№ 9 / 31 май

“Демо” / № 9 (73) / 31 май, 2007г.

Народ и власть

“ЗАСЕДАНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ, ГОСПОДА ПРИСЯЖНЫЕ ЗАСЕДАТЕЛИ”

Наира АЙРУМЯН

30 мая началась регистрация кандидатов в президенты. 19 июня стартует предвыборная агитация, и ровно через месяц после ее начала в Карабахе будут выбирать президента.

Привычная жизнь в Старгороде была прервана 

Нынешняя предвыборная кампания проходит не по совсем привычному для Карабаха сценарию. У нас, как правило, с самого начала ставился во главу угла административный ресурс: по всем привычным каналам – партии, общественные организации, журналисты, муниципальные органы – “спускалась” разнарядка на определенного кандидата, и результат был обеспечен. Дело доходило до того, что приходилось искусственно сокращать количество собранных голосов, потому что в нынешнем мире “стыдно” выигрывать с результатом 89%.

Ситуация “сломилась” во время муниципальных выборов 2004 года, когда административный ресурс показал свою несостоятельность. Выборы выиграл представитель оппозиции. Возможно, произошло это потому, что события происходили в Степанакерте, где люди более свободны и где контролировать голос каждого сложнее. Тем не менее, слом в сознании произошел, и люди поняли, что административный ресурс не всесилен.

На этот раз применяются те же технологии, и основной акцент опять же делается на административный ресурс. “Модификация” состоит в идее “единого” кандидата, в поддержку которого подписались лидеры четырех партий. За партиями уже последовали, как это принято в Карабахе, учреждения и организации. Начались привычные выступления известных людей, которым во все времена была предопределена роль агитаторов и пропагандистов. Даже на открытии трамвайной линии они считают своим долгом поговорить о Чемберлене.

И если бы не выдвижение «непредвиденного» кандидата, старые технологии действовали бы безотказно и спокойно. Мы бы выбрали привычного президента, и жизнь в “Старгороде” текла бы в привычном русле – здесь продолжали бы стричь, брить и хоронить, как у Ильфа и Петрова.

В таких городах время течет медленнее, но оно не останавливается в остальном мире.

Заявления о поддержке и тайна голосования 

Говорят, в государственных СМИ накопилась целая кипа заявлений от разного рода учреждений и организаций, которые хотят публично поддержать единого кандидата. Заявления не публикуются только потому, что это может быть квалифицировано как предвыборная агитация. До боли напомнило те времена, когда во время противостояния между президентом и экс-министром обороны все считали своим долгом заявить о поддержке курса на демократические реформы. Одна из газет назвала этот процесс “сатарахтом”. Болезнь эта присуща тоталитарным режимам, где думать иначе считается еретиканством, а инакомыслящие подвергаются анафеме. (Читая об аутодафе, которым подвергались инакомыслящие в Средневековье, я всегда поражалась не священнослужителям, выносившим вердикты о сожжении на костре, а тем людям, которые приходили и смотрели, как людей сжигают).

Многие члены партий-подписантов, идя на компромисс с собой, говорят: “Подписаться-то я подпишусь, а голосовать буду за того, кого посчитаю нужным”.

Вообще, это жестоко – заставлять подчиненного и зависимого человека не просто голосовать по принуждению, но еще и громогласно заявлять о своей позиции и агитировать за нее “столько-то” человек. В конце концов, не зря было придумано, что выборы должны быть тайными. Каждый человек должен быть свободен в выборе – как перед собственной совестью, так и перед общим будущим. Все равно, он проголосует за того, за кого посчитает нужным. И получится ситуация как в Армении: “Процветающую Армению” заранее поддержали 400 тысяч человек, но реально она получила только половину этих голосов.

Выбор между стабильностью и прогрессом 

В Карабахе сейчас действительно трудно противопоставить организованную силу правящим партиям, директорам учреждений, являющимся членами этих же партий, главам райадминистраций и сельских общин – также членам этих партий. Этому можно противопоставить только новую идею и личные качества.

Какие же новые идеи может предложить кандидат, решивший противопоставить себя административному ресурсу? Прежде всего, четко сформулировать свою позицию по главным вопросам, волнующим карабахцев. Это карабахское урегулирование, социальная справедливость и темпы экономического развития. Устраивает ли карабахцев политика действующих властей в этих трех архиважных сферах? Выбирать надо будет из двух: либо привычная отстраненность от переговорного процесса, продолжение “мелкого взяточничества” и развитие “потихоньку”, либо отказ от пораженческой позиции по урегулированию, коренные реформы и ускорение темпов экономического развития. Это очень сложный выбор, поскольку людям, прошедшим войну, трудно отказываться от стабильности. Но эти же люди – кто у себя на кухне, кто открыто, говорят, что стабильность трансформировалась в стагнацию. И что есть еще одна беда, которая настигла Карабах, – это отсутствие уважения со стороны избранных и назначенных чиновников к тем людям, на средства которых они работают. Врач живет за счет пациента, но не уважает его, учитель получает зарплату за преподавание, но не любит своих учеников, чиновнику платят за то, чтобы он выслушивал и решал проблемы посетителей, а он их к себе на порог не пускает.

Слава Богу, в нашей стране давно отказались от аутодафе и физического уничтожения инакомыслящих. Вообще, признание жизни и здоровья человека наивысшей ценностью является одним из достижений нынешних властей. Остается только, чтобы ценностью стало достоинство и право. И в сложившейся ситуации следует только надеяться, что у избирателей будет реальная возможность выбирать.

—————————————————————————————

-Скажи-ка мне, кстати, кюре, каким образом примиряешь ты эти две морали – мораль отдельного человека, который живет с глазу на глаз со своей совестью и желает мира себе и другим, и мораль человеческих стад, государств, которые из войны и преступления делают доблесть? Которая из них от бога?

— Что за вопрос!.. Да обе. Все от бога.

— Тогда он сам не знает, чего хочет. Или, скорее, знать-то знает, да не может. Если ему приходится иметь дело с людьми в одиночку, то это просто; ему ничего не стоит заставить их слушаться. Но когда люди соберутся толпой, тогда богу не по себе. Что может один против всех? Тут человек предоставлен себе, матери своей, которая вселяет в него свой кровожадный дух…

-Помнишь сказку, где люди, по известным дням, становятся волками, а потом возвращаются в свою шкуру? Наши старые сказки знают больше, чем твой молитвенник, друг кюре. В государстве каждый человек выступает в своей волчьей шкуре. И сколько бы государства, и короли, и их министры ни рядились пастухами и ни выдавали себя, жулики, за родичей великого пастуха, твоего доброго пастыря, все они рыси, быки, пасти и животы, которые ничем не набьешь. А для чего? Для того, чтобы утолить безмерный голод земли.

-Ромен Роллан
“Кола Брюньон”, 1914

——————————————————————————————-

ТОЛПА

Луиза ПОГОСЯН

Вот уже двадцать лет стою в толпе. Я есть толпа. Я стою. Мы стоим.

Вот так с поднятым вверх кулаком стоим. В толпе – общаемся, создаем семьи, рождаем детей, умираем – в толпе. В толпе торгуемся, торгуем, едим, пьем, наслаждаемся. Смотрим шоу и сериалы, играем, поем, хлопаем и подпеваем. Каждый из нас стоит на месте, но в тоже время движется. Мы движемся как манекены на колесах, толкаем друг друга, и движемся не выбирая направления. Колеса – на шарнирах – не подчиняются нам.

Иногда с места, на котором стою, могу видеть подмостки. Пространство, возвышающееся над митингующими – оно тоже, как и площадь, заполнено людьми. Там тоже стоят и двигаются одновременно, иногда кто-то соскальзывает, и на его место сразу же карабкается другой.

И наверху, и внизу, в процессе постоянного движения некоторые падают и оказываются раздавленными другими. Из-за того, что мы стоим уже слишком долго, под ногами каждого из нас – кровавая жижа, но мы не смотрим вниз, под ноги, мы стоим слишком плотно, и удобнее смотреть в затылки друг другу в направлении подмостков.

Даже когда не видны подмостки, слышно то, что говорят в микрофон. У меня тоже есть право говорить. У меня есть право говорить тихо, есть право кричать, есть право сделать свой рупор и на определенном пространстве заглушить голос из микрофона. У меня есть право молчать. У меня есть право не слушать, заткнуть уши ватой. Но уйти не могу. Я стою.

Мы стоим с поднятым вверх кулаком. Иногда один из нас разжимает кулак и опускает руку, начинает подпрыгивать, делает странные движения, он танцует. Толпа расступается, и вокруг танцующего образуется свободное пространство. Толпа смотрит молча, тупое удивление длится недолго. Что это за танец? – выкрикивает кто-то, и свободное от толпы пространство наполняется угрозой. Танцующий в панике, он окружен и напуган до смерти, он чувствует, что если перестанет танцевать, толпа растерзает его сразу же. Он продолжает подпрыгивать, одна рука, как бы невзначай, поднимается вверх, другая опускается, пальцы сжимаются в кулак, ноги застывают на земле. И вот он опять стоит с поднятым вверх кулаком, толпа сжимается вокруг, угроза исчезает – спасен.

Мы толпа, мы стадо, значит мы – волки, рыси, быки, пасти и животы, значит мы – государство и короли. Мы все. Среди нас нет ни одного отдельного человека. Мы утоляем безмерный голод земли.

Богу не по себе. Что может один против всех?

Я устала и хочу вернуться домой. Кругом все устали и хотят домой. Но каждый из нас может уйти только тогда, когда начнут расходиться все остальные.

Почему мы не уходим?

Тот, кто хоть ненадолго разогнав толпу, смог остаться один, танцуя. Тот, кто хочет вернуться домой, к себе.

www.southcaucasus.com

——————————————————————————————-

СМИ как трибуна

КРИК ОТЧАЯНИЯ

Революцию придумывают гении, совершают патриоты, погибают фанатики, а плодами ее пользуются подонки. 

Отто фон Бисмарк 

Я инвалид II группы Карабахской войны, потерявший 50% своего зрения на полях сражений за свободу и независимость нашей Родины, и никогда не жалевший об этом, ибо всегда был убежден, что защищать свою Родину – это не гордость, а священный долг любого человека. Тем более армянина.

Сражаясь за свою Родину, я представлял ее в будущем цветущим краем, где каждый будет готов протянуть руку помощи ближнему, но… как я ошибался…

В течение последних нескольких лет я был втянут в омут грязного и подлого мошенничества, в результате которого я потерял слишком много ценного. И речь идет не столько о материальных, сколько о моральных жизненных ценностях.

В последнее время я часто задумывался над тем, а стоило ли воевать за такую Родину, земля которой вынашивает подонков (иного слова я подобрать не могу), которые, подобно вирусу, пожирают жизненно важные органы нашей Родины.

И обиднее всего то, что в данное мошенничество были «втянуты» многие уважаемые должностные лица, в том числе и уважаемые министры, правительственные чиновники  и т. д., чему я не верю и отказываюсь верить. Список данных чиновников слишком широк: от  Сейрана Оганяна и Карена Бабуряна до Сержа Саркисяна, Роберта Кочаряна и Аркадия Гукасяна.

Спекулируя их именами, мошенник быстро втерся мне в доверие и ловко оставил меня без крыши над головой, превратив из нормального среднедостаточного жителя в обыкновенного бомжа, не имеющего даже своего уголка. Не имеющего уголка в стране, за которую сражались и погибли наши соотечественники, в числе которых – и мои друзья и соратники.

Этим он оскорбил не только этих самых чиновников. Этим он оскорбил честь наших погибших братьев…

Я благодарил Бога за то, что Он оставил мне один глаз, который, когда я вспоминаю своих соотечественников, своих друзей и близких, погибших, защищая нашу Родину, может ронять слезы за них – слезы гордости, что смерть их была не напрасной и мы смогли добиться своей независимости и свободы.

Но теперь я жалею, что имею даже один глаз, так как сейчас он плачет слезами, которые оплакивают моих друзей и близких, гибель которых, по-видимому, была напрасной, раз некоторые могут игнорировать весь смысл нашей борьбы и оставаться при этом безнаказанными…

Уважаемые господа власть имущие, я обращаюсь к вам как к людям, которым более чем другим должна быть близка моя проблема.

Я убедительно прошу вас не оставлять без внимания мою мольбу – крик души отчаявшегося человека, и прошу вас уделить немного времени на решение моей проблемы, чтобы с вашей помощью пролить свет на эту темную историю.

Обращаться в правоохранительные органы больше не имеет смысла, ибо коррупция и безразличие проникли в самое сердце этих органов.

Я надеюсь, верю и хочу верить, что вас они обошли стороной.

Заранее благодарю вас за содействие и понимание.

С уважением, инвалид II-й группы карабахской войны 
Гарник АЙРАПЕТЯН

P. S. Когда человек теряет деньги, он может их снова заработать; разбив машину, может купить новую; но когда человек не может противостоять силе, разрушившей его фундаментальные жизненные ценности, то он теряет весь смысл своей жизни. А когда человек теряет смысл жизни, то уход из нее становится надеждой на покой, который был с таким трудом отстоян, но с такой легкостью лишен «своим» же вроде соотечественником.

————————————————————————————

КТО И КАК ПОЗОРИТ СТРАНУ ИЛИ ЕЩЕ РАЗ О ЛОЖНОМ ПАТРИОТИЗМЕ

Давид КАРАБЕКЯН
независимый центр гуманитарных 
и политических исследований

После публикации ряда критических статей в газете «Демо» о внутри- и внешнеполитических проблемах НКР мне приходилось слышать, что “наши противники могут использовать критику против нас”. Что ж, песня не нова, аналогичный аргумент несколько лет назад использовался после того, как журналист Ваграм Агаджанян без купонов опубликовал информацию об инциденте, произошедшем на совещании с представителями прессы в Министерстве иностранных дел НКР – в частности, о том, как тогдашний министр Наира Мелкумян накричала на журналиста. Реакция руководства была своеобразной: очевидно, к поведению министра отнеслись как к чрезмерно эмоциональной реакции капризной женщины на «хитрую» провокацию журналиста, и на борьбу с журналистом было мобилизовано большинство официальных СМИ, представителей правоохранительной сферы. Журналиста в последующем все же арестовали по обвинению в клевете. Формальной причиной обвинения послужила статья в независимой газете “10-рд наанг” («Десятая губерния»), рассказывающая о бедственном положении переселенцев в разоренном войной селе Мартакертского района, о проблемах села, возникших после того, как государство урезало помощь селам и, в частности, переселенцам.

Символично, что наставлять прессу, а также карать и миловать по принципу «свой – чужой» было принято только в тоталитарных обществах. В нашем случае смены приоритетов не произошло: оказавшиеся в руководстве партий, государственных и других учреждений люди, мышление которых сформировалось в номенклатурно-бюрократической среде эпохи брежневского застоя, оказались не в состоянии что-либо изменить не только в самих себе, но и привнести в общество нечто позитивное. Оставшись без противовеса и конкурента, они использовали безотказное оружие пропаганды – создание образа врага.

В 1999 г. по обвинению в покушении на президента республики А. Гукасяна вместе со сподвижниками был арестован его главный политический оппонент – бывший министр и командующий Армией обороны С. Бабаян. Человеческая трагедия президента оказалась удобным поводом для того, чтобы раскрутить большевистский трюк с «образом врага». Ловко воспользовавшись ситуацией, не очень позитивная публика затесалась в ряды обличителей и ярых борцов с диктатурой. Многие из «борцов с деспотическим режимом» еще несколько недель назад не гнушались просить и получать у оппонентов деньги и иную поддержку…

Хочется спросить «противников свободы слова» и людей, призывающих не выносить сор из избы: многого ли мы достигли во внешней политике и других сферах жизнедеятельности, молча взирая на преследования свободной прессы?

А ведь на поиски подоплек деятельности журналистов и оппозиции был мобилизован весь государственный аппарат с привлечением «корифеев» местной науки, генералов образования, официальной прессы, подкупленных систематически щедрыми подачками! Функционеры и бюрократы, как говорило армянское радио, «ни на что не способны, но способны на все». Они составляли костяк номенклатуры и способствовали созданию «образа врага» в общественном сознании.

Два слова о «плохой прессе» и «плохих журналистах». В отличие от многих политиков и большинства парламентариев, независимые журналисты писали открыто и систематически – не боясь гнева «верхов», осознавая важность этой сферы для нашего государства. Поэтому люди предпочитали верить не церемониальным органам власти, вникать в перипетии партийной борьбы, слушать речи доморощенных левых политиков, использующих любую возможность публичного выступления в телеэфире или на радио для очередного восхваления властей, а читать и верить независимым журналистам, у большинства из которых слова не расходились с делом.

Псевдоинтеллектуалы – ученые любят рассуждать о неблаговидных намерениях журналистов, ангажированности и очернительстве, направленном на то, чтобы испортить имидж государства. Но ведь не независимая пресса, а именно такие люди пели дифирамбы или демонизировали образы тех или иных лидеров и общественных деятелей. Не независимые журналисты, а уважаемые ученые и представители творческой интеллигенции играли роли “в доску своих” для каких-то личностей и сил. Обладая большими творческими способностями, журналисты не посвящали полевым командирам стихотворений, в которых без зазрения совести сравнивали последних с эпическими героями, не ратовали за занятие их кумирами двух государственных должностей, не вывешивали их портреты в рабочих кабинетах, а потом “обличали” их в злодеяниях.

Остается ждать, кого дальше  начнет охаивать или восхвалять сия братия. Увы, если б вместо того, чтобы упиваться лестью и решать лично-клановые проблемы, вершители наших судеб, партийные бонзы и общественные организации также сосредоточились бы на том, чтобы высвечивать и разрешать проблемы в жизненно-важных сферах общественной жизни, мы жили бы сейчас в ином обществе, с иной нравственной атмосферой. Что касается опасности диктатуры, то ее рождают не темные силы извне, а внутренняя неразбериха, произвол и хаос.

Вот почему нынешняя элита – бизнес, политическая, управленческая, региональная – рано или поздно должна уступить место новой элите, способной к открытости в работе, справедливой конкуренции, борьбе точек зрений и мнений; элите, воздерживающейся от «силовых приемов», не приемлющей двойной морали. «Мир», особенно в лице посттоталитарной России, может предоставить нынешней элите максимум просуществовать еще годик-второй, остальным профаны и олигархи, высокопоставленные чиновники-казнокрады уже давно надоели.

——————————————————————————————-

“КАРАБАХСКИЙ” ПИСАТЕЛЬ ЛЕОНИД ГУРУНЦ

“Сколько я себя помню, помню и тебя, Карабах.
Помню твои обиды, твои незаживающие раны.

И я люблю тебя такого – люблю мучительно, тяжело. И по сей день ты самая сильная и постоянная моя любовь. И не потому, что ты – тот уголок земли, где я увидел мир, где сделал свой первый шаг, – и это, конечно, – но больше всего потому, что ты позабыт и заброшен, что ты нуждаешься в моей ласке, внимании.

Ничего, что за это мне попадает на орехи. Шишки, полученные от тебя, я принимаю как самую высокую награду за мою любовь”.

Эти строчки написал Леонид Гурунц – причем, задолго до Карабахского движения. Гурунц Леонид Караханович – известный армянский русскоязычный писатель, родившийся в 1912 году. Свою творческую карьеру начал в Баку. После выхода в свет его первой книги под названием “Карабахская поэма” (Москва) начались гонения на автора. Как вспоминает сам Гурунц, “появление “Карабахской поэмы”… было равносильно самому неслыханному преступлению, я попал в “черный список”. И если я избежал высылки, то совершенно случайно…”

Привычные методы руководителей Азербайджана в своих действиях против армян – прибегать к помощи самих же армян – в случае с Леонидом Гурунцем не срабатывали. Гурунц отказался, например, поставить свою подпись под разгромной статей против Мариэтты Шагинян, затем против Георгия Холопова.

“Предатель из меня не вышел, – пишет Леонид Гурунц. – Зря, выходит, обласкали меня. Пора кончать. Через три дня я полетел с должности.” Дальнейшее пребывание в Баку становилось опасным и Гурунц окончательно переехал в Ереван.

В одном из писем своей дочери Майе Гурунц писал: “Честный путь в жизни имеет свои зигзаги. Они иногда мучительны. Проклинаешь их и завидуешь тем, у которых жизнь складывается по-иному – без зигзагов, по одной стремительно восходящей линии. Такое восхождение всегда оставляет пагубный след на том, кому выпала доля безмятежного восхождения. Восхождения без сучка и задоринки, без взрывов и катаклизмов. Такое спокойное возрождение может рождать только живых манекенов. Для творческой жизни нужны еще беспокойства. Нужно, чтобы были и взрывы, и обиды, и злость, и даже катаклизмы. Всем известно: миру нужны не только овцы, но и волки! Нужны трудности, которые подстегивают”…

После смерти писателя в его архиве были найдены рукописи, которые Гурунц при жизни так и не опубликовал. Сам он об этом писал, что многие записи, какие он сделал, “конечно, света не увидят”.

– Я их пишу не для дня сегодняшнего и не для печати. Я подобен тому космонавту, который, выйдя на орбиту, уже не подчиняется земному притяжению. Я счастлив от такой свободы, будто выросли крылья, и я лечу, не зная помех.

На днях в селе Норшен Мартунинского района вспоминали известного карабахского русскоязычного писателя Леонида Гурунца. В 1999 году прах писателя был перевезен в родное село, но после этого, казалось, все забыли о человеке, сделавшем так много для прославления Арцаха. После ряда публикаций в прессе была приведена в порядок могила писателя, а для школы, носящей имя Леонида Гурунца, заказана памятная доска. И вот сельчане решили пригласить к себе семью писателя – жену, дочь и внуков.

Родные писателя посетили его могилу, зашли в школу, где силами учеников был организован трогательный концерт. На мероприятии присутствовали также министр образования и культуры Камо Атаян, замминистра иностранных дел Масис Маилян, члены Союза писателей НКР.

Леонид Гурунц был одним из немногих, кто говорил о проблеме Арцаха еще в советские годы, за что подвергался преследованиям. Перед смертью в Ереване он попросил перевезти его прах в родное село. Тогда власти запретили это, боясь потрясений в обществе. Предсмертная просьба писателя была осуществлена в 1999 году по инициативе в то время редактора газеты “Азат Арцах”, ныне редактора газеты “Демо” Гегама Багдасаряна.

Норшенцы и гости рассказали о жизни и деятельности писателя, прочитали его стихи, рассказы. Супруга писателя Лариса Исаакян попросила “не оставлять одного так долго боровшегося за Арцах Леонида Гурунца”.

Было высказано предложение превратить отчий дом писателя в Дом-музей.

—————————————————————————————

НИКТО НЕ ВПРАВЕ ИСКАЖАТЬ ИСТОРИЮ ШУШИ

Грачик АРУТЮНЯН
историк, исследователь

Всем известно, что к 15-летию освобождения г. Шуши по заказу Центробанка Армении в обращение введена памятная золотая монета номинальной стоимостью 10000 драмов, которая отлита из золота 900-й пробы, имеет вес 8,6 гр., диаметр 22 мм. На монете отчеканены герб Вооруженных сил Армении и медаль «За освобождение Шуши», а по окружности на армянском языке отлито – «15-летие освобождения Шуши». Монета сделана по эскизу члена Союза художников Армении Арутюна Самвеляна – Монетным двором Польши. И это стало поводом для очередного возмущения Азербайджана.

По словам главы азербайджанской миссии в Польше В. Гулиева, чеканка монет является политическим инцидентом и коммерческой тайной. Одновременно он говорит: «Надеюсь, что в будущем подобный инцидент не повторится. В любом случае, нам необходимо продолжать информационную борьбу с тем, чтобы факты нашей истории не искажались. Пока мы не возвратим наши оккупированные земли, мы не застрахованы от подобного рода провокаций со стороны Армении».

Как уроженец и исследователь надписей на архитектурных памятниках и надгробных плитах кладбищ 18-19 вв. города Шуши, хочу прокомментировать данную информацию.

Надписи на надгробиях кладбищ исторической цитадели армянства  – города Шуши – твердо свидетельствует о том, что армяне проживали здесь гораздо раньше кочевых потомков огузов, а также племен мамади, кербала, колани, джинни, овшяр, гаджар, пришедших из Южной и Восточной Персии и Ирака, которые в последующем были ассимилированы (об этом свидетельствует также ряд надписей на персидском кладбище г. Шуши). Об ассимиляции племен горских евреев говорят другие источники (см. З. У. Махмудова, “Дербент в XIX-началеXX века”, Москва, 2006 г.) – они несколько раз переименовывались, получив в итоге первоначальное название «Кавказских татар», а затем – “азербайджанцев”.

Так вот, хочу сказать, что не азербайджанским властям судить, имеем ли мы право в том или ином виде отмечать юбилейные даты, связанные с городом Шуши – в том числе, например, выпускать памятные монеты. В целом на территории Нагорного Карабаха имеется множество надписей и других доказательств, которые свидетельствуют о проживании армян на территории Арцаха-Карабаха с 5-го века.

Со времен появления вышеупомянутых племен на территории Арцаха, в частности, в г. Шуши, наша история стала жертвой конфессиональной непримиримости. В Шуши мусульмане трижды поджигали шедевр армянской архитектуры XIX века – церковь Казанчецоц Христа Спасителя, стерли с лица земли русскую церковь Святого Великомученика и Победоносца Георгия, датированную 1822 годом, а также  другие исторические ценности.

В Азербайджане широко практиковался и другой способ уничтожения армянских памятников архитектуры – «реставрация» под мусульманские храмы или объекты культурно-бытового назначения. Все «реставрационные работы» проводились с таким расчетом, чтобы полностью уничтожить следы армянской архитектуры и надписи, сделанные на армянском языке.

Считаю целесообразным осведомить читателей, что недавно на территории одного из старых армянских кладбищ города нами извлечены из под земли шесть надгробных плит размерами 40X65X110 (род известных военнослужащих царской армии Долуханянцев), на южной стороне которых крупными шрифтами высечено на армянском языке: «Мой верой христианский город», а на обратной стороне – надпись о покойном майоре, Саркисджанбеке Долуханянце.

Надписи также говорят, что армянство города Шуши имело крепкие культурные, торгово-экономические связи с внешним миром, город был одним из центров Кавказа, и развивался он за счет армян.

Так что никто не вправе отвергать факты и искажать историю города и нашего края…

——————————————————————————————-

переосмысление

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВО И ЧЕМ КОНЧАЕТСЯ РОДИНА?


Гагик БАГУНЦ

В многовековой истории армянского народа немало славных страниц, где золотыми буквами вписаны имена выдающихся сынов его – от Вардана Мамиконяна до Монте Мелконяна, от Давида Анахта до Виктора Амбарцумяна. Кажется, можно бесконечно продолжать списки свершивших великий подвиг духа на интеллектуальном, военном и других поприщах. Но мало, увы, слишком мало страниц, увенчанных массовым героизмом и великими победами народа. Аварайр, Сардарапат, Арцах… Как же получилось, что народ, рождающий выдающихся мудрецов, совершал одну роковую ошибку за другой? Как же получилось, что народ, рождающий выдающихся полководцев, раз за разом сдавал врагам части некогда Великой Армении? Почему так много печальных, иногда позорных страниц в долгой, но не ставшей нам уроком истории?

В эпоху Перестройки и Гласности в одном из авторитетнейших рупоров новой идеологии – “Московских новостях” – была рубрика с тремя колонками: во мне, в стране, в мире. Нынешний многогранный комплекс стоящих перед нашей страной проблем мне хочется сгруппировать в этих трех взаимосвязанных измерениях. Часть 1 – ВО МНЕ Отнюдь не игнорируя безусловно важный внешний фактор – перманентное наличие сильных и агрессивных соседей, постараемся углядеть, в первую очередь, внутренние причины наших бесчисленных бед и поражений. Глубоко уверен, что морально-психологическое состояние индивида, гражданина во многом определяет здоровье нации, ее военную и экономическую мощь (естественно, существует и обратная связь). Безусловно, одним из важнейших признаков живучей, деятельной, целеустремленной нации является наличие четко обозначенных нравственных критериев, относящихся, в первую очередь, к явлению человеческой смерти.

Вера в загробную жизнь в известной мере освобождала человека от страха смерти. Но, каковы бы ни были “компенсирующие” мотивы, понимание того, что смерть есть акт по своей материальной природе чисто физиологический, который затрагивает лишь человеческое тело, обязывает измерять свое поведение, слова и поступки людей не только ограниченной мерой сиюминутного интереса, но полной и окончательной мерой человеческой жизни. И далеко не случайны многочисленные факты усиления государственной (и, особенно, военной) мощи в тех странах, где в общественном сознании начинали доминировать подобные настроения.

Высшей доблестью у воинов многих народов Древности считалась смерть на поле боя с улыбкой на лице. Нечто подобное сподвигло нас на великую победу в Аварайрском сражении – “смерть осознанная – есть бессмертие”. Но если синтоистская Япония конкретизировала эту философию в традиции “харакири” и в выведении касты “камикадзе”; если буддистская Индия через своих гуру и йогов, презрев смерть, поднялась над земными страхами; если мусульманский Восток воспитал и воспитывает “воинов Аллаха”, легко и радостно идущих на смерть; если христианская Европа сподвиглась на крестовые походы, сохранив дух крестоносцев в дальнейшем, то нашему народу не удалось сохранить дух Аварайра. Изменив ему, мы сделали выбор в пользу реального земного, но вместе с тем – низменного и обреченного пути.

Выбор в пользу сохранения жизни любой ценой. Выжили, окрепли и стремительно развиваются именно те народы, которые сумели гармонично соединить в своей национальной идеологии Веру и материальную составляющую вектора развития. В трещины же нашей Веры исподволь влились все 108 человеческих пороков и одна из главных – предательство. Ибо там, где страх смерти превыше всего, там, где стремление сохранить собственную жизнь любой ценой начинает доминировать над всем, там рождается и пускает корни предательство, пышным цветом произрастают всевозможные пороки. Но суть в них все одна – предательство.

Предательство Бога, Родины, национальных интересов, близких людей и любимых животных, принципов и даже несущественных привычек – суть предательства во всем бесконечном многообразии проявлений. И подобно тому, как малая, незначительная ложь перерастает в большой целенаправленный обман, небольшая слабинка становится ловушкой предательства. Мы привычно (на основании впечатлений от литературных и киношных примеров) считаем предательством нечто из ряда вон выходящее – попрание основ Веры; отказ защищать Родину в трудную минуту; осознанное деяние, стоившее жизни близкому человеку. Охваченные всепоглощающим воодушевлением национального Движения и яростной стихией Арцахской войны, мы, в едином порыве устремившиеся к Победе; мы, добившиеся ее огромной ценой, вдруг словно иссякли. Война, казалось, опустошила не только многие и многие населенные пункты. Она словно опустошила наше общество, пройдясь кровавой костлявой рукой по нашим рядам, сцедив сливки общества. И самое страшное – она опустошила наши души.

Все то прекрасное, чем славились карабахцы – человечность, душевная щедрость, необыкновенное гостеприимство, трепетное уважение к старшему по возрасту, тяга к знаниям, необыкновенное трудолюбие и отвага (это отнюдь не моральный кодекс строителя коммунизма, это – среднестатистический карабахец) было сметено или загнано в глубинные пласты наших душ. Лишившись же многого из этого, мы лишились тех связующих звеньев, которые осуществляют нравственный контроль в обществе. И стало некому и нечему напоминать разъединенным по своим домам людям, раздробленным на группировки, кланы и партии, что они – Народ. Но не надо забывать, что в таких случаях об этом напоминает война. И цена за такое напоминание бывает дорогой.

Одержав военную победу, мы не смогли осознать, что ее нельзя рассматривать как окончательную победу над злом. Ибо как только исчезает то, что зло сегодня, мгновенно наступает то, что зло – завтра. И вместо того, чтобы бороться с этим новым злом в ипостасях многочисленных проблем, мы стали забалтывать ее бесконечнымыми разговорами о Победе – но там, где много говорят о прошлых победах или забыли истину или прячутся от нее. А забыв истину, мы начинаем забывать, во имя чего мы стремились к этой Победе. В эти пробелы Памяти устремилась Ложь. Но единожды солгав, ты уже предал Истину, ты ее обесчестил. А обесчестив, нельзя ее уважать. И Истина начинает уже раздражать. И тем более тех, кто быстро приучился выслушивать только дифирамбы, начинают раздражать те, кто пытается эту истину сохранить. И их начинают уничтожать.

Физически или морально – неважно. Важно убрать всех тех, кто становится на пути все более и более усиливающихся потоков лжи. И эти потоки лжи сметают те крохи святости, которые еще сохранились в наших душах. Мы предаем самих себя. Тех, кем были в своих детских мечтах; тех, кем были в молодости; тех, кем были в начале Движения. Ибо мы вынуждены выбирать: продолжить полный лишений и тревог путь к той великой Цели, ради которой положили свои жизни наши братья, или поддаться желанию жить сытно и спокойно, неважно причем – заслуженно или нет. Больно и страшно видеть, как ширятся ряды тех, кто решился предать память павших. Решив предать, мы мысленно уже владеем теми богатствами, которые дает предательство. Мы испытываем радость по благам предательства, но пока не испытываем угрызений совести по поводу задуманного предательства. Это не зло, это трезвый расчет – уверяем мы себя, ибо это пока не совершенное зло. Но играя со злом, мы теряем святую брезгливость, растлевая душу, обесценивая ее. Вот почему предателям (Иудам) платят всегда вперед и так преступно мало. Ведь эта плата воспринимается как чистая прибыль.

Но, увы… Ты уже банкрот, ибо расплатился чистотой души! Душа – чистая белая скатерть, коснувшись даже краешка которой, предательство измазывает ее в дерьме. И не часть скатерти, а ВСЮ. И появляется злоба. Злоба на всех – особенно, на чистеньких. Парадокс: наиболее чистые подвергаются наиболее жестокой и изобретательной клевете, не останавливающейся ни перед каким святотатством. Но… здесь я хотел бы прерваться. Прерваться, чтобы снова вернуться к этой развязке, пройдясь по соседним, но столь разным путям. Ибо какими разными ни были наши жизненные пути, мы в конце концов предстаем перед судом совести, если она еще осталась, и судом Божьим.

И с чем мы пришли к этому концу – значит в том и была наша Суть, независимо от того, кем мы себя ни пытались выставить. Итак… Жили – были в стране АрГУн три брата (по духу) – ПГ, ГГ и БГ. Каждый из них был уверен, что в жизни есть место Подвигу. Каждый по-своему готовился к этому Подвигу. И вот, каждый из них, пройдя ту или иную часть предначертанного ему Пути, подошел вплотную к Подвигу. Тот манил к себе своим величием и сиянием славы, но непросто было подняться на ее вершину. Первый брат – ПГ – подступился, но, не выдержав жары, отступил. Но, собравшись духом, вернулся и поднялся довольно высоко. Но ослепило его сияние славы и злата блеск. Забыл он о чистых своих помыслах. Забыл и об узах братства. И не признал в нем народ героя. Настал момент истины и для ГГ. Покаявшись в грехах старых, решился он посвятить жизнь свою Подвигу. Прошел он испытаний много (что с Честью, что не очень), прошел и темницу Драконову.

Оценил это народ и поднял его столь же высоко, как первого брата. Помнил ГГ о падении ПГ и старался избегать соблазнов, сгубивших того. Вспомнил и о брате третьем (Подвиг узревшем в скромном служении народу и в лихие годы войны, и в мирное время), руку ему протянул. Но не удержался ГГ от соблазнов. Возгордился к тому же. Решил, что народу траву гоже есть. А БГ стал ему поперек горла. Мысли черные рассудок ему затмили и вознамерился погубить он БГ, сбросив его в пропасть. Долго и безуспешно пытался он сделать это, но так и не смог. Ибо БГ старался всегда честно, преданно и бескорыстно служить народу. Но… Вновь прервусь, ибо вернулись мы на перепутье.

Обобщая вышесказанное, попробую вывести формулу внутренних причин нашей Победы и наших нынешних неудач. Невиданное со времен Аварайра всенародное единение во время митингов в феврале 88-ого года выкристаллизовало в народе готовность к самопожертвованию во имя Родины, во имя Идеи. Именно это стало стержнем многочисленных подвигов сынов армянских, основой победы. Позволив же себе расслабиться в послевоенные годы, резко снизив планку требований в понимании гражданского долга, мы в итоге пришли к той печальной морально-нравственной общественной деградации, которая царит сегодня у нас. Мы или примирились со многими страшными общественными пороками, или просто боимся вслух говорить о них.

Мы громко осуждаем трусость Пилата, прервавшую земную жизнь Христа, но не рискнем осудить многочисленные подобные явления в нашем с вами окружении. Более того, чтобы оправдать свое предательство, мы с неистощимой изобретательностью присоединяемся к кампаниям опорочения, клеветы и оболванивания. Возможно, в каких-то случаях бывает трудно определиться с выбором: что принесет больше пользы (меньше вреда) Родине. Но есть очевидные ситуации, когда не определиться, отступить – значит однозначно предать. Предать себя, народ, Родину.

В душах, опустошенных войной, пышным цветом произрастает цинизм, ибо слишком много становится тех, кто не верит ни в какие моральные ценности. Цинизм – колыбель преступного равнодушия, готового к предательству и убийству. Ведь предательство то же убийство, только не своими руками. Равнодушно взирая на всевозможное святотатство, начиная с того, как небрежно бросается окурок или шелуха от семечек на Братскую могилу и заканчивая тем, как разворовывается страна и оболванивается народ, мы с таким же равнодушием приучаемся смотреть, как хладнокровно уничтожаются те, кто не воспринимает подобный расклад и восстает против него. Конечно, гораздо проще взирать на это с олимпийским спокойствием.

Просто – ни во что не вмешиваться и ни в чем не быть виноватым. Просто, но подло! И не потому, что следующей жертвой можешь быть ты. Нет! Следующей жертвой будет невообразимо дорогой ценой добытая победа и независимая Родина. Следующей жертвой будут наши дети, которым мы оставим в наследство страну, полную пороков, несправедливости и насилия. И виной тому будет наше Предательство. И тогда наша свободная Родина, начавшаяся с Подвига, закончится в пункте Предательство!

—————————————————————————————-

культура и спорт

ЕЩЕ ОДНА ПОБЕДА АРМЯН

Недавно по 7 городам Сирии прошел международный музыкальный фестиваль “Бас”. В фестивальной программе приняли участие делегации 54 стран, в том числе и из Армении. По приглашению продюсерского центра “Изабэлл” Республику Армения на фестивале представляла группа “Арменнэр”, руководителем которой является известная армянская певица Надежда Саркисян, а в сольных выступлениях – известный карабахской публике наш соотечественник, многократный лауреат международных конкурсов, 18-летний студент второго курса Ереванской консерватории Тигран Карапетян, который также является солистом группы “Арменнэр”.

Из всех участников представители где-то 10 стран получили призовые места. Группа “Арменнэр”, а также в сольной номинации Тигран Карапетян заняли первые места и  получили золотые медали в фольклорном жанре. По словам Тиграна Карапетяна, армян на всем протяжении фестиваля встречали очень тепло и весьма бурно, забрасывали цветами и выказывали почет – причем, не только армяне-зрители, но и все знатоки и почитатели хорошей музыки. В армянском исполнении звучали “Оровел”, произведения Комитаса и Саят-Новы, а также народные песни.

Согласно Тиграну Карапетяну, армянских исполнителей пригласили и на отдельные гастроли в Сирию, во Францию, а также в Феодосию – для участия в конкурсе “Крымская волна”.

С. ДАНИЕЛЯН

————————————————————————————-

КАРАБАХСКИЕ  КАРАТИСТЫ – ПЕРВЫЕ! 

В последние годы в Карабахе большой интерес приобретают восточные виды единоборств. Один из них – стиль “кекусинкан каратэ-до”. Юные спортсмены республиканской спортшколы уже несколько лет занимаются этим видом спорта. Основатель стиля Масутацу Ояма – кореец по происхождению. “Кекусинкан каратэ-до” – это боевой, жесткий, полноконтактный вид карате. После того, как в 1975 году состоялся чемпионат мира по “кекусинкан каратэ-до”, журналисты прозвали этот вид каратэ сильнейшим на планете.

Сегодня наши мальчишки с удовольствием занимаются этим видом каратэ. Они не только занимаются, но уже и завоевывают высокие награды. Недавно группа каратистов секции “кекусинкан каратэ-до” в составе 5 человек приняла участие в розыгрыше Кубка Армении, который состоялся в конце мая в Ереване. 9-летний Давид Карапетян в своей возрастной группе занял 1-ое место, завоевав Кубок Армении и медаль за 1 место. Арман Саркисян в своей возрастной группе в среднем весе занял 2-ое место, Севак Долуханян (возрастная категория 9-11 лет) занял третье место, Эдуард Джамгарян в среднем весе своей возрастной категории занял также третье место. Пятый участник команды Монте Бабаян также вышел в финал, но в финальной схватке ему немного не повезло. В итоге пятеро юных арцахских спортсменов привезли в Степанакерт Кубок Армении и четыре медали вкупе, тем самым заняв в неофициальном командном зачете первое место!

Наши мальчишки продемонстрировали силу, мощь и боевой дух. Многие из них одержали победу, нокаутировав соперников, после чего последние отказывались от продолжения боев. Заслуга подобных выступлений карабахских спортсменов – в тренировках, регулярно проводимых тренером Суреном Абрамяном. А поддерживала наших спортсменов в Ереване группа родителей, выехавших вместе с юными детьми.

Федерация “кекусинкан каратэ-до” Республики Армении пригласила наших призеров на соревнования в Открытом первенстве Армении в ноябре 2007 года, в котором примут участие спортсмены из СНГ и зарубежья.

Финансовую поддержку в поездке спортсменов оказало Министерство образования, культуры и спорта НКР.

К. МУСАЕЛЯН

—————————————————————————————

О НЕКОТОРЫХ ШОУ-КОНЦЕРТАХ

Не станем охаивать чувство патриотизма продюссерско-артистических общин, но в защиту своих прав – чтобы не оказаться использованными в навязывании искаженной, бессмысленной, нравственно-приниженной духовной информации, просто обязана написать.

Праздничный концерт – это всегда шоу, развлечение. Но когда  концерт принимает большой размах,  рассчитанный на огромную публику, то эта  публика – не просто электорат, а объединенное общими мыслями и чувствами сообщество, которое сознательно или бессознательно оказывается под властью закодированных призывов объединения или разъединения… И все это влияние исходит от ведущих, певцов, танцоров…

Сейчас появляется много групп с вызывающими названиями. Это можно понять. Название должно или гармонично соответствовать стилю и содержательности исполнения данной группы, или быть скандально противоположным  всему облику исполнителей. Например, “Тату”,  “Отпетые мошенники”, “Руки вверх” или, например, “Ленинград” и т. п. И, как  обычно бывает в последнее время в Армении и у нас в Карабахе, опыт этот перенимается и трансформируется по-своему…

Каково же было на праздничном концерте 9 мая, когда, помимо всего прочего, вдруг на сцену вырвалась группа полураздетых девушек из Армении с  “авангардным танцем”. И дело не в их костюмах, а в том –  что общего  между ними, их танцем и названием  “в честь” арцахской святыни “Амарас”?  Кому брошен подобный вызов? И почему именно в этот день, 9 мая?

 Н. СИМОНЯН          

—————————————————————————————–

КАРАБАХ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА

Нунэ СИМОНЯН
музыковед

В Нагорном Карабахе нет предпосылок новаторства в области серезной (классической) музыки. Композиторской школы как таковой нет, есть разрозненная композиторская деятельность разного уровня и влияние разных стилей и направлений.

Уж слишком мало систематизированного исторического опыта в практике музыкальной мысли. Если оглянуться на передовые мировые центры, по образцу которых мы стараемся совершенствоваться в музыкальном искусстве, то надо подчеркнуть, что основное развитие профессиональная музыка получила в средних веках, и этому способствовала именно церковь (здесь создавалась и сохранялась нотопись). Церковь была сосредоточием вокальной музыки (для прихожан пел хор певчих) и инструментальной (традиционно установленный в католической церкви орган, а также игра на других инструментах).

Если до социалистической революции 1917 года и позднее в армянских церквях и были певчие и инструменталисты (по всему Кавказу и не только), то после массового уничтожения этих очагов ощущалось подавление в психологическом плане – в оставшихся маленьких церквях запрещались обряды. Они служили в качестве определенных “полу-музеев”. Нарушилась преемственность поколений в области церковной музыкальной службы (хотя, например, в Эчмиадзине она не прерывалась вовсе). Таким образом, грядущая советская музыкальная система по сути своей была очень противоречивой.

С одной стороны, искореняя церкви и религию, она нанесла непоправимый удар по духовной культуре разных народов, с другой – на основе европейского и дореволюционного российского музыкального опыта стала целенаправленно вырабатывать так называемые “народные, рабоче-крестьянские” по сюжету музыкальные построения. Все, что связывалось с понятием рабочий-крестьянин, в СССР напоказ идеализировалось, а порой и до абсурда – так, например, проникла в нашу жизнь часть так называемой массовой музыкальной культуры (ее называют “рабис”), которая до сих пор существует как “мадам не оттуда, и не отсюда”.

Сейчас тот же “рабис” одевают в красивые формы и “платья” (куплет, припев), а порой и вовсе превращают в бесформенные построения, чувственные и слащавые, превращая их в предмет доходного бизнеса.

Используя “доверчивость” зрителя, эти “создатели рабиса” вытаскивают на сцену сюжетную тавтологию, маскируя все это предметами национального быта и частичными национальными костюмами. Зачастую эти костюмы подобраны неграмотно и предметы быта тоже – не учитывая ни сословия героев, ни его возможностей, в общем, “абра-кадабра”.

Итак, что же еще стало с серьезной музыкой?

В СССР надо было всегда догонять противников на Западе. В области музыкального образования это делалось так: заучивались жизнь и творчество композиторов, изучался музыкальный строй их произведений. Но было и следующее – в музыкальных учебных заведениях проходили общие сведения о вокальной или инструментальной музыке, скажем – И. С. Баха, который всю свою профессиональную деятельность провел на службе в церкви. А о том, что темы его произведений можно прочитать в Библии, никто из учителей и не говорил – у нас было антирелигиозное государство, да и где можно было достать Библию?

В Нагорном Карабахе все это выражалось особеннно остро. Здесь уже много лет как с корнем была вырвана духовная культура. Может быть, именно этот фактор (тоска по духовной культуре) способствовал тому, что здесь появилось много светских очагов культуры и за относительно короткий исторический срок удалось именно среди преобладающего армянского населения распространить и развить большое количество очагов музыкальной культуры.

Уже давно многие виды искусств вышли из-под влияния церкви. Но церковная музыка имела свое предназначение – и в этом ее историческая ценность.

Светская, народная музыка также имела свое предназначение – это песни и ритуальные танцы. Несмотря на свободу творчества, и церковные музыканты, записывавшие нотный текст,  и профессиональные музыканты из народа (гусаны, ашуги) сочиняли произведения  по заказу богатых аристократов для конкретных торжеств.

В итоге сильнейшей конкуренции прекрасные образцы музыки дошли до наших дней. Весь этот опыт человеческой мысли мы были обязаны изучить, чтобы не “изобретать велосипед”, а шагать в ногу со временем. Если же мы сейчас “замедлим шаг”, (заметьте, в серьезной классической музыке), то отстанем надолго от цивилизации.

Р.S. В НКР нет предпосылок к тому, что обещало бы новаторство в серьезной музыке и единственное, что может спасти классическое музыкальное искусство, это надежный тыл, крепкое классическое музыкальное образование, которое предполагает разумную интерпретацию богатого нотного фонда лучших композиторов всего мира и всех времен.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s