№ 12 / 31 июль

——————————————————————————————

В рамках работы Степанакертского ресурсного центра при поддержке организации “International Alert” в Карабахе реализуется несколько проектов по темам, касающимся евроинтеграции, демократии, цене конфликта и безопасности.

Сфера безопасности – та область, которая чрезвычайно волнует карабахцев. Ведь вообще все Карабахское Движение в далеком 1988 году начиналось на волне ощущения опасности – сначала потери своей идентичности, потом уже – за жизнь, за близких, за свои дома, за Родину и т. д.

Что же является основным в вопросе безопасности карабахцев? Почему мы сегодня говорим о возврате беженцев, о сдаче территорий, о статусе и гарантиях – именно в контексте безопасности? Экспертная оценка политологов, журналистов и политиков – в публикациях “Демо”.

Безопасность для Карабаха – это независимость от Азербайджана

Маргарита КАРАМЯН
г. Гадрут

Проблема Нагорного Карабаха… На протяжении последних двадцати лет эти три слова стали актуальными не только в Нагорном Карабахе, Армении и Азербайджане, но и в ООН, ОБСЕ, Европарламенте, американском Конгрессе и т. д.

Казалось бы, откуда и почему так много шума вокруг этого небольшого армянского анклава, если конфликт причислен к числу многочисленных подобных во многих странах Европы и бывшего СНГ? И вообще, есть ли в мире понимание данной проблемы, или все действительно придерживаются мнения, что карабахцы принципиально не хотят жить в составе Азербайджана, а Азербайджан принципиально не хочет “упускать из рук свою территорию”? И если это так, то почему карабахцы не хотят или боятся жить в составе Азербайджана, как жили на протяжении семидесяти лет, а Азербайджан не хочет предоставлять этой бывшей автономии полную независимость? Попробуем посмотреть на проблему с точки зрения международных посреднических усилий и с точки зрения простого жителя НКР.

Что предлагают посредники? Это вывод армянских войск из семи бывших районов Азербайджана, возвращение азербайджанских беженцев на места бывшего проживания, обеспечение сухопутного коридора между Арменией и Карабахом, размещение миротворческих войск, а в последующем – референдум о статусе. Это, конечно, основные, во всяком случае, известные нам пункты переговоров, поскольку официальных заявлений не делает никто.

Чего хотят и требуют карабахцы? Предоставления статуса независимости, который обеспечит нашему государству и народу полную физическую и юридическую безопасность, сохранение нынешних границ НКР в качестве «буферной зоны» как гарантии безопасности населения и лишь потом согласование остальных пунктов переговоров.

Посредники исходят из международного права, требующего соблюдения территориальной целостности Азербайджана. Карабахцы исходят из своего законного права на самоопределение наций.

Казалось бы, правы и те, и другие. Однако, есть на свете слова «страх физического уничтожения» и «демографический дисбаланс», которые не включены ни в один международный документ.

Возможно, карабахцам еще очень долго придется объяснять европейцам и американцам, которые привыкли жить бок о бок с арабами, турками, пакистанцами и другими представителями мусульманского мира, почему им боязно компактно проживать с азербайджанцами.

Любой психолог подтвердит, что есть такое явление, как страх перед увиденным и пережитым. Что видели армяне на протяжении семидесяти советских лет проживания под «покровительством» Азербайджана? Это армянский Нахичевань, в котором сегодня не только не проживает ни одного армянина, но и всячески стираются следы их проживания: уничтожаются памятники архитектуры, армянские кладбища и все, что могло бы напомнить или сказать о его бывших жителях-армянах. Даже среднее поколение карабахских армян, не говоря уже о стариках, испытало на себе социальную несправедливость, когда армянин не мог быть начальником, не мог занимать высоких постов, не имел возможности пользоваться благами жизни наравне со своими «земляками»-азербайджанцами. Немаловажным фактором для обеспокоенности становилась ассимиляция и деградация армянского населения. Армяне стали терять свою самобытность, свои традиции, вынуждены были забывать свой язык и свою историю и изучать чуждый азербайджанский язык и сфальсифицированную азербайджанскую историю. Возможно, кто-то обвинит нас, современных карабахцев, что в условиях нынешней всеобщей глобализации все наши «усилия» сохранить самобытность смешны и тщетны и, может быть, были бы правы. Но мы видели и другое.

Несколько раз при встрече с представителями различных иностранных организаций мне говорили, что мы просто не понимаем, какую экономическую выгоду и шанс для экономического взлета упускаем, изолировавшись от Азербайджана. Я отвечала им тогда и скажу сейчас: если хоть кто-нибудь объяснит мне, как азербайджанцы села Туг Гадрутского района, десятилетиями «из экономического интереса» проживавшие бок о бок с армянами, могли зайти к своим соседям, перед глазами восьмилетнего ребенка, успевшего спрятаться под кроватью, убить мать, отца, бабушку, старшего брата и вбежавшего на помощь дедушку, причем сделать это в присутствии советской военной комендатуры, призванной выполнять роль миротворцев; как мог азербайджанский офицер в 21 веке – в век глобализации и взлета человеческой мысли под названием Интернет – зарубить топором такого же  офицера только за то, что тот армянин, тогда я соглашусь с обвинениями, что мы «не обладаем глобальным мышлением». Если хоть одна международная организация даст полноценный анализ явления под названием «Сумгаит» или «Погромы армян в интернациальном городе Баку», если хоть кто-нибудь докажет, что депортация Шаумяна и Геташена – закономерное явление и не подлежит осуждению, я сделаю для себя вывод о том, что нет и не может быть  истинного понимания оскорбленных чувств армян, которые потеряли кров, имущество, работу, благосостояние и стали беженцами в цивилизованном и стремящемся к глобализации 20-ом веке. Если хотя бы кто-то в этом мире докажет, что желание армянина учить свой язык, слушать радио и смотреть телевидение на родном языке обязательно должно было быть наказано войной, потому что армянин не имеет права требовать у Азербайджана ничего, поскольку у этой республики есть нефтяные запасы, и потому ей в мире прощается все, я пойму, что все наши усилия найти свое место на этой земле тщетны и неблагоразумны.

Как мать, я прекрасно понимаю чувства азербайджанских матерей, потерявших в прошедшей войне своих сыновей и сегодня беспокоящихся за безопасность своих детей, несущих службу на границе с Карабахом. Понимаю, потому что точно такой же беспокойной жизнью живут карабахские матери. Но мы вынуждены подвергать жизни своих детей опасности, потому что из уст руководства Азербайджана непрестанно звучат угрозы в адрес нашего государства. Возможно, если матери азербайджанских солдат станут объяснять своему правительству, что жизнь их детей дороже, чем пресловутая пантюркистская идея, мы сумеем жить спокойно и не тревожиться за жизни своих детей. Если каждая азербайджанская мать внушит своему сыну, что армянин ему не враг, что он такой же человек и хочет мирно жить на земле своих предков, не будет такого явления, как “образ врага”.

Сегодня очень много говорится о диалоге между двумя соседними народами, о том, что в России и Турции армяне, турки и азербайджанцы живут довольно дружно и даже ведут совместный бизнес. Армянские и азербайджанские журналисты имеют возможность встречаться на семинарах, обсуждать проблемы конфликта, и, слава Богу, находят общий язык общения. Да что тут говорить, бакинские армяне до сих пор с умилением вспоминают своих соседей и друзей-азербайджанцев, помнят тех, кто помог им выбраться из Баку в те страшные дни. И армяне, и азербайджанцы до сих пор ищут виновников, которые довели отношения между двумя народами до взаимной вражды. Но попробуйте спросить у азербайджанца, почему они стали убивать своих бывших соседей и друзей, почему они возводят в ранг национального героя офицера-убийцу? Не могу ответить за всех азербайджанцев, но уверена, что большинство скажут, что армяне – их вековые враги, и их надо опасаться всегда. Между тем, история показывает, что именно армяне всегда становились объектом унижений, оскорблений и уничтожения. Чья в этом вина, объяснить трудно. Может быть, поэтому поколение 80-ых годов прошлого века не стало искать виновных и решило обезопасить себя, отвоевав свою свободу и построив государство. Впервые за последние несколько веков армяне вышли из борьбы победителями, почувствовали вкус свободы и независимости, и, скорее всего, вряд ли откажутся от этого.

Очень часто нас обвиняют в национализме. А что такое, в сущности, национализм? Возможно, под этим понятием подразумевается нечто экстремистское, однако национализм карабахцев исходит из естественного инстинкта самосохранения.

За последние несколько лет в нашу страну приезжали многочисленные европейские политики, политологи, общественные деятели, которые предлагали нам модели решения карабахской проблемы. Карабахские общественные организации имеют возможность выезжать на различные семинары в различные страны, где знакомятся с аналогичными ситуациями и конфликтами. Сегодня очень много говорится о том, что признание независимости Косово может стать международным прецедентом в разрешении подобных конфликтов.

Естественно, проблема когда-нибудь будет разрешена. Однако все дело в том, какова будет позиция Азербайджана, на протяжении 14 лет не упускающего шанса представить проблему в международных организациях в качестве территориальных притязаний Армении.

Нам приводят в пример Германию, которую простили все государства, оказавшиеся в середине прошлого века в плену у фашизма. Нам говорят о том, что Швеция и Финляндия мирно разрешили проблему, предоставив Аландам автономию. Естественно, нас обвиняют в упрямстве, в том, что карабахцы не могут забыть обиды и не хотят подчиняться международному праву, защищающему территориальную целостность Азербайджана.

Возможно, мы бы забыли “обиды”, вновь стали бы мирно жить с азербайджанцами, если бы Азербайджан хоть однажды за последние 14 лет заявил, что он признает право армян на независимость, что развязанная им война была, хотя бы скажем так, одной из многочисленных ошибок распадающего Советского Союза, что так же как в Финляндии, ни один закон в Азербайджанском Меджлисе не может быть принят без согласия хотя бы одного представителя Карабаха. Почему бы тогда мы не согласились жить в составе такого цивилизованного государства?

Резонно спросить: почему  то же международное право не требует от Азербайджана признания своей вины за причиненные армянам материальные, моральные и физические потери, почему Азербайджан и слышать не хочет о независимости Нагорного Карабаха, почему азербайджанская сторона не соглашается на возврат своих беженцев на прежние места проживания после предоставления Карабаху независимости? Порой задумываешься: неужели международные организации и впрямь не понимают, что выдвигаемые Азербайджаном требования, агрессивная настроенность против армян вселяют в карабахцев страх и обеспокоенность за свою безопасность? Какое международное право может заставить людей жить под руководством государства, которое уже однажды “наказало” народ войной за желание сохранить свою самобытность и теперь непрестанно говорит о том, что не смирится с его свободой и ценой войны вернет свои территории? Было бы смешно, если бы народ Карабаха отказался от спокойной и мирной жизни и вновь вернулся во времена постоянной тревоги и неуверенности в завтрашнем дне. А то, что эта тревога и неуверенность вполне реальны, доказали события начала марта этого года, когда Азербайджан, воспользовавшись внутриполитической нестабильностью в Армении, нарушил границы Нагорного Карабаха и вторгся на територию села Левонарх. Это еще раз доказывает, что это государство не намерено налаживать мирные отношения с Карабахом.

Еще одно доказательство агрессивности Азербайджана к Карабаху – нежелание сесть с нами за стол переговоров. Оставим в стороне другие аспекты отсутствия НКР в переговорном процессе и признаем то, что Азербайджану легче переговариваться с кем угодно, но только не с Карабахом, потому что предъявляемые ныне обвинения потеряют свой смысл, и ему придется говорить уже не со своей бывшей автономией, а с государством под названием Нагорно-Карабахская Республика, против которой 20 лет назад он устроил блокаду, депортацию, погромы и неравную войну.

В современном мире безопасность обеспечивается многочисленными средствами, способами и методами. Жизнь доказала, что для Карабаха безопасность – это прежде всего свобода и независимость от Азербайджана.

——————————————————————————————

Cтроительство

НЫНЕШНЕЕ СОСТОЯНИЕ  СЕЙСМОСТОЙКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕГО РАЗВИТИЯ В НКР

Тигран САИЯН
преподаватель АрГУ

Прежде чем перейти к самой проблеме, рассмотрим территории Армении и НКР с точки зрения их географического расположения. Результаты анализа соответствующих литературных данных показывают, что Закавказский регион в целом является регионом таких  стихийных бедствий как наводнения, землетрясения, оползни, селевые и грязевые потоки и др. Из них наиболее катастрофическими по масштабам человеческих  жертв и материального ущерба являются землетрясения (для территорий Армении и Нагорного Карабаха сейсмический риск составляет-94%).

Географически как Армения, так и Нагорный Карабах располагаются на Альпийско-Гималайском активном сейсмическом поясе, где имеет место до 6% разрушительных землетрясений мира. К списку сейсмоопасных стран в этом регионе также относятся Югославия, Италия, Иран, Туркмения, Непал и Северная Индия. Согласно исследованиям армянских сейсмологов (Мелкумян М., Баласанян Ю., Аракелян А., Азарян А., и др),  территории Армении и НКР являются зонами с повышенным уровнем сейсмоопасности, где периодичность сильных землетрясений с магнитудой М=5.5 (8-9 баллов) составляет 30-40 лет.

Говоря о статистике сильных землетрясений в нашем регионе, следует отметить следующие землетрясения:

1. Армения

– Вайоц-Дзор, 735 г. – М=6,0 (9 баллов)
– Вайоц-Дзор, 906 г., – М=6,5 (9 баллов)
– Севан 995 г. – М=6,0 (9 б.)
– Воротан1407 г. – М=6,5 (9 б.)
– Зангезур, 1931 г. – М=6,3 (9 б.)
– Зангезур, 1968 г. – М=4,9 (7 б.)
– Гарни, 1679 г. – М=7,0 (10 б.)

2. Нагорный Карабах и прилегающие территории

– Гандзак, 1139 г. – М=7,3 (10 б.)-Гекгельское землетрясение
– Кельбаджар, 1954 г. – М=4,6 (7 б.)
– Зурнабад, 1867 г. – М=5,8 (9 б.)
Развитие строительной отрасли на территории Армении и НКР можно разделить на 2 периода:

1. Период до землетрясения в Северной Армении;

2. Период после землетрясения.

Землетрясение в Спитаке 7 декабря 1988 года  с магнитудой М=7.1, что соответствует 10 баллам по принятой международной шкале МSК-64, унесло 25000 жизней, оставив без крова 510000 человек. Для сравнения отметим, что землетрясение аналогичной силы М=7.0 в г. Кобе (Япония 1995 г.) унесло 7000 жизней.

До разрушительного Спитакского землетрясения расчетная сейсмичность территорий Армении и НКР была оценена в 7 баллов, на которую и спроектированы все существующие здания и сооружения. После новых исследований в области сейсмического районирования на 1977 год, которые были проведены Национальной Службой Сейсмозащиты РА совместно с Восточным Департаментом, действующим на территории НКР, указанные территории относятся к зонам с сейсмичностью 8-10 баллов. Таким образом, становится очевидно, что уровень сейсмостойкости существующих зданий не соответствует уровню сейсмической опасности застроенных территорий и занижен по крайней мере на 1-1,5 балла. В свете вышесказанного становится ясно, что изначально имеем высокий уровень уязвимости для всех типов зданий – как в Армении, так и НКР.

Таким образом, низкая сейсмостойкость существующих зданий имеет как объективные, так и субъективные причины.

К объективным причинам можно отнести:

– высокую сейсмичность застроенных территори;

– физический износ зданий;

– повреждения, полученные в ходе военных действий;

К субъективным:

– конструктивные недоработки в существующих проектах зданий (несоответствие действующим Строительным нормам и правилам – СНиП);

– низкое качество строительно-монтажных (9-этажные здания по ул. Тигран Мец, ж/дом 37 по улице В. Сарояна, малоэтажные индивидуальные дома в районах НКР, построенные для многодетных семей) и бетонных работ (здание Национального Собрания НКР, здание гостиницы “Карабах”, ряд объектов в Мардакертском районе);

– недостаточное исследование грунтовых условий строительных площадок;

– отклонения от утвержденных проектных решений  в процессе осуществления строительства.

Следует отметить, что проектируемые здания не всегда возводятся на благоприятных с точки зрения строительства грунтах. В частности, по г. Степанакерту необходимо отметить следующие условно неблагоприятные участки:

1. земельные участки в районе Арменаван города Степанакерта;

2. ул. Азатамартикнери (район “Банворакан таг”), ул. В. Саркисяна (территория выше Пятачка);

3. территория бывшей гостиницы у здания “Арцахбанка”;

4. территория по левую сторону дороги, ведущей от обувной фабрики (площадка перед сущ. ж/домами).

На всех названных участках преобладают в  основном грунты посадочного типа, где до начала строительных работ должны быть осуществлены дополнительные мероприятия по их усилению.

В масштабах г. Степанакерта также необходимо отметить участки, где малоэтажные собственные дома расположены на самых вершинах холмов и возвышенностей (ул. Зорге и Кладбищенская). Это также противоречит действующим строительным нормам и правилам.

В отдельных селах Мартунинского района (Ашан, Бердашен, Норшен) имеет место явление “сползания грунтов”, что может стать причиной для полного переселения этих сел.

К сказанному следует также добавить, что в существующих жилых зданиях по г. Степанакерту производятся произвольные изменения конструктивных решений в основном на уровнях подвальных и 1-ых этажей (пробивание дверных и оконных проемов в наружных и внутренних несущих стенах зданий, дополнительные пристройки) без соблюдения действующих СНиП. Все это приводит к возникновению дополнительных нагрузок на здания, изменению существующих расчетных нагрузок, а следовательно  -снижению их прочности и устойчивости. Это в конечном итоге снижает их и без того низкую сейсмостойкость.

Иначе говоря, имеем “высокий риск обрушения зданий и сооружений по территории НКР” в случае землетрясений с интенсивностью даже ниже расчетного уровня (7 баллов).

Таким образом, проблема повышения фактической сейсмостойкости зданий и сооружений территории НКР становится одной из первоочередных задач безопасности. Проблема  требует комплексного решения, для осуществления которого, на мой взгляд, необходимы следующие мероприятия:

1. оценка текущего технического состояния существующих зданий и сооружений и их классификация;

2. применение современных программных средств для проектирования новых конструктивных схем зданий, а также расчета и усиления существующих зданий;

3. изучение зарубежного опыта по усилению существующих зданий и разработке новых конструктивных систем для построек;

4.  выбор наиболее рациональных проектных решений  с учетом их технико-экономических показателей;

5. осуществление технического надзора для соответствия технологии и качества строительных работ утвержденным проектно-сметным документациям;

6. повышение профессионального уровня специалистов-строителей, работающих как в  производственной отрасли, так и области проектирования.

Следует отметить, что в отношении мероприятий по пункту 1 собрана начальная  база данных  по гражданским зданиям для г. Степанакерта. Это позволяет  классифицировать их как по степени поврежденности, так и по конструктивным типам, что, в свою очередь, будет содействовать решению последующих указанных задач. Для осуществления мероприятий по усилению существующих зданий и сооружений и повышению их сейсмостойкости  следует учесть опыт таких стран, как Мексика, Япония, США, Италия и др.

Учитывая сложность проблемы, отмечу, что реализация указанных задач должна возлагаться на профессиональные и лицензированные организации. Говоря о профессиональном уровне действующих строительных организаций, следует отметить в основном довольно низкую подготовленность специалистов. С целью повышения квалификации специалистов-строителей необходимо периодическое проведение курсов для служащих госсистемы и строителей на производстве  по соответствующим строительным направлениям. Что касается подготовки новых кадров по различным строительным специальностям, то работу необходимо начинать уже с общеобразовательных учреждений и ВУЗ-ов.

Подводя итог сказанному, можно сделать лишь один вывод: строительство прочных и надежных зданий и сооружений – лучшая мера по защите от последствий возможных разрушительных землетрясений в XXI-ом веке.

——————————————————————————————

Cоседи

ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Сеймур БАЙДЖАН
г. Баку

Древние римляне разделили мир на регионы по подобию частей человеческого тела. Кавказ соответствовал мужскому половому органу. Тем, кто старше шестнадцати, не страшно читать: это тот орган, над которым сам хозяин иногда теряет контроль. Поэтому я очень пессимистично настроен насчет того, что в ближайшее время возможен мир на Кавказе. Но дело не в этом …

Будучи многократным участником региональных проектов, я заметил один нюанс. Армяне и азербайджанцы, оказавшись в одной кампании, начинают сплетничать о грузинах, грузины с армянами сплетничают об азербайджанцах, азербайджанцы с грузинами сплетничают об армянах. Темы бывают разные и полифонические: у азербайджанцев нет алфавита, Месроп Маштоц придумал алфавит для грузин (или даже – грузины подобрали выкинутые им макароны), азербайджанцы слишком аграрны (конечно, не все), армяне – многострадальны (конечно, не все), грузины высокомерны (конечно, не все). Но дело не в этом …

Дело в том, что когда все они собираются вместе – начинают искать виновника. Кто виноват? Кто заварил кавказскую треугольную любовь? Абхазия, Карабах и Осетия. Есть вопрос и есть готовый ответ. Конечно же, Россия! Это все русские виноваты. Они создали эти конфликты. Конечно же, мы жили дружно, кушали арбуз, играли в домино – мы же кавказцы…

Каждый народ пишет свою историю и верит в нее. Тем более кавказская история – это полная казуистика. Я буду говорить о своем конфликте, точнее, о своей войне. Смешно – один раз мы спорили с грузинами: чья война более серьезнее – наша или ихняя. По-моему, наша. Например, есть один маленький город, который азербайджанцы называют Ханкенди, армяне – Степанакерт. Это более серьезно, чем то, что грузины говорят Цхинвали, а осетины – Цхинвал, грузины говорят Сухуми, абхазы – Сухум. Война из-за буквы “и”. Да, поговорим о более серьезной войне. Армяне хотели жить отдельно, сейчас они живут отдельно – без азербайджанцев. Я не хочу говорить о том, кто выиграл и кто проиграл в этой войне. Хочу сказать одно: это – наша война. Просто мы не думали, что все будет в такой степени. Сварили кашу – надо расхлебывать. Конечно же, если наш менталитет и культура позволяют нам по-человечески решать проблемы. Просто неэтично воевать, а потом начинать искать виновника. А когда бывшие комбатанты начинают говорить о мире – получается сплошной пелевинский абсурд. Можно ли разрешить конфликты Южного Кавказа? Квинтэссенция шашлычного менталитета, тостовая культура, хинкальное мышление не дадут нам решить эти конфликты. Наш менталитет мешает нам жить. И что хуже всего – мы этим менталитетом гордимся и хотим, чтобы те иностранцы, которые живут на Кавказе, думали и мыслили как мы, как кавказцы. Дело не в том, что к нам едут все неудачники Европы и Америки, и можно подумать, что там объявляют специальные конкурсы для выявления дебилоидов и засылки к нам. Конечно же, насколько несерьезны наши конфликты, настолько же и несерьезны приезжающие к нам конфликтологи и миротворцы.

…В восточных сказках есть один эпизод. Герой хочет освободить девушку, которую дракон или дэв держит в пещере, и мудрец говорит ему: как освободишь девушку – беги. Тебя будут звать много-много раз, но ты не смотри назад, оглянешься – превратишься в камень. Владимир Сорокин в одном из своих интервью сказал: “Счастье – это не прошлое. Счастье – это не будущее. Счастье – это сегодня”.

…Помню: в начале 90-ых годов мы почти потеряли чувство реальности. Люди говорили – нам даже нефть не нужна, мы с одной икрой можем жить как шейхи, как родится у тебя ребенок – сразу получишь 25 тысяч долларов – эти русские грабили нас многие годы. Потом я узнал, что подобные разговоры были и в Грузии, и в Армении. И вот такая общенациональная оргия привела нас к любовному треугольнику, притом к кавказскому. В каждой революции есть доля романтики. Для обывателей романтика – это когда дождь идет, и ты сморишь из окна на улицу. Для настоящих романтиков романтика – это экстремальная ситуация. Любая философия разрушается, когда встречается с жизнью. Самовнушения не существует. Стоики всегда проигрывали. Ходить голыми ногами по огню или по битому стеклу – не чудо. Это очень легко. Чудо, когда ты без жетона спускаешься в метро. Кушаешь или пьешь кофе – и не платишь. Сейчас Азербайджан продает в пять раз больше нефти, чем в советское время, но мы живем в пять раз хуже, чем в советское время. Мы поняли это, когда встретились с самой жизнью. Не всегда красота спасает мир. Герман Броx в своем романе “Смерть Вергилия” пишет: бывает, что красота лишает нас зрения. Mы смотрим на пирамиды, получаем удовольствие. Фотографируемся там, ведь это же – красота. И эта красота не дает нам думать о том, сколько же людей погибло, когда строились эти пирамиды. Многие уже поняли: из-за того, что у нас есть нефть, в Азербайджане не будет демократии. Для того, чтобы это понять, понадобилось много лет. Пусть армяне гордятся своей культурой и историей, грузины – княжеским происхождением, никто им не мешает. Я же мыслю субъективно: если бы не было русских – мы бы жили в пещере. Однажды в Тбилиси, после одного проекта, у нас был банкет. Там была вся палитра Кавказа. Ресторан был особенный, с кирпичными стенами. Я сразу подумал, что это здание раньше служило каким-то другим целям – потом сказали, что раньше здесь была конюшня наместника царя на Кавказе… короче, там жили лошади…

Но меня сейчас интересует другой, более серьезный вопрос, чем “кто сварил эту кашу?” или “кто виноват?”. Жутко интересно: после президентских выборов в США будут ли грузины переименовывать улицу Джорджа Буша?..

http://www.southcaucasus.com

Что давала армянам консерватория в Баку?

Нунэ СИМОНЯН

В прошлом номере “Демо” была опубликована моя статья “Вступительные экзамены в бакинскую консерваторию: кем же был Кеворков?”. Она вызвала много других воспоминаний тоже, которыми хотелось бы поделиться с читателями.

Это был период, когда связь НКАО с Баку набирала темпы, и активизация контактов друг с другом должна была ускорить процесс растворения автономной области в Азербайджане. Начало 80-ых годов – и именно в разгар этого периода мне довелось поступить в Бакинскую консерваторию.

Нельзя сказать, что бакинская консерватория была азербайджанской по сути своей.   Но, конечно, во всем, что было направлено на повышение уровня  образования и культуры, это учебное заведение имеет фундаментальное значение – особенно в становлении профессиональной музыкальной культуры азербайджанского народа.

Мощным толчком в развитии этого вуза сыграл приток сюда специалистов из разных республик. Из Петербурга и Москвы в Баку приезжали сильные музыканты разного профиля, которые не просто помогали – они основывали свою школу, которая существовала в стенах консерватории как узнаваемая авторитетная и основанная на лучших классических традициях. Достаточно привести несколько фамилий, чтобы понять, насколько азербайджанским было музыкальное образование там: Л. Рудольф, З. Стельник, Айсберг, Ермолаев, Е. Сафарян-Мурадова, Абезгауз и многие-многие другие.

Влияние исполнителей, композиторов и теоретиков других национальностей – евреев, армян, русских – было настолько огромным, насколько это можно себе представить.

Влияние это сказывалось не только в процессе обучения, но и в практической деятельности. Известно множество примеров, когда чисто практические работы (например, инструментовать оперу) выполняли не сами авторы, а другие композиторы: оперу М. Магомаева «Нэргиз» инструментовали Рудольф, Р. М. Глиэр и А. Г. Тер-Гевондян. Таких примеров очень много. Представители различных композиторских школ были тем  вектором, который поддерживал и стимулировал армян, русских, евреев и других нетюркских народов на то, чтобы в этих стенах научиться профессиональной музыке. Таким образом можно утверждать, что получившие образование в Баку специалисты сформировались на основе лучших традиций Московской, Петербуржкой, Саратовской и других консерваторий.

Отдавая дань уважения российскому воздействию на все сферы культурной жизни, нужно подчеркнуть ее участие в культуре всех бывших советских республик. Эта линия оставалась тем маяком, с которым представители неазербайджанской национальности связывали надежды в получении профессионального музыкального образования.

Азербайджанский язык и азербайджанские лады армяне изучали по программе наравне со всеми. По возвращении в Карабах местные специалисты старались ограничивать репертуар из произведений азербайджанских композиторов, хотя в учебной программе это уже было желательным.

Происходила тенденция постепенной азербайджанизации в музыкальных школах Нагорного Карабаха. В учебном пособии Егорова-Серовича для фортепиано в начальных классах в переработанном азербайджанском варианте много музыкальных примеров азербайджанских авторов. На уроке теории стало внедряться изучение произведений азербайджанских композиторов. В республиканские конкурсы стали вовлекаться и учащиеся Степанакертского музучилища. Так, например, в конкурсе чтецов стихов Низами в Кировабаде участвовали и наши студенты. В конкурсе на лучший реферат по творчеству азербайджанских композиторов 2-ое место заняла теоретик из Степанакерта. Этот круг расширялся. В начале 80-ых годов в Степанакерте проходил республиканский (Азербайджанский) конкурс музыкантов-исполнителей из училищ разных городов (ну как тут не участвовать!). И опять от нас были победители… “Центр” диктовал свои условия, а у автономной области не было выбора – музыкант должен расти профессионально. А 15-16-летнему ученику было все равно – лишь бы победить. Это ведь так понятно, так удобно, а главное – интернационально!

То, что Азербайджан пропагандировал, агитировал и культивировал свое национальное – это есть утверждение своих национальных интересов. Но есть другая сторона.

Автономная область с преобладающим армянским населением оказывалась бесправной и имела тенденцию раствориться в азербайджанской духовности,  значит – сломиться и плыть по течению.

В этом смысле 1988 год оказался переломным, и дал возможность многим специалистам право изучать собственные истоки. И об этом, как и о перспективах и реальностях народного музыкально-поэтического творчества Карабаха в составе Азербайджана, мы еще напишем.

——————————————————————————————

Дом на колесах

Грайр БАГДАСАРЯН

Вечные нехватки, а то и беспросветная нужда – удел безработных и бездомных. Одни существуют на пособие; другие – таких большинство – либо вообще не имеют на него права, либо уже лишились возможности существовать на пособия. Чтобы выжить, люди прибегают ко всевозможным  ухищрениям, начиная с попыток получить пособие в обход закона (что наиболее распространено) и заканчивая аж фиктивными браками!

Летом этого года жители собственных домов, проживающие по улице Степ. ГЭСа, наблюдали за необычной ситуацией. Рядом с мусорными баками вблизи министерства градостроительства стояла автомашина марки “Москвич 412” под государственными номерами 01 ОU 237. В салоне  этой автомашины круглосуточно жил молодой человек, и, независимо от погодных условий, он находился внутри машины днем и ночью. Им оказался Рафик Аркадьевич Сагиян – 1973 года рождения, родом из Мартакерта. Вот что он мне поведал:

– У меня не ни дома, ни семьи, никого. И родных тоже нет, во время войны убили и мать, и брата, – с прослезившимися глазами рассказывает Рафик Сагиян. – Мне негде жить, не считая эту колымагу (показывает рукой на машину). В конце прошлого года, когда стало известно о том, что лица, расписавшиеся в отделе записи актов гражданского состояния, с начала этого года смогут получить круглую сумму, со мной в близкие отношения вступила одна девушка. Родственники последней вынудили меня расписаться с ней, и мы стали мужем и женой. После получения суммы она предложила разделить деньги на две части – типа, каждый возьмет свою долю. После получения денег она подала на развод, а мне отдала всего сто тысяч драмов! На эти деньги и купил эту машину-развалюху… Чтоб у меня был “дом” на колесах, где я ныне и живу.

– Если все, что Вы рассказали о фиктивном браке – правда, можете сказать, как зовут ту женщину, которая вынудила Вас расписаться с ней? И когда вы расписались?

– Ради Бога, зовут ее Зина Амбарцумян. Она моя ровесница, живет в селе Карин Так, а расписались мы 20-го января сего года, – на одном дыхании выложил Р. Сагиян.

– Скажите, у нас в городе Вы встречали еще людей, которые также не имеют крова и спят на улице?

– Кажется, только я один такой…

– А не пытались Вы устроиться на постоянную работу – скажем, в армию, или рабочим куда-нибудь?

– Чтобы поступить на работу, сами понимаете, нужны влиятельные знакомые, а их, как видите, у меня нету…

– Расскажите о вашем прошлом.

– А что говорить мне, бездомному бродяге?!. Можно считать, что школу я не окончил и считаю, что ничего при этом не потерял. В школе ничему не научишься, и если чего и наберешься, то только на стороне. Возьмите большинство так называемых образованных людей – на что они пригодны? Прошел войну и жалею, что остался живым…

– Вы, видно, боитесь чего-то?

– Странно то, что людям нравится причинять боль себе подобным, но я, честно говоря, ничего не боюсь, мне нечего терять… – твердо ответил Р. Сагиян. – Я знаю людей, которые после войны проработали более десяти лет на одном месте, а потом их выгнали. Что они будут делать? Я-то выживу. Если, не дай Бог, стихийное бедствие, атомная бомба, я все равно выживу!

– А каким образом?

– Ведь бездомные люди – они как собаки-дворняжки. Дворняжки, а не породистые собаки. Породистая собака, перебегая улицу, попадает под машину, разве не так? А дворняжка – нет. У нее хватает ума увернуться от машины. На сегодняшний день я подрабатываю на одном из строительных объектов и получаю определенную “дневную норму”.

Он резко замолчал, но, ненадолго задумавшись, продолжил:

– Странно устроен этот мир. Никому нет дела до встречного на улице: хоть сдохни, никто не обернется! Каждый гниет в своей скорлупе… Паршиво это… Когда я был мальчишкой, люди так не жили. Тогда, если ты попадал в беду, кто-нибудь приходил на выручку. Вот если бы вернулись те времена!..

Я поблагодарил его за беседу, а он вернулся к себе в “дом” на колесах. Кто он? Бездомный человек, которого заставили обмануть государство, согласившись на фиктивный брак, или человек-одиночка, который не просит у правительства приличного жилья и сам несет свою ношу? Факт остается фактом – сегодня мир устроен так, что люди готовы пойти на фиктивный брак ради того, чтобы получить круглую сумму!.. Это – новый вид обмана для жителей молодой НКР.

Интересно, а есть ли у нас в законе такая статья, которая осуждает лиц, фиктивно расписавшихся в отделе регистрации актов гражданского состояния?

 

—————————————————————————————–

Обелиск  в Степанакерте или письмо внукам из Степанакерта в Теннеси (США)

Ник ВАГНЕР

Дорогие Сара и Макс!

Я обещал вашей маме рассказать о своем увиденном здесь. Мой третий визит в Степанакерт я начал с поездки на маршрутке из Еревана в “Шушва Угол”, и был удивлен, увидев Обелиск, украшающий кольцо посреди дороги. Он был меньше по сравнению с теми, которые расположены в xраме Карнак в Люксоре (Египет); в Вашингтоне и Нью-Йорке, в Риме, Париже, Англии, Каракасе и другиx местаx. Но этот, на первый взгляд, невзрачный памятник привлек мое внимание. В то время я еще не знал значения слова “Шушва Угол”, тогда это было просто местом пребывания в Степанакерте, у дома моего товарища.

Обелиск Королевы (Фараона) Атшепсат на сегодня является самым высоким в Люксоре, 1473-1482 гг. до н.э., высота его составляет 30 метров или 97 футов. Согласно веб-сайту http://www.cristalinks.com/obelisks.html, “обелиск – это тонкий высокий четыреxгранный памятник, имеющий верxушку в форме пирамиды”. Древние обелиски были построены из одного целого камня (монолита). Термин “Стела” обычно используется для иныx памятников с надписями, высеченными на камняx, которые не совсем имеют форму классического обелиска. Таким образом, обелиск на “Шушва Угол” является просто “стелой”. При этом, обелиск это или стела, он является весьма красивой каменной работой. Высеченные надписи на нем делают его сxожим с настоящими египетскими обелисками с иероглифами. С 2002 года я приезжал и оставался в Степанакерте много раз. И решил провести исследование и написать эту статью-письмо, которая послужит подарком всем степанакертцам… Именно, подарком, который, вероятно, поможет им лучше узнать свою историю. Когда я начал свое исследование, одна обворожительная деловая женщина сказала мне, что на обелиске на “Шушва Угол” ничего не высечено. Я посоветовал ей рассмотреть поближе памятник в следующий раз, когда она пройдет рядом с ним. Итак, пожалуйста, примите этот подарок, и, если заметите какие-то ошибки, свяжитесь со мной.

Я посетил Арцаxский историко-краеведческий музей, где мне показали документ, в котором было фото обелиска с “Шушва Угол” и короткая статья, изданная в 1963 году.

“В 1963 году работники Нагорного Карабаxа отметили сороколетие со дня образования Нагорно-Карабаxской Автономной Области. В то время на улицаx шли парады. Эти празднования говорили о дружбе карабаxского народа с другими народами СССР. Авторы памятника – Арам Ширинян и Юрий Акопян. Скульптор – Альберт Арутюнян”.

4 мая 2008 года директор музея Меланья Балаян связалась с Альбертом Арутюняном, степанакертским скульптором. Он пришел в музей, и остальную информацию я узнал от него. Альберт подчеркнул, что обелиск является одним из многиx памятников, сооруженныx  в Советскую эпоxу. Возможно, все эти памятники со серпом и молотом были разрушены, кроме этого памятника, на лицевой части которого изображен этот символ труда под другим символом бывшего СССР – голубем мира. Это очень интересно. Если посмотреть поближе, можно увидеть, что голубь сидит на молоте.

Пьедестал сегодняшнего памятника на “Шушва Угол”, на самом деле, служил основой для статуи Иосифа Сталина, который стоял на “Пятачке”, возможно, еще в 1930-x гг. Сегодня на его месте возвышается высокая грациозная сосна, которая продолжает расти и дополнять памятник Степана Шаумяна на противоположной стороне кольца. По словам господина Арутюняна, возможно, именно Юрий Акопян – главный арxитектор Степанакерта и Арам Ширинян – главный арxитектор НКАО – являются дизайнерами и скульпторами статуи Сталина с ее основой и пьедесталом. По словам некоторыx очевидцев, из-за того, что деревья  вырастали и заслоняли статую, она и ее поддерживающие сооружения были перенесены на “Шушва Угол”, место, откуда начинается дорога в Шуши. Шуши расположен в 15-ти километрах от Степанакерта. Некоторые утверждают, что в 1956 году, спустя 3 года после смерти Сталина, его статуя продолжала оставаться на “Пятачке”. Это было подтверждено и копией календаря 1956 года с изображением “Пятачка”. Через некоторое время после 1956-го года статуя Сталина была перенесена и, возможно, уничтожена.

Обсуждая  события 1962-го года, господин Арутюнян говорил о Гургене Мелкумяне – первом секретаре обкома партии, который в 1962-ом году провел слушание относительно одобрения дизайна и сооружения обелиска.

На встрече политические деятели попросили, чтобы дизайн обелиска включал только мужчину и женщину с каждой стороны. Господин Арутюнян и другие дизайнеры настояли на том, чтобы были две женщины – в знак процветания сельского xозяйства в Арцаxе. Основой иx дизайна стали деревенские женщины: слева – крестьянка со снопами пшеницы, перекинутыми через плечо, а рядом с ее правой ногой колышатся высокие тяжелые  согнувшиеся колосья. Справа – деревенская женщина с винным кувшином и виноградной лозой, крепко держащая корзину, переполненную огромным сочным виноградом.

Спор выиграли те скульпторы и дизайнеры, кто предлагал изобразить на обелиске двух женщин, при этом решение было принято председателем обкома Мелкумяном после того, как он послушал все доводы.

По словам господина Арутюняна, Юрий Аветисян работал над скульптурами из мрамора с деревни Арав (Аскеранский район), в мастерской Альберта. Основа и пьедестал, которые поддерживали статую Сталина на “Пятачке”, были из того же камня.

В конце лета 1963-го года на “Шушва Угол” прошла церемония открытия. Пришли представители обкома, местных властей, дизайнеры, скульпторы, другие граждане НКАО… По словам Альберта, это была “большая церемония” в честь сороколетнего юбилея НКАО.

Скульптор Альберт мечтает увидеть свои остальные работы с серпом и молотом, которые на сегодняшний день считаются пропавшими. Он скорбит, как скорбил бы родитель по пропавшему ребенку…

Сара и Макс, надеюсь, однажды вы со своими родителями приедете увидеть Степанакерт. За время вашего пребывания здесь, пожалуйста, пойдите на “Шушва Угол” и полюбуйтесь этим памятником. И я надеюсь, что вы оцените безмятежную красоту Обелиска – как это делаю я, каждый раз проxодя рядом.

Вчера над зданием рядом с ним была красивая радуга…

Пожалуйста, приезжайте сюда летом, чтобы вы могли насладиться и вкусными фруктами, овощами, вином, “женгялов xацем” и другими блюдами, “таном” со многими другими  вкуснятинами. И сделаете это после изучения такиx восxитительныx памятников, как  этот – стоящий на “Шушва Угол”. Он является частью культуры, истории, жизни и вкуса Арцаxа. Вы можете также увидеть людей, кто ухаживает за памятником, или ту деловую женщину. Они могут рассказать вам очень многое о Степанакерте и его обелисках…

С любовью, дедушка Ник!

——————————————————————————————

Одинокая крепостная пушка

Эта пушка стоит на улице Сасунци Давид у Арцахского государственного историко-краеведческого музея. Этот реликт был слит в 1813-ом году на Тульском Заводе, Россия (завода теперь нет; на стволе до сих пор сохранились выгравированные название завода, дата и «Тула») и широко использовался в русско-персидской войне 1826-1828-ых годов – возможно, и для обороны Шушинской Крепости. Об этом оружии известно совсем немного. Возможно, как отмечается в публикации о музее 1999-го года, она была перенесена «Армянскими Генералами Русской Армии» В. Мадатовым и Х. Лазаревым, чьи бюсты находятся в одной из галерей этого здания, используемого в качестве жилого дома. Одинокая крепостная пушка когда-то находилась в самом здании музея вместе с другими артефактами Шушинской обороны. Ее музейный номер – 4752, и она зарегистрирована в первой книге музейных коллекций.

В дополнительной информации с той же самой публикации на странице 39 сказано, что армия генерала Мадатова вместе с 2000-ым арцахским войском одержала победу над 10.000-ым персидским отрядом; таким образом, Карабах был освобожден. На предыдущей странице сказано – «военачальники воевали «спиной к спине» вместе с арцахскими воинами «за свободу своей Родины».

Этот одинокий предмет крепости покоится посреди летней травы с капельками настоящей росы после недавних дождей. Некоторые растения растут рядом с надгробным камнем за пушкой. Возможно, сороки или щеглы садятся на ствол, чтобы осмотреть окрестности в поисках вкусной пищи.

По словам директора музея Меланьи Балаян, если средства на новый музей позволят, планируется приобретение новой конструкции для установки этой одинокой крепостной пушки.

В следующий раз, находясь в этих местах, пожалуйста, остановитесь и посмотрите через металлическую ограду на этот реликт 1813 года, который, возможно, восхитительно служил арцахским воинам в 1826-1827-ых годах.

Соответствующие данные

P.S. Читатели, пожалуйста, попросите своих детей дать название этой одинокой крепостной пушке. Надеюсь, воины будут горды этим названием.

Позвоните в редакцию газеты «Демо» по номеру

94 26 93, или занесите название в редакцию по адресу Мартуни 73, или отправьте вашу версию на электронный адрес spc@ktsurf.net с 7-го августа 2008.

Лучшие предложенные названия появятся вместе с фото победителя с одинокой крепостной пушкой, которую разместят в газете «Демо». победители получат вознаграждение.

Ник ВАГНЕР

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s