№ 14 / 31 август

“Демо” / № 14 (78) / 31 август, 2007г.

Признание

 Представляем вниманию читателей “Демо” серию очерков Никоса ЛИГЕРОСА об Арцахе.

Никос Лигерос является известной фигурой в научных кругах Европы. Советник по стратегическим вопросам, профессор математики, преподаватель лингвистики, биоэтики в Афинском университете, Университете Траса, профессор Политехнической школы в Ксанти, преподаватель геостратегии Греческой Полицейской академии и Национальной школы безопасности Греции, консультант Школы национальной обороны Греции.

Он также является научным консультантом Министерства иностранных дел Греции, экспертом-юристом в Апелляционном Суде Лиона (Франция).

Поэт, писатель, сценарист, автор тестов по I.Q., основатель фонда “Альтруисмос”, помогающего беженцам представлять интересы в Европейском суде по правам человека. Известен как эксперт по армянскому вопросу, в частности, геноциду армян. Автор книги о геноциде «Человеческое достоинство».

В июле 2007 года участвовал в выборах президента НКР в качестве международного наблюдателя.

ТАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ АГДАМСКОГО РАЙОНА

Никос ЛИГЕРОС

Существует необходимость исследования Агдамского района с точки зрения его тактического значения. Агдамский район в настоящее время находится внутри нынешнего Нагорного Карабаха, хотя ранее находился за пределами советского Нагорного Карабаха.

Сначала необходимо понять, что этот район граничит с Азербайджаном. Проблема заключается в том, что данный район не представляет собой тактического препятствия. Рельеф здесь исключительно ровный, что не позволяет держать устойчивые и постоянные позиции. Так, даже Тигранакерт может быть обойден. Ситуация обстоит хуже с Шхларом, Баш Карвендом, Шеменли, Карадагли, Кенгенли. Чтобы удержать этот район, необходимо иметь глубоко эшелонированную оборону, поддерживаемую авиацией.  Неверно ограничиваться лишь минными полями. В данной конфигурации заброшенный город Агдам является центральной точкой, так как он контролирует перекресток шести дорог. Более того, сама структура города дает возможность ведения внутренней обороны. Каменные дома могут служить в качестве огневых точек.  Кроме того, с тактической точки зрения,  Агдам позволяет поглотить фронтальную атаку благодаря стратегической глубине. Даже если он не представляет собой непроходимую линию, он позволяет замедлить и ослабить просачивание сил, таким образом защищая ось Аскеран-Степанакерт. Эта ось, будучи коридором, проходящим вдоль русла реки Каркар, дает возможность углубления обороны и контроля над столицей.

Необходимо разработать контрмеры для поглощения вероятного удара. Только эти меры должны учитывать тактическое значение всего приграничного Агдамского района. Таким образом, просто немыслимо уступить этот регион без того, чтобы не подвергнуть опасности сердце Нагорного Карабаха. В этом смысле необходимо удержать эти позиции во что бы то ни стало, несмотря на намерение некоторых вести переговоры по данному вопросу. Даже если теоретически возможно обсуждение этой границы на переговорах,  приграничный район подобного значения не может быть вопросом переговоров. Следует понять, что этот район является краеугольным камнем всей оборонительной структуры Нагорного Карабаха, следовательно, необходимо сопротивляться всем дипломатическим попыткам, придерживающимся противного мнения. Тактические элементы Агдамского района достаточно просты. Любой другой анализ будет носить тенденциозный характер и говорить в пользу Азербайджана. Также, исходя из исторического опыта, контекстуальная стратегия обязывает давать отпор обманчивым и ложным дипломатическим аргументам. Также следует понимать, что историческая ошибка может быть стратегической, в то время как стратегическая ошибка обязательно станет ошибкой исторической.

Армянский народ существует вопреки всем и вся, но он находится в опасности до тех пор, пока внешние акторы пытаются настаивать на необходимости вернуть освобожденные территории. Свобода – это заплаченная цена. Бойцы Арцаха наглядно продемонстрировали это. Необходимо показать ценности этой свободы.

——————————————————————————————-

Вклад Арцаха 

Возможно, на первый взгляд кажется парадоксальным, однако для семей – жертв армянского геноцида и защитников прав тех, кто борется за признание геноцида – бойцы Арцаха являются примером, потому что они показали, что невозможное является лишь понятием временным. Эти бойцы доказали, что жертвы умеют сопротивляться, отстаивать свои права и в конечном итоге побеждать. Основываясь на принципе добровольности, а не насильственного вовлечения, а также на формировании локальных структур в глобальной сети, армянское сопротивление Арцаха показало всем нам путь. Так как прежде чем приступать к формированию продуманного военного плана, необходимо сначала пройти этот путь на ментальном уровне. Армянский народ не идентифицирует себя лишь начиная с геноцида, которому он подвергнулся. Он не был рожден народом-жертвой. Это диахронический народ, чья культура, язык, традиции берут корни из глубины веков. Именно по этой причине враг пытается уничтожить его, однако бесплодно. Потому что армянский народ не таков. И бойцы Арцаха доказали это. Они доказали, что утраченная родина не является таковой до тех пор, пока народ, который живет на этой земле, не рассматривает ее как потерянную родину. И враг не может заставить это сделать. Даже погромы Кировабада и Баку не смогли подавить волю армян. Атаки на Степанакерт и Шаумян только подтвердили необходимость свободы.  И жертвы, которые были привнесены в борьбу против агрессоров, свидетельствуют о величии души, которое позволило армянским бойцам бороться: одному – против десяти. И если есть одна причина, дающая силу бойцам – это, без всякого сомнения, то, что подвергшиеся геноциду не являются лишь мертвыми душами. Геноцид в силу обстоятельств перерос в армянское мышление. Все жертвы становятся частью того, что мы можем назвать «армянством». Вопреки и, возможно, по причине геноцида жертвы стали бойцами, как если бы Айк нашел силу против Вишапа. Таким образом, нельзя рассматривать сопротивление армянских бойцов лишь как простой пример мужества, проявленного перед лицом противника. Необходимо также видеть развитие пути. Этот народ, подвергшийся ужасному и жестокому геноциду, не согнулся. Это только начало. Этот народ не  желает быть жертвой, которую мы должны жалеть. Он держит свое будущее в своих руках, хотя враг пытается лишить его прошлого. Армянский народ не является другим по причине осуществленного против него геноцида. Наоборот, геноцид привел к его эволюции. Он подвергся этому преступлению против человечества по причине своей онтологии, и это не его вина. Напротив, после геноцида армянский народ достиг телеологии. Необходимо показать пример другим народам через борьбу за признание геноцида. В этом смысле вклад арцахских  бойцов является фундаментальным, так как раскрывает идею о том, что все возможно, даже в случае, когда все думают, что все потеряно.

——————————————————————————————-

Армянская община Великобритании считает карабахский вопрос приоритетом

В настоящее время в Лондоне проживает около 15-20 тысяч армян. Цифры неточные, поскольку армяне продолжают прибывать – из Ирака, Ливана, Армении. Об этом в интервью «Демо» рассказал глава британской организации «Ай дат» Севан АРТИН.

– Господин Артин, расскажите об армянской общине Англии.

– Могу сказать, что община у нас сплоченная, хотя, по сравнению с другими армянскими колониями, достаточно молодая. В 19 веке армяне селились в основном в Манчестере. Сейчас там осталось немного армян. Центр переместился в Лондон. И здесь действует достаточно много армянских организаций – Церковный совет, представительство АРФД, культурное общество «Амазгаин», Союз Армянской Помощи, Ай Дат, Армянский клуб «Навасард», Армянский дом «Айашен». Есть две армянские церкви.

Мы вместе отмечаем церковные и национальные праздники, проводим различного рода мероприятия. Основной упор – признание геноцида 1915 года. Работаем с парламентариями, проводим демонстрации. Недавно организовали шествие перед резиденцией премьер-министра. Большая часть армян проживает в округе Илинг, и, совместно с муниципалитетом, мы также проводим мероприятия.

– Армянская диаспора оказывает Армении и Карабаху неоценимое содействие – материальное и политическое. Пожалуй, политическое содействие гораздо важнее. Тем более, в случае с Великобританией, которая играет важную роль в мировых политических процессах и широко представлена в кавказском регионе.

– Мы работаем прежде всего с парламентом Великобритании. Сейчас со мной в Карабахе находится депутат Палаты общин британского парламента Стефан Паунд, избранный от округа Илинг. Он намерен своими глазами увидеть ситуацию в зоне карабахского конфликта и проводить в парламенте работу, направленную на представление армянских интересов.

Недавно министром здравоохранения Великобритании был назначен этнический армянин из Ирака, который принимал участие в работе общины. Надеемся, что в скором времени мы встретимся с ним и поговорим о наших общих задачах.

Мы провели немалую работу, направленную на признание геноцида армян 1915 года. Решили активизировать деятельность и по карабахской проблеме. И для начала хотим предоставить политическим кругам Британии реальную информацию о карабахском конфликте.

– Вы считаете, что в Британии не имеют реальной информации?

– Англия имеет неофициально предвзятую позицию по карабахской проблеме. И на это есть причины. Во-первых, заметное участие нефтяной компании British Petroleum в разработке азербайджанской нефти. Очень силен азербайджанский и турецкий лоббинг, антиармянская пропагандистская работа. Далее, свою роль играет также исторически неблаговидная роль Англии в истории Карабаха. Нужна большая работа, чтобы противопоставить этому давлению нечто равнозначное. Думаю, необходимо начать с реальной информации.

– Какие шаги вы намерены предпринять в этом направлении?

– В начале этого года мы пригласили в Лондон сотрудника МИД НКР, который представил членам общины и официальным лицам детальную информацию об истоках конфликта, видении ее урегулирования с карабахской стороны, о нынешней ситуации в республике. Сегодня мы предприняли второй шаг – пригласили в Карабах британского депутата. Он поможет нам представить в парламенте соответствующую информацию и повысить уровень взаимоотношений. Третьим шагом, возможно, станет приглашение в Великобританию президента НКР. В любом случае, мы будем тесно работать с карабахскими властями и организациями, чтобы достичь общей цели.

—————————————————————————————–

образование

Какая школа нужна деревне?

За последние три года в России было закрыто около 2 тысяч сельских школ. Финансирование сельских школ, переданное на региональный уровень, привело к тому, что в школах стало меньше детей, учителя стали срочно уезжать. В результате постановления Министерства обороны об отмене отсрочки от армии для сельских учителей лишило школы молодых учителей-мужчин. Если в деревне закрывается школа, то часто вскоре исчезает и сама деревня. В итоге – вымирание сел, запустение прежде освоенных земель. Открывая общественные слушания по проблеме сельской школы, заместитель председателя комитета Госдумы России по образованию и науке Олег Смолин заметил: “Россия потихоньку превращается в огромную, безлюдную территорию. Очень не хочется, чтобы сбылся прогноз Владимира Набокова “Россия может разделить судьбу древнего Рима: культура останется, а народ исчезнет”. Поэтому мы и пригласили сюда людей, которые знают, как даже в этих условиях решать проблему сельских школ. Самое главное убедить власть не закрывать школу, а превратить ее в основу возрождения села”.

Обсуждению этих механизмов и были посвящены слушания. Большинство из собравшихся были специалистами из институтов (Москва, Иваново, Арзамас и т.д.), занимающихся проблемами образования на селе. Слушания начались с доклада заместителя директора Института социально-педагогических проблем сельской школы РАО Марины Гурьяновой.

Она отметила, что, несмотря на региональные отличия сельских школ, у них есть главные общие характеристики. Прежде всего, то, что сельская школа намного сильнее влияет на социум, чем городская. Ведь у сельской школы, помимо образовательной, заметно больше культурных и социальных функций. Авторитет сельского учителя несравнимо выше, чем у его городского коллеги. Поэтому и готовить сельских учителей сегодня надо иначе. Это должен быть, прежде всего, многопрофильный учитель, с широким спектром знаний и умений. Сейчас учителям в деревне в любом случае приходится и вести несколько смежных предметов, и Windows переустанавливать, и законы объяснять, и досуг ученикам организовывать. Так лучше им в этом помогать заранее.

Но в чем-то положение сельских учителей чуть легче, чем у горожан. В сельских школах более однородный в культурном, интеллектуальном и социальном отношении состав учеников. А значит, больше общих, знакомых учителю проблем.

И только учитывая эти свойства, нужно проводить реформирование сельской школы.

Но реформирование уже давно идет, и его эффективность тоже сильно отличается в разных регионах. Так, во многих районах пространственная изолированность школ разных ступеней привела к развитию интегративных школьных моделей. Например, начальные школы начинают функционировать как несколько подразделений одной школы (именно начальные школы подверглись в первую очередь сокращению).

Очевидно, что сельская школа не может развиваться в отрыве от села. Она напрямую зависит от его экономического положения. Поэтому для решения образовательных проблем на деревне необходима кооперация Минобрнауки с Минсельсхозом.

В итоге, по мнению Гурьяновой, эффект от действующего с 2001 года постановления о реструктуризации сельских школ оказался неоднозначным. В результате него одна часть сельских школ сумела совершить прорыв и найти оптимальную форму существования, а другая часть прожила в ожидании закрытия. Главная проблема в неопределенности ближайших перспектив. Укрупнение и слияние сельских школ – это объективный процесс. Но форсирование этого процесса, срочное закрытие малочисленных школ губительно для деревень. И для страны в целом. Ориентация только на крупные сельские школы неприемлема не только для Сибири, но и для центральной России – из-за расстояний, бездорожья, отсутствия транспорта. Каждый регион должен выбирать свои модели с учетом географических и экономических особенностей. Есть регионы, где школы расположены довольно компактно, поэтому можно школы объединять и укрупнять. Но, в целом, сегодня на арену вновь выходит сельская малочисленная школа, и надо искать путь для ее развития.

И, конечно, любые воздействия на сельскую школу – как положительные, так и отрицательные – имеют более заметный эффект, чем при реформировании городских школ. Например, 3 тысячи сельских школ получили по миллиону рублей в рамках проекта “Образование”. Для городской престижной школы эти деньги – тоже подспорье, но погоды не сделают. А деревенская школа может позволить себе то, о чем и мечтать не могла – новый спортзал или собственный транспорт. Хотя с транспортом сейчас в деревенских школах дело обстоит не так плохо: по оценкам Федерального агентства по образованию, потребность деревенских школ в автобусах сегодня составляет около 7,5 тысяч штук. Почти половину из них в 2007 году, как обещали в Минобрнауки, деревенские школы получат. Другой вопрос, что делать в тех районах, где проблемы с дорогами. Именно в таких заброшенных районах тихо умирают малочисленные школы. Но дороги – это другое ведомство. Ему вопросов участники слушаний не задавали.

Однако ясно и другое: никакие целевые раздачи компьютеров и автобусов не решат основную проблему сельской школы – нет пока ответа на вопрос, какая сельская школа нужна России. Об этом говорил экономист, профессор МГУ Александр Бузгалин.

Если мы хотим сохранить сельскую школу как поставщика в город дешевой рабочей силы, то это одна история. Если сохранять исконно-лубочные деревни как славянофильские заповедники – другая. А если это модернизированное сельское поселение, приспособленное к цивилизационному уровню развития ХХI века, то исходя из этого и надо строить стратегию реформы сельской школы.

А сегодня, несмотря на то, что четвертая часть населения нашей страны ведет сельский образ жизни – факт, предопределяющий разделение нашего образования на сельское и городское – федеральная образовательная программа не имеет раздела, связанного с сельской школой.

Вот и приходится самим сельским учителям модернизироваться порой на свой страх и риск. Обычно это те, кто уже ответил на вопрос “какая школа нужна сегодня российской деревне?” самим фактом своего существования. Современные сельские школы выживают за счет кооперации и интеграции. Они взаимодействуют с другими школами, детскими садами, училищами. Кооперируются с физкультурными секциями, культурными клубами. Способность к мобильности и вариативности определяет степень живучести школы в деревни.

Жаль, что на слушаниях не было представлено ни одного комментария по этому поводу от Минобрнауки. Зато были другие комментарии, без которых тема сельской жизни уже давно не обсуждается: вредительство. Когда-то его символизировали “злобные кулаки”, позже насекомые и грызуны. А теперь? Правильно – пособники Запада. Именно они стараются разрушить русскую деревню, закрыв в ней все школы и лишив тем самым ее будущего. Когда этот мотив зазвучал в первой части слушаний в выступлении главного редактора журнала “Народное образование” Александра Кушнира, то председательствующий Олег Смолин попытался деликатно направить обсуждение в разумное русло: “Я не знаю, где в России кончается управленческая безграмотность и начинается вредительство, это отдельная тема, выходящая за рамки наших общественных слушаний. Не берусь на эту тему высказываться. Но политика свертывания сельских школ, безусловно, представляет опасность для нашей страны”.

Но в конце слушаний, когда Смолин уже покинул зал, присутствовавшим пришлось выслушать фантизии президента некоего Всероссийского фонда образования Сергея Комкова о том, что закрытие сельских школ происходит совсем не в рамках реформ, а в соответствии с “Русским проектом”, одобренным конгрессом США. Цель этого проекта – освободить огромные территории РФ от неугодного американцам русского народа, поскольку центральной Америке и Западной Европе в результате глобального потепления грозит-де затопление. И таким образом “враги” уже готовят себе место для переселения. Климат центральной России они якобы сочли для себя оптимальным. Да и талая вода Северного ледовитого океана сюда явно не скоро доберется…

Эта идея не вызвала у участников слушаний явной поддержки. Думаю, многие из них вспомнили старый анекдот времен холодной войны. Идет по русской деревне засланный из Америки диверсант. Идет, озирается, на встречу ему баба с ведрами. Он ей: “Здравствуй, бабушка!” Она ему: “Здра-а-вствуй, американский шпион!” Идет дальше. На встречу ему дед на телеге. Американец ему: “Здравствуй, дедушка!” Тот ему: “Здорово, американский шпион!” Тут американец завяз в разбитой колее, поскользнулся и упал в лужу. Выругался по матушке, как его учили в диверсионной школе, а у забора стоит бабулька: “Осторожно, американский шпион!” Он спрашивает: “Бабушка, а откуда ты знаешь, что я шпион?” – “И, мила-а-ай, ты же негр!”

Наша деревенская колея, надо сказать, не американскими танками была разбита. А вот то, что сельская школа могла бы стать тем мотором, который вытащит из разбитой колеи русскую деревню, – этот мотив звучал в выступлениях неоднократно.

http://www.polit.ru

——————————————————————————————-

Почему информационные технологии не приживаются в Карабахе

Наира АЙРУМЯН

Принято говорить, что система образования – самая консервативная, и ее сложно реформировать и модернизировать. Возможно, на каком-то этапе истории так оно и было. Но в 21 веке, который развивается с умопомрачительной скоростью, говорить о консервативности – значит признать собственное поражение перед временем.

Образовательная система Карабаха, вместе с Арменией, движется к Болонским стандартам – 12-летнее среднее образование, единые госэкзамены, большее доверие школе, максимально строгий отбор и минимальный ажиотаж при  приеме в вузы. Введение этих критериев позволит приблизить армянскую образовательную систему к международным стандартам. Это очень важно. Но гораздо важнее вопрос соответствия продукта системы образования потребностям времени. Думается, двигаясь за формальными критериями, мы иногда забываем то, что составляет суть образования – получаемую учащимся систему знаний и мировоззрение.

То, что нынешний продукт образования не соответствует современным вызовам, признают, пожалуй, все. Каковы же эти вызовы и что должен знать молодой человек, получивший аттестат или диплом, чтобы не затеряться в сегодняшнем мире?

Очевидно, следует начать с того, что с некоторых пор, особенно, с того момента, как был получен доступ к спутниковой связи и Интернету, мы живем в информационном мире. Прямые эфиры и онлайн-репортажи стали обычным явлением, и мы уже не доверяем телеканалам, которые «опаздывают» на 2-3 часа. Мы не успеваем обработать одну информацию, как поступают сотни, тысячи новых новостей.

По определению политологов, в истории человечества было 3 революционных поворота: первый из них произошел, когда мир стал производить окультуренную сельскохозяйственную продукцию в натуральных хозяйствах, второй – когда произошел переход от сельскохозяйственного к промышленному производству, и третий – совсем недавно – когда мир из индустриального превратился в информационный.

Экономисты подсчитали, что капитал, обращающийся в сфере информационного производства, в несколько раз больше, чем в сфере так называемого материального производства. Посредством информации объявляются войны, повышаются котировки мировых валют, приводятся к банкротству крупные корпорации, завоевываются рынки и делается большая политика. Те силы, которые имеют доступ к информационным средствам (имеются в виду не только СМИ, а информационная система в целом), могут управлять процессами. Те, кто хочет управлять процессами хотя бы в своем регионе, стремятся установить контроль над информацией.

Кроме того, информационные технологии – это не требующий дорогой транспортировки, больших материальных вложений продукт, нуждающийся в интеллектуальной поддержке.

К сожалению, в нашей стране информационным технологиям, в частности, программированию, уделяется незаслуженно мало внимания. Несмотря на то, что несколько лет назад правительство объявило информационные технологии приоритетом развития экономики, до сих пор сколько-нибудь значимых проектов в этой сфере не было осуществлено. Государственный бюджет также не предусматривает средств на развитие сферы. Хотя, справедливости ради надо заметить, что в трех вузах – АрГУ, университетах «Месроп Маштоц» и «Григор Лусаворич» – существуют факультеты прикладной математики и программирования.

Слаб и уровень преподавания информатики в школах. Несмотря на то, что, благодаря армянским организациям Диаспоры, почти во всех карабахских школах сейчас есть компьютеры, а посредством компании Карабах Телеком во все школы столицы и райцентров проведена Интернет-связь, по большому счету школьники не приобщаются к информационной сфере. Многие посещают многочисленные Интернет-клубы, где занимаются в основном сетевыми играми, досужими чат-беседами и поисками всякого рода непотребной информации.

Правда, следует отметить, что недавно в Степанакерте появилось несколько небольших фирм, которые пытаются создать площадку для общения в Интернет-пространстве, распространения необходимой информации и, естественно, заработать на этом.

К сожалению, этого очень мало. Это, наверное, уже звучит банально, но в 21 веке невозможно работать даже на второстепенной государственной должности, не используя информационные технологии. А у нас нередко даже чиновник, работающий в сфере СМИ, понятия не имеет о высоких технологиях и силе информации.

Почему это происходит? Скорее всего, из-за непонимания значимости и силы информации. Возможно, кто-то даже понимает, но боится – ведь овладение информационными рычагами сродни овладению оружием: если не знаешь, как с ним обращаться, оно может выстрелить против твой воли. Есть еще одна причина – информационные технологии нужны тем, кто хочет делать политику. К сожалению, в нашем обществе предпочитают не делать политику, а подчиняться политической конъюнктуре.

Было бы глупо утверждать, что информационные технологии – это сплошной позитив. Тот, кто хоть раз сталкивался с Интернетом, знает, что количество и качество размещенной во всемирной паутине информации, способно подорвать все устои – моральные, семейные, национальные. И вреда от того, что мы оказались в информационном мире, не меньше, чем пользы. Но это не значит, что мы можем изолироваться и делать вид, что живем на другой планете. К сожалению, в нашем мире сложно изолироваться. Надо просто осмыслить происходящие процессы, овладеть ими и искусно использовать в своих целях. Иначе можно безнадежно отстать и остаться на задворках мира – с нынешними темпами развития это дело недолгое. И начинать надо с системы образования.

—————————————————————————————-

ПСИХОЛОГИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
или комплекс страха и непонимания  уже позади 

Нуне СИМОНЯН
музыковед

“Всяка форма духа когда-нибудь переживает свой упадок…”, “Формы – ничто. Любой великий человек, любой великий народ останутся великими в любом религиозном или политическом облачении”.

Ромен Роллан

После окончания карабахской войны народ стал медленно восстанавливать физические и духовные силы. Музыкальное училище – как одно из средних специальных учебных заведений – функционировало и в самые тяжелые для страны дни. Студенты приходили на занятия; преподаватели, которые не покинули Арцах (а их было немного), также приходили на работу, получали зарплату.

Работать было нелегко: в классах царил холод, не было стекол на окнах. Студенты часто приходили полуголодные. От нехватки сладкого у многих начиналось головокружение, запоминаемость учебного материала была минимальной. Но, несмотря на это, учебный процесс не только продолжался, но и стал набирать определенную динамику. Помимо гуманитарной помощи, оказываемой населению, рука помощи была протянута нам и в сфере современных информационных материалов. Очень ценной и своевременной оказалась помощь от родных армянских коллег из Еревана в виде ценных книг и нотных изданний, инструментов, новых учебных изданий по истории музыки и музыкальной летературе, и, в частности, по армянской музыкальной культуре. Арцахское музыкальное училище имени Саят-Новы вошло в единое учебное поле с Арменией. Кроме того, студенты Ереванской консерватории из Арцаха после возвращения домой поступали на работу по специальности.

Таким образом, преемственность в области среднего и высшего музыкального образования в целом не была нарушена. Это одно из значительных достояний нашего государства тех лет. Более того, из полузастойного состояния – с тенденцией “азербайджанизации” музыкальной культуры до войны – музыкальное развитие Арцаха после войны приняло новый размах!

Активно внедрился в образовательный комплекс армянский язык, армянская музыкальная литература, армянское народное музыкально-поэтическое творчество. Кроме того, в исполняемом репертуаре обязательными стали произведения армянских композиторов. С полным правом можно сказать, что война не только не деморализовала сферу культуры, но и вытащила ее на естественный духовный уровень, который выражался во всеобщей национальной потребности родного искусства. Сегодня исполнять армянские народные песни в записи Комитаса – это дань времени и дань культуре, а когда-то это можно было назвать актом патриотизма. Сегодня мы спокойно удовлетворяем потребность души – громогласно поем армянские песни, зная, что нас все понимают, а когда-то это было препятствием, которое приходилось преодолевать… Ведь все армянское шло на спад – из-за известной политики Азербайджана, а говорить или петь о том, чего не понимают, многим и не хотелось…

Комплекс страха и непонимания уже позади. А нынешнее поколение, танцующее “шалахо”, “кочари” и поющее песни Саят-Новы и Комитаса, не представляет, как бы это выглядело лет 16-17 тому назад… Эта свобода стоила нам больших жертв. Мы потеряли, но мы и обрели. Мы познали себя вновь на этапе конца XX – начала XXI веков. А самопознание может нам помочь рационально распределять силу физическую, силу моральную, силу духовную, а также питать резерв, соотносить себя с другими, и, уже в который раз, выживать и развиваться…

——————————————————————————————-

Азербайджан

НАХИЧЕВАНЬ – ВТОРОЙ АЗЕРБАЙДЖАН
Власти в обедневшем азербайджанском эксклаве держат все под строгим контролем

Сабухи МАММАДЛИ
Нахичевань, для IWPR

Жизнь в Нахичевани, неотъемлемой части Азербайджана, географически полностью оторванной от основной территории страны, сильно отличается от условий жизни в остальной части государства. Этот край более авторитарный и упорядоченный, чем основная территория Азербайджана. Население автономной республики живет в тяжелых условиях из-за лишений и эмиграции. До Нахичевани трудно добраться.

От остальной части страны он отделен территорией Армении и за последние 16 лет попасть туда наземным транспортом невозможно. Из Баку добраться до Нахичевани можно только на самолете, но в аэропорту имени Гейдара Алиева всегда стоит внушительная очередь желающих купить билеты. По данным последней переписи населения, проведенной в 1999 году, население автономной республики составляло 370 тысяч человек, но фактически очень много нахичеванцев живет не в автономии, а в Баку или в соседней Турции. На улицах города Нахичевани, столицы автономии, к 9 вечера уже довольно безлюдно, как и в центральном парке имени Гейдара Алиева. Студент Нахичеванского государственного университета Ильгар Гусейнов объяснил это следующим образом: «Молодежь опасается выходить в парк, тем более, вечером. После 10 вечера полиция все равно закрывает все чайханы.

С другой стороны, исполнительная власть города наложила неофициальный запрет на совместные прогулки девушек и парней. Девушкам также запрещено носить мини-юбки». По чистоте Нахичевань не уступает самым опрятным городами Европы. На улицах и в парках невозможно найти ни одного окурка. Эта чистота – результат административного привлечения жителей к принудительным работам, известных в советское время как «субботники». «При уборке улиц широко используется труд сотрудников бюджетных организаций и солдат нахичеванского гарнизона», – говорит житель Нахичевани Газанфар Агаев. «Врачи, медсестры, учителя белят стены, подметают улицы, ухаживают за деревьями. А когда кто-то отказывается работать, его пугают санкциями, ибо приказ издан самим Васифом Талыбовым», – сообщил IWPR член оппозиционной партии «Мусават» Мухтар Юсифов. ВасифТалыбов – председатель парламента Нахичевани и фактически правитель края.

«Талыбов – абсолютный властелин всей Нахичевани. Как будто вся республика является его частной собственностью. Не зря его прозвали «Нахичеванским ханом», – говорит доктор по имени Вахид. По его словам, «хан» иногда издает удивительные распоряжения. Например, в Нахичевани запрещено вешать белье на балконах и въезжать в город на старых автомобилях. Это объясняется заботой о внешнем виде города. «Существующий жесткий режим сделал Нахичевань похожим на Туркменистан», – говорит таксист, имея в виду самое репрессивное государство в Средней Азии.

Однако проправительственные политики оправдывают жесткие методы правления. Председатель партии «Анна Ватан» («Мать Родина») Фазиль Агамалы в беседе с IWPR сказал: «Васифа Талыбова нельзя обвинять в существующем в автономной республике жестком режиме. Регион существует как эксклав, отрезанный от остальной части страны и с трех сторон окруженный Арменией. Без твердой руки в регионе начались бы хаос и анархия». Экономика является самой большой проблемой региона. Бедствующие нахичеванцы связывают надежду на развитие региона с притоком в страну нефтедолларов. Однако пока жизнь для них остается сложной. Таксист отвез корреспондента IWPR на городской рынок.

Оказалось, что цены там намного ниже бакинских. Например, килограмм мяса в Баку стоит 5 манатов, а в Нахичевани всего 3 маната. Фрукты и овощи дешевле порой в 2-3 раза. В Нахичевани все еще сохраняется высокий уровень трудовой миграции. По словам Агаева, села Ейдже и Гаргун Шарурского района полностью опустели. Жители этих сел, расположенных у самой границы с Турцией, целыми семьями переехали жить в близлежащий турецкий город Игдыр. По словам председателя Объединения демократических реформ Парвина Раджабова, в Нахичевани проживает только половина из числа жителей, указанной в результатах переписи.

«В данный момент в связи с безработицей в автономной республике осталось 150-170 тысяч человек. В результате мониторинга мы выяснили, что в турецких городах, таких как Стамбул и Игдыр, только выходцев из Шарурского района Нахичевани проживает и работает около 50 тысяч человек, с учетом того, что по официальной статистике население этого района составляет около 120 тысяч человек». Коренной нахичеванец, депутат азербайджанского парламента, председатель партии «Великое созидание» Фазиль Газанфароглу все же верит в лучшее. «Нельзя не отметить относительные улучшения в социальной жизни автономной республики, – сказал он. – Невозможно отрицать чистоту и красоту столицы Нахичевани. Но, с сожалением должен отметить, что от этой красоты населению лучше не становится».

Изоляция является основным фактором, тормозящим развитие Нахичевани. Местные власти готовы способствовать развитию оздоровительного туризма и использовать с этой целью популярные в советское время санатории. Однако, как говорит доктор некогда знаменитого санатория Батабат Сулейман Мамедов, «в наших санаториях в Батабате, Бадамлы и Вананде достаточно возможностей для развития туризма, но эти районы находятся на границе с Арменией и сюда перестали приезжать не только из стран СНГ, но и других регионов самого Азербайджана, а о приезде туристов из дальнего зарубежья и говорить нечего». Политическая жизнь в Нахичевани в состоянии застоя. Оппозиционные и независимые газеты, которые можно купить в других районах Азербайджана, здесь в киосках не продаются, они лишь передаются из рук в руки. Если в какой-то из этих газет пишется что-то негативное о руководстве автономной республики, власти добывают все экземпляры, поступившие в Нахичевань, и уничтожают их. Продавец, который все же осмелится продать газету с компроматом, получит 15 суток ареста.

«Существование оппозиционных сил носит лишь формальный характер, для отвода глаз международных организаций. Оппозиционным партиям не разрешено не только организовывать акции протеста, но даже публично праздновать национальные праздники. Они вынуждены проводить конференции с участием сотрудников местной полиции и спецслужб», – говорит член оппозиционной партии «Мусават» Эльчин Гадимов. Некоторое время назад местному жителю Ильхаму Нариманоглу пришлось писать объяснительную записку в полицейском управлении только потому, что у него гостил корреспондент оппозиционной газеты.

Корреспондент IWPR на себе испытал подозрительное отношение властей к независимым журналистам, заплатив штраф в размере 2 манатов за то, что при отъезде в Баку имел при себе совершенно безобидный диктофон. Причину ему никто так и не объяснил.

——————————————————————————————-

ТАК МИРИТЬСЯ С ТРУДНОСТЯМИ ИЛИ БОРОТЬСЯ С НИМИ?
Главные редакторы раскритиковали заявление главы Совета прессы Азербайджана

Р. РУСТАМОВ

В Посольстве США в Баку рассматриваются обращения оппозиционных азербайджанских журналистов, подавших заявления на получение политического убежища. Об этом агентству “Тренд” сообщил глава департамента посольства по связям с общественностью Джонатан Хеник.

Большинство этих журналистов – бывшие сотрудники газет “Реальный Азербайджан” и “Гюнделик Азербайджан”. Как заявил редактор изданий Узеир Джафаров, “сотрудники газет “Реальный Азербайджан” и “Гюнделик Азербайджан” “находятся в отчаянной ситуации. На протяжении четырех месяцев семьи журналистов, оставшихся без работы, сталкиваются с серьезными проблемами”.

Между тем, в связи с обращениями журналистов председатель Совета прессы Азербайджана Афлатун Амашев заявил, что журналисты не имеют достаточных оснований для жалоб на давление. “Возможное получение убежища журналистами оппозиционных газет отрицательно повлияет на деятельность прессы, которая открыто критикует власти, и на строительство гражданского общества в Азербайджане. Обратившиеся в посольства представители СМИ имеют высокую квалификацию и могут найти работу в других газетах. Журналисты должны терпеть, мириться с трудностями и бороться, – добавил он.

– Если все станут уезжать, то мы не сможем построить демократическое и свободное общество”, – считает А. Амашев. Мы попросили некоторых главных редакторов газет прокомментировать заявление председателя Совета прессы. По мнению главного редактора газеты “Азадлыг” Ганимата Захида, данное заявление Амашева – нонсенс: “Амашев просит одних и тех же людей терпеть и мириться с пытками и одновременно бороться с ними”. Бывший заместитель главного редактора газеты “Реальный Азербайджан”, исполняющий после ареста Эйнуллы Фатуллаева должность главного редактора газеты Чингиз Султансой заявил, что он выступает с позиции человека, который, в отличие от Амашева, испытывает на себе трудности. “Я пока не наблюдал, чтобы Амашев сам сталкивался с какими-то трудностями”, – сказал он. Что касается того, думает ли он, как и некоторые его коллеги, покинуть страну, то Ч. Султансой заявил, что еще не собирается уезжать из Азербайджана. “Но это вовсе не означает, что я никогда не уеду из страны. Ситуация не только не улучшается, а наоборот – с каждым днем ухудшается. Это известно всем. Не Амашеву советовать, как нам нужно бороться с трудностями. Это ему, председателю Совета прессы, нужно бороться, чтобы мы – журналисты – не испытывали трудности”, – заявил Султансой.

Свое мнение Султансой подкрепил следующим образом: “Порядочных журналистов убивают, при этом убийц правоохранительные органы не находят, журналистов сажают в тюрьму по надуманным обвинениям и так далее”. Ч. Султансой считает, что А. Амашеву лучше воздержаться от комментариев относительно решения журналистов о выезде из страны. “О том, что нужно мириться с трудностями, мог бы сказать кто-то из независимых журналистов, кто-то из тех, кого вызывали на допрос в Министерство национальной безопасности, в прокуратуру, те журналисты, которые не знают, принесут ли они завтра кусок хлеба своим детям. Это они могут сказать, что с трудностями надо мириться”, – резюмировал Султансой.

Главный редактор газеты “Ени Мусават” Рауф Арифоглу заявил следующее: “Если мы, журналисты оппозиционных газет, будем следовать совету Афлатуна Амашева о примирении, то нам придется подчиниться этой власти, закрыть свои газеты и заниматься другими делами. А власть хочет именно этого. Но я согласен с той частью совета Амашева, в которой говорится о необходимости борьбы. Именно благодаря нашей борьбе в Азербайджане до сих пор выходят газеты”. Главный редактор газеты “Бакы – Хебер” Айдын Гулиев думает, что как бы трудно ни было журналистам, нельзя отступать и перестать верить в победу демократии в Азербайджане. Но он также считает, что нужно относиться с уважением к праву выбора журналистов относительно того, уезжать им или оставаться. “Я прекрасно понимаю аргументы журналистов, которые хотят покинуть страну, но я вовсе не думаю, что в результате отъезда некоторых журналистов в борьбе за демократию в стране начнется какой – то спад. Места уезжающих журналистов займут другие”, – отметил А. Гулиев. А. Гулиев также не согласен с заявлением А. Амашева о том, что сотрудники закрывшихся изданий могут найти работу в других газетах. “Журналисты, которые сейчас пытаются уехать из страны, долгое время вели трудную борьбу.

И я склонен с уважением отнестись к их решению об отъезде”, – подчеркнул главный редактор.

http://www.zerkalo.az

—————————————————————————————-

вокруг НК

Признание независимости Карабаха на фоне выкипающей политической ситуации в мире

Наира АЙРУМЯН

«Отпускной» август в этом году особой пассивностью не отличался. В мире, регионе, в самом Карабахе месяц был богат на примечательные события.

Пожалуй, начнем с заявления председателя оппозиционной армянской партии «Наследие» Раффи ОВАННИСЯНА о том, что его партия представила в парламент проект закона «О признании Нагорно-Карабахской Республики». Тот факт, что Армения до сих пор официально не признала НКР, аналитиками оценивается по-разному. Одни говорят, что многие страны могли бы признать НКР, если бы Армения признала. Другие считают это неверным политическим шагом – исходя из ситуации в регионе и урегулирования карабахского конфликта. И в такой вот ситуации Раффи Ованнисян, партия которого на прошедших в мае выборах стала обладательницей  15 мандатов в армянском парламенте, выдвигает законопроект, принятие и отказ от которого в равной мере политически неверны.

Раффи Ованнисян пока не прокомментировал мотивы решения представить данный законопроект именно сейчас, однако ряд политиков уже высказались против принятия закона. О том, что его партия не поддержит «Наследие», заявил представитель другой оппозиционной парламентской партии Армении «Оринац еркир». Мгер ШАХГЕЛЬДЯН заявил, что «поскольку мы выбрали путь демократии, то принятие подобного закона преждевременно”.

Карабахский аналитик, ведущий авторской программы «Факты. События. Размышления» Мурад ПЕТРОСЯН в эфире Арцахского телевидения отметил, что в данный момент признание Арменией НКР было бы похоже на вызов. Вызов приведет к контрреакции. А Армения и Карабах в их нынешнем состоянии пока не в силах противостоять негативной реакции мирового сообщества.

По мнению председателя комиссии по внешним сношениям парламента НКР Ваграма АТАНЕСЯНА, признание Арменией независимости Карабаха политически неоправданно. «Как правило, такие вопросы решаются не принятием законов, а на дипломатическом уровне», – сказал В. Атанесян.

Эти события происходят на фоне неутихающих политических страстей в соседней Турции. Там долго не могли выбрать президента. Им, наконец, стал исламист Абдулла Гюль. Но пока он становился президентом, целый ряд еврейских организаций, даже государственных, успели высказать необычайно мягкую позицию по признанию армянского геноцида. Правда, до практических шагов дело не дошло, но Турцию напугало порядочно – премьер-министр Эрдоган вынужден был даже обратиться к своему израильскому коллеге.

Тем не менее, после избрания Гюля президентом Турции одним из первых его поздравили президент и министр иностранных дел Армении Р. Кочарян и В. Осканян. Стали уже поговаривать о возможности если не признания геноцида, то открытия границ между Турцией и Арменией. Если Анкара пойдет на такой шаг, то исчезнет одно из самых сложных препятствий на пути вступления Турции в Евросоюз.

Между тем отложен визит миссии ПАСЕ по мониторингу состояния памятников культуры в странах Южного Кавказа. Ее должен был возглавить британский парламентарий Эдвард O’Хара, который является членом комиссии ПАСЕ по культуре, науке и образованию. Как сообщили из этой комиссии, визит вынужденно отложен из-за сложностей посещения Нагорного Карабаха и неразработанности детальной программы мониторинга в Армении и Азербайджане.

Планировалось начать визит в регион с 29 августа. Комиссия должна была изучить состояние памятников в Армении, Азербайджане, Грузии, Нахичевани и Нагорном Карабахе.

В Армении говорят, что визит отложен из-за азербайджанской стороны, которая упорно не позволяет международным экспертам посетить нахичеванскую Джугу.

Кстати говоря, между нахичеванской и иранской Джугами будет проложена новая автотрасса. Об этом и о целом ряде других важных проектов договорились президенты Ирана и Азербайджана. Иран в последнее время активизировал отношения с соседями, в том числе Арменией, Азербайджаном и Турцией, по всей видимости, пытаясь заручиться их поддержкой. Тем не менее, президент США Буш не перестает заявлять, что угроза фундаментализма и терроризма сейчас исходит именно из Ирана, который поддерживает радикальные течения даже в Ираке. И вопрос о проведении военной операции в Иране не снят с повестки дня.

На этом фоне продолжаются встречи сопредседателей Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию. Правда, все уже признают, что в преддверии ожидающихся в США, России, Армении, Азербайджане, даже Грузии президентских выборов все политические процессы будут немного формальными. Но это не должно нам мешать настаивать на собственных интересах и не идти на поводу этих процессов.

——————————————————————————————

Карабахские “дебри” в “степях” Казахстана

Азербайджанская пропаганда пытается представить некоторые пункты декларации, принятой 7 августа по итогам двусторонней встречи в Астане президентами Азербайджана и Казахстана Ильхамом Алиевым и Нурсултаном Назарбаевым, как еще одну дипломатическую победу официального Баку. При этом азербайджанские дипломаты идут на откровенную дезинформацию, выдавая желаемое за действительное.

В частности, по сообщению азербайджанских СМИ, посол Азербайджана в Казахстане Лятиф Гандилов заявил, что в итоговом заявлении Алиева и Назарбаева якобы говорится, что, “несмотря на 4 резолюции Совета Безопасности ООН, предписывающие безоговорочный вывод армянских вооруженных формирований с оккупированных территорий Азербайджана, Армения продолжает проводить оккупационную политику в регионе”.

Очевидно, что такая “вольная” интерпретация официального документа или, говоря проще, подтасовка фактов, преследует далеко идущие цели. Таким образом, Баку устами своего посла стремится показать, что заручился поддержкой Казахстана в карабахском вопросе, пытаясь бросить тень на успешно развивающиеся армяно-казахстанские отношения, не думая о том, что тем самым ставит казахстанскую сторону в неловкое положение.

Чтобы не быть голословным, ознакомлю уважаемого читателя с пунктами азербайджано-казахстанской декларации, касающимися карабахской проблемы. В них, в частности, отмечается, что “полностью поддерживая соответствующие резолюции Совета Безопасности ООН, три принципа Лиссабонского Саммита ОБСЕ, стороны отмечают важность разрешения армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта мирными средствами на основе общепризнанных принципов и норм международного права, принципов суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств. Стороны отмечают важность принятия эффективных и решительных действий со стороны Минской группы ОБСЕ с целью скорейшего мирного разрешения армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта”.

Текст декларации размещен на официальном сайте президента Казахстана. Как видим, здесь нет ни слова об “оккупированных территориях Азербайджана” и “оккупационной политике Армении”.

Тем не менее, нельзя оставить без комментариев некоторые недопустимые формулировки, включенные в декларацию – скорее всего, из-за невнимательности казахстанской стороны.

В частности, казахстанским юристам и дипломатам, работавшим над документом, следует помнить, что “трех принципов Лиссабонского Саммита ОБСЕ”, по сути, не существует.

То, что в Баку называют “лиссабонскими принципами”, не что иное как устное заявление, сделанное в результате азербайджанского шантажа Действующим председателем ОБСЕ в ходе Лиссабонского саммита Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в декабре 1996 года.

Более того, устное заявление было сделано лишь после того, как Азербайджан пригрозил наложить вето на весь итоговый документ саммита.

Следует отметить, что это заявление не было включено в итоговый документ саммита и поэтому так и осталось не имеющим юридической силы личным мнением Действующего председателя ОБСЕ, который говорил в первом лице, используя личное местоимение “я”.

Заявив о поддержке так называемых “лиссабонских принципов”, отправленных еще в прошлом веке в архивы мировой дипломатии и покрывшихся толстым слоем пыли, Казахстан становится невольным участником азербайджанских попыток по их реанимации. Эти попытки изначально обречены на неудачу, так как озвученное в Лиссабоне личное мнение тогдашнего Действующего председателя ОБСЕ выглядело анахронизмом еще в 1996 году, хотя и привело к затормаживанию процесса карабахского урегулирования на определенное время. Что же говорить о сегодняшних реалиях в мире в целом и южнокавказском регионе в частности!

Казахстанским коллегам следует напомнить и то, что армяно-азербайджанского конфликта с юридической точки зрения не существует. Есть конфликт между Нагорно-Карабахской Республикой и Азербайджаном, вызванный нежеланием азербайджанской стороны признавать основополагающие принципы международного права, а именно – право наций на самоопределение.

Именно нагорно-карабахский, а не армяно-азербайджанский конфликт указан в ряде международных документов, в том числе и в упомянутых в резолюциях Совета Безопасности ООН, в которых говорится именно о местных армянских силах.

Кроме того, решения СБ ООН призывают к комплексному решению проблемы, и недопустимо вырывать из контекста отдельные якобы выгодные азербайджанской стороне положения.

И еще, в Декларации отмечается важность разрешения конфликта на основе общепризнанных принципов и норм международного права. Почему-то отдельно упоминается лишь один из принципов – территориальной целостности и неприкосновенности границ, и ничего не говорится про другой также основополагающий и более приоритетный в современном мире принцип, предусматривающий право наций на самоопределение.

О том, что при урегулировании карабахской проблемы право наций на самоопределение будет обязательно учтено, говорят уже представители почти всех авторитетных международных организаций, в том числе ЕС.

И в конце хотелось бы пожелать, чтобы подобные казусы и недоработки не омрачали действительно дружественных и взаимовыгодных отношений между Арменией и Казахстаном, о высоком уровне которых свидетельствует и тот факт, что Армения согласилась поддержать кандидатуру Казахстана на председательство в ОБСЕ.

Гагик БАГДАСАРЯН
АМИ “Новости-Армения”,
http://www.newsarmenia.ru

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s