в столице Карабаха Степанакерте, так и в районах республики следила и журналистская миссия IWPR.

На 277 избирательных участках проголосовало около 77 процентов от числа избирателей. При этом надо отметить  высокую активность избирателей. К полудню выборы в Карабахе уже считались состоявшимися.

В городе Шуши с послевоенных времен мало жителей, и рассчитывать на существенный прирост голосов не приходится, несмотря на символическое значение Шуши для Карабаха. Наверно, из-за этого  местные штабы кандидатов выглядели довольно-таки пустынно – около шести человек встретили группу IWPR в штабе основного кандидата в половине десятого утра.

Альберт Хачатрян – представитель Б. Саакяна в Шуши – сообщил, что обстановка спокойная, нарушений нет и он надеется увидеть всех 2226 шушинских избирателей на участках. Он директор колледжа, и поддержал Саакяна как олицетворение народного единства. «В условиях, когда нет ни мира, ни войны,  жесткая конкуренция между кандидатами – совершенно ненужная вещь. Нам нужно, как и раньше, быть едиными во всем. Бако Саакян даст нам такое единство, – говорит Хачатрян. – Это требование ситуации, когда перед страной стоит задача укреплять и развивать свои достижения».  Потому он и не удивился, что Саакяна выдвинул полярный альянс провластных и оппозиционных сил.

Перед зданием школы, где разместили один из двух шушинских участков, мы встретили группу солдат срочной службы. Попытку общения с ними пресек капитан Балаян. «Прошу прощения, я не могу разрешить вам говорить с солдатами. Впрочем, я отвечу на все ваши вопросы».  Пока мы задавали вопросы командиру, солдаты группами по трое человек проходили на участок. «Агитация в войсках запрещена, но военнослужащие имеют доступ к телевидению, радио и газетам. Они сами могут определиться с кандидатурами и выполнить свой гражданский долг. Все остальные действия военнослужащих определяет Устав», – извинился капитан.

Проследовав за очередной группой солдат к кабинкам для голосования, мы обнаружили, что кабинок как таковых нет. Председатель участковой комиссии – Самвел Арутюнян – пояснил, что «полукабинки» для голосования – требование нового избирательного Кодекса. Они находятся на достаточном расстоянии друг от друга, и воздействие на голосующего исключено.

В селе Ванк Мартакертского района, в часе езды от Степанакерта, на избирательном участке 14/15 к 13:20, по утверждению его председателя Сейрана Багдасаряна, проголосовало около шестисот избирателей из имеющихся в списке 927. Доверенные лица Саакяна и Маиляна дружно утверждали, что голосование на участке проходит спокойно и без нарушений.

В помещении, где шло голосование, большого количества избирателей не было видно, однако вокруг здания  собралось множество жителей села. Из больших динамиков, установленных перед входом в здание сельской школы, где был расположен избирательный участок, звучала праздничная музыка. Настроение большинства собравшихся тоже было явно веселое. В жизни села выборы стали знаменательным событием, что явно отразилось  на настроении сельчан. Посещавших участок наблюдателей и журналистов местные жители постоянно пытались чем-нибудь угостить.

«Я знаю, что все мои односельчане голосуют за Бако Саакяна. Он хороший  государственный деятель, имеет такие качества, из-за которых его уважают. Среди карабахцев заслужить уважение не так легко», – объясняет Юрий Погосян, 44 летний житель Ванка.  Собравшиеся вокруг односельчане дружно ему поддакивают – «Бако хороший парень,  он воевал, его все знают».

Побольше народу наблюдалось на избирательном участке в селе Айгестан Аскеранского района. На входе в участок – очередь избирателей. Председатель комиссии и доверенные лица кандидатов здесь тоже были довольны ходом голосования.  Некоторые избиратели откровенно разъясняют журналистам мотивы, по которым принимают свое решение. По словам жительницы  Айгестана, 30-летней Зои  Барсегян, ей «больше нравится программа Маиляна, однако голосовать буду за Саакяна. Так надо».

На одном из центральных Степанакертских участков избирательница Лиана Геворкян сказала, что будет голосовать за Маиляна, потому что он образован и интеллигентен, и главное – ей не нравятся “тот ажиотаж, та команда и те люди, которые сегодня стоят рядом с Бако Саакяном – избрав его, мы ничего   не поменяем в нашей стране”.

Изменили ли эти выборы политическую или общественную ситуацию в Карабахе? Журналистка Наира Айрумян говорит: “Теперь, когда оппозиция и власть поддержали единого кандидата, Карабах фактически остался без оппозиции”. Политолог Давид Бабаян парирует: «К кому быть в оппозиции, если пока не знают, какой будет власть?» Но всем понятно, что объединившиеся вокруг победившего кандидата люди не станут возражать “своему” кандидату, хотя могут быть недовольны после распределения министерских портфелей. При этом и Масис Маилян тоже не сказал, готов ли он работать в команде своего соперника или возглавит новую оппозицию, которая станет конкурирующей сторонникам Саакяна политической силой. “Для меня сейчас наступило время переосмысления. Я подумаю о своих дальнейших планах, но не исключаю ни один из вариантов”.

Вообще, местные аналитики считают, что 12 процентов голосов, которые Масис Маилян получил в ситуации поддержки четырех основных партий и административного ресурса, для начинающего публичного политика – это весьма неплохой показатель. А получивший подавляющее большинство голосов карабахских избирателей Бако Саакян в сентябре пройдет церемонию инаугурации.

При этом о незаконности президентских выборов в Карабахе в крайне жестких интонациях заявил официальный Баку. Вслед за ним – генеральный секретарь Совета Европы Терри Девис: «СЕ не признает выборы».

«Если международное сообщество не признает электоральные процессы в нашей республике, то пусть предложит альтернативу. НКР проводит выборы для своего народа, а не для мира», – парировал Аркадий Гукасян. Опустив бюллетень в избирательную урну, он сообщил, что покидает пост президента с чувством исполненного долга, но не уходит из политики, и намерен посвятить себя общественно-политической деятельности, помогая новому главе Карабаха.

—————————————————————————————-

МОНОЛОГ МНОГОДЕТНОЙ МАМЫ

Грайр Багдасарян

Буквально на днях ко мне за советом «как жить дальше» обратилась молодая женщина. Арминэ Григорян 31 лет, она – мать пятерых детей и супруга неоднократного чемпиона по армрестлингу Норика Арутюняна. То, что она рассказала, скорее – «интервью с собой». Но это интервью – слово в слово – я передаю читателю.

«С чего начать, не знаю сама. Все так запутано, не могу понять и найти саму себя. А себя я потеряла в 2000 году, когда мужа затаскала лошадь. Вроде бы служил в армии, вроде был неоднократным чемпионом по армрестлингу, вроде бы у меня была счастливая семья. Я надеялась и надеюсь…

Была домохозяйкой, воспитывала пятерых малышей, занималась исключительно домом и семьей. Дети способные, учатся в музыкальной школе и всегда удачно сдают экзамены. Сама я студентка госуниверситета, окончила второй курс. Но меня очень обезнадеживает ситуация, в которой я нахожусь. Муж без образования, физическая работа ему не под силу – после того несчастного случая. Плату за учебу помогали вносить родители, а недавно папы не стало, и этот источник тоже засох.

Нам было по 25 лет, когда родился мой младший. И мы стали самыми молодыми многодетными родителями нашей республики. Но этот титул никого не интересует! Неоднократно обращалась в вышестоящие органы и просила работу, чтобы хоть как-то прокормить семью. Все без толку. Не теряя надежды, стала печь по ночам и раздавать печенное днем в магазины, чтобы хоть как-то помочь семье. Но сколько можно недосыпать – день, два?.. Ведь у меня же пятеро детей! Женщина, которая трудится ночь напролет и целый день, как она может расти детей? Если с моими малышами что-нибудь случится, с кого спрос? С меня или с судьбы? А может – с вас, господа руководители?!

Я получаю пособие 28500 драмов плюс 4000 (проценты) и плюс 6000 (помощь с Евангельской организации). Не пусто, но и не густо. А вообще, где привилегии для многодетных? У меня до сих пор в доме нету газа и телефона – а ведь живем мы в центре города Шуши.

Дом наш помог отремонтировать г-н Гукасян, нынешний президент нашей республики. Спасибо ему за это! Но – от нехватки и недостатков рождаются самые крупные проблемы. Я обращаюсь к вам, господа руководители, неужели вам все равно, что будет со мной и с моими детьми? Я уже не жду и надеюсь, я требую ответа! Пятеро прекрасных и способных малышей, у которых нет будущего? Нет, будь прокляты эти слова – они не для моих детей.

В наше время семьи рушатся по пустякам. А я люблю свою семью, не устаю от детей. Вообще-то, я хотела, чтоб у меня было не пятеро, а вдвое больше детей, но как прокормить их? Кто-нибудь из высокопоставленных лиц ответит, какими привилегиями пользуется многодетная семья в наши дни? Разве все женщины рожают по пять детей? Я уже устала обращаться и просить. Я вообще от всего устала. Помогите отдохнуть и вернуться к детям, с которыми я уже и забыла, когда общалась… А старшему моему и десяти-то нет»…

Вот и весь ее монолог. Муж Арминэ – Норик Арутюнян – сегодня инвалид без инвалидности. Он – большой патриот своей страны и отец пятерых детей, из которых двое – будущие защитники Родины. Так не стоит ли подумать соответствующим органам о том, чтоб назначить пенсию по инвалидности Норику Арутюняну? Независимо оттого, что семья живет в страшной нужде, Норик и Арминэ гордятся тем, что живут на родной арцахской земле, в Шуши. Ежемесячный бюджет семьи –   38500 драмов. И вот вопрос к многоуважаемым депутатам – можно ли на эту сумму прожить в течении месяца семерым? Однозначно, нет!

Мать пятерых малышей ночью в Шуши печет кондитерские изделия, а днем раздает в магазины Степанакерта. И после столь кропотливой работы – собирает гроши, и то в том случае, если все кондитерские изделия будут проданы. Она – студентка филологического факультета заочного отделения АрГУ, и ежегодно выплачивает университету 100000 драмов. Неужели, даже в виде исключения, нельзя, чтобы учеба этой молодой женщины – матери многодетной семьи – была бесплатной? Неужели наша богатая страна не может уделить особого внимания семье, которая, практически, еле-еле держится на «плаву»?

Уважаемые депутаты, уважаемые руководители нашей страны! От имени  Норика Арутюняна и Арминэ Григорян прошу вас обратить ваши взоры на эту молодую семью. Помогите им! Отмечу также, что Арминэ не раз обращалась в соответствующие органы г. Шуши с просьбой обеспечить ее работой педагога в школе, но просьбу ее  игнорировали. Как игнорировали просьбу о подключении газа и телефона на дом…

—————————————————————————————–

Психология национального образования

Нунэ СИМОНЯН
музыковед

Как влияет музыкальная система на формирование настроения, характера и духа нации? Изучено ли влияние азербайджанских ладов в армянских музыкальных учебных заведениях?

Действующая практическая музыкальная система включает в себя некоторые основные построения, которые, ввиду своего физического и пространственного состояния, воздействуют на органы чувств человека. И – у кого-то сознательно, у кого-то бессознательно – определяют дальнейшее  поведение в действиях. Одно из этих построений – это лад. Существует множество ладов. У всех народов есть свои лады в музыке. У одних есть научная теория построения этих ладов, у других ее нет.

Но – у каждого народа есть сформировавшиеся в течение веков лады народной музыки. Это весьма ярко выражено в крестьянских песнях. Известно, что каждый лад имеет свою окраску, создает определенное настроение. Древние греки, владея определенными секретами, психологически готовили воинов. Они разучивали с ними песни, написанные в тех или иных ладах, которые по тем временам поднимали боевой дух воинов. Подобных примеров в истории музыки много.

Происходило также взаимовлияние различных культур – зачастую в результате совместного проживания наций и народностей. Однако известно, что есть множество народов, у которых на основании богатого этнографического материала выработалась научно-изложенная система ладов.

Эти системы свидетельствуют об определенном мышлении, о пространственном восприятии мироздания. Следуя этой логике, становится ясным, что, например, в результате нарушения прав наций на самоопределение, вырабатывается тактика культурного насилия. Это происходит с нацией, которая, несмотря на свое преобладание в регионе и на право решать наряду с другими вопросами и вопросы своей национальной культуры, попадает под диктат чужой культуры только потому, что указы подписываются у них в “Центре”. Так, например, во времена СССР порядок музыкального образования в той или иной автономии предполагал изучение той культуры, правительство которой официально верховодило.

В музыкальной школе и музыкальном  училище Нагорного Карабаха на отделении народных инструментов было обязательным прохождение “мугамов” и практическое исполнение всех азербайджанских мугамов, которые составляют учение о ладах Узеира Гаджибекова. Думаю, читатель понимает, что дело не в том – нравится это играть, слушать или нет. Внедрение данной системы дает возможность иметь больше единомышленников – но не по принципу выбора, а методом тотального давления. Поэтому не удивляйтесь, когда Комитасу иногда предпочитали мугам (Чаргях, Сегях …). При этом, в армянской музыке мугам занимает особое место, но это уже тема другого разговора.

Целые поколения на “Отделении народной музыки” Степанакертского музучилища учились на мугамах. И только за годы независимости удалось не только ограничить мугамное воспитание, но и восстановить умение исполнять и слушать родное армянское.

Армянское ладово-интонационное музыкальное воспитание имеет коренной психологической смысл. Ведь непонимание своего родного и преклонение перед чужим обычно вырабатывает низкую самооценку нации, а порой и вовсе игнорирует подобную самооценку.  Может,  для многих народов это и неважно, но для такой древней нации как армяне – с  такой  богатой  культурой – не подобает отказываться от нажитого. Ведь  культура  нации – это ее лицо, это ее признание.

Наши соотечественники

ОТЗВУКИ ЧИСТЫХ ЛИСТОВ ЖИЗНИ
70-летию со дня рождения

Елена БАБАЯН

Наступает время, когда, прожив или только юность, или долгую жизнь, человек подытоживает пройденный путь красной чертой – смертью. Так, Акопджанян Екатерина Самсоновна, отметив 5 марта 2002  года свое 64-летие, 16 марта ушла в бессмертие, прожив сложный и трудный, но содержательный путь женщины и ученого-философа.

Биографические данные: Екатерина Самсоновна родилась в г. Степанакерте, в многодетной семье (она была пятым ребенком). В 1945-1955 гг. училась в степанакертской школе N3 им. Грибоедова, после окончания которой поступила в ЕрГУ. После завершения учебы вернулась в Степанакерт – была приглашена на административную работу в качестве замначальника областного Управления культуры НКАО. Через 2 года уехала в г. Ереван для поступления в аспирантуру по философии (эстетике). Основную часть аспирантуры проходила в Москве при Институте философии – в секторе эстетики.

В 1972 году защитила диссертацию на соискание степени кандидата философских наук. Темой диссертации послужила проблема природы эстетической потребности, которая легла в основу первой в нашей стране монографии на ту же тему. За первой книгой последовал ряд других – «Эстетическое в научном творчестве», “Диалектика национального и интернационального в искусстве”, «Интеллектуализация в искусстве».

На основе последних работ в секторе эстетики Института философии СССР была представлена докторская диссертация на тему «Взаимосвязь Науки и Искусства», которая была успешно защищена в 1985 году. После защиты докторской были написаны и опубликованы работы «Художественная аргументация», «Эстетическая сила науки», «Искусство как форма общественного сознания: аргументы «за» и «против»».

Книги имели достаточно широкий резонанс среди эстетов как Армении, так и Москвы. Был написан еще целый ряд статей, представленных на международных конгрессах по эстетике, республиканских и союзных конференциях.

В 2001 г. Екатерина Акопджанян подготовила к изданию сборник трудов западноармянского деятеля культуры, философа, эстета, врача по базовому образованию Рафаела Базарджаняна.

Принимая во внимание количество и качество опубликованных работ, Армянская Энциклопедия поместила в своем 3-м томе данные Акопджанян Екатерины Самсоновны.

…На этой ноте жизни оборвались незаконченные строчки, недописанные мысли, недообдуманные творческие темы, недорисованные картины прекрасного в эстетическом и научном творчестве Екатерины. Все ее научные труды о прекрасном мире человеческой жизни доказали достоинство уроженки карабахской земли, пополнившей умом и трудолюбием ряды нашей интеллигенции.

Взлеты ее философских и эстетических мыслей, огромные научные труды превратились в отзвуки чистых листов ее жизни. Она – своим творчеством, жизнью в поисках истины и правды – соискала второе ведущее место в рубрике «Ученые Карабаха» в главном карабахском музее.

Пусть память о ней останется такой же светлой и чистой, как вся прожитая ею жизнь.

——————————————————————————————-

Религия

Историчность Нового Завета

Вааг ТОВМАСЯН

Историк Леки сказал следующее: «Личность Христа явилась не только высочайшим образцом нравственности, но и величайшим побуждением к следованию ей, и оказала настолько глубокое влияние, что по справедливости можно сказать, что простое сообщение о трех коротких годах его деятельной жизни сделало больше для возрождения человечества и смягчения его нравов, чем все трактаты философов и все увещевания моралистов».

Сегодня многие сомневаются и не признают достоверность Нового Завета. Между тем, вопрос истинности Нового Завета является жизненно важным для каждого человека, ибо в нем указывается путь жизни.

В оценке достоверности античных исторических документов один из самых важных вопросов  – как скоро по завершении событий были они зарегистрированы? И с этой точки зрения период между евангельскими событиями и написанием большинства книг Нового Завета оказывается с точки зрения исторического исследования удовлетворительно коротким.

Весьма влиятельная школа теологов где-то в середине XIX века утверждала, что некоторые из важнейших книг Нового Завета, включая Евангелия и Деяния, появились не раннее 30-х годов II    в. То была «тюбингенская» школа, названная по имени Тюбингенского университета, где профессорствовал Ф. Бауэр, ведущий ее представитель. Эта школа пересмотрела представления о зарождении христианства в соответствии с метафизикой Гегеля. Методы школы хорошо характеризуют знаменитый анекдот – Гегель излагал свою философию истории, ссылаясь на определенный ряд событий, как вдруг один из его слушателей, изучавший историю, запротестовал: «Но, герр профессор, факты говорят иначе!». «Тем хуже для фактов», – ответствовал Гегель. Последний вывод явился результатом не столько исторических свидетельств, сколько философских убеждений. Уже в то время имелось достаточно исторических свидетельств, чтобы показать, насколько этот вывод лишен оснований, что и сделали Лайтфут, Тишендорф, Тригеллес и другие. Но количество таких свидетельств, доступных в наше время, настолько обширнее и убедительнее, что датировку большинства материалов Нового Завета первым столетием невозможно отрицать никаким разумным способом, независимо от любых наших философских убеждений.

Свидетельства в пользу историчности материалов Нового Завета гораздо значительнее, нежели свидетельства, подтверждающие многие труды классических авторов, аутентичность которых никто и не возьмется оспаривать. И будь Новый Завет собранием светских документов, их аутентичность рассматривалась бы всеми специалистами как не подлежащая никакому сомнению.

С точки зрения добросовестного историка, стандарты строгости должны быть одинаковыми в обоих случаях. Фредерик Кеньон, крупнейший авторитет по части античных манускриптов, отметил следующее:

«Промежуток между временем первоначального составления и древнейшими сохранившимися свидетельствами становится настолько малым, что им следует пренебречь и последние основания для любых сомнений в том, что тексты Писания дошли до нас существенно в том же виде, в каком они были написаны, в настоящее время исчезли. Как аутентичность, так и общая правдивость книг Нового Завета могут рассматриваться как окончательно установленные».

Несмотря на изобилие свидетельств того, что Новый Завет – точный и заслуживающий доверия исторический документ, многие так и не могут ему поверить без подтверждающих доказательств – независимых и небиблейских.

Обратимся к некоторым ранним нехристианским свидетельствам. В Британском музее находится любопытный манускрипт, сохранивший текст письма, написанного некоторое время спустя 73 г. Это письмо было отправлено сирийцем, по имени Мара Бар Серапион, своему сыну Серапиону.

«Чего добились афиняне, предав смерти Сократа? Голод и чума обрушились на них в наказание за их преступление. Чего добились граждане Самоса, сжегши Пифагора? Немедля земля их оказалась засыпана песком. Чего добились евреи, казнив своего мудрого Царя? Как раз после того лишились они своего царства. Бог справедливо отомстил за этих троих мудрых людей: афиняне умерли с голоду, самосцев поглотило море, евреи, разоренные и изгнанные со своей земли, живут в полном рассеянии».

А теперь обратимся к свидетельству Тацита. Корнелий Тацит был величайшим римским историком эпохи империи, родившийся между 52 и 54 гг. и написавший историю Рима при первых императорах. В возрасте приблизительно шестидесяти лет он пишет историю правления Нерона (54 -68 гг.), где описывает страшный пожар в Риме в 64 г. и сообщает, что, как уверяла всеобщая молва, город подожгли по приказанию Нерона, который хотел прославиться, отстроив Рим еще более роскошным.

Рассказывая, как император Нерон решил обвинить христиан в пожаре, Тацит писал: «Посему, дабы пресечь слухи, Нерон подставил виновных и подверг самым изощренным казням тех, кого чернь ненавидела за их постыдное поведение и называла христианами. Начало этому названию дал Христос, который был при императоре Тиберии приговорен к смерти прокуратором Понтием Пилатом: временно подавленное пагубное суеверие вспыхнуло снова не только в Иудее, где это зло родилось, но также и в столице…» (Тацит, Анналы 15.44)

Пожар в Риме упоминается также Светонием, написавшим «Жизнь двенадцати цезарей». В главе «Жизнь Нерона» он пишет: «Наказание постигло христиан, класс людей, приверженных к новому и вредоносному суеверию». (16:2)

У того же Светония мы видим, что за принадлежность к христианству император Домициан в 95 г. казнил своего двоюродного брата, Флавия Клеменеса, и изгнал его жену, Флавию Домициллу. (Светоний. Жизнь Домициана, 15:1).

Другое важное свидетельство об Иисусе и раннем христианстве мы находим в письмах Плиния-младшего к императору Траяну. Плиний был наместником императора Траяна в провинции Вифиния в Малой Азии. В одном из своих писем, написанном приблизительно в 112 году от Р. X., он советуется с Траяном о том, как вести судебные процессы против обвиняемых в христианстве. Плиний, по его словам, нуждался в совете императора, так как в христианстве обвинялось великое множество людей обоих полов, всех возрастов и самого разного социального положения. Тут же Плиний сообщает, что ему известно об этих христианах:

«…они имели обычай в определенный день собираться на рассвете и читать, чередуясь между собою, гимны Христу как Богу, и что они обязываются клятвой не для какого-нибудь преступления, но для того, чтобы не совершать краж, разбоя, прелюбодеяния, не обманывать доверия, не отказываться по требованию от возвращения сданного на хранение. После этого (то есть утреннего богослужения) они обычно расходились и вновь собирались для принятия пищи…»   (Плиний, Письма, II, X:96)

В одной из своих работ Лукиан из Самосаты – греческий сатирик II века, так описывает ранних христиан: «христиане… поклонялись человеку, который был распят в Палестине за то, что ввел в мир этот новый культ… Более того, их первый законодатель убедил их в том, что все они братья друг другу после того, как они преступили раз и навсегда тем, что отвергали греческих богов и поклонялись этому самому распятому софисту, живя по его законам…»   (Лукиан, Смерть Перегрина, 11-13).

Упоминание об Иисусе есть также у Флегона.

А теперь обратимся к свидетельствам еврейских авторов.

Свидетельства Талмуда. Ранний период составления Талмуда – это 70 – 200 гг. от Р. X.

Поскольку Талмуд состоит из кодифицированного закона и комментария к нему, в нем мало возможностей для упоминания христианства, а те, что встречаются, неизменно враждебны. Но каковы бы они ни были, они по меньшей мере показывают, что авторы Талмуда не испытывали ни малейших сомнений относительно исторического существования Иисуса.

Согласно раввинам, чьи мнения получили отражение в этих текстах, Иисус из Назарета был вероотступником, предавшимся магии, насмехавшимся над словами мудрых, сбивавшим людей с правильного пути, и уверявшим, что Он явился не разрушить закон, но обогатить его. Он был повешен накануне Пасхи, как еретик и развратитель народа. Его ученики, из которых упоминаются пятеро, продолжали исцелять больных Его именем.

Самое значительное упоминание того времени об Иисусе выглядит так: «В канун Пасхи повесили Иешу. И за сорок дней провозгласили, что его должны побить камнями за то, что он занимался колдовством и соблазнил Израиль…» (Талмуд, 111).

В древнееврейском языке имя «Иисус» произносится именно как «Иешу» (или «Иешуа»). Слова «повесить» и «распять» можно рассматривать как синонимы. Например, к Галатам 3:13 говорится, что Христос был «повешен», а в Евангелии от Луки 23:29 тог же глагол употребляется по отношению к преступникам, распятым вместе с Иисусом.

Чудеса Иисуса были слишком очевидны, чтобы их отрицать, и Его противникам не оставалось ничего другого, кроме как объявить их колдовтвом.

Мы, однако, располагаем свидетельством в еврейской литературе более ранним и более важным, чем все, что можно найти в обоих Талмудах. Еврейский историк Иосиф родился в семье священника в 37 году. В возрасте 19 лет он присоединился к фарисейской партии.

С началом Иудейской войны он становится командиром еврейских сил в Галилее и защищает от римлян крепость Иотапату до тех пор, пока дальнейшее сопротивление не становится бессмысленным. Тогда он бежит с сорока воинами в пещеру, и когда им снова угрожает пленение, они решают перебить друг друга. Иосиф оказывается одним из двух последних живых бойцов, и уговаривает своего товарища сдаться римлянам. Вслед за этим он добивается покровительства римского военачальника Веспасиана, которому предсказывает императорство. Это предсказание исполнилось в 69 году. Иосиф был придан римскому генеральному штабу во время осады Иерусалима, и даже выступал в качестве переводчика для Тита, сына и преемника Веспасиана на посту главнокомандующего Палестинской кампанией, когда тот обратился с прокламацией к осажденным жителям города. После падения города и подавления восстания Иосиф удобно устроился в Риме, оказавшись под покровительством и на содержании императора, чью фамилию он принял и стал с тех пор известен как Иосиф Флавий.

В своих «Иудейских древностях» Иосиф Флавий дважды упоминает об Иисусе. Второе, более краткое замечание, мы встречаем в рассказе о приговоре “Иакову”, вынесенном еврейским синедрионом. Этот Иаков, пишет Иосиф Флавий, был братом Иисуса, «так называемого Христа». (20.9:2).

В первом отрывке, известном как “Testimonium Flavianum” («Свидетельство Флавия»), сказано: «Около того времени жил Иисус, человек мудрый, если Его вообще можно назвать человеком. Он… творил удивительные дела… Это был Христос. Когда Пилат… осудил Его на распятие, те, кто с самого начала возлюбили Его, оказались Ему верны. На третий день Он сам явился… им живой… И… поныне еще существуют так называемые христиане, именующие себя таким образом по Его имени”(18.3:3).

Таким образом, мы видим, что непредосудительный подход к документам Нового Завета приводит к истинности написанного в них. Причем, одним из сильнейших доводов являются именно независимые нехристианские свидетельства.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s