№ 18 / 31 октябрь

“Демо” / № 18 (82) / 31 октябрь, 2007г.

Мы

В Карабахе произошла шелковая революция

Наира АЙРУМЯН

Только после революции происходит такая тотальная смена номенклатуры. Судя по всему, у нас произошла революция – не бархатная, ну, может быть, шелковая. Эту мысль высказал депутат парламента бывшего созыва Левон Айриян.

Сначала было сложно согласиться с этим, поскольку весь ход президентской предвыборной борьбы, объединение политических сил вокруг одного кандидата, усиленные поиски оппозиции и ее преследование, приводили к мысли о полной победе властных сил на выборах. Но уже после выборов стало ясно, что все не так, как кажется.

Несмотря на то, что силы, поддержавшие президента, пришли к власти на обещаниях продолжить политику действующих властей, после выборов началась жесткая критика политики прошедших десяти лет, тотальные кадровые изменения. Новые власти начали сотрудничество с организациями, которые не сотрудничали со старыми. И так далее, и так далее.

На последнем заседании парламента молодой премьер-министр Ара Арутюнян подверг жесткой критике социально-экономическую политику прошедших 10 лет. Он отметил, что налоговая и кредитная политика проводились так, что бизнес и строительство не развивались. За последний год в Степанакерте было построено 230 квартир и снесено около 100, сказал он. И много-много таких «мелочей», которые были допущены прежними властями.

Более того, премьер предложил программу деятельности нынешнего правительства, в которой особое место отведено антикоррупционной борьбе. И это при том, что прежний президент заявлял, что в Карабахе нет коррупции, а в суды за 10 лет не поступило ни одного дела по статье о коррупции.

В общем, налицо практически полное неприятие политики прежнего руководства. А если учесть, что в стране все больше укрепляются позиции партии «Свободная Родина», а правящая Демпартия все больше сдает свои, то можно уже с уверенностью говорить о том, что в Карабахе незаметно провернули шелковую революцию. Остается, чтобы партия «Свободная Родина» взяла в парламенте большинство и назначила своего спикера. Этот шаг тоже возможен, поскольку скоро в двух округах на вакантные депутатские места предстоят выборы.

Зачем оппозиция властям, которые только что взяли власть? Тем более, что те, у кого взята власть, не особенно на это жалуются. Фракция «Демократия», несмотря на несколько колких замечаний, все же, одобрила программу правительства, возглавляемого премьером от «Свободной Родины». Бывшая оппозиция в лице АРФ Дашнакцутюн и партии «Движение 88» тоже была не против. Так что, в Карабахе сейчас не поймешь, где оппозиция, где позиция.

Единственное, что хотелось бы напомнить в этой ситуации: вопросы, по которым нынешняя власть подвергает критике власть бывшую, уже давно звучат на страницах независимой прессы. Когда нынешняя власть шла к власти, она всячески противостояла этой критике, пытаясь представить журналистов чуть ли не врагами народа. Теперь те же вопросы звучат из уст премьер-министра…

—————————————————————————————–

Страсти по кадровым перестановкам

Анаит ДАНИЕЛЯН

В последнее время, а точнее после формирования правительства, жизнь в различных сферах жизнедеятельности республики словно остановилась – например, в сферах культуры и спорта не проводится мероприятий, поскольку все заняты кадровыми перестановками, и очередь до мероприятий не доходит.

Кстати, о кадровых перестановках много говорят в обществе, причем, кто-то называет это «революцией», кто-то – «рокировками», а некоторые считают, что власть просто комплектует команду. Судя по всему, происходит и то, и другое, просто непонятно, по какой логике и принципам. Принципом может быть любой из вышеназванных трех.

О логике кадровых перестановок заставляют задуматься факты: прошлая и нынешняя деятельность назначенных кадров так сильно отличается по своему характеру, что попытки работать на новом месте «по-старому» приводят к казусам. Или, например, руководители некоторых ведомств, деятельность которых была раскритикована во время президентской кампании, были назначены на руководящие должности в других ведомствах. В этом контексте перестановки напоминают рокировки.

Что касается «кадровой революции», то следует заметить, что на волне «революции» на ответственных постах объявились люди, которые не имеют никакого отношения к руководимым им сферам. Как они будут разбираться во вверенных им сферах, вопрос отдельный – ведь для этого необходимы как минимум время и опыт. А где же будет приобретаться опыт? И сразу возникает вопрос – станут ли экспериментальными полями сферы, которые и без того не блещут успехами и нуждаются в серьезных реформах?

Задача комплектования команды также сыграла свою роль во всем этом, что вызвало в обществе неоднозначную реакцию. Этот процесс имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Позитив состоит в том, что политическое противостояние не становится препятствием для осуществления государственных проектов. А негатив, пожалуй, в том, что недовольным чем-то гражданам просто некуда будет обратиться – члены команды интересам друг друга вредить не будут. Вот тут-то и исчезнет с концами общественный контроль над деятельностью властей. Вернее, увидеть-то ошибки властей можно будет, а вот рычагов для их предотвращения или выправления – нет.

А может, комплектование команды имеет другую, более важную цель? Уже давно правила на политическом поле диктует партия «Свободная Родина», которая сейчас выполняет роль, определенную в последние 10 лет для Демократической партии. Обе партии появились в политическом пространстве в качестве платформ президентов. Очевидно, что сейчас кадровая политика «Свободной Родины» направлена на укрепление собственных позиций и вытеснение Демпартии. А у последней два выхода – либо уйти в оппозицию, либо смириться с потерей позиций. Пока партия избрала второй вариант, что очень ярко проявилось во время последнего заседания парламента, на котором обсуждалась программа деятельности правительства.

Достанется ли что-то от этой «политической борьбы» народу – это еще вопрос. Однако, очевидно, что правительство пытается обсудить и решить целый ряд насущных для общества проблем. Например, рост цен на хлеб. Несмотря на обговаривание этой темы, для людей в вопросе покупки хлеба пока ничего не изменилось. Вопрос в том, как  именно будут решены – эта и другие многочисленные проблемы, волнующие народ.

—————————————————————————————

 Сами принимаем законы, сами проводим в жизнь, и сами же контролируем

Григорий АФАНАСЬЯН

Первое, что необходимо сделать сейчас, как бы это парадоксально ни звучало, – это распустить парламент и назначить новые выборы. Монопольный сговор парламентских партий ничего общего не имеет с развитием. Это застой в своем худшем исполнении. Так как у нас нет антимонопольных структур, это отразится на экономическом потенциале общества.

Монополия в том, что сами принимаем законы, сами проводим в жизнь и сами же контролируем. Парадокс в том, что в одних и тех же лицах осуществляется эта программа, по сути своей коррупционная. Отсутствие общественного контроля стимулирует это отрицательное явление. В высшей стадии беспредела уже не имеет значения, какие лица занимают тот или иной пост. То есть мы, независимо от себя, из лучших побуждений воспроизводим класс, паразитирующий на общественных благах.

Кстати, о законах. Само принятие Конституции НКР было поспешным, хотя необходимым. При внимательном чтении создается впечатление, что писавшие текст Конституции были далеки от философии, политики, юриспруденции. Из этого следует, что необходима кропотливая работа над текстом Конституции, чтобы привести ее в соответствие с духом нашего народа, а не привязывать к конкретным действующим руководителям и лицам.

Взаимосвязь духовного и материального не должна искусственно нарушаться. Мы на это не имеем права.

——————————————————————————————-

Как отразятся геополитические процессы на карабахском урегулировании

Наира АЙРУМЯН

В регионе, называемом сейчас Большой Ближний Восток, происходят сложные события, которые не могут не отразиться на каждом из субъектов данного региона. Причем, чем слабее и зависимее субъект, тем сильнее воздействие.

В первую очередь, следует отметить курдско-турецкое противостояние, которое каждую минуту грозит перерасти в полномасштабную войну. Началось оно, как вы помните, с попыток американского Конгресса признать армянский геноцид и тем самым надавить на Турцию. Тогда аналитики писали, что Америка наверняка чего-то требует, и если резолюцию о геноциде отзовут, значит, Турция уступила. Резолюцию отложили, и это значит, что Турция уступила Западу в каких-то очень важных вопросах. По крайней мере, не случайно премьер Турции Эрдоган в самый разгар курдско-турецкого противостояния неожиданно полетел в Лондон и заключил с Британией договор «о совместном строительстве энергетического центра в иракской Басре». И вовсе не случайно тот же Эрдоган 5-го ноября вылетает в Вашингтон. Как бы то ни было, парламент Турции дал добро на вхождение турецких войск в Ирак, и даже президент Ирака не смог уговорить Анкару наладить конфликт мирным путем.

Ко всему прочему, в стремлении «отомстить» курдам, а вернее, не допустить создания на части территории Турции курдской автономии, турок поддержал  президент Ирана Махмуд Ахмединиджад. Он, кстати, недавно приезжал в Армению и, заключив энергетические договоры, неожиданно уехал, не посетив Цицернакаберд.

Иран также ужесточил свою позицию в «ядерном» конфликте, и США уже заявили об ответных мерах. Немаловажно было и то, что с поста секретаря Совета национальной безопасности Ирана ушел влиятельный и в меру миролюбивый Али Лариджани. На его место был назначен человек, не отличающийся миролюбивыми взглядами.

Немаловажен также фактор Армении, которая вступила в предвыборный режим. Громкое возвращение на политическую арену Левона Тер-Петросяна, серьезные обвинения, предъявленные им действующей власти, ужесточение в Армении информационной политики не могут не воздействовать на восприятие карабахской проблематики.

«В регионе повысился общий градус, и карабахская проблема выросла из локально-региональной в геополитическую. И на этом уровне она становится второстепенной. Боюсь, что в контексте развивающейся в Ираке, Иране, Турции ситуации статус-кво в Карабахе не удастся сохранять долго. Демократические процессы отойдут на второй план, и проблемы будут переведены в силовое поле. Армении и Карабаху остается только переждать и не становиться участниками геополитического противостояния. Мы уже один раз были элементом такого противостояния и знаем, чем это заканчивается», – считает карабахский эксперт по проблемам безопасности Грачья Арзуманян.

Карабахскую проблему следует рассматривать как геополитический элемент, и именно противостоянием двух основных мировых сил – России и Запада – обусловлено затягивание процесса урегулирования. Об этом было заявлено в ходе «круглого стола» в Степанакерте с участием российских и германских экспертов. «Многое будет зависеть от отношений России и Запада», – отметила заместитель директора российского Центра стратегических и политических исследований Ирина Звягельская.

По словам директора российского Центра стратегических и политических исследований Виталия Наумкина, нельзя говорить о Карабахе, закрывая глаза на все остальные геополитические процессы. “В России нет четкой политической позиции по Южному Кавказу. Единственное, что можно отследить, это стремление сохранить стабильность в регионе и не допустить вступления НАТО на Кавказ”, – сказал В. Наумкин.

По словам директора московского офиса фонда Розы Люксембург Петера Линке, Евросоюз, который все еще находится в фарватере политики США, только сейчас начинает формировать позицию по Кавказу. «Сейчас в кавказском контексте больше говорят о Грузии, о Северном Кавказе. Армения и Карабах как бы выпали – даже из общественного дискурса. Нет понимания происходящих здесь общественных процессов, недооценивается даже столь опасное явление, как милитаризм. Видение кавказской проблемы в ЕС в целом однобокое – больше говорят об энергетике и экономических проектах, – отметил П. Линке.

«И все же, в Европе произошел определенный сдвиг в сторону решения о том, что надо работать с непризнанными государствами, а не ждать в сторонке, когда все вопросы сами собой решатся. А в Америке появилась и набирает обороты концепция по стимулированию создания в государствах, желающих вернуть под свой контроль непризнанные государства, параллельные правительства этих стран», – заметил В. Наумкин.

«К сожалению, я не вижу перспектив долгого сохранения статус-кво в регионе. Позиции сторон никак не сводятся к компромиссам. Есть три сценария развития событий – возобновление военных действий со стороны Азербайджана, расширение НАТО и вступление южно-кавказских республик в альянс, и третье – признание со стороны России независимости Абхазии. В любом случае, все эти сценарии приведут к нарушению статус-кво и росту напряженности в регионе», – поделился аналитическими выкладками заведующий отделом Кавказа Российского института стратегических исследований Александр Скаков.

«Раз уж мы говорим столь откровенно, я скажу, что в российских экспертных кругах уже давно обсуждаются возможные шаги России в случае одностороннего признания независимости Косово. Обсуждается вариант о признании независимости Абхазии, заключении с ней военного договора и аренде черноморского побережья для создания военной базы. В этом случае Грузии уже непросто будет вступить в НАТО», – добавил Виталий Наумкин.

Вопрос, почему Россия так боится появления НАТО на Кавказе и что плохого в Западе, в ходе «круглого стола» не обсуждался. Об этом в своем слове высказался только редактор газеты «Что делать», ныне редактор газеты “Азат Арцах” Мурад Петросян: “Я не понимаю, почему здесь звучат пророссийские мнения и почему здесь говорят об интересах России – как о наших? Ведь чего хочет Америка? Она лишь хочет, чтобы в мире была не одна, а несколько труб, чтобы не зависеть напрямую от России. И здесь я против России, противоречащей этому желанию Запада”. Он также отметил, что лучшим путем противостояния геополитическим вызовам является укрепление собственной страны.

Депутаты карабахского парламента Гегам Багдасарян и Максим Мирзоян, возвращаясь к переговорному процессу по карабахскому урегулированию, отметили логичность и неизбежность возвращения Карабаха в формат переговоров. По словам Гегама Багдасаряна, наиболее оптимальным форматом является трехсторонний – с участием Армении, Азербайджана и Карабаха. Только в этом случае возможны эффективные решения и их реализация.

В ходе «круглого стола» обсуждалась также информационная составляющая карабахского конфликта. По всеобщему мнению, в мир информационных технологий, когда целые секторы войны происходят на информационном пространстве, поражение на этом фронте равносильно поражению в войне.

За последние 15 лет руководство Карабаха не уделяло информационно-пропагандистской политике внимания. Такое мнение высказал редактор газеты «Что делать» Мурад Петросян.

«Карабах находится в невозможной блокаде. Системная пропагандисткая война, которая сейчас ведется в регионе, очень сильно влияет на общественное сознание мирового сообщества. И поскольку на этом фронте работает в основном азербайджанская машина, то в мире по отношению к конфликту сейчас применяют именно азербайджанскую фразеологию. Карабах ничего этому не противопоставляет. Последний пример – приезд азербайджанской делегации под руководством посла в России. В ответ на активную работу азербайджанских СМИ, которые выкинули в Интернет множество материалов, из Карабаха прозвучала бурная тишина», – отметил российский политолог Александр Крылов.

В ходе «круглого стола» прозвучало множество мнений, подтверждающих, что Карабах не вкладывает в информационную политику ни достаточных средств, ни содержания. И это при том, что информационное пространство, в отличие от всего остального, не имеет границ, и даже непризнанность не может помешать осуществлять должную информационную политику. Нужно только желание делать политику и понимание ее целей. Карабаху не нужно, как другим, что-то фальсифицировтаь, дезинформировать и пиарить – политических доводов у нас и без того достаточно.

«Надеюсь, после выборов нового президента в этой сфере тоже будут осуществлены реформы», – отметил один из участников встречи.

——————————————————————————————

Перспективы регионального развития: взгляд с юга Кавказа

Гегам БАГДАСАРЯН

Чтобы понять, какие есть перспективы регионального развития, прежде всего, нужно реально и адекватно оценить сложившуюся ситуацию, исторические процессы  и иметь смелость назвать вещи своими именами.

А реальность такова, что на политической карте Кавказа четко обозначились новые государства. Независимо от социально-экономического уровня и состояния демократии, этнические сообщества пытаются приобрести более высокий уровень суверенитета. Развал колониальных систем далеко не завершен, и формирование новых границ и новых суверенных государств – важнейший фактор глобальной безопасности. Международное сообщество, так или иначе, будет вынужденно отказаться от совершенно неадекватной терминологии и понятий “радикализм и экстремизм, сепаратизм и терроризм” применительно к этно-общественным движениям.

В чем суть наших конфликтов? Вопрос в том, где принимаются решения, судьбоносные для народов ныне непризнанных государств и для их граждан в отдельности, и кто эти решения принимает, другими словами – степень участия граждан в принятии судьбоносных для них решений. Эта ценность не может быть подменена любыми другими соображениями и причинами, в том числе – факторами безопасности, экономического развития и т. д. Граждане Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии хотят, чтобы судьбоносные для них решения принимались в Степанакерте, Сухуме и Цхинвале, и в этом им невозможно отказать.

В этом смысле конфликты можно решить только одним способом – признанием политической независимости народов. Иного пути нет. В этой ситуации все внимание, на мой взгляд, нужно сосредоточить на преодолении постконфликтных проблем и последствий войн, сделав акцент на гуманитарный аспект проблем – для того, чтобы люди, живущие в конфликтных зонах, беженцы и т. д.,  обустроились. Словом – нужно исходить из основополагающих прав человека, которые универсальны. Это было бы более разумным. Нужно подумать о цивилизованном разводе ради будущего объединения на новой ценностной основе. Отчуждение можно преодолеть не насильственным совместным проживанием, а в первую очередь – уважением прав друг друга.

А это можно сделать, стимулировав демократические преобразования во всех южно-кавказских государственных субъектах. Вообще-то в урегулировании конфликтов и в вопросе регионального развития бытуют два мнения, две концепции. Первое – только скорейшее решение проблем может способствовать нормальному процессу государственного строительства и становлению подлинной демократии. И второе – только после становления подлинной демократии и создания гражданского общества возможно политическое урегулирование проблем. Обе концепции по-своему верны, однако недостаточны по своей сути. Наверное, предпочтителен второй путь, потому что сегодняшние реалии в конфликтующих странах таковы, что общества отстранены от переговорного процесса и диалога. Но, скорее всего, нужно совместить оба направления, при этом, все же, сделав акцент на демократизацию. Со временем начинает преобладать мнение, что создание условий для роста демократии в любом случае должно опережать урегулирование проблемы.

Демократизацию нельзя ставить в зависимость от  геополитических и стратегических интересов.  Демократия, права человека – ключ решения проблем. Тут много было сказано об изъянах демократии как базовом условии урегулирования конфликтов, однако другой лучшей идеи нет. Нужно стимулировать демократические преобразования также в непризнанных республиках. Между тем, перед каждыми выборами в непризнанных странах международное сообщество настоятельно рекомендует воздержаться от них. Это абсурдное отношение по нескольким причинам.

Во-первых, выборы – это шанс улучшить нашу жизнь. Почему нам отказывают в праве улучшить нашу жизнь? Почему меня хотят заставить терпеть ту власть, которая лично мне не нравится? Почему я должен ждать, и самое главное – ради чего?

Однако ситуация становится просто комичной, если рассмотреть вопрос в другом ракурсе. Международные структуры, с одной стороны, боятся официальных контактов с властями непризнанных государств, так как это может расцениваться как признание, но, с другой стороны, они фактически ставят себя в ловушку, устроенную самими же. Они не признают новые государства, но, наставляя воздерживаться от выборов, они волей-неволей признают и поддерживают действующие в этих гособразованиях власти. Да-да, это и есть самое настоящее признание. То есть они не признают эти страны, не признают эти народы, но признают власти этих стран, только власти. Парадоксально, но факт: международное сообщество – лучший друг властей непризнанных республик. Если они настоятельно рекомендуют нас воздерживаться от выборов, то волей-неволей хотят, чтобы эти действующие власти остались в ближайшие как минимум 20-30 лет. Что еще нужно этим властям – им об этом и мечтать не приходилось… Таким вот отношением международные структуры толкают нас к казарменному режиму, или, в лучшем случае,  к “туркменбашизму”. А комичность ситуации в том, что наши власти, которых мы постоянно критикуем в нежелании укоренить демократические преобразования, в этом контексте выгодно отличаются от международных структур, и в плане приверженности демократическим ценностям они намного принципиальны, чем оплот демократии – Европа. Хорошо еще, что наши власти не внемлют этим советам.

Впрочем, есть еще одна проблема, на этот раз – локального значения. Это – общественные настроения в самих непризнанных республиках. Там среди населения еще силен комплекс боязни демократических преобразований. В этом плане симптоматичным является философский диалог-спор между одной государственной и одной оппозиционной газетами в Карабахе. В очередном номере государственной газеты, на первой странице,  большим шрифтом была напечатана следующая мысль: «Если мне скажут: на чашах весов с одной стороны – демократия, с другой – безопасность страны, я выберу последнее. И никто не имеет права упрекнуть меня за это!» А оппозиционная газета перепечатала это – но поставив рядом известное изречение Бенджамина Франклина: «Тот, кто готов обменять свою свободу на безопасность, не достоин ни свободы, ни безопасности». Вот так вот – два мнения, два принципа, две философии и психологии. И никто толком не объясняет, кто и как рассматривал демократию как угрозу национальной безопасности. Так или иначе – это миф, развенчание которого здорово повлияло бы на демократизацию новых гособразований.

Это очень важно, ибо именно общества конфликтующих сторон должны сказать окончательное слово в урегулировании конфликтов, а это может произойти, если в странах состоится демократия в классическом смысле, а не по-кавказски. Переговорный процесс может быть эффективен только в случае, если участниками его станут общества противоборствующих сторон. Но переговорный процесс, к сожалению, стал собственностью нескольких человек, между тем нужна «ваучеризация» этого процесса, чтобы каждый гражданин имел свою акцию – стоимостью в одну жизнь.

Общества всегда игнорировались – как со стороны собственных властей, так и посредников и других международных игроков. Между тем, иногда звучат заявления, возлагающие всю вину на общества конфликтующих сторон. Утверждение «Руководства готовы к компромиссам, а общества – нет» цинично по своей сути, так как в «неготовности» обществ виноваты в первую очередь действующие власти. Но виноватыми окажутся не власти, а общества, которые игнорировались всеми и которые из «пушечного мяса» временно возведены в ипостась «мяса переговорного».

А для того, чтобы общества конфликтующих сторон состоялись и смогли бы играть важную роль в урегулировании проблем, нужны коренные демократические преобразования, которые, к сожалению, без внешнего толчка не состоятся. Международные неправительственные организации начали работать в регионе не вчера, а работают уже достаточно долгое время. Есть конкретные положительные результаты, так что, на мой взгляд, пришло время собирать камни – работать не разрозненно, а иметь скоординированную программу. Думаю, пришло время коллективной ответственности гражданского общества, общественных организаций. И международные организации, и фонды могли бы серьезно содействовать этому процессу, финансируя те проекты и те организации, которые подразумевают ответственность за нормализацию отношений, демократизацию и урегулирование проблем.

Хотелось бы коротко затронуть и нынешнюю ситуацию в карабахском урегулировании. Время от времени говорится о новых возможностях. У каждого свои критерии оценки ситуации и перспектив урегулирования. Для меня как журналиста главным критерием является прекращение информационной войны. Об урегулировании не принято говорить во время артобстрела. А информационная политика Азербайджана уже давно смахивает на артобстрел, который уже начинает находить в Армении и Карабахе «взаимопонимание». Даже терминология не меняется, а вот переговоры, как ни странно, продолжаются. Нельзя воевать, вести мирные переговоры, ругать друг друга и пожимать руки одновременно. После каждой встречи Кочарян-Алиев у меня  складывается впечатление, будто Алиев возвращается с фронта. Кому нужен такой диалог?

Именно в этом контексте я хочу затронуть вопрос беженцев, о котором здесь говорилось немало. Это действительно очень важный вопрос. Не случайно, что в своем выступлении я предложил сделать акцент на гуманитарный аспект проблем. Однако тут есть другой немаловажный момент. Я считаю, что нельзя экспериментировать на судьбах людей, нельзя предпринимать конкретные шаги в этом направлении до полного урегулирования проблем, потому что есть опасность получить при таком варианте «двойных беженцев». Сначала нужно навести мосты доверия, преодолеть отчуждение и только затем актуализировать решение этого вопроса. Конкретно в нашем случае, в условиях агрессивной военной риторики руководства Азербайджана, этот вопрос кажется темой не сегодняшнего дня.

(из выступления на международной конференции «Кавказ: сотрудничество ради стабильности», Тбилиси, 19-21 октября)  

——————————————————————————————-

 юбилей

«Центру гражданских инициатив» – пять лет

Неправительственная организация «Центр Гражданских Инициатив» (ЦГИ) действует в Степанакерте с октября 2002 года. Одним из основных направлений работы ЦГИ до последнего времени являлся мониторинг пенитенциарных учреждений НКР (Отдела исполнения уголовных наказаний (ОИУН) и Следственного изолятора (СИЗО)  при Полиции НКР), который, с разрешения властей республики,  организация  осуществляла с апреля 2003 года по июнь 2007 года. На основе анализа наблюдений и полученной в ходе посещения пенитенциарных учреждений информации, ЦГИ представлял отчеты в Совет Европы, ОБСЕ, Управление Верховного Комиссара ООН по правам человека, МККК, “Международную амнистию”, “Международную тюремную реформу”, “Международный комитет против пыток”, другим заинтересованным международным и правозащитным организациям, а также соответствующим структурам НКР.

Своеобразным девизом  организации стали слова Уинстона Черчилля: «Тюрьма – это зеркало общества».

На данный момент ЦГИ реализует проект по поддержке бывших заключенных и членов их семей. Проект направлен на содействие реинтеграции в общество бывших заключенных, морально-психологическую поддержку  членов их семей.

В пресс-релизе ЦГИ, посвященном его пятилетию, говорится о том, что 19 апреля 2003 года ЦГИ организовал в Степанакерте первый региональный семинар по линии PRI – Международной тюремной реформы по теме «Организация мониторинга тюрем». В работе семинара принимали участие представители правозащитных организаций региона, в том числе Азербайджана.

13 ноября 2004 года ЦГИ организовал в  Степанакерте круглый стол на тему «Проблема адаптации, социальной реабилитации и реинтеграции в общество бывших военнопленных и заложников». В его работе принимали участие представители государственных структур и НПО, а также бывшие военнопленные и заложники. Все озвученные в ходе круглого стола проблемы были представлены властям НКР в специальном обращении.

В феврале-марте 2005 года ЦГИ реализовал проект «Реабилитация детей без вести пропавших, бывших военнопленных и заложников». В рамках данного проекта были организованы компьютерные курсы для группы детей без вести пропавших и бывших военнопленных и заложников, проведены лекция о толерантности и отдых с образовательной программой, психолог ЦГИ провел групповую и индивидуальную терапию с указанной категорией детей.

В мае, сентябре 2005 года и июле 2006 года ЦГИ организовал концерты  для заключенных в ОИУН, тем самым содействуя администрации пенитенциарных учреждений организовать досуг осужденных.

16 июля 2005 года ЦГИ провел круглый стол на тему «Религиозные меньшинства и отношение современного карабахского общества к ним» с участием представителей властей Нагорного Карабаха, правозащитников, экспертов, представителей различных религиозных организаций, журналистов и др.

По словам директора ЦГИ Альберта ВОСКАНЯНА, деятельность центра оказалась в поле внимания зарубежных коллег. Опыт ЦГИ заинтересовал правозащитника из Чехии, который с 16 по 19 августа 2005 года прошел в ЦГИ стажировку, ознакомившись со всеми аспектами деятельности организации.

27 мая 2006 года в рамках проекта гражданской инициативы «Южно-Кавказская интеграция: Альтернативный старт», осуществляемого «Кавказским центром миротворческих инициатив» (КЦМИ), ЦГИ организовал в Степанакерте круглый стол по проблемам и перспективам развития неправительственного сектора Нагорного Карабаха. На обсуждение участников круглого стола был представлен проект доклада «Становление неправительственного сектора в Нагорном Карабахе: проблемы, достижения, перспективы», подготовленного совместно тремя неправительственными организациями – «Центр гражданских инициатив», «Молодые демократы» и «Гармония».

21 августа 2006 года ЦГИ обратился с письмом к президенту НКР Аркадию Гукасяну по поводу дальнейшей судьбы Гагика Мирзояна – представителя религиозного меньшинства, отбывавшего наказание в ОИУН, с просьбой о прекращении в отношении него дальнейшего уголовного преследования в связи с отказом принять воинскую присягу.

21 октября 2006 года ЦГИ провел круглый стол по теме «Гендер в современном мире. Особенности гендера в карабахском обществе». В работе круглого стола принимали участие представители неправительственного сектора и госстуктур, депутаты, эксперты и журналисты.

30 октября 2006 года ЦГИ направил в Национальное Собрание республики письмо в связи обсуждением проекта Коституции НКР, в котором содержалось 2 предложения. Первое касалось права осужденных принимать участие в голосованиях общенационального масштаба, а второе – введения  института альтернативной гражданской службы в Нагорном Карабахе.

15 ноября 2006 года ЦГИ открыл в ОИУН компьютерный класс.

31 марта 2007 года ЦГИ провел в ОИУН лекцию для заключенных общего и усиленного режимов на тему: «Отношение общественности к предлагаемым сценариям урегулирования нагорно-карабахского конфликта». Мероприятие было призвано восполнить характерный для пенитенциарных учреждений информационный вакуум, воспитать и укрепить в заключенных гражданское чувство.

В 2005-2007 г.г. ЦГИ провел в ОИУН и СИЗО лекции на темы: «Психология преступного поведения. Пенитенциарная психотерапия», «Медицинское обслуживание в местах лишения свободы», «Стандартные правила обращения с подследственными, практикуемые в Европе».

В июле 2007 года представители  ЦГИ принимали участие в выборах президента НКР в качестве местных наблюдателей.

ЦГИ проводит также работу по поиску и уточнению судеб пропавших без вести в зоне Карабахского конфликта, помогает бывшим военнопленным и заложникам  решать социально-бытовые проблемы.

С 8 по 10 октября 2007 года ЦГИ выступил в качестве организатора  регионального кинофестиваля в Степанакерте «Я – человек!»

За отчетный период члены ЦГИ неоднократно были приглашены на различные международные и региональные конференции и семинары (Германия, Великобритания, Франция, Турция, Россия, страны Южного Кавказа). Деятельность организации широко освещалась в местных и зарубежных СМИ.

Работа «Центра гражданских инициатив» по вышеуказанным направлениям, согласно разработанному графику, будет продолжена в течение всего года. На днях, например, в Центре гражданских инициатив состоялся круглый стол, посвященный  психологической реабилитации заключенных, их проблемам во время ареста и адаптации после лишения свободы. Представитель ЦГИ, психолог Зоя Маилян выступила с докладом на тему “Пенитенциарная психология”, рассказав как о научном подходе в данном вопросе, так и о своем личном практическом опыте общения с заключенными в карабахских пенитенциарных учреждениях. “Заключенные – такие же члены нашего общества, как и все мы. И часто им бывает необходима профессиональная помощь и поддержка психотерапевта”. Существует такое понятие как “тюремный синдром” – многие заключенные как по схеме переживают одни и те же психологические проблемы, связанные с лишением свободы. Иногда это просто маленькая депрессия или раздражительность, иногда – попытки суицида.

В ходе дискуссии после доклада говорилось и о постпенитенциарной реабилитации бывших заключенных, о том, чтобы эти люди не чувствовали себя изгоями общества, обеспечивались бы работой, жильем и т. д. – ведь только такой подход, применяемый в цивилизованных странах, поможет тому, чтобы преступления не повторялись.

По словам директора ЦГИ Альберта Восканяна, сегодня психолог их организации уже не может посещать пенитенциарные учреждения – Полиция НКР запретила Центру гражданских инициатив проводить регулярные мониторинги, которые раньше ежемесячно проводились во всех местах заключения в Карабахе. “Но это, конечно, не означает, что мы должны перестать работать в этом направлении. Сейчас мы начали осуществлять программу по реабилитации бывших заключенных. Думаем, это тоже немаловажная работа, которая приведет к определенным изменениям – как по отношению бывших заключенных к современному обществу и их социальным трудностям в процессе постпенитенциарной адаптации, так и по отношению нашего общества к бывшим заключенным”, – сказал А. Восканян.

ЦГИ последовательно выступает за необходимость передачи системы пенитенциарных учреждений НКР из ведения Полиции в ведение Министерства  юстиции, что позволит достичь международных стандартов в указанной сфере, более эффективно и комплексно решать существующие в пенитенциарной системе проблемы.

ЦГИ приветствует отмену де-юре смертной казни в НКР, что имело место летом 2003 года.

Остается пожелать Центру плодотворной работы, направленной на благо нашего общества и понимания в среде тех, кто пока не очень хорошо представляет себе призвание общественных организаций.

—————————————————————————————

Нет частных университетов, есть высшее образование

В степанакертском университете «Месроп Маштоц» с 19 по 21 октября была проведена научная конференция, посвященная 10-летию создания университета и 15-летию освобождения Шуши.

С юбилеем коллектив университета и его ректора Донару Габриелян поздравили представители и карабахских властей, и научных кругов Армении. Наряду с предстоящими работами, замминистра образования НКР С. Асрян отметил проведенную университетом работу по подготовке кадров, созданию научной базы и установлению международных научных связей.

«Во время войны цивилизаций на передний край выходят университеты», – было сказано в одном из поздравительных выступлений. «Создавать новое очень сложно, а в послевоенном Карабахе – тем более», – отметил ректор одного из первых ереванских негосударственных вузов Армении «Гладзор» Ж. Джангирян.

Сегодня в университете на трех факультетах по 11 специальностям обучается 650 студентов. «Мы избрали специальности, которые имеют спрос на рынке, и сейчас наши выпускники факультета информационных технологий востребованы не только в Арцахе и Армении, но и за рубежом», – отметила в своем слове ректор УММ Донара Габриелян. В качестве одного из основных достижений она назвала присоединение университета к Клубу ректоров Европы.

Один из факультетов университета уже получил государственную аккредитацию. Процесс проверки соответствия двух других продолжается. Как было отмечено в ходе церемонии открытия, в современном мире нет государственных и частных университетов, есть котируемое высшее образование.

В ходе конференции, которая проходила в 7 секциях, были прочитаны доклады, касающиеся как историко-правовых аспектов внешней политики армянских государств, так и языковой, информационной политики.

 www.karabakh-open.com

—————————————————————————————–

культура

Уважать культуру и других народов

В Степанакерте открылась фотовыставка «Мусульманские памятники на территории Арцаха». Это – первая подобная выставка в независимом Карабахе. Инициаторами ее проведения стали  карабахский региональный Бизнес-центр и неправительственная организация «Искусство за мир и развитие». Выставка продлится до 6 ноября в Степанакертской галерее в здании мэрии.

В целом было исследовано и сфотографировано около 30 памятников, на выставке представлены 50 фотографий различных фрагментов и общих видов мусульманских памятников культуры – мечетей, курганов и мавзолеев. Как было отмечено на презентации, выставка удалась, сделана профессионально и дает много пищи для размышлений.

Как же возникла идея организовать подобную выставку в Карабахе? Руководитель организации  «Искусство за мир и развитие», архитектор  Манушак Титанян рассказала, что идея подобной выставки возникла где-то в прошлом году.

– Как только в прессе появились сообщения о том, что в соседней стране разрушаются хачкары, азербайджанцы стали говорить, что и мусульманские памятники культуры тоже разрушаются на наших территориях. И нам стало интересно: а в каком состоянии на самом деле памятники мусульманской культуры на территории Карабаха и подконтрольных ему территорий? Поехали по районам и увидели, что памятники мусульманской культуры в целости и сохранности – они разрушались только под воздействием времени. И если честно, для меня лично это все было очень интересно как архитектору – что за культура была на нашей территории, какой ценности памятники здесь есть? В ходе поездок я поняла, что многие памятники культуры, несмотря на то, что они мусульманские, носят в себе и много армянского: какие-то стройматериалы, архитектурные находки, мотивы, образы и т. д.  И нам захотелось поделиться нашими впечатлениями и с  нашей общественностью тоже. Вообще – любая культура, созданная на любой земле, обязательно должна быть сохранена. Мы хотели показать нашему обществу, какие памятники “другой” культуры у нас есть. Конечно, это стоило немалых усилий и требовало финансовых затрат – в этом нам помогла международная организация “International Alert”.

Если честно, мы – организаторы выставки – думали и о том, что какая-то часть людей не очень хорошо воспримет идею подобной экспозиции, потому что это все-таки памятники мусульманской культуры на территории Карабаха и подконтрольных ему районов, которые в какой-то мере являются свидетельством того, что на этих территориях проживали мусульмане. Но я как архитектор, занимающийся исследованием памятников, считаю, что эта выставка очень важна. Потому что все эти фотографии и исследования этих памятников показывают, что до конца 18 века тут не было мусульманской общины как таковой, потому что нет культовых сооружений – мечетей, построенных раньше этого срока. Ведь мы все знаем, что рядом с каждыми пятью домами мусульмане обычно строят свою мечеть. И в основном мечети есть в тех городах, которые были основаны в конце 18-го века – в Хорадизе, Физули, Агдаме и в Шуши, в период персидского владычества. Все остальные сооружения – это, в основном, мавзолеи. Причем они не сконцентрированы в одном месте, а разбросаны и представляют собой построения временного характера, которые сооружались во время не постоянного, а временного проживания на той или иной территории. С этой точки зрения, я думаю, что подобные выставки и исследования вполне совпадают с нашими национальными стремлениями, помогая восстановить истину и увидеть реальность. Вот почему я считаю, что обязательно нужно охранять все эти памятники культуры. Нам нечего бояться. Мы – народ, который очень давно живет на этой земле. Да, иногда мы находились под тем или иным игом – монголо-татарским, персидским, арабским и т. д. – свидетельства чего остались в виде памятников. Но они все приходили и уходили. Например, во всей этой выставке есть всего одна фотография с изображением азербайджанского наследия. Это – мозаичные витражи на транспортных остановках, они были сооружены во время советской власти, и в целом, не имеют ничего общего с теми культурными традициями, вкусом и мотивами, которые есть на всех остальных фотографиях.

Со-организатор выставки, руководитель карабахского регионального Бизнес-центра Валерий Балаян говорит, что они ” честно говоря, ждали более резкой и неоднозначной реакции зрителей на выставку. Но приглашенные восприняли фотовыставку нормально. Мне кажется, подобные выставки нужны – мы должны знать свою историю, историю тех, кто жил на нашей земле, проходил через наши земли и оставил на ней след…”

Автор фотографий, молодой талантливый фотограф Арег Балаян тоже поделился своими мыслями: “Когда я делал фотографии, я относился к объекту фотографий как к памятникам и не имело значения, кто и когда эти памятники соорудил и чьей культуре они принадлежат. В любом случае, я относился к предмету фотографий с уважением – и это главное. К сожалению, было очень мало времени на съемки. Мы много ездили по районам. И потому фотографии получились больше художественными, чем документальными – пока доезжали до места съемок, уже не приходилось думать о нужном свете и т. п. Но в целом было очень интересно работать.

А как восприняли фотовыставку сами жители Карабаха?

Давид Мелкумян: “Было очень приятно увидеть подобную выставку. Она – свидетельство того, что карабахский народ уважает не только свою культуру, но и культуру других народов. Я думаю, что культура – это та сфера, которую невозможно и не надо политизировать”.

Ирина Григорян: “Я считаю, что сейчас как раз время проводить подобные мероприятия. Эта выставка говорит о толерантности нашего народа, о хорошем отношении не только к своему искусству, но и к культуре других народов – независимо от того, этот народ – друг или враг… И главное – все сделано на таком высокопрофессиональном уровне, что просто любуешься теми фрагментами, тем мастерством, которое было вложено в эти фотографии, в эту выставку”.

Сергей Шахвердян: “Я считаю, что необходимо проводить подобного рода исследования. Эта выставка, надеюсь, будет первым шагом в этом плане. Тем более, с точки зрения туризма,  необходимо представлять миру разнообразие и многоликость культуры Арцаха. Надо сказать, что представленные на выставке памятники культуры являются произведениями армянских мастеров, сооруженными по заказу представителей других национальностей, исповедующих мусульманство. В этом смысле это очень спорная выставка. Многие памятники выглядят уж слишком армянскими. Особенно, мост в Кубатлы, постоялый двор Аджи Гуллгер, например. Я считаю, что необходима серьезная экспертиза по выяснению принадлежности этих памятников той или иной культуре. Нужно также провести исследования с точки зрения историографии – часть этих памятников, бесспорно, принадлежит периоду иранского владычества, и это памятники иранской культуры. Есть также памятники  арабской культуры. Но бесспорно – надо продолжать изучать и исследовать все то, что есть на нашей земле…

Эрик Оганян: “Такие выставки помогают показать, что в плане демократии, уровня толерантности в обществе мы все-таки выше, чем соседний Азербайджан. И подобные выставки просто необходимо организовывать”.

Эллада Саакян: “Конечно, это новое слово в выставочном деле в период пост-Движения. Для меня это очень впечатляющая выставка – потому что, не будучи специалистом, на уровне интуиции я не могла отделаться от мысли, что все это мне очень знакомо, все гармонирует с моим внутренним состоянием – то есть я нахожу в фотографиях много “своего”. В то же время на уровне разума я отмечаю – может быть, наши культуры настолько сильно переплелись как соседские, что мы друг у друга что-то позаимствовали… Это очень большая работа – нужно быть человеком широких взглядов, чтобы устроить такую выставку в такое время. С узким мышлением просто невозможно увидеть все это в другой культуре. Судя по атмосфере, которая царит в зале, можно сказать, что определенная часть карабахского общества созрела для того, чтобы посмотреть такую экспозицию”.

Что ж, выставка представила на суд зрителей фотографии памятников мусульманской культуры Карабаха, и она открыта для всех желающих. Может быть очень много различных мнений о том, какому именно народу или какой культуре принадлежат те или иные памятники, но бесспорно то, что все это – наше наследие, наше богатство. А мы – народ, любящий долго говорить о своей древней цивилизации, уровне культуры и особой ценностной системе – тем более должны осознавать, что именно многообразие культур и причудливое их переплетение уже само по себе есть большая ценность.

 подготовила Каринэ ОГАНЯН

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s