№ 4 / 15 март

“Демо” / № 4 (68) / 15 март, 2007г.

ОППОЗИЦИЯ ИЛИ ПРОТЕСТНЫЙ ЭЛЕКТОРАТ?

Наира АЙРУМЯН 

Предвыборная гонка в Карабахе началась, как это ни странно, с обвинений в адрес оппозиции. Кому не лень обвиняют оппозицию в продажности, в создании излишнего ажиотажа и даже в антидемократичности. Но пока еще никто не сказал, кто есть оппозиция в Карабахе. Оппозиция – это организованная политическая сила, не согласная с проводимой властями политикой и стремящаяся к власти, чтобы проводить иную политику.

Если исходить из этого классического определения, то в Карабахе нет оппозиции. Нет организованной силы (партии) или отдельных людей, которые не доверяют властям и сами стремятся к власти. Есть партии, которые чем-то недовольны. Например, АРФ Дашнакцутюн, которая недовольна внутренней политикой в стране, в частности, в области кадровой политики и заселения. Но эта организованная сила, судя по всему, не стремится к власти. На этом список недовольных политиков можно закончить.  Но есть в стране достаточно большая масса людей, которая политически не организована, не стремится к власти, но политикой властей недовольна. В обществоведении это называется протестный электорат.

Эти люди не имеют политических амбиций, политика интересует их постольку, поскольку влияет на их собственную жизнь. Предприниматели, которых задушили налогами и бюрократией, пенсионеры, на деньги которых можно сходить разок в магазин, пострадавшие от правового произвола люди – это и есть протестный электорат. По большей части власть имеет на них рычаги давления, поэтому они не становятся активным протестным электоратом. С другой стороны, они представляют собой большую силу, и каждый кандидат на предстоящих выборах будет бороться прежде всего за голоса этих людей.  По целому ряду причин протестный электорат в Карабахе неорганизован.

Во-первых, нет у электората ярко выраженных лидеров. Во-вторых, власть так долго изолировала общество от управления страной, играя в политику с собой, что общество уже подзабыло правила игры. В-третьих, нет у электората средств массовой информации, в частности, телевидения. В-четвертых, не находилось до сих пор у электората повода высказать свой протест: выборы были настолько безальтернативные по своей сути, что и выборами-то их назвать сложно.  На этот раз все может быть по-другому. И здесь протестный электорат сможет сыграть решающую роль.

 

АРКАДИЙ ГУКАСЯН: “МЕЖДУ ЕРЕВАНОМ И СТЕПАНАКЕРТОМ ЕСТЬ СЕРЬЕЗНЫЕ РАЗНОГЛАСИЯ”

“Невозможно представить ситуацию, чтобы Армения вела переговоры с Азербайджаном и при этом не вводила в курс процесса Нагорный Карабах”. Об этом на пресс-конференции по итогам встречи с французским сопредседателем МГ ОБСЕ Бернаром Фасье заявил в Ереване президент Нагорного Карабаха Аркадий Гукасян. По его словам, естественно, что Нагорный Карабах информируют, и Степанакерт в курсе всех подробностей. “Однако в силу того, что мы непосредственно не являемся участниками переговоров, существует проблема, так как мы лишены возможности прочувствовать все те нюансы, которые имеют место в процессе переговоров”, – заметил Гукасян. Вместе с тем он отметил, что по вопросу урегулирования нагорно-карабахского конфликта между Арменией и Нагорным Карабахом существуют как незначительные, так и серьезные разногласия.

“Наверно, некорректно будет с моей стороны озвучивать эти разногласия, поскольку это наша внутренняя кухня. Но мы не теряем надежду, что по тем моментам, где наши позиции не совпадают, мы сможем убедить Армению”, – отметил он. По его словам, он не думает, что Нагорный Карабах не достигнет договоренности с Арменией по спорным вопросам. “Обычно, при обсуждении тех или иных вопросов, мы обходимся без эмоций, а приводим доводы и аргументы, и обычно побеждает более веский аргумент”, – заметил он.

 

ПРЕЗИДЕНТ НКР: “ТРУДНО БУДЕТ УЙТИ ИЗ БОЛЬШОЙ ПОЛИТИКИ”

Политическое поле Нагорного Карабаха открыто, и любой желающий, если на то существуют основания, может принять участие в президентских выборах в Нагорном Карабахе. Об этом в Ереване в ходе пресс-конференции заявил президент НКР Аркадий Гукасян, комментируя информацию о том, что экс-заместитель министра обороны Армении Артур Агабекян намерен баллотироваться в президенты Нагорного Карабаха. Вместе с тем он отметил, что в Нагорном Карабахе есть множество достойных кандидатов, но если в Армении есть такие, которые также считают себя таковыми, то политическое поле Карабаха открыто, все могут придти и участвовать в выборах, конечно же, если это не противоречит закону.

“Но если где-то и противоречит, мы готовы изучить данный вопрос и содействовать им”, – отметил президент НКР. Отвечая на вопрос о том, допускает ли он, что следующий президент НКР будет более жестким в некоторых вопросах, чем он сам, Гукасян заметил, что не он должен делать прогнозы – “в любом случае, народ должен выбирать”. Он отметил, что сделает все возможное, чтобы президентские выборы в Нагорном Карабахе прошли на высшем уровне. “В Карабахе выборы всегда были свободными и справедливыми. Но сегодня мы имеем шанс подняться еще на одну ступень. Я считаю, что мы в состоянии это сделать и эти выборы будут соответствовать международным стандартам”, – отметил он, добавив, что в истории Нагорного Карабаха не было нечестных и несправедливых выборов.

По его словам, этот факт признали многие международные наблюдатели. Президент, пользуясь случаем, пригласил всех принять участие в освещении выборов, чтобы убедиться в том, что Нагорный Карабах действительно стремится быть европейской страной. Гукасян проинформировал, что после завершения своих полномочий намерен остаться в Нагорном Карабахе. “По крайне мере, на ближайшие годы этот вопрос будет решен”, – отметил он. Свое решение он мотивировал тем, что в стране будут нуждаться в его помощи и поддержке. Президент также признался, что сразу трудно будет уйти из большой политики, “но, в любом случае, я имею опыт и должен передать его будущему президенту и правительству, и в ближайшее время я буду заниматься этим”, – заметил он. “Я могу сказать лишь одно, что меня не заботит факт, что я останусь вне власти. Я считаю это вполне нормальным явлением.

И у меня также нет планов вступать в одну из партий, хотя не хочу зарекаться, но на сегодня таких планов нет”, – отметил президент. На просьбу прокомментировать решение Нагорного Карабаха ввести собственные паспорта, Гукасян поинтересовался, почему этот вопрос вызвал столь большой интерес. Он отметил, что все непризнанные республики имеют собственные паспорта – Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия. “Естественно, что и мы должны иметь паспорта. И если кто-то пытается связать этот вопрос с выборами, то это просто абсурд, поскольку эти паспорта в течение 1 или 2 месяцев невозможно подготовить – это процесс, который будет длится годы. Но мы придерживаемся того мнения, что Нагорный Карабах, как независимое государство, должен иметь свои паспорта. Другое дело, что мы не можем ими пользоваться за пределами страны и Армении. Но для этого и существует армянский паспорт” – заключил он.

http://www.regnum.ru

——————————————————————————————

Гостиная “Демо”

Я ВЕРЮ –  У ВАС ЕСТЬ БУДУЩЕЕ!

Как мы уже сообщали, по инициативе немецкого фонда им. Генриха Белля и южно-кавказских офисов Фонда открытого общества в шести регионах Южного Кавказа – в Абхазии, Азербайджане, Армении, Грузии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии – пройдет кинофестиваль мира и прав человека “Я человек”. По словам координатора проекта Керстин Никинг, кинофестиваль документальных фильмов стартует в апреле и завершится в октябре 2007 года. За этот период будет проведено 25 мини-фестивалей по всей территории Южного Кавказа.

Это первый подобный кинофестиваль в регионе и, по замыслу организаторов, он призван показать южно-кавказскому кинозрителю актуальное документальное кино из разных стран мира.  В Карабахе пройдет два фестиваля – один в Степанакерте, другой в Шуши. Фестиваль на колесах приедет в Карабах в октябре. На днях в г. Шуши прошел подготовительный семинар для выигравших конкурс заявок карабахских организаторов фестиваля

– НПО “Гармония” и “Центр гражданских инициатив”. В работе семинара приняла участие и эксперт из Южной Осетии Дина АЛБОРОВА. Она – очередной гость в нашей постоянной рубрике.

– Дина, что Вы думаете об идее южнокавказского кинофестиваля?

– Я думаю, проведение фестиваля документального кино на Южном Кавказе – прекрасная идея! Мало того, что такое мероприятие на общерегиональном уровне проводится впервые, хочу отметить, что и в Южной Осетии давно забыли о том, что такое фестивали. К сожалению, Южная Осетия все еще находится в состоянии войны, а такие понятия как кинофестиваль всегда связаны с состоянием мира. Фильмы, которые будут демонстрироваться на данном кинофестивале, были сняты в разных странах мира – в Израиле, в Южной Африке, в Камбодже, в бывшей Югославии и т. д. Но они очень близки каждому из нас, так как рассказывают о ненависти и прощении, об абсурде войны и ее временных ценностях, об унижении и самоуважении, о переоценке ценностей и невостребованности в современном мире. Они заставляют вспоминать вчерашний день, размышлять о сегодняшнем и думать о нашем завтрашнем дне.  Очень точно название кинофестиваля – «Я – человек». И об этом рассказывает каждый фильм. Самое главное – они говорят нам о том, что никогда, ни при каких обстоятельствах не надо забывать об этом и никто не имеет права убивать в нас ЧЕЛОВЕКА, по какую сторону баррикад он бы ни находился.

– В последнее время в прессе очень много новостей о том, что в Южной Осетии вновь обострилась ситуация. Что сейчас происходит на вашей родине? 

– Сегодня ситуация в Южной Осетии неоднозначная. Общество в напряжении, так как в любой момент мы ждем новой военной агрессии со стороны Грузии. Хотя нас уверяют, что время разрешения ситуации военным путем уже прошло, и международное сообщество не допустит нового военного противостояния. Но те же слова мы слышали и перед  военной агрессией в 2004 году.  Ситуацию усложняет и вновь созданное грузинским руководством так называемое альтернативное правительство Южной Осетии, которое находится на временно неконтролируемой юго-осетинскими властями территории с преимущественно грузинским населением. И, тем не менее, народ Республики Южная Осетия сделал свой выбор и идет по этому пути. Кто сказал, что он легок? Нет, этот путь очень труден, полон больших препятствий и соблазнов. Пройдем ли мы по нему достойно? Это покажет время. Что мы после себя оставим?  Об этом будут судить наши потомки.

– Мы никогда не упускаем возможность спросить у  наших гостей о впечатлениях о Карабахе…

– Я не впервые в Карабахе, и с каждым моим приездом я вижу как Карабах становится лучше, как он развивается, и я верю, что у вас есть будущее. Меня приятно удивляет, что Степанакерт весь отстроен, он выглядит так, как будто и не было никакой войны, прекрасные дороги, развивается малый и средний бизнес. У вас пахнет жизнью и завтрашним днем. Одним из показателей этого является строительство жилого фонда. Это означает, что люди не сидят на чемоданах, они связывают свое будущее и будущее своих детей с Карабахом. К сожалению, не могу того же сказать о Цхинвале. Хотя многое начали делать за последние шесть лет. Повышаются зарплаты и пенсии, строятся дороги, набирают обороты заводы. Недавно в Южной Осетии было большое событие – население получило паспорта Республики Южная Осетия. Этот факт является предметом моей гордости. И, честно говоря, мне глубоко безразлично, признает ли мое государство международное сообщество или нет. Я его признаю, у меня есть четкая самоидентификация, и это самое главное.

Подготовила К. ОГАНЯН

——————————————————————————————-

Точка зрения

ПРЕДСТОИТ РАЗВЯЗКА ИЛИ ЗАВЯЗКА

Игорь МУРАДЯН

Политические процессы, происходящие в Армении, отражают завершение первой фазы формирования капиталистических отношений и борьбы различных буржуазных группировок. В этическом и эстетическом смысле это даже уже не модерн, а пост-модерн, который предварил крайние формы нигилизма. Конечно же, любые обобщения и политологические изыскания пока выглядят смешными и бессмысленными – но только до тех пор, пока возникнут серьезные внешние вызовы, смысл и логика которых все еще не поняты. Тем не менее, ожидания от предстоящих парламентских выборов в Армении весьма тревожные. В результате различных перегруппировок и образования новых политических групп может возникнуть сложная конфронтационная ситуация. Подзабытые основатели «армянского модернизма», приведшие в 1998 году страну к политической катастрофе, подняли головы и готовы предложить свои услуги за любую цену.

Характерным является то, что президент Армении, на которого возлагается основная ответственность за дальнейшее развитие событий, пытается отказаться от старых приемов выбора фаворитов для создания правящей коалиции. Вызванная внешними условиями политика и политическая технология Р. Кочаряна, когда основные партийные группировки, независимо от партнерства с президентом, должны сами решать свою политическую судьбу, может привести к новым и весьма благоприятным условиям не только в Ереване, но и в Степанакерте.

2005 год ознаменовался политической катастрофой в Степанакерте – был избран новый состав парламента, представляющий собой сборище в большинстве своем беспринципных, притянутых за уши компашек, готовых принять любое решение, любой капитулянтский сценарий. Во время наиболее ответственного периода международной дискуссии по карабахской проблеме карабахский парламент набрал в рот воды и успешно пережил «головную боль» – без потери авторитета парламента и президента НКР. Это было настолько омерзительно, что стало проблематичным комментировать такое поведение. Переживая весьма сложный внешнеполитический период, карабахское общество даже не подозревает, благодаря чему и по каким причинам ему предоставляется возможность проводить время в бездеятельности. Степанакерт занят исключительно мелкими интригами, связанными с сакраментальным третьим сроком нынешнего президента, предвкушая третий срок как «третью мировую войну», не подозревая, что третий срок – это не один из возможных вариантов, а совершенно непозволительный вариант (даже в уголовном мире третий срок – это автоматически рецидив). Чрезмерно озабоченное благополучием своих фазенд, уткнувшись носом в азартные игры, степанакертское общество не подозревает, что шаблонное выражение «информационный вакуум» существует только для дураков. В действительности, события и процессы – не только вокруг НКР, но и в самой НКР – внимательно, профессионально отслеживаются и делаются должные выводы.

Процесс предоставления суверенитета (независимой государственности), начавшийся осенью 2002 года, может обратиться в подлинную трагедию для Армянского Карабаха, если в Степанакерте не будут адекватно реагировать на предложения и условия. Если Чечня утратила обретенную независимость из-за излишней активности и дикости, то НКР может так и не обрести независимость – из-за фатальной пассивности и псевдо-цивилизованности (хотя какая там цивилизованность, если в Степанакерте нет ни одного общественного туалета!). Невероятно, но в 1994 году невозможно было ожидать от карабахцев такой покорности судьбе. В Степанакерт перенесена ереванская буржуазная модель, но если в Ереване существуют социальные правила, то эта модель поглотила Степанакерт целиком.

Происходящие в Ереване события как нельзя благоприятны для попыток патриотов в Степанакерте изменить сложившуюся ситуацию. Президент Р. Кочарян, который намерен, по требованию внешней политической среды и стратегических партнеров, изменить правила игры, или, во всяком случае, внести коррективы в сложившуюся мафиозную традицию проведения выборов, находясь под сильным внутренним давлением, пытается утвердить следующие принципы.

1. Выборы в Армении должны обеспечить ротацию, непременно ротацию, возможно, даже замену одной политической группировки на равноценную – «шило на мыло», но все равно ротацию. Формальность данного условия только кажется бессмысленной; на самом деле в армянском обществе, сознательно воспринявшем социальный примитивизм, не может быть более витиеватой и творческой технологии – только под контролем актуальной власти и только ротация. В приличном обществе, которое принято называть почему-то «гражданским», этот прием называется «легальным насилием».

2. Генералы, адмиралы и даже полковники не должны занимать высшие посты в гражданской администрации. «Избранные» представители силовых ведомств не должны претендовать, а вернее, не должны становиться президентами – ни в Ереване, ни в Степанакерте. Не только потому, что внешняя политическая среда и стратегические партнеры не поймут таких подходов, но потому, что силовые структуры остро нуждаются в чистке, так как поставлен вопрос о компетентности. При этом прежние заслуги и проявленный героизм прямо пропорциональны некомпетентности. Это становится небезопасным в условиях динамично меняющихся требований в сфере безопасности. Может быть, это выглядит несколько циничным, но этот осознанный цинизм никак не сравнить с тем «неосознанным» цинизмом, который занял все пространство постылой армянской действительности.

3. Генералы, адмиралы и даже полковники с майорами, разочаровавшиеся в службе и утратившие к ней подлинный интерес, не могут надеяться на политическую карьеру: видимо, то, что было приемлемо на начальной стадии развития капитализма, становится неприемлемым сейчас, когда нужно уметь отвечать на вопросы молодых офицеров, которым предстоит дальнейшее строительство вооруженных сил. На встречи с избирателями придется ходить не в генеральской форме и не в “спортивках”, а прилично одетыми в костюмах от «Армани» – причем, не в подделках-тройках, купленных на Разданском базаре. Нужно быть господами, сеньорами, а не мелкими лавочниками.

4. Не говоря уже о пресловутом третьем сроке, «политики», которые позволили мысли о том, что можно подменить парламент панибратской компанией местечкового значения, не могут надеяться на президентский пост. Есть другие посты – пусть занимают, если будут прилично себя вести. Никакая политическая «адвокатура», включая псевдо-революционных партнеров-сотрапезников, не поможет. Поэтому нужно умерить амбиции и служить своей Родине.

5. Так называемые олигархи не могут быть однозначно и автоматически признаны «врагами народа», но их пошлое поведение привело к полной дискредитации данного типа политических нуворишей и они должны много сделать общественно полезного для утверждения своего места в реальном политическом процессе. Молодым предпринимателям открыты ворота в политику, но они должны заниматься именно политикой, а не плестись в хвосте давно растерявшихся властей.

6. Политические партии, которые уже 13 лет почивают не только на героической славе карабахской войны, но и на славе мучеников (армянских шахидов), не могут более надеяться на благоприятный режим существования, в том числе, в составе провластной коалиции. Эти политические партии, наконец, должны понять, что нужно заново создавать свою историю, заново завоевывать уважение людей, заново выстраивать свои ряды и руководство. В реальном политическом процессе нет больше места приживалам и нахлебникам, надеющимся на дешевый авторитет, а также на беспредметное сотрудничество, правильнее сказать, соглашательство с властями.

7. Использование административного ресурса недопустимо и уголовно преследуемо. Возможно ли это? Возможно, потому что выход найден. Роль денег в выборах будет легитимирована, что даст возможность иметь преимущества буржуазной морали. Это одобрено и арбитрами из числа апостолов демократии. Деньги не криминал, но административный ресурс – это криминал. Из двух буржуазных приемов только один признан приемлемым.

Все эти условия преподносятся не нарочито, на их применении никто не настаивает, но отступление от этих условий равнозначно скатыванию в помойную яму. Р. Кочарян последовательно, почти уже запрограммированно, осуществляет данную доктрину, потому что явственно почувствовал, что, проигнорировав эти правила, он погубит не только Армению, но и самого себя. Характерно, что, несмотря на различие в интересах, в весовых категориях и в представлениях о партнерстве, буквально все субъекты электорального процесса в Армении, охотно или не совсем, выполняют эти условия. Если кому-то кажется, что можно проигнорировать эти правила, то это будет действовать только некоторое время, очень короткое время. Все это очень смахивает на анекдот, но и наша действительность – не что иное, как сатирический журнал. Никто не может утверждать, что все эти условия будут выполнены, и это понятно, так как президент Р. Кочарян не обладает всей властью. Но если эти условия не будут выполнены, Р. Кочарян проиграет, и проиграет навсегда.

Вопрос об избрании президента НКР – вопрос безопасности и будущего армянской нации. И формат, рамки и правила этого процесса уже определены. Во всяком случае, Р. Кочаряну стало понятно, политик какого склада и образа должен стать президентом НКР. Позиция Р. Кочаряна, несомненно, заключается в отсутствии намерений сделать выбор в отношении кандидатуры президента НКР. Он намерен признать своим партнером того, кто сумеет, выполнив эти условия, стать избранным, а не назначенным президентом НКР.

Может возникнуть вопрос: а почему, собственно, Р. Кочарян должен решать, кому надлежит стать президентом НКР? Вопрос вполне понятный, но предложите свой вариант ротации власти в НКР. Кстати сказать, хорошо бы подумать о внеочередных выборах в парламент НКР. Эти депутаты еще смеют думать о постах в исполнительной власти, хотя эта проблема может быть решена только в русле политической деятельности, а не лакейского поведения. Поведение парламента зимой 2005-2006 годов простить невозможно. И это не только эмоциональная оценка.

К сожалению, вышеизложенные правила во многом навязаны извне. Но, во-первых, это внешнее влияние в подавляющей мере носит позитивный характер. Во-вторых, если нация и общество столько лет позволяют измываться над собой, отдав свое будущее на откуп Бог знает кому, то придется и послушать, что внушают. В конце-концов, не до Второго Пришествия. Чем раньше армянское общество выполнит эти условия, тем раньше наша страна обретет независимость. Сейчас с нами не считается никто – не внешние, ни внутренние моралисты. Нужно объявить джихад капитулянтству, разложению и конформизму.

В одном из рассказов Зория Гайковича Балаяна приводится пример из жизни чукчей – «В долгие полярные ночи возникает искушение признать Луну Солнцем. Если это происходит, человек гибнет – неизменно».

Прорвемся ребята, не дадим им продать нашу Родину за грош.

——————————————————————————————-

о времена, о нравы!

«АРМЯНСКАЯ ЛЮБОВЬ» ИЛИ КОЕ-ЧТО О ЖИЗНЕННЫХ ЦЕННОСТЯХ

Евгения ОСИПЯН 

Нет, тот факт, что мы – армяне – народ феноменальный, уже не оставляет никаких сомнений. Ну посудите сами: коньяк, абрикосы, дудук, радио, КВН – все армянское! И даже болезнь «армянская» тоже есть. А доводилось ли вам слышать про “армянскую любовь”? Если нет, то попробую ознакомить вас с еще одной армянской диковинкой. А все началось с обыкновенной беседы двух соседок – на самой обыкновенной скамейке во дворе. – Мне совершенно ни к чему, чтобы моя будущая невестка была бы первой красавицей города. Знаешь, говорят «красивая жена – чужая жена». Главное, чтобы была хорошая спина…  В переводе на армянский «хорошая спина» означает – “дочь крутых родителей”, в которых будущий зять непременно должен найти опору.

– Мне не нужна капризная красавица без приданого. И это в наше-то время! Это сколько должен горбатиться мой сын, чтоб одеть-обуть жену, детей? Не-еет, девушка должна быть одета и обута, иметь хорошее приданое, и чтобы родители время от времени оказывали ей определенную материальную поддержку, – продолжала умудренная жизненным опытом женщина. – А что говорит по этому поводу твой сын?                         – А что он должен говорить? Мой сын знает, что мать ему плохого не пожелает и,  разумеется, абсолютно со мной согласен.        – Но разве семью и любовь можно вот так запланировать? А вдруг ему понравится девушка, несоответствующая всем этим запросам? – не унывала соседка. – Какая любовь?

Какому дураку сдался тесть-голодранец, который не сможет внуку даже один несчастный «Сникерс» купить, а о других подарках и не говорю. Помни: нет денег, нет любви! – Но что в таком случае делать девушкам, чьи родители при всем желании не могут дать дочерям богатого приданого? – Искать себе подобных голодранцев… Господи, и что же нас ждет, если за 32-летнего детину все вопросы решает мамочка, а он согласен на все. До сих пор бытовало мнение,  что муж должен содержать семью, а сейчас выходит, что все это – обязательство тестя.

И каким боком вырисовываются эти расчеты-пересчеты? А  вы обратили внимание, что во всех этих расчетах не было ни малейшего упоминания о том, что молодые люди прежде всего должны быть любящими и преданными супругами – ну, и высокообразованными тоже. Говорят, что без любви невозможно прожить… Выходит, есть ценности и поважнее?..

 

УЛИЧНЫЕ РАЗБОРКИ

Грайр БАГДАСАРЯН 

Общество тогда начинает обращать серьезное внимание на насилие, когда оно переходит все границы и становится очевидным. А ненасилие – это идеал, к которому, видно, наша нынешная молодежь не стремится.

Сегодня человек стремится не только выжить – ему необходимы и общечеловеческие ценности. Эти ценности могут проистекать из культурного наследия (например, следование правилам этикета), из религии (посещение церкви) или они могут быть личностными (установка на то, чтобы держать слово). Инстинкт самосохранения дает человеку энергию для борьбы за свое место в обществе: с одной стороны, на физическом уровне – для поддержания сил, с другой, на психологическом уровне – для уверенности в том, что с его ценностями, его идеалом и его мнением считаются в обществе. Но оказывается, есть и другой вид для борьбы за свое место в обществе – это уличные разборки. Разборка – это определенная форма общения, которая, как видно, имеет особое важное место среди нынешней молодежи. Почти ежедневно каждый житель нашего города становится очевидцем, а может и поневоле соучастником разборок. Только теперешней молодежи стоит держать определенную дистанцию в общении с людьми взрослого поколения. И стоит взвешивать все «за» и «против» – перед тем, как вызывать кого-то на разборку.

Как свидетельствуют наблюдения, поколение людей выше 30-и не настроено на то, чтобы участвовать в разборках с молодежью, инициаторами которых являются последние, мальчики 14-16 лет. Даже если эти же инициаторы настроены подраться и сами нарываться на неприятности… Главный принцип традиционного обращения во время разборок – сначала подчинение, а позже драка. Нынешная молодежь старается подчинить себе тех ребят, с кем ведет разборку, при этом “наезжая” на них без каких-либо правил, а именно: подчинение в несправедливых и оскорбительных для другого действиях. А подчинение порождает насилие.  Причины для разборок бывают разного вида: социальные, личные или же разные примитивные.

Социальные – это когда один ставит свои условия для разделения чего-то, а другая сторона условия эти не принимает. Личные – тут уже замешена девушка.

Примитивной причиной может быть, например, то, что какому-то бывшему шурину не понравилось, когда его бывший зять женился и он вызывает его на разборку, стараясь запугать того или пустив в ход шантаж. Редко когда бывает так, что уличная разборка заканчивается спокойно, без драки. С обоюдного согласия и после рукопожатия стороны расходятся. Но бывает и по другому – исход разборки бывает плачевным. Пожилые люди утверждают, что, когда день клонится к вечеру, они стараются вернуться домой, так как в темных углах нашей столицы поздно вечеро часто идут разборки, драки, слышатся ругательства. В основном, в подобных разборках замешаны лица подросткового возраста, большинство из них – в пьяном состоянии, а некоторые даже на ногах не могут стоять.

То, что происходит где-то далеко, не задевает чувства людей, едва их трогает. Но стоит даже ничтожному происшествию произойти у них на глазах, ощутимо близко, как разгораются страсти. В таких случаях люди как бы “возмещают” обычное свое равнодушие горячностью и выпадом эмоций. Что это такое – настоящий живой человек? Каждый из людей – драгоценная, единственная в своем роде попытка природы. А их убивают сегодня или скопом, или каждого в отдельности. Причем, не только во время войн, но и в ходе бессмысленных уличных разборок.

ОТВЕТНОЕ ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

В номере “Демо” от 28 февраля 2007 года было опубликовано открытое письмо президенту НКР от жительницы Степанакерта Татьяны Саркисян, касающееся 4 судебных исков по квартирному вопросу. На днях в редакцию “Демо” поступило еще одно письмо – от другой заинтересованной стороны – дяди Татьяны Саркисян, жителя села Сарушен Шабо Григоряна. Поскольку наша газета выступает за многостороннее освещение событий,  публикуем краткое содержание вышеуказанного письма.

Не буду вдаваться в подробности дела, а только скажу, что с 1994 по 2003 год Татьяна Саркисян жила в г. Воронеж с мужем – гражданином РФ. В указанной квартире, которую выделили семье моей сестры  Антик Амбарцумян (как семье погибшего), Татьяна до 2003 года и дня не проживала, так как в период выделения квартиры она уже проживала в Воронеже. Мать Татьяны (моя сестра) в 1995 году заболела и лечилась в Степанакертском онкологическом диспансере. С 1995 по 1999 гг. я сам за ней ухаживал и, конечно, не предъявляю никаких претензий – она ведь моя сестра. В 1999 году после долгих просьб Татьяны ее мать поехала к ним в Воронеж, а в 2000 году сама Татьяна мне позвонила и сказала, что у матери ее обе ноги сломаны, и ее надо встретить в Ереванском аэропорту.

Арендовав машину, я с женой и водителем три дня прождали в Ереване – рейс опоздал. Затем мы привезли мою сестру к нам домой в деревню, где до последних ее дней за ней ухаживала моя семья. Все расходы на похороны и т. д. сделал я – как брат. Татьяна на похороны приехать не смогла, а ее сестра Наташа приехала на 40-дневку. Татьяна Саркисян приехала в Карабах в 2003 году, и я сам ей отдал ключи от квартиры, она там проживала себе – пока я не предстал вдруг перед всеми возможными судебными инстанциями. Теперь она просит вмешательства Президента! Я вообще не нуждался и не нуждаюсь в квартире. Когда по просьбе сестры я привез к ней нотариуса, я не знал, что именно она напишет в своем завещании. И лишь после ее смерти узнал, что она завещала квартиру мне.

Более того, прочитав письмо в “Демо”, я удивился, что Татьяна, например, не указала, что 14 февраля 2001 года она послала заверенную нотариусом доверенность о том, что она отказывается от своей доли наследства в мою пользу. Понимаете, воля моей сестры была – отдать эту квартиру мне. И я бы подарил эту квартиру Татьяне, если бы знал, что она действительно в ней нуждается! Но у нее другие цели – она даже не собирается здесь жить, и не раз повторяла, что “Степанакерт не город, и тут  одни лишь “чушки” проживают”… Она просто хочет продать квартиру и уехать – потому и просит у суда жилплощадь для ребенка.

Между тем ребенок родился и проживал в Воронеже, получил российское свидетельство о рождении и во время как выделения, так и приватизации квартиры моей сестры, ребенок числился не здесь, а проживал вместе с родителями в РФ, и, следовательно, как гражданин России, не может претендовать на жилплощадь в Степанакерте – по закону НКР “О приватизации жилья”.

В открытом письме много говорится о букве закона.  Если следовать этой букве закона, то как Татьяна Саркисян может претендовать даже на 1/2 часть квартиры, если с 1994 по 2003 гг. проживала с семьей в Воронеже и при этом смогла, не проживая в Степанакерте, прописаться в степанакертской квартире и, не будучи членом семьи А. Амбарцумян, принять участие в процессе приватизации квартиры?  Что касается судей, то должен заверить – никого из них я не знаю. Это автор письма сама 4 раза обращалась в разные суды – наверняка, она лучше меня разбирается в путях решения своих проблем! Как без стыда и совести Татьяна хотела меня превратить в лгуна и фальсификатора, так и пытается теперь заклеймить судей и прокуроров, которые делают свою работу. А у меня, между прочим, сложилось впечатление, что суд защитил именно ее! Конечно, в Карабахе “беспредел”, как говорит автор письма! Беспредел, потому что, на мой взгляд, не имея права даже на часть квартиры, Татьяна Саркисян теперь всяческими уловками (вплоть до писем к Президенту) пытается заполучить всю квартиру!..

Что сказать? Думаю, сегодня Карабах превратился в иное “яблоко раздора” – без зазрения совести люди хотят продать приобретенные ценой крови квартиры за 18-20 тысяч долларов и уезжать в разные “россии”…  С уважением, дядя Т. Саркисян.  От редакции: Очень сложно судить о тех или иных гражданских судебных разбирательствах, не будучи юристом. Мы понимаем, что сограждане идут в редакцию газеты с шансом высказаться, но и понимаем, что газета не всегда – лучший метод решения проблем. Для разрешения правовых вопросов с стране есть разные правозащитные инстанции. Потому просьба к нашим читателям – обращайтесь с подобными вопросами в суды и правозащитные НПО, именно они обязаны оказать вам профессиональную помощь и поддержку.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s