№ 21 / 15 декабрь

“Демо” / № 21 (85) / 15 декабрь, 2007г.

война и мир

Карабахский мирный процесс под угрозой срыва

Томас ДЕ ВААЛ
редактор Кавказской службы IWPR

Шанс двух президентов на подписание рамочного соглашения сохраняется до февраля. 

2007 год близится к исходу, оставляя все меньше надежды на заключение рамочного соглашения по Нагорному Карабаху, и уже выражаются опасения, что в новом году мирный процесс может вообще развалиться.

Эта тупиковая ситуация усугубляется приостановлением мониторинга за режимом прекращения огня на тянущейся по периметру Карабаха линии окопов, разделяющей армянские и азербайджанские войска. Одновременно с этим все громче звучат предупреждения о том, что конфликт, вооруженная фаза которого закончилась в 1994 году, может вновь вылиться в полномасштабную войну.

В рамках проходившего на прошлой неделе в Мадриде заседания Совета министров иностранных дел ОБСЕ главы внешнеполитических ведомств Армении и Азербайджана Вардан Осканян и Эльмар Мамедъяров встретились с высокопоставленными чиновниками из трех стран – сопредседателей Минской группы, при посредничестве которой осуществляется переговорный процесс.

Их встреча с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром иностранных дел Франции Бернардом Кушнером и заместителем Госсекретаря США Николасом Бернсом многим представлялась последним шансом сторон договориться о взаимно приемлемых условиях принятия «Основных принципов». Речь идет о двух или трехстраничном документе, предназначенном для подписания президентами Армении и Азербайджана, и излагающего ключевые идеи, работа над которыми велась ими на протяжении последних трех лет.

Но поскольку в ближайшем будущем никакого соглашения, судя по всему, не предвидится, и времени на его заключение (в 2008 году и в Армении, и в Азербайджане должны состояться президентские выборы) осталось в обрез, весьма реальной выглядит мрачная перспектива развала процесса мирного урегулирования в будущем году.

Отвечая на письменные вопросы IWPR, заместитель помощника Госсекретаря Мэтью Брайза, являющийся одним из трех сопредседателей Минской группы, сообщил, что в середине января вместе со своими двумя коллегами он собирается посетить регион для того, чтобы попытаться разрешить остающиеся между сторонами разногласия.

«Сопредседатели надеются, что президенты достигнут устной договоренности по данному документу до предстоящих в феврале президентских выборов в Армении», – сказал Брайза.

«Рассматриваемые ныне концепции являют собой единственный логический и практически осуществимый путь к достижению мирного урегулирования конфликта».

Медиаторы тешат себя надеждой, что обе стороны в конфликте лишь «балансируют на грани войны» и в конечном итоге придут к какому-нибудь соглашению друг с другом. Однако есть опасения, что, если этого не произойдет, вернуться за стол переговоров в будущем году им будет очень сложно.

«И та, и другая стороны вроде бы сознают, что прекращение переговоров, пусть даже на короткий срок, может быть чревато тяжелыми последствиями, – сказал Брайза. – Когда каждый из президентов найдет, что он и его визави исчерпали лимит взаимных уступок, они оба окажутся перед решающим выбором – согласиться на предлагаемое им справедливое компромиссное соглашение или же начинать с нуля, рискуя возвратиться в ситуацию, когда вновь станет возможным вооруженный конфликт».

По широко распространенному мнению, армянский и азербайджанский лидеры слишком осторожны, чтобы подписать документ, который будет воспринят в их обществах как компромиссное соглашение с врагом.

«Подписав рамочное соглашение, президенты окажутся на территории им неизвестной», – сказал, попросив не называть его имени, один международный чиновник, следящий за ходом переговоров по Нагорному Карабаху.

Между тем в разделяющей стороны 200-километровой зоне прекращения огня сложилась необычайно напряженная ситуация. На «линии соприкосновения», как ее называют, нет миротворческих сил, и мониторинг там осуществляют только личный представитель действующего главы ОБСЕ посол Анджей Каспжик и его пять полевых помощников.

За этот год вооруженные инциденты на этой территории унесли жизни около 30 военнослужащих.

На сегодняшний день мониторинг в зоне приостановлен, причиной чего стали дипломатические разногласия между ОБСЕ, Баку и непризнанной республикой Нагорный Карабах.

Последняя по времени фаза переговоров, так называемый Пражский процесс, началась со встречи азербайджанского и армянского министров иностранных дел в чешской столице в апреле 2004 года. Президенты двух стран активно подключились к переговорам в следующем – 2005 – году.

Предметом сегодняшнего обсуждения является многоэтапный план, предусматривающий вывод армянских войск с ныне занимаемых ими азербайджанских территорий, примыкающих к Нагорному Карабаху. Самый болезненный вопрос – о статусе Карабаха – пока не рассматривается. В качестве временного решения предлагается наделить регион неким международно-признанным промежуточным статусом.

Более трудноразрешимые вопросы, в том числе касающиеся окончательного определения статуса Карабаха или принципов формирования сил по обеспечению безопасности на территории региона, в этом рамочном соглашении, задуманном как первый шаг на пути урегулирования, отражения не находят.

В настоящий марафон превратились переговоры по «Основным принципам». Главным камнем преткновения является вопрос о статусе Лачина – азербайджанской территории, через которую проходит дорога, соединяющая Нагорный Карабах с Арменией. Армянская сторона отказывается уступить полосу земли, выполняющую, по ее утверждению, роль стратегического коридора.

Каждая сторона заявляет, что в соглашении есть рубежи, через которые она не желает переступать.

В своих письменных комментариях, предоставленных IWPR, министр иностранных дел Азербайджана сказал: «Азербайджан четко определил и зафиксировал свою позицию, все опции и лимиты, и мы надеемся, что армянская сторона реалистично оценит текущие процессы в мире и регионе и выведет свои войска с оккупированных территорий Азербайджана».

О том, что более всего волнует армянскую сторону, IWPR рассказал министр иностранных дел Армении Осканян. «Конечно же, – сказал он, – приоритет номер один для нас – безопасность. В первую очередь, именно соображения безопасности положили начало движению карабахских армян за самоопределение. Безопасность будет зависеть от того, насколько твердо в соглашении будут оговорены статус Нагорного Карабаха и статус Лачина как коридора».

Одним из главных препятствий остается глубокое взаимное недоверие сторон.

В течение последнего года в Азербайджане, крепнущем экономически и проявляющем все большую твердость на дипломатической арене, чиновники неоднократно заявляли, что их «терпение кончается» и они рассматривают возможность военного решения проблемы.

30 октября президент Ильхам Алиев заявил: «Мы должны быть готовы в любой момент освободить оккупированные территории военным путем».

По словам Алиева, стремительно растущий военный бюджет богатого нефтью Азербайджана, уже сегодня составляющий более миллиарда долларов, в будущем должен превзойти в размерах госбюджет Армении.

27 ноября, выступая на встрече глав оборонных ведомств бывших стран Советского Союза, министр обороны Азербайджана Сафар Абиев сказал: «Пока азербайджанская территория остается оккупированной Арменией, вероятность войны почти стопроцентная».

Армяне на такие заявления реагируют возмущенно.

«То, что беспокоит армянскую сторону, не имеет отношения к соглашению, по которому согласованных позиций у нас больше, чем разногласий, – сказал министр иностранных дел Осканян. – Беспокоит армянскую сторону то, что происходит параллельно – милитаристская риторика Азербайджана, усилившаяся внутри Азербайджана пропаганда ненависти, агрессивные попытки сорвать переговоры».

В ответ на просьбу прокомментировать это заявление Мамедъяров сказал: «Азербайджан поддерживает мирное урегулирование конфликта, и мы сделаем все возможное, чтобы избежать насилия. Но терпение азербайджанского общества на исходе, и с улучшением экономических показателей все чаще звучат призывы к правительству Азербайджана восстановить территориальную целостность страны».

Среди независимых экспертов превалирует мнение, что война не является перспективой ближайшего будущего. Однако, говорят они, угроза нарастает, чему способствуют упорное нежелание сторон идти на компромисс и чрезвычайно высокие нефтяные доходы Азербайджана.

«Существует реальная и все более усиливающаяся опасность конфронтации в предстоящие годы, – сказала Магдалена Фричова из Международной кризисной группы, недавно опубликовавшей доклад, озаглавленный «Нагорный Карабах: рискуя войной». – Где-то в 2012 году, когда, как ожидается, доходы Азербайджана от нефти начнут сокращаться, военная авантюра может стать для Баку способом отвлечь внимание граждан от неоправданных надежд на экономическое благополучие и неудач правительства».

Директор базирующегося в Ереване Кавказского института СМИ Александр Искандарян не ожидает каких-либо прорывов, считая, что для достижения соглашения странам не хватает политической воли.

«Смерть Пражского процесса была ожидаемой со дня его рождения, – сказал Искандарян. – Его появление на свет имело целью воскресить Минский процесс, умерший еще в 2001 году или даже раньше. Мне ясно, почему он умер – исходящее изнутри самих обществ сопротивление усилиям по урегулированию сильнее, чем оказываемое извне давление.

Я не думаю, что Пражскому процессу грозит юридическая смерть, поскольку он никому особо не мешает, но конфликта ему не решить. Конфликт будет разрешен тогда, когда этого захотят сами конфликтующие стороны, а не медиаторы. На данный момент такого желания у сторон не имеется», – сказал он.

www. iwpr.net

——————————————————————————————-

 урегулирование

Некоторые детали карабахского урегулирования 

Совет министров иностранных дел ОБСЕ 29 ноября в Мадриде принял заявление по Нагорному Карабаху, сообщили ИА REGNUM  в Департаменте информации и печати МИД России.

“Мы с удовлетворением отмечаем, что Армения и Азербайджан согласились продолжить ведущиеся переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта в предстоящем электоральном году. Мы поддерживаем посреднические усилия Сопредседателей Минской группы ОБСЕ и продолжающуюся выработку ими совместно со сторонами базовых принципов мирного урегулирования конфликта. Мы решительно призываем обе Стороны преодолеть последние остающиеся разногласия, одобрить тем самым общую концепцию урегулирования и приступить на этой основе к выработке всеобъемлющего мирного соглашения”, – говорится в заявлении.

29 ноября в Мадриде прошли переговоры между главами МИД Армении и Азербайджана с участием сопредседателей Минской Группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию (Россия, Франция, США), а также официальных лиц стран посредников. На встрече главам МИД Армении и Азербайджана Вардану Осканяну и Эльмару Мамедъярову  был передан перечень компромиссных принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Одним из немногих положительных итогов совещания глав МИДов стран-членов ОБСЕ в Мадриде стала презентация плана урегулирования нагорно-карабахского конфликта, который был передан главам МИД Азербайджана и Армении Эльмару Мамедъярову и Вардану Осканяну странами Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция). “Эти предложения вобрали в себя все позитивные договоренности между Баку и Ереваном за последние годы”, – заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. “Предложения Минской группы справедливы и объективны”, – согласился и заместитель госсекретаря США Николас Бернс.

Из дипломатических источников, близких к переговорам, стали известны некоторые детали плана. Он предусматривает постепенное возвращение Ереваном территорий вокруг Нагорного Карабаха, которые сейчас находятся под армянским контролем. Армянские войска покинут Кельбаджарский район (там останется лишь ограниченный контингент), а дорога из Азербайджана в Нахичевань будет открыта. В Кельбаджарском районе будет установлено международное управление под эгидой ОБСЕ, но со временем район перейдет под полный контроль Азербайджана. В то же время план предусматривает создание коридора в Лачинском районе, связывающего Армению и Нагорный Карабах. Освобожденные армянской стороной территории будут демилитаризованы, и на них будут размещены международные миротворцы. Наконец, международное сообщество будет поощрять возвращение армянских переселенцев с этих территорий во внутренние районы Армении, а через несколько лет в Кельбаджарский район смогут вернуться азербайджанские беженцы. Гарантом мирного соглашения выступит Совбез ООН.

Сопредседатель Минской группы от США Мэтью Брайза  призвал Баку и Ереван “поскорее утвердить этот план до начала предвыборных кампаний в обеих странах”. Между тем официальные лица Азербайджана и Армении не прокомментировали полученный документ. А глава пресс-службы минобороны Азербайджана Эльдар Сабироглу даже заявил, что “от новой войны никто не застрахован”.

—————————————————————————————

Серж Саркисян: “Определенные договоренности по карабахскому урегулированию возможны до президентских выборов в Армении”.

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта по предварительной договоренности посетят регион уже в январе 2008 года. Как сообщил корреспонденту ИА РЕГНУМ пресс-секретарь МИД Армении Владимир Карапетян, в ходе визита сопредседатели ознакомятся с позицией президентов Армении и Азербайджана относительно представленных новых определений по несогласованным пока вопросам.

Отметим, что в Мадриде в конце ноября страны-посредники по карабахскому урегулированию в качестве совместного предложения передали главам МИД Армении и Азербайджана на рассмотрение президентам “справедливые и сбалансированные базовые принципы мирного урегулирования конфликта”. Сторонам конфликта было настоятельно предложено завершить нынешний этап переговоров одобрением базовых принципов и незамедлительно перейти к новой фазе – выработке проекта всеобъемлющего мирного соглашения.

——————————————————————————————-

Вардан Осканян: «Кто бы ни стал новым президентом Армении, он продолжит прежнюю линию в переговорах по Карабаху»

– Американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза заявил о том, что на столе переговоров по Нагорному Карабаху лежит самый оптимальный за все время переговоров проект соглашения. Насколько он является компромиссным и приемлемым для обеих сторон конфликта?

– Нам нужны компромиссы, потому что с нынешними позициями достичь результата невозможно. Мы должны понять, что компромиссы необходимы для документа, который одобрят все стороны. Степень компромиссов зависит от реалий, прошлых и настоящих.

Все должны быть реалистами насчет того, что может быть достигнуто, а что – нет. И, основываясь на реалиях, стороны должны проявлять решимость и политическую волю для того, чтобы пойти на необходимые компромиссы для достижения мира в нашем регионе.

– Можно ли говорить о том, что предстоящие в 2008 году выборы в Армении и Азербайджане замедлят переговорный процесс?

– Как Вы видите, мы продолжаем работать над решением проблемы. Верно, предстоят выборы, но мы не увязываем переговоры с выборами. Мы продолжаем работу, и сопредседатели могут совершить визит в регион.

– Когда ожидается их очередной визит в регион?

– Они сами говорят о конце декабря или середине января следующего года. Таким образом, мы продолжим процесс. Конечно, во время выборов в Армении наше внимание в основном будет сосредоточено на них, но в любом случае мы остаемся вовлеченными в переговорный процесс.

– Может ли смена президента Армении повлиять на переговоры, привести к пересмотру уже достигнутых соглашений?

– Надеюсь, что нет, именно поэтому сопредседатели стараются проинформировать мир, всех в Армении насчет документа, в котором отражены основные принципы урегулирования.

Поэтому кто бы ни был избран, мы продолжим переговоры на базе этого документа, так как в нем отражена большая работа, проделанная нами. Мы считаем, что это прочный документ, включающий все вопросы, это объективный и сбалансированный документ. Конечно, он не может полностью устраивать всех, ибо он является компромиссным. Изложенные там предложения отвергают максималистские требования сторон.

Таким образом, это сбалансированный документ. Конечно, мы работаем над его совершенствованием. Есть ряд вопросов, которые еще надо согласовать, но основа, на мой взгляд, сильна. И если мы сможем обеспечить, чтобы, кто бы ни был избран президентом Армении или позднее в Азербайджане, смог продолжить работу на базе этого документа, тогда мы сможем сказать, что проделанная за эти два года работа не была напрасной.

– Недавнее сообщение армянских СМИ со ссылкой на премьер-министра Армении Сержа Саркисяна о том, что в основе нагорно-карабахского конфликта лежит религиозный фактор, вызвало волну протеста в Азербайджане. Позднее это заявление было опровергнуто самим премьером. Не могли бы вы внести ясность насчет позиции армянского руководства по поводу этого вопроса?

– Действительно, это заявление было изъято из контекста. Мы всегда заявляли, что это не религиозный конфликт, это вопрос самоопределения народа Карабаха. Конечно, это заявление было изъято из контекста. Я не думаю, что премьер-министр мог высказать такую идею.

– Считаете ли Вы карабахское урегулирование зависимым от прецедента Косово?

– Мы всегда говорили об отличии одного конфликта от другого, и у каждого из них есть свои пути решения. Конечно, в целом, прецеденты важны. Нравится нам это или нет, мы с ними будем сталкиваться. Но мы не увязываем решение косовской проблемы с карабахской. В нашем случае, Карабах имеет свой нормальный ход переговоров. Карабах сам выбрал путь относительно своего будущего, основанный на самоопределении, поэтому вне зависимости от того, что произойдет в Косово, мы продолжим переговоры на базе имеющих принципов.

Но, с другой стороны, мы не можем не учитывать косовского прецедента. Если Косово получит независимость, никто не сможет нам сказать, что никто другой не сможет получить независимость, потому что у свободы нет квоты.

– О каком самоопределении можно говорить, когда оно достигалось в одностороннем порядке после изгнания азербайджанцев из Нагорного Карабаха и Армении?

– Возможно, вы были тогда еще слишком молоды и не помните, но все началось с Сумгаита и Баку, армяне были изгнаны из Азербайджана, и это вызвало адекватную реакцию и в Армении. В Азербайджане были погромы, этнические чистки. Это оставило след в армянских умах и сердцах. Поэтому сейчас мы настаиваем на укреплении мер доверия между сторонами, ибо, если не мы решим этот конфликт, то это сделает последующее поколение.

Наша озабоченность в том, что взаимная вражда между двумя нашими народами углубляется из-за пропаганды ненависти в Азербайджане, чего нет в Армении.

Ч. АЛИ, www.day.az

——————————————————————————————

«Экспертное сообщество больше склоняется к варианту признания независимости НКР»

На вопросы Karabakh-Open.com ответил экс-кандидат в президенты НКР Масис МАИЛЯН.

– Господин Маилян, после мадридской встречи министров иностранных дел стран-членов ОБСЕ было заявлено, что в карабахском урегулировании из 10 рассматриваемых остался один несогласованный принцип. В министерстве иностранных дел Армении утверждают, что не согласован вопрос статуса Карабаха. Министр иностранных дел Азербайджана отметил, что вопрос статуса вообще не обсуждается.

О каком несогласованном вопросе идет речь и значит ли это, что по всем остальным, кроме статуса, вопросам армянское руководство дало свое согласие?

– То, что после каждой из подобных встреч дипломаты сторон делают взаимоисключающие заявления, уже не удивляет людей, которые внимательно отслеживают карабахское урегулирование. В этом конкретном вопросе остается предполагать, что здесь, скорее, речь идет о вопросе референдума (плебисцита, опроса), который напрямую связан со статусом Нагорного Карабаха. В данном случае, на мой взгляд, стороны говорят правду, но не всю. Иными словами, подают информацию в выгодном для себя свете.

Что касается вопроса, согласилось ли армянское руководство со всеми остальными принципами, то, по моей информации, консультации проводятся по принципу «ничего не согласовано, пока все не согласовано». Даже если предположить, что существуют какие-либо договоренности по ряду принципов урегулирования, то до полного согласования документа все ранее достигнутое будет носить условный характер.

– Президент Армении Роберт Кочарян в интервью «Голосу Армении» заявил, что в бытность Левона Тер-Петросяна президентом Армения готова была подписать пораженческий договор, предполагающий существование Карабаха в составе Азербайджана. Во время же президентства Р. Кочаряна в основу переговоров был положен вопрос самоопределения Карабаха.

Вы долгие годы являлись заместителем министра иностранных дел НКР. Какова была динамика изменений в предлагаемых принципах урегулирования?

– С сожалением приходиться констатировать, что карабахская тема становится доминантой во внутренней политике Армении. Было бы желательно избежать подобного развития ситуации, и вот почему: Карабах, ставший национальной идеей и сплотивший мировое армянство, должен находиться выше любой внутриполитической схватки и не должен быть превращен в объект, а тем более, в субъект в борьбе за власть в Армении. В этой связи, мы, граждане НКР, должны очень аккуратно относиться к своей роли в национально-освободительном движении и не втягиваться в избирательные процессы в РА. Уже звучат призывы некоторых армянских политиков к гражданам Арцаха о помощи. Лучшей поддержкой будет наше невмешательство во внутренние дела Армении.

Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы Армения была стабильной, демократической и развитой страной, имеющей влияние в регионе. Наш интерес продиктован не только тем фактом, что Армения является Матерью-Родиной для всех армян, но и тем, что Республика Армения остается главным гарантом безопасности и развития Арцаха. Но мы обязаны помнить, что правом избирать армянского президента обладают исключительно граждане РА.

Поскольку в Армении набирает обороты президентская кампания, мне бы не хотелось комментировать сделанные на этом фоне заявления. Могу лишь сказать, что несколько лет назад тексты всех трех предложений международных посредников (так называемые «поэтапный» и «пакетный» подходы, а также принципы «общего государства») были почти синхронно опубликованы в Степанакерте, Ереване и Баку. Тогда же МИД НКР опубликовал официальные ответы руководства республики посредникам относительно этих предложений. Я предполагаю, что обновленные мадридские предложения сопредседателей через определенное время станут достоянием общественности конфликтующих сторон. Тогда и появится возможность проведения сравнительных анализов предложений.

Безотносительно к переговорному процессу в формате Минской группы ОБСЕ, исходя из опыта общения с международными экспертами, могу сказать, что за последние годы экспертное сообщество больше склоняется к варианту признания независимости НКР либо к возможному присоединению НКР к РА. Для многих специалистов по нашему региону возврат к статус-кво 1988 года просто исключается.

– Г-н Маилян, одни говорят, что ожидаемое решение по краю Косово может стать прецедентом для карабахского урегулирования, другие считают, что каждый конфликт уникален. Что Вы думаете по этому поводу?

– Как говорится, каждая идея имеет право на существование. Я cчитаю, что если независимость Косово будет все-таки признана, то ценность для нас в этом вопросе будет представлять то, что этот край обрел независимую государственность не благодаря воле бывшей метрополии, а вопреки этой воли.

Скоро мы будем отмечать 20-летие нового этапа Карабахского Движения. За эти годы на политической карте мира появилось более двух десятков новых государств. Но, в отличие от Косово, эти страны достигли независимости с согласия центральных властей (Эфиопия – Эритрея, Индонезия – Восточный Тимор и др.).

Поскольку Азербайджан сегодня не готов не то что признать независимость НКР, а даже вести диалог с нами, то косовский прецедент может быть полезен дипломатии обоих армянских государств.

Наира АЙРУМЯН

——————————————————————————————-

Несогласован именно вопрос статуса Карабаха

Переговорный процесс по карабахскому урегулированию находится сейчас на очень ответственной и решающей стадии. Такое мнение в интервью Karabakh-Open.com высказал председатель парламентской комиссии по внешним сношениям Ваграм АТАНЕСЯН.

По мнению В. Атанесяна, самым существенным во время состоявшейся недавно в Мадриде встречи министров иностранных дел стран-членов ОБСЕ было участие в ней министров иностранных дел России, Франции и заместителя руководителя Госдепа США, что само по себе говорит о важности последней стадии переговоров. «Необходимо также обратить внимание, что за некоторое время до встречи в Париже побывали сначала президент Армении, а затем и президент Азербайджана, и, согласно распространенной информации, в ходе встреч с президентом Франции обсуждался вопрос карабахского урегулирования. Я склонен думать, что вопрос не просто обсуждался, а именно нынешний этап и перспективы урегулирования являлись основными вопросами на встречах. Почему, потому что сегодняшняя методология переговоров сменила парижские принципы, вокруг которых, казалось, было достигнуто согласие между президентами Армении и Азербайджана. Однако кончина Гейдара Алиева и избрание президентом Ильхама Алиева внесли некоторые коррективы в эти принципы. Не думаю, что предлагаемые ныне посредниками сторонам принципы существенно отличаются от тех, которые были разработаны при непосредственном участии Франции (говоря “Франция”, мы имеем в виду Евросоюз). И если учесть активизацию представителя Евросоюза на Южном Кавказе и его последние акцентировки, добавить к ним призывы к европейскому сообществу, нашедшие место в докладе Международной кризисной группы, то, рассматривая все эти звенья в единой цепи, мы можем заключить, что карабахское урегулирование вступило в очень ответственную и решающую фазу», – отметил председатель парламентской комиссии по внешним сношениям.

В зависимости от политической смелости сторон, их готовности к компромиссам, по мнению В. Атанесяна, эта решающая стадия может воплотиться в согласие вокруг основных принципов урегулирования, возможно, согласие даже будет достигнуто, и это приведет к повышению напряженности в зоне конфликта.

Господин Атанесян считает, что нет ничего чрезвычайного в том, что министр обороны Азербайджана заявляет о высокой вероятности войны. «Вероятность возобновления войны всегда была 100-процентной. Вопрос в том, какая из сторон склонна вести проблему к военному решению. Здесь, естественно, подходы диаметрально противоположны и, к сожалению, азербайджанская сторона делает все, чтобы согласие не было достигнуто. Именно такой курс взяла азербайджанская дипломатия», – считает В. Атанесян.

Он также считает естественным и различные интерпретации предложений посредников сторонами конфликта, ибо «дипломатия и состоит в том, чтобы каждая из сторон интерпретировала предложения с точки зрения своих интересов».

По мнению В. Атанесяна, из заявления министра иностранных дел Азербайджана, сделанного после мадридской встречи, следует, что несогласованным остался только вопрос статуса Карабаха, хотя именно это отрицает министр.

«Насколько можно судить по опубликованным в азербайджанской прессе мнениям политологов, экспертов и аналитиков, в Азербайджане склонны видеть будущий статус Карабаха в границах бывшей Аз.ССР. Они ставят акцент на внутреннем самоопределении, между тем армянская сторона рассматривает самоопределение в ином свете. Положение усложняется тем, что карабахская общественность психологически не готова принять эту методологию урегулирования, и это реальность. Эта методология, думаю, не соответствует и настроениям азербайджанского общества», – отметил В. Атанесян и добавил, что в такой ситуации рост напряженности вряд ли возможен.

Комментируя заявления министра иностранных дел России о том, что мадридская встреча стала шагом вперед и оптимистичные заявления сопредседателей Минской группы ОБСЕ, В. Атанесян подчеркнул, что надо быть искренними и признать, что пока общественное мнение в странах противостоит дипломатическим усилиям, полноценность переговоров остается под сомнением. «Следует с сожалением констатировать, что за прошедшие 14 лет было множество встреч на самом высоком уровне, но общественные структуры сторон остались по разные стороны баррикад. Между тем, посредники должны попытаться сблизить общественные настроения.

Насколько мы можем судить, предлагаемые принципы урегулирования действительно сбалансированы, несут в себе компромиссы, и вокруг них стороны могут прийти к согласию. Но за этим должна последовать продолжительная работа – дипломатическая, пропагандистская, иная, направленная на примирение общественных настроений. Если это удастся, то можно будет говорить о всеобъемлющем соглашении и перспективе продолжительного мира», – заключил депутат карабахского парламента.

—————————————————————————————–

вокруг НК

Кавказское сотрудничество в Польше – спустя почти 100 лет

На днях в Варшаве состоялась первая международная конференция Общества «Кавказский Дом» в Польше, которое было создано в апреле этого года. В мероприятии приняли участие видные эксперты стран Южного Кавказа, а также представители молодежных организаций Грузии и Армении.

В ходе конференции обсуждались вопросы политической ситуации в странах Южного Кавказа, проблемы информационного пространства этого региона, роль молодежных организаций и женщин на Кавказе.

«Кавказскому Дому» в Польше за этот период удалось реализовать ряд мероприятий, а проект «Во имя сотрудничества лидеров молодежных организаций стран Южного Кавказа» стал лауреатом конкурса «Заграничная помощь-2007», который ежегодно проводится Министерством Иностранных Дел Польши. Благодаря финансовой премии, Дому удалось создать информационный источник http://www.domkaukaski.org, выходящий в свет на польском, английском, азербайджанском, армянском и грузинском языках.

Карабах на конференции представлял директор Центра гражданских инициатив Альберт ВОСКАНЯН. По его словам, на конференции он выступил с докладом «Южный Кавказ: роль НПО в установлении мира и стабильности в регионе».

«Я считаю, что неправительственные организации могут давать советы для достижения реалистичных соглашений между конфликтующими сторонами, следить за выполнением договоренностей и соглашений. НПО могут сыграть существенную роль в переводе решения конфликта из военного в мирное русло. Если политики ограничены в своих действиях в силу политической конъюнктуры, то представители неправительственного сектора не должны избегать встреч лишь по той причине, что властям это не нравится», – отметил А. Восканян.

«НПО Нагорного Карабаха работают в условиях непризнанности республики, что мешает налаживанию связей с иностранными правозащитными и другими организациями, донорскими фондами. Между тем, потенциал сотрудничества общественных секторов сторон конфликта огромен. К примеру, неправительственные организации могут совместно решать гуманитарные задачи, связанные с последствиями войны или природной стихии. Это разминирование, восстановление домов, тушение пожаров в приграничной зоне и др. НПО могут содействовать властям, проводить мониторинги, исследования и т. д.

В достаточно сложных условиях в Нагорном Карабахе действуют интересные неправительственные организации – в частности, работающие с беженцами, заключенными, бывшими военнопленными, занимающиеся проблемами женщин, религиозных меньшинств и т. д.», – отметил правозащитник.

По мнению А. Восканяна, в условиях, когда отсутствует доверие между сторонами конфликта, неправительственные организации делают больше, чем государственные органы. «Большую работу проводит и Международная Рабочая группа по поиску без вести пропавших, заложников и освобождению пленных в зоне Карабахского конфликта, в которой я состою в качестве координатора в Нагорном Карабахе. Группа образовалась в 2000 году, а в регионе работает с 1993 года, сделала и делает очень много для того, чтобы люди смогли бы вернуться в свои родные дома, находит места захоронений, помогает налаживанию диалога между госкомиссиями сторон конфликта, развеивает мифы, оказывает посильную помощь в реинтеграции бывших военнопленных и т. д.», – рассказал А. Восканян.

Обращаясь к роли НПО в миротворческом процессе, А. Восканян отметил, что для того, чтобы примирение стало возможным, необходимы отказ от пропаганды образа врага, осознание прошлого и травмы, связанной с ним. «Следует отказаться от взаимных обвинений и попробовать понять друг друга. Боль бывает одна у всех народов, и не имеет значения ни вероисповедание, ни место проживания, ни национальность. Матери везде плачут одинаково. Неправительственные организации со своими возможностями могут внести существенный вклад в примирение обществ. Людей необходимо шаг за шагом приучать к толерантности, отказу от деструктивных, а по сути, нереальных способов решения конфликтов. К сожалению, сотрудничества между НПО, газетами, сайтами, журналистами Нагорного Карабаха и Азербайджана практически нет. Между тем, это необходимо для того, чтобы попытаться смягчить все усугубляющуюся атмосферу недоверия между обществами сторон конфликта. Именно посредством подобных шагов может быть восстановлено по крупицам доверие, что является основой для урегулирования любого конфликта», – подчеркнул Альберт Восканян.

Необходимо более активное вовлечение неправительственных организаций Нагорного Карабаха в региональные проекты, считает правозащитник. Контакты неправительственных организаций всех сторон конфликтов в регионе, несомненно, окажут содействие урегулированию затянувшегося нагорно-карабахского конфликта, решению проблемы установления долгосрочного и гарантированного мира на Кавказе.

——————————————————————————————

Ложь в ранге государственной политики

Ашот БЕГЛАРЯН

Маховик пропагандистской машины Азербайджана продолжает набирать все новые и новые обороты по циркуляции фальсификаций вокруг Нагорного Карабаха, порой доходящих до полнейшего абсурда.

В очередной раз играя в низкопробную и неуклюжую политическую игру, Баку пытается  использовать сложившуюся вокруг региона конъюнктуру против Нагорно-Карабахской Республики. Здесь додумались обвинить армянскую сторону и, в частности, Нагорный Карабах в … размещении на своей территории боевых отрядов Курдской Рабочей партии (КРП). Можно было бы проигнорировать эту явно высосанную  из пальца идею, однако официальный Баку, сам прекрасно осознающий ее абсурдность, потребовал от международных организаций провести расследование территории Нагорного Карабаха на предмет наличия баз отрядов КРП.

В Степанакерте подобные заявления  назвали «глупостью». Пресс-секретарь минобороны НКР подполковник Сенор Асратян отметил, что данное предположение никак не соответствует действительности и является «чистейшей воды дезинформацией».

«Вероятно, у кого-то в Турции и Азербайджане так разыгралась фантазия, что они готовы усмотреть курдов где угодно», – сказал С. Асратян.

Еще дальше бакинских СМИ, распространяющих заведомо ложную информацию, пошло турецкое бюро АПА, утверждающее о том, что разведка Турции, якобы,  выявила факт создания с 2005 года тренировочных лагерей курдских террористов рядом с Ереваном, Гюмри и Спитаком, а также на территории Лачинского и Кельбаджарского районов.

«Террористы проникают в Армению и затем в Нагорный Карабах через Грузию. Пройдя у армян подготовку, боевики направляются в Турцию, Иран и Ирак.  PKK имеет две радиостанции в Армении – «Радио курд» и «Голос Еревана». Организация причастна к контрабанде наркотиков», – ничтоже сумняще лжет турецкое бюро АПА.

Вторит ему турецкая газета «Акшам», утверждая, что «руководство Турции получило информацию о планах размещения баз РКК на Кавказе».  При этом издание отмечает, что президент Абдулла Гюль в ходе визитов в Азербайджан и Грузию коснулся этой темы: «Разведка выявила, что ПКК наладила связи с армянской диаспорой. Согласно плану, террористы перейдут в одну из европейских стран, а потом на Кавказ. Здесь они обоснуются на оккупированных территориях Азербайджана».

Пресс-секретарь министерства иностранных дел Армении Владимир Карапетян  назвал подобные заявления нелепыми и не имеющими ничего общего с действительностью.

«Эти безосновательные слухи не что иное, как очередная провокация», – отметил он.

В самом Азербайджане многие весьма скептически относятся к очередной «утке» Баку, напоминающей, скорее, общипанную курицу. Так член постоянной парламентской комиссии по безопасности и обороне Азербайджана Захид Орудж отмечает, что «такая информация кажется откровенно провокационной».

Все это напоминает шизофренический призыв вице-спикера парламента Азербайджана Зияфета Аскерова трехлетней давности на встрече с представителями палаты лордов Великобритании «искать Бен Ладена в Нагорном Карабахе».

Доколе Баку будет дурить международное сообщество и собственный народ в надежде на то, что регулярно повторяемая ложь станет «правдой»?

К счастью, международному сообществу уже не раз приходилось убеждаться в тенденциозности и лживости давно набившей оскомину антиармянской  риторики и нападок  Азербайджана в адрес Нагорного Карабаха. Достаточно вспомнить разоблачения необоснованных обвинений НКР в государственной политике заселения занятых в ходе войны территорий, искусственных поджогах приграничной зоны и др.

По всей видимости, в ожидании летнего сезона, когда в очередной раз можно будет разогреть свои фантазии  относительно искусственных поджогов с карабахской строны, Баку решил перебиться дезинформацией о Курдской Рабочей партии.

В сущности же, пропагандисткая машина Азербайджана, являющаяся придатком авторитарного режима, пытается изолировать свое общество от правды о Нагорно-Карабахской Республике, что вряд ли окажет добрую услугу азербайджанскому народу.

—————————————————————————————

параллели

 “Я не был на родине 15 лет”

Карине САФАРЯН
Степанакерт-Сухум-Степанакерт

В рамках проекта “Общекавказская Журналистская Сеть” по инициативе Института освещения войны и мира (IWPR) при поддержке Евросоюза со 2 по 5 декабря в Абхазии прошел семинар для журналистов из Армении, Нагорного Карабаха, Азербайджана, Абхазии и Дагестана на тему “Баланс между свободой выражения, не-дискриминацией, разжиганием розни и военной пропагандой”. 

Мандариновая страна 

В Республике Абхазия, территория которой составляет 8,7 тысяч квадратных километров, населения – 340 тысяч человек. Основные национальные группы – абхазы, армяне, мегрелы, грузины, русские, украинцы, греки, эстонцы. Отметим, что, по официальным данным, число проживающих в Абхазии армян составляет 44800 человек. Абхазия, как и НКР, имеет 7 административных районов: Гагра, Гудаута, Сухум, Гулрпыш,  Очамчира, Ткуарчал, Гал.

…Три дня по 7-8 часов пути, за три дня почти 1050 км дорог: в солнце, снег и дождь. А сколько пунктов таможенного контроля и постов ГАИ – можно сбиться со счету! Каждый день новый город: утром Степанакерт, вечером Ереван, затем Тбилиси, а после – Сухум, который  в период военных действий с 1992-93 гг. сильно пострадал. За 15 лет после войны мало что изменилось в столице Абхазии. Страна мандаринов и других цитрусовых, расположенная на восточном побережье Черного моря, на  северо-западе по реке Псоу граничит с Россией, а на  юго-востоке с Грузией – по реке Ингур…

“…Они портят имидж конфликтов”, или как журналисты из Армении, НКР, Азербайджана и Финляндии пересекали грузино-абхазскую границу

Как только появилась возможность поехать в Абхазию,  возникли  вопросы относительно въезда в эту страну: через северо-запад или юго-восток? Вариант  пересечения границы с российской стороны отпадал сам по себе, так как позже – при  въезде на территорию  Грузии – вряд ли удалось бы вернуться на родину: велика вероятность угодить за решетку сроком на 5 лет. Оставалось одно – пересечь границу по реке Ингур, где расположены три блокпоста: грузинский, миротворческий и абхазский.

Каждый день грузино-абхазскую границу пересекают сотни людей, если не больше. Это в основном мегрелы и грузины, жители Гальского района Абхазии, работающие на грузинской стороне. И каждый день они  сталкиваются с проблемой пересечения грузино-абхазской границы. Это довольно неприятная “процедура”, занимающая много времени и энергии. Но – другого выхода нет.

“Они портят имидж конфликтов. Как  можно свободно перебираться из Абхазии в Грузию и наоборот? Настоящий конфликт у нас с армянами”, – отшучивался азербайджанский коллега, в то время как проверяли документы нашей немногочисленной, состоящей из 6 человек группы. Наконец нас пропустили на территорию Абхазии, и надо было позаботиться о транспорте. К  этому времени машин практически не осталось – за исключением старенькой «Волги ГАЗ-24», за которую боролись очень многие, но в конце концов она досталась нам. Впихнувшись в Волгу (именно так это можно назвать), машина   двинулась вперед. Причем шофер – мегрел по национальности – сразу сказал, что довезет нас лишь до Гальского района: дальше не поедет и найдет для нас другую машину. Мы попросили найти микроавтобус, он переспросил:  «Что такое микроавтобус?» Ему объяснили.

“А-а-а, микро!!! Конечно, я найду для вас микроавтобус”, – с уверенностью сказал он.

В результате мы добрались до Сухума на “микроавтобусе” типа «Жигули».

Был уже довольно-таки поздний час и, чтоб как-то скоротать время в дороге, мы начали расспрашивать о том, какова ситуация в Абхазии,  как им живется и так далее.

Наш водитель рассказал, что несколько лет назад было очень опасно ездить по этим дорогам  – из-за бандитов, которые нападали на всех, грабя их и убивая. На вопрос, а как  дела обстоят сейчас, он ответил: “А сейчас такого нет, почти  нет”. Полтора часа прошли практически “незаметно”, и мы очень “скоро” оказались в столице мандариновой страны – в Сухуме.

“60 тысяч беженцев вернулись на места своего бывшего проживания” 

Шутки шутками, но проблем у мегрелов и грузин в Абхазии хватает. Так, например, практически все граждане Абхазии имеют также российское гражданство, за исключением населения Гальского района, которым не выдаются  даже абхазские паспорта. Они по сей день пользуются паспортами советского образца, а, как известно, с ними далеко не уедешь.

Тем не менее, абхазская сторона никогда не отказывалась от решения проблемы организованного возвращения беженцев – об этом  очень много говорилось  на встречах с экспертами и политиками Абхазии. Благодаря этому,  только в Гальский район вернулось около 60 тысяч беженцев-мегрелов и грузин. Около 30 тысяч грузин вообще не покидало Абхазию. В  то же время, бесконтрольное возвращение беженцев серьезно дестабилизировало ситуацию в местах их возвращения. По словам секретаря совета безопасности Республики Абхазия Станислава Лакобы, грузинская сторона делает все, чтобы население Гальского района не интегрировалось в абхазскую действительность. В свою очередь, для абхазских властей поддержание стабильности именно в этом районе – одна из первоочередных задач.

Историческая справка:

После завершения грузино-абхазской войны в ноябре 1993 г. в Женеве начался переговорный процесс по мирному урегулированию конфликта под эгидой ООН, при содействии России и участии ОБСЕ. Первые два раунда переговоров состоялись в Женеве 28 ноября – 1 декабря 1993 г. и 11 января 1994 г. Итогом женевского этапа урегулирования стало подписание “Меморандума о понимании” и «Коммюнике о втором раунде переговоров», согласно которым стороны отказались от применения силы и угрозы ее применения друг против друга, выразили обоюдное согласие на использование российского военного контингента в качестве  миротворческих сил в зоне конфликта. Обсуждая проблему беженцев, стороны пришли к согласию на первом этапе  приступить  к осуществлению процесса возвращения беженцев и перемещенных лиц в Абхазию исключительно в Гальский район.

Женевский этап переговоров  обозначил круг острых проблем, которые в дальнейшем определили  содержание процесса урегулирования. Это  проблемы государственно-правовых взаимоотношений Грузии и Абхазии, беженцев и экономической реабилитации Абхазии.

Отвечая на вопросы журналистов, министр иностранных дел Сергей Шамба отметил, что на данном этапе как таковых переговоров нет. “По всем вопросам мы готовы говорить с грузинской стороной на приемлемых для нас условиях, но они не готовы и, вводя войска в Кодорское ущелье, они лишь провоцируют ситуацию”, – сказал Сергей Шамба.

Опять выборы

Участникам семинара за время пребывания в Абхазии была предоставлена также возможность освещать процесс выборов в Госдуму РФ, которые имели место 2 декабря.

Отметим, что практически все граждане Абхазии, имеющие  российское гражданство, приняли активное участие в парламентских выборах РФ и в большинстве случаев голосовали открыто.

 СМИ и свобода слова 

На третий день пребывания в Абхазии организаторы семинара провели круглый стол на тему “Свобода выражения в Абхазии”. Среди приглашенных были как представители различных СМИ, так и неправительственных организаций. Как таковых проблем со свободой слова у абхазских журналистов, как выяснилось, в принципе нет. Единственное, что их сейчас беспокоит больше всего – это “Закон о языке”. В абхазском парламенте начаты обсуждения по принятию “Закона о языке”. Практически все издания выходят на русском языке и большинство населения – русскоязычное. Абхазский язык сам по себе очень сложный, и в Абхазии далеко не все им владеют.

Еще одна проблема, которая сказывается на работе журналистов – это распространение газет, а точнее – отсутствие возможности их распространять.  По словам журналистки Надежды Венедиктовой, послевоенная разруха и многолетняя блокада не дают возможности восстановить даже почтовое сообщение внутри страны, особенно в сельских районах. И поэтому сельское население не может читать  столичную прессу, не говоря уже об электронных СМИ.

Проблемы проблемами, но у Абхазии по крайней мере есть море. И на его фоне все эти проблемы кажутся ничтожными и разрешимыми. Сухум или Сухуми (на грузинский лад) – туристический курортный город на берегу Черного моря. И каждый год сюда приезжает около 2 млн. туристов, если не больше. Конечно,  за 15 лет после войны мало что изменилось в столице Абхазии: следы войны повсюду – в отличие от Степанакерта. Но самое главное, что,  как и в Нагорно-Карабахской Республике, в Абхазии “НЕ СТРЕЛЯЮТ” – жизнь здесь давно вошла в мирную колею.

 “Я приглашу вас к себе летом…”

Конечно, уезжать не хотелось, но пришлось. На обратном пути, на той самой грузино-абхазской границе, на грузинской стороне, таможенник-мегрел поинтересовался: «Как  Сухуми?» И добавил: “Я приглашу вас к себе летом отдохнуть, когда вернусь в Сухуми! Я  не был на родине 15 лет”…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s