№ 14 / 30 август

ДЕМО—100

Каринэ ОГАНЯН

В мире принято, что госчиновники обычно на 100-ый день своего пребывания на том или ином посту дают пресс-конференции и рассказывают об итогах своей деятельности за 100 дней работы. Наши 100 дней прошли давно, но если представить, что каждый номер “Демо” – это один день, и перелистать странички уже выцветших за последние года три газет, то понимаешь, как много жизни утекло с самого первого дня выхода газеты в свет, и, раз появился повод, то можно и поговорить о тех или иных итогах.

Чем стала газета “Демо” для карабахцев? Не откроем секрета: определенная часть нашего населения вообще не знает о существовании такой газеты, определенная часть думает, что “Демо” – это оппозиция, определенная часть – что “Демо” это единственный рупор справедливости в стране.

За 4 года работы в газете я попадала в разные ситуации. Много раз приходилось объяснять разным заходившим к нам в офис людям, что, увы, мы – не правозащитники, мы всего лишь газета. Много раз приходилось объяснять и другое: мы не “оппозиция”, потому что “оппозиция” – это организованная политическая сила, а 4-5 журналистов одной газеты, которая не является официальным информационным органом той или иной партии, просто не могут быть оппозицией – как по численности, так и по сути своей. И до сих пор приходится объяснять разным госчиновникам и иже с ними: инакомыслие, друзья, не означает политическую оппозицию, оно должно быть в стране, которая хочет быть демократической и цивилизованной во всех смыслах этого слова. Именно поэтому мы считаем, что альтернативная информация, альтернативный взгляд на вещи должен обязательно иметь место в этом мире, потому как, помимо всего, однообразие – это просто скучно…

А чтобы не скучать, мы можем сегодня поиграть словами.

ДЕМОкратия – это то слово, которое включает в себя обязательно и независимую прессу: то есть, в нормальной стране должно быть много разных мнений, и все они имеют право быть публично озвучены. Мы создавались как газета, которая не зависит от государства, и в течение 100 номеров не раз поднимали самые насущные проблемы нашего общества, потому что главное в демократии – это права человека, это уважение всех мнений и это законность для всех. Если перелистать странички “Демо”, можно увидеть много материалов на эту тему. Не все проблемы были решены за прошедшие 100 газет, но считаем, что главное – приучить наше общество и наши власти к наличию в стране “другого” мнения – достигнуто!

ДЕМОгогия – тут небольшая орфографическая ошибка, потому что правильнее написать “демАгогия”. Мы это знаем, просто хотим воспользоваться созвучностью этого слова, чтоб снова напомнить: мы не занимаемся демагогией – мы критикуем не назло тому или иному чиновнику, а во имя того, чтоб не видеть те или иные недостатки в нашем обществе! Мы – не критики ради критики, мы просто пытаемся сделать нашу страну лучше.

ДЕМОнстрация – на самом деле за 100 номеров мы пытались продемонстрировать главные вещи как для нашей страны, так и читателям вне ее. Нас обвиняли в том, что мы выносим сор из избы, мы отвечали, что  сора просто быть не должно. Нам говорили, что мы слишком лояльны, мы указывали, что ни одно из карабахских СМИ столько не говорило о карабахском урегулировании, сколько мы. Нас пытались обвинять в предвзятой оппозиционности, но мы каждый раз своими публикациями показывали: у нас нет заданной цели извне, мы просто свободные граждане своей страны, и часто не согласны не только с властями, но и друг с другом – в вечной войне “кто прав, а кто нет”.

ДЕМОнизация – о-о-ооо, это слово одно из самых нелюбимых! Но… Так уж получилось, что многие наши оппоненты “демонизируют” все, что связано с “Демо”. Самый главный вопрос, задаваемый нам с ехидцей – “А какой интерес у англичан финансировать газету в Карабахе?” Этот вопрос, конечно же, мы задавали и на страницах газеты нашему спонсору, руководителю организации “Ресурсы Примирения” Джонатану Коэну, который и не скрывал, что интерес у Британии есть: это – соседство со СТАБИЛЬНЫМ Южным Кавказом, что особенно актуально сегодня на фоне событий в Южной Осетии.

ДЕМОбилизация – это военное слово не совсем увязывается с сегодняшним днем, но мы знаем: чтоб добиться чего-то ощутимого, надо мобилизовать все усилия в решении вопросов, связанных с ДЕМОрализацией нашего общества, ДЕМОграфией и со всеми прочими важными “демо…”, потому как нет ничего важного в этом мире кроме самого ДЕМОса – людей, которые сами и должны решать: как жить и с кем, какие газеты читать и какие ценности принимать, каких взглядов придерживаться и кому аплодировать. И только в том случае, когда эти простые истины станут неприметной повседневностью, именно тогда, возможно, наша газета сочтет свою работу законченной…

——————————————————————————————-

Pегион: резонанс

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ ПРОТЕСТУЕТ ПРОТИВ ДЕЙСТВИЙ РОССИИ 

Тамара ГРИГОРЬЕВА
корреспондент информационного агентства AFP, Баку

Пока обычные азербайджанцы выражают возмущение вторжением России в Грузию, чиновники страны упорно молчат.

“Наш дом похож на коммуналку – столько к нам приехало родственников, – сказала 23-летняя азербайджанка Парвана Мамедова, семья которой приютила у себя многочисленную родню из Марнеульского района Грузии, где компактно проживают азербайджанцы. – В наших трех комнатах недостаточно места, но принять их – наш долг”.

После того, как 8 августа российские военные самолеты бомбардировали расположенную в Марнеули грузинскую военную базу, родственники Мамедовых – две семьи – решили на время, пока ситуация в Грузии не утрясется, уехать в Баку. В Грузии остался только дядя Парваны Асиф, который записался в отряд добровольцев – этнических азербайджанцев, сформированный для поддержки грузинской армии.

Азербайджан имеет крепкие отношения как с Грузией, которая является его партнером по организации ГУАМ и ряду проектов в энергосфере, так и с Россией. На конфликт между этими двумя странами официальный Азербайджан отреагировал весьма сдержанно.

Точнее сказать, с комментарием по поводу происходящего выступил фактически только один азербайджанский чиновник – руководитель пресс-службы министерства иностранных дел Азербайджана Хазар Ибрагим. “Азербайджан признает территориальную целостность Грузии и считает, что конфликт должен быть разрешен в рамках … международного права”.

Президент Ильхам Алиев не спешит делать публичных заявлений. Все время, пока продолжалось военное противостояние между Россией и Грузией, Алиев находился на Олимпиаде в Пекине.

С критикой Алиева выступают оппозиционные политики и комментаторы, утверждающие, что в период, когда на Кавказе разворачиваются столь серьезные события, такое поведение их президента – неоправданно. Видно, говорят они, уж очень сильно связан он обязательствами перед Россией, с которой в прошлом месяце Азербайджан подписал соглашение о сотрудничестве.

“Наш президент предпочел остаться наблюдать за ходом Олимпийских игр и молчать в то время, когда президенты ряда других дружественных [Грузии] стран лично отправились в Тбилиси, чтобы выразить поддержку президенту Саакашвили”, – сказал аналитик Ильгар Мамедов.

“Я думаю, что такая позиция может быть объяснена стремлением азербайджанского президента поддерживать хорошие отношения с российским руководством, его желанием сохранить стабильность в стране, стоящей на пороге очередных президентских выборов”.

Не далее как в прошлом месяце Алиев и президент России Дмитрий Медведев подписали новый договор о сотрудничестве.

Вполне объяснимой называет реакцию азербайджанских властей политолог Хикмет Гаджизаде. “Азербайджан беспокоится о собственной безопасности, – сказал он. – Россию нельзя выводить из себя – мы видим, к чему это может привести”.

Гораздо категоричнее отозвались на происходящее в Грузии азербайджанская общественность и СМИ. Было озвучено несколько заявлений, обвиняющих Россию в поддержке сепаратистов и призывающих ее остановиться. Были организованы шесть акций протеста, которые прошли перед зданием российского посольства в Баку.

В ответ посол России в Азербайджане Валерий Истратов провел две пресс-конференции. На первую из них были приглашены только четыре журналиста, двое из которых представляли аккредитованные в Баку российские СМИ. Касаясь этого мероприятия, азербайджанский новостной сайт Day.az предположил, что посол, видимо, боялся “неприятных” вопросов, которые ему могли задать азербайджанские журналисты.

Понятное дело, азербайджанцы проводят параллели между войной вокруг Южной Осетии и своим собственным, все еще неразрешенным, конфликтом с Арменией из-за Нагорного Карабаха. “Параллели между этими конфликтами очевидны, – сказал Гаджизаде. – Конфликт между Грузией и Осетией обязательно повлияет на карабахский конфликт. Если Россия установит полный контроль над Грузией, Азербайджану придется очень плохо. Ведь именно через территорию Грузии проходят все наши энерго- и транспортные проекты, связующие нас с внешним миром”.

По словам Гаджизаде, “многие из тех в Азербайджане, кто призывал к военному решению нагорно-карабахского конфликта, теперь узнали, что ожидает страну, которая бросает вызов России, не имея настоящих союзников”. Но политолог видит и положительную сторону в нынешнем кризисе: “Преданные забвению кавказские конфликты оказались в центре внимания мира”.

Ситуация, между тем, продолжала обостряться, и Грузия объявила, что выходит из состава Содружества независимых государств (СНГ), и призвала другие страны последовать ее примеру. Азербайджан делает осторожные комментарии на этот счет. “Решение покинуть СНГ является внутренним делом Грузии. Всякая страна имеет право независимо принимать решения”, – сказал заместитель министра иностранных дел Азербайджана Хафиз Пашаев.

Из-за конфликта вокруг Южной Осетии страдает азербайджанская экономика. Еще 5 августа в результате теракта в восточной Турции, ответственность за который взяла на себя курдская повстанческая организация РКК, из строя вышел трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, являющийся главным экспортным маршрутом азербайджанской нефти. Военные действия в Грузии стали причиной блокирования и другого трубопровода, проходящего по территории этой страны – Баку-Супса. В такой ситуации Азербайджану остается полагаться только на трубопровод Баку-Новороссийск. По данным Caspian Alliance Group, каждый день, пока трубопроводы продолжают простаивать, Азербайджан теряет более 70 миллионов долларов.

Энергетики и чиновники говорят, что этой сбой – временный, что транспортировка нефти через территорию Грузии возобновится в ближайшем будущем.

Политолог Расим Мусабеков квалифицирует действия России в Грузии как “намеренный энерго-шантаж в отношении Европы и Азербайджана”.

“Не успели мы начать прокачивать нефть по трубопроводу Баку-Новороссийск, как у России возникли проблемы, – сказала он. – Это еще раз доказывает, что мы не можем использовать трубопровод Баку-Новороссийск в качестве основного маршрута транспортировки азербайджанских ресурсов в Европу. Наши главные маршруты проходят через Грузию. В будущем мы должны больше заботиться об их безопасности”.

http://www.iwpr.net

 

ИЛЬХАМ АЛИЕВ ПЕРЕСТАЛ ГОВОРИТЬ О ВОССТАНОВЛЕНИИ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ  ЦЕЛОСТНОСТИ АЗЕРБАЙДЖАНА ВОЕННЫМ ПУТЕМ 

БАКУ,/21.08.08/TURAN: Молчавший с 8 августа о событиях в Грузии глава Азербайджана Ильхам Алиев впервые заговорил о соседней стране, которую он раньше непременно называл “стратегическим союзником” и “братской страной”.

В ходе встречи с премьером Турции Эрдоганом Алиев сказал, что сегодня на повестке дня вопросы энергетической, транспортной безопасности. “Происходящие в регионе процессы очень беспокоят, и мы хотим, чтобы жизнь в Грузии как можно скорее вошла в нормальное русло,  был положен конец конфронтации”, – сказал Алиев.

Далее он призвал  Россию и Грузию к дружбе, отметив, что  турецко-азербайджанские отношения и инициативы приведут в будущем к укреплению мира и сотрудничества в регионе. В то же время он признал, что события в Грузии “ставят под удар экономические интересы каждой страны”, и экспортному потенциалу Азербайджана нанесен определенный ущерб.

Далее Ильхам Алиев наконец-то высказался за соблюдение территориальной целостности Грузии.

Касаясь карабахского конфликта, Алиев сказал, что территориальная целостность Азербайджана должна быть восстановлена. Однако он впервые за годы своего президентства не упомянул, что Азербайджан может сделать это военным путем.

“Смягчение” позиции Баку, безусловно, связано с российской агрессией против Грузии. Долгое молчание Алиева по этому поводу и отсутствие критики в адрес Москвы в связи с ее действиями против Тбилиси свидетельствуют о том “впечатлении”, которое  произвела на власти Азербайджана бомбежка Грузии.

Напомним, что официальный Баку до сих пор не выразил соболезнований правительству Грузии в связи с гибелью ее граждан и не дал оценку действиям России.

—————————————————————————————–

Карабахский аналитик: “Выбор российского руководства между геополитикой и моралью должен только приветствоваться”

“Прежде всего хотелось бы поздравить народы Южной Осетии и Абхазии с признанием их государственной независимости и неотъемлемого права на самоопределение. Признание независимости непризнанных до сегодняшнего дня республик Южного Кавказа внушает надежду народу Нагорного Карабаха на последовательное с точки зрения международного права и справедливое разрешение противостояния, тем более, что карабахская проблема созвучна с юго-осетинской и абхазской проблемами”. Об этом ИА REGNUM заявил карабахский аналитик Давид КАРАБЕКЯН, комментируя факт признания со стороны Российской Федерации независимости Южной Осетии и Абхазии.

По его словам, “народ Нагорного Карабаха стал заложником интриг и борьбы интересов ведущих стран Запада, вследствие чего, признав невозможность нахождения Нагорного Карабаха в составе Азербайджана, ведущие страны Запада, тем не менее, настаивают на определении статуса НК в рамках территориальной целостности Азербайджана”. “Народ Нагорного Карабаха должен определиться относительно целесообразности оставления своей судьбы в заложниках авантюр и геополитических интересов в регионе. В данном контексте выбор российского руководства между геополитикой и моралью, временными интересами и непреходящими ценностями должен только приветствоваться общественностью и влиятельными политическими силами стран, борющихся за устранение исторической несправедливости и восстановление попранных прав”, – сказал аналитик.

По его словам, “Нагорный Карабах в силу геополитического положения всегда был на авансцене борьбы сил, стремящихся к господству в Кавказско-Центрально-Азиатском и Ближневосточном регионах, играя при этом стабилизирующую роль, и кому как не ему осознавать важность последовательности в выборе приоритетов государственной политики и сложность той геополитической ситуации, которой сопровождаются глубинные политические процессы в мире и, в частности, в регионе Южного Кавказа”. “В случае признания Нагорного Карабаха можно внести ясность в вопросы соотношения интересов субрегиональных держав и евроатлантического сообщества на Южном Кавказе, выработать механизм защиты и восстановления прав коренного населения региона, ставшего жертвой тоталитарной и имперской политики в 1918 – 1991 годах (речь об армянах восточного Закавказья) и, наконец, гармонизировать интересы всех народов, государств и государственных образований Восточного Закавказья при выработке региональных стандартов и обязательств”, – резюмировал Давид Карабекян.

 

 

Сергей Маркедонов: “Грузия не та страна, из-за которой Азербайджану следует ругаться с Россией”

Интервью Day.Az с известным российским политологом, завотделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергеем Маркедоновым

– Как изменится мир после очередной кавказской войны? Можно ли сегодня утверждать, что из однополярного он стал двуполярным?

– Это абсолютно не так. Не станет мир ни однополярным, ни двуполярным. Термины холодной войны совершенно не приемлемы в этой ситуации. Для холодной войны необходимо наличие идеологического противостояния. Речь идет о защите российских интересов на Кавказе, хотя, на мой взгляд, риторика Кремля была направлена на сдерживание НАТО, то есть на более глобальные идеи. Думаю, здесь не столько глобальные интересы, сколько защита северо-кавказского рубежа России. Поскольку последний тезис не является глобальным, российские лидеры прибегают к более масштабным риторикам, указывая на то, что мы предотвратили третью мировую войну. Все гораздо проще. Мы не захотели допускать развязывания ситуации, связанной с юго-осетинским конфликтом, уступать на Северном Кавказе, терять престиж.

– Ряд экспертов утверждают, что события, произошедшие в Южной Осетии – это хорошо спланированная провокация Москвы…

– События в Южной Осетии мы не должны рассматривать как события 8 августа. Им предшествовали четыре года. Грузия с 2004 года приступила к разморозке конфликта. Есть цитаты, выступления, действия Михаила Саакашвили. Еще четыре года назад произошли первые военные столкновения. Юго-осетинская проблема в значительной степени имела позитивную динамику в отличии от тех же самых нагорно-карабахского и абхазского. В Южной Осетии имелись контакты с грузинами – совместные рынки, грузинские поселения, транспортные сообщения и т. д. С приходом же Саакашвили в 2004 году началась ускоренная реализация его программы по реинтеграции Грузии. Никто не говорит, что такую повестку дня, как реинтеграция Грузии, не должен иметь ни один грузинский президент. Однако Саакашвили решил по-быстрому реализовать свою программу. Быстро всегда получается плохо.

В результате юго-осетинского конфликта Михаил Саакашвили добился окончательной потери Южной Осетии и Абхазии. Представим, что некоторые российские ястребы были заинтересованы в таком развитии сценария, при котором возможно наказание грузинского лидера. Но это же не означает, что Саакашвили по заданию российских спецслужб начал двигаться на Цхинвали. Думаю, что такая версия право на существование не имеет.

– Как Вы думаете, по какому сценарию будут идти дальнейшие события в Грузии?

– Оптимальный вариант – нерасширение численности потенциальных участников конфликта. Важно купировать, как говорят медики, конфликт. Многое зависит и от действий Москвы – пойдем дальше пешком до Тбилиси или нет. Считаю, что ввязываться в грузинскую проблематику не стоит. Задача по Южной Осетии и Абхазии выполнена и дальше продвигаться смысла нет. Нет особой поддержки российской общественности по присутствию России в Грузии и вряд ли будет возможным сменить Саакашвили на другого. Лучше всего оставить его один на один с грузинским народом. Он своей авантюрой уничтожил очень много позитивного, что было с момента революции роз. Еще хуже Саакашвили сделал с беженцами. В Южной Осетии грузины жили вполне в нормальных условиях. Он использовал их в качестве живого щита. Они стали беженцами.

Пусть теперь грузинский народ спрашивает у Саакашвили о той поддержке США, которая чуть ли не на второй день должна была прийти на помощь Грузии. Пока российские силы будут присутствовать в Грузии, народ не будет выяснять отношения с Саакашвили.

– Как Вы думаете, почему Азербайджан в вопросе нагорно-карабахского конфликта, имея значительные экономические и военные ресурсы, нежели Грузия, до сих пор не сделал ставку на военное решение конфликта?

– Да потому, что руководство Азербайджана умнее, чем Грузии. Война – это большая политика. В этом плане у Саакашвили куда более сильные медиа-позиции, чем у Азербайджана. Если по юго-осетинскому и абхазскому конфликтам США и Запад в целом поддержали Грузию, то в случае нагорно-карабахской войны Азербайджан получит однозначную проармянскую позицию Запада. Поэтому понятия экономические и военные ресурсы хорошо рассматривать с призмы ХVIII-го века. Взял князь и завоевал соседнее княжество. И все это приняли. Но мы ведь сегодня живем совершенно в ином мире.

В случае развязывания войны Азербайджан столкнется с серьезной изоляцией. Если для России подобная изоляция где-то терпима, то для Азербайджана она станет критической. И это прекрасно понимает азербайджанское руководство.

Считаю, что реакция Баку на последния события в регионе была адекватной. Первое заявление – мы поддерживаем территориальную целостность Грузии. Ну а потом, поняв, что Грузия не смогла продвинуться по юго-осетинскому конфликту, Баку занял молчаливую позицию.

Грузия не та страна, из-за которой Азербайджану следует ругаться с Россией. Уже не говорю о Западе и США. Из-за Грузии третья мировая война не начнется. А грузинское руководство посчитало, что именно так и будет и переоценило свои возможности. В отличие от Михаила Саакашвили Ильхам Алиев способен рассчитывать свои ресурсы.

——————————————————————————————-

Южный Кавказ

Новый Большой Кавказ: взаимное сдерживание без чужих. Чего уже нет и что может быть

Модест КОЛЕРОВ

США грубо посоветовали Сирии даже не высказываться по поводу войны в Южной Осетии и ответственности Грузии за ее итоги, а вместо этого – заняться своими “региональными” проблемами. Очень точная и своевременная мысль: для Сирии одна из главных региональных проблем – союз Турции и Израиля. Именно той Турции, чьи военные, экономические, политические, особые аджарские и особые абхазские интересы тесно связаны с Грузией и ее перспективами. Именно того Израиля, что до самых последних дней вооружал Грузию – агрессора, что еще совсем недавно устами своего посла в Грузии утверждал, что геноцидом является только Холокост, но не геноцид армян в Османской империи, спасшихся некогда именно на территории нынешней Сирии и контролируемого ею Ливана.

Одним словом, у нас здесь – своя и очень сложная, историческая “региональная” драма. И не представителю другой стороны Луны, без сверки с глобусом неспособному найти Сирию и Кавказ, выступать с методологическими указаниями. Однако главное США невольно подметили верно: новый Кавказ, в Южной Осетии и Грузии ставший жертвой американской провальной игры в “контролируемый конфликт”, уже не может позволить себе оставаться полем для провокаций посторонних, даже очень заинтересованных, сил. Балканы смогли, Кавказ – нет.

Речь идет о необходимости новой системы безопасности Кавказа, которая – независимо от дипломатических побед и поражений, количества новых войн и геноцидов – ради элементарного выживания региона как сложнейшего этно-конфессионального и политического единства потребует категорического исключения “глобальных” игроков, не связанных жизненно и физически с судьбой Кавказа.

Именно эти “глобальные” некомпетентные игроки то вынуждают премьер-кандидата Украины Тимошенко подписать своим политическим именем изготовленную из известной “длинной телеграммы” Кеннана и едва ли не гитлеровских передовиц американскую статью “Сдерживание России”, то все ради того же “сдерживания” высаживают десант гастролирующих вдали от собственных проблем лидеров Прибалтики, Польши и Украины в Тбилиси, то склеивают нищую Молдавию с зажиточным Азербайджаном во внутренне не мотивированный ГУАМ. Столь же сомнительным было бы субсидированное, например, Индонезией “сдерживание” Аргентины через включение соседнего Парагвая в про-индонезийский союз имени острова ЯВА…

На Кавказе и без таких игроков безусловна необходимость в рациональном сдерживании государств региона, которое может быть только взаимным и полным взаимной ответственности за Кавказ. Любое сдерживание извне – уже его противоположность, манипуляция.

Завершая предисловие к нижеследующим тезисам, я хочу отметить, что они развивают и расширяют подход к новой системе безопасности Кавказа, систематически изложенный главным редактором ИА REGNUM Вигеном Акопяном в статье “Смертельные враги Грузии”: в составе трех лидеров (России, Турции, Ирана) и трех “средневесов” (Азербайджана, Армении, Грузии). Итак, в результате войны в Южной Осетии: чего уже политически не существует на Кавказе и вокруг него? Что может быть политически нового? На какие вопросы нет очевидных ответов?

Чего уже политически нет и не будет?

1. Содружества независимых государств

2. ГУАМ

3. “Балтийско-Черноморской дуги” от Прибалтики до Каспия

4. Организации Черноморского экономического сотрудничества и подобных

5. Грузии, включающей в себя Абхазию и Южную Осетию

6. Азербайджанского блицкрига в Нагорном Карабахе

7. Азербайджана, включающего в себя армянский Нагорный Карабах

8. Транзитных коммуникационных коридоров из Каспийского моря в Чёрное и Средиземное через территории Азербайджана и Грузии

9. Альтернативной роли Азербайджана, Туркмении и Казахстана в поставках энергоносителей на Запад

10. Участия Болгарии, Румынии, Украины, Молдавии в проблемах Кавказа

11. Русского сепаратизма в Крыму

12. Проекта объединения Адыгеи и Краснодарского края России

 

Что может быть политически нового?

1. Признание Россией Южной Осетии и Абхазии

2. Признание Арменией Нагорного Карабаха

3. Признание Азербайджаном Турецкой республики Северного Кипра

4. Федерализация Грузии без Южной Осетии и Абхазии – с автономизацией, кроме Аджарии, как минимум, Квемо-Картли (Борчалы).

5. Ассоциированные отношения Южной Осетии с Россией (Северной Осетией)

6. Система региональной безопасности, созданная Россией, Турцией и Ираном

7. Система региональной безопасности стран Каспийского моря

8. Система региональной безопасности России, Турции, Ирана, Армении, уравновешенная членами НАТО: Азербайджаном и Грузией (и Арменией?).

9. Система региональной безопасности России, Турции и Ирана, включающая Азербайджан, Армению, Грузию.

10. Система региональной безопасности России, Турции, Ирана, Азербайджана, Грузии, Армении, включающая Абхазию и Южную Осетию (и Нагорный Карабах?)

11. Союз Армении и России по аналогии с Союзом Белоруссии и России

12. Признание США независимости Иракского Курдистана

13. Федерализация Украины

14. Конфедерация Молдавии и Приднестровья

 

На что нет ответа?

1. Восстановится ли единый фронт Турции и Азербайджана в отношении Грузии?

2. Насколько стабильным и перспективным будет альянс Турции и Ирана, особенно против Курдистана?

3. Когда вступят в НАТО Грузия и Азербайджан?

4. Вступит ли в НАТО Армения?

5. Когда будет реализован промежуточный план карабахского урегулирования “мир за земли”?

6. Гарантирует ли новая система безопасности коридор из Азербайджана в Нахичеванскую автономию по аналогии с Лачинским коридором в Карабах, или протектором Нахичевани останется Турция?

6. Когда политически реализуется крымско-татарский сепаратизм в Крыму?

7. Станет ли Турция вторым, после России, гарантом безопасности независимой Абхазии?

8. Какие новые цели определит себе радикальное исламское и иное диверсионное подполье на Северном Кавказе России, а также в Абхазии?

http://www.regnum.ru

 

“Поможем нашим соседям”

Призыв представителей гражданского общества правительствам Турции, Азербайджана, Грузии и Армении

В итоге войны в Грузии страны Южного Кавказа оказались в водовороте опасностей и конфликтов, которым нужно срочно противостоять. В итоге этого кризиса, который вследствие неразрешенных конфликтов ведет к тупику, регион лишен одной из важных вен транспортировки грузов и товаров. Это задача, которая нас очень беспокоит.

Сегодня железная дорога, которая проходит по Грузии, практически бесполезна по причине обрушения моста, находящегося поблизости Гори, а восстановительные работы затягиваются по разным причинам. Сложившаяся ситуация и ее последствия угрожают лишить людей трех южно-кавказских стран своих основных прав и разрушают их надежды на стабильность, безопасность и благосостояние.

Эта кризисная ситуация должна заставить нас реально оценить ситуацию и предпринять попытки для создания нового периода сотрудничества. Создана уникальная возможность для правительств Турции, Азербайджана, Грузии и Армении доказать, что они хорошие соседи, которые готовы содействовать миру и стабильности в регионе. Мы просим их объединиться и скорее открыть сеть железнодорожной связи региона.

Мы подсчитали возможности, которые  может предоставить такой шаг и хотели бы представить их общественности. Из города Самсун, находящегося на черноморском побережье Турции, поезд может дойти до Еревана за 34 часа, до Тбилиси – за 36 часов и до Баку – за 49 часа. Расстояния из города Мерсин, находящегося на берегу Средиземного моря, соответственно следующие: Ереван – 37 часов, Тбилиси – 39, Баку – 52. Всего! Маршрут может действовать через несколько часов после принятия политического решения.

Таким образом, мы призываем открыть армяно-турецкую границу хотя бы на 10-15 дней, чтобы откликнуться на экстренную ситуацию, сложившуюся на Кавказе.

Годами мы участвовали в народно-дипломатических проектах и создали прекрасные деловые отношения с нашими коллегами за пределами границ. Имея возможность получать плоды сотрудничества, сегодня хотим призвать правительства Турции, Азербайджана, Грузии и Армении пересмотреть свои позиции по этому вопросу. Просим наших лидеров проявить свои навыки управления государством в эти беспокойные и нестабильные времена и предотвратить последующее нарастание атмосферы недоверия в регионе.

Подписали:

Теван Погосян, Международный центр человеческого развития, Армения

Нойан Сояк, Совет развития турецко-армяного бизнеса, Турция

Натела Сахокия, Центр стратегических исследований,  Грузия

Давид Филлипс, Колумбийский Университет, Центр по изучению прав человека, содиректор рабочей группы по взаимотношениям США-Россия и Грузия-США

Мурат Кагатай, Исследовательский институт GAYA, Турция

Артюша Мкртчян, Кавказский центр по нетрадиционным методам разрешения конфликтов, Армения

Гуран Абашидзе, Кавказская Сеть Развития и Бизнеса,  Грузия

Клара Галстян, Фонд Развития Гюмри, Армения

Левон Барсегян, Клуб Журналистов “Аспарез”, Армения

Алу Гамахария, Кавказская Сеть Развития и Бизнеса, Грузия

Бетти Ситка, Американский Университет, Центр Глобального Мира, США

Степан Григорян, Аналитический центр по глобализации и региональному сотрудничеству, Армения

23.08.2008

 

 

Исторический момент для Кавказа

На Кавказе страны и народы жили под одной крышей намного дольше, чем врозь

Вартан ОСКАНЯН

(“The International Herald Tribune”, США)

Все видели, как на горизонте сгущаются тучи, и все равно недавний конфликт между Грузией и Россией потряс нас всех. Никто и в мыслях не имел, что противоречивые сообщения и нагромождения сложных проблем разрешатся таким разрушительным, кровавым и с геополитической точки зрения хаотичным образом.

Конфликт вокруг Южной Осетии нельзя рассматривать исключительно через призму грузино-российских отношений. Изначально это был этнический конфликт, один из многих происходивших на Кавказе. Кроме того, это предупредительный сигнал международной общественности. Если безопасность трубопровода под вопросом уже сейчас, задумайтесь, какую опасность представляет повторный конфликт между Арменией и Азербайджаном вокруг Нагорного Карабаха.

Следовательно, для наиболее эффективного разрешения сложных конфликтов в регионе необходимо в первую очередь и как можно быстрее разрешить относительно простые конфликты и проблемы региональной безопасности и стабильности.

Если бы существовал договор о безопасности, который бы прочно гарантировал неприменение силы, то конфликты Кавказского региона можно было бы рассматривать совершенно по-иному: более оптимистическим образом, с гораздо большей толерантностью.

Эти конфликты не являются замороженными. В условиях отсутствия всеобщего договора о безопасности происходит гонка вооружений, которая сама по себе является дестабилизирующим фактором, подрывает бюджеты государств и тормозит нормальное развитие гражданского общества.

Однако на Кавказе страны и народы жили под одной крышей намного дольше, чем врозь. Сейчас мы все разделяем общие ценности европейской интеграции, ценности более важные и вечные, чем мелкие проблемы, что разделяют нас. Именно в широком контексте общеевропейской интеграции нужно решать наши проблемы.

Европейская интеграция всем по нраву, но этого нельзя сказать о расширении НАТО. За всю историю человечества не было случая, чтобы великая коалиция, организованная с целью разгрома общего врага, добилась бы своей цели, но не перестала существовать. Такого не происходило ни после наполеоновских войн, ни после Первой мировой войны, ни после Второй.

После того, как Запад победил в “холодной войне”, произошло два важных события. Во-первых, была совершена попытка придания нового смысла существованию НАТО: внимание альянса и его ресурсы были обращены к другим регионам и другим проблемам. Сдерживание России более не объявлялось смысловым наполнением организации. На базе НАТО был создан Совет евроатлантического партнерства, членство в котором было предложено всем странам социалистического блока и бывшим союзным республикам СССР.

Идея была замечательной и в принципе реализуемой. В конце концов, Организация безопасности и сотрудничества в Европе, а также Совет Европы только выиграли в эффективности, пригласив войти в свой состав государства, возникшие на обломках СССР. Эти организации не только сохранили свою жизнеспособность и свое значение, но и в огромной степени поспособствовали нашему росту и развитию.

Параллельно с этим существовал план продолжения и даже расширения деятельности НАТО в прежнем формате, хотя главная цель альянса уже была достигнута. Но ввиду изменившейся обстановки в сфере безопасности, а также ввиду осторожности России это оказалось стратегическим просчетом.

Желание Грузии вступить в НАТО можно понять. Грузия выиграет от этого в плане безопасности, однако выигрыш сведется к нулю из-за раскола кавказского региона и возникновения новых сопутствующих конфликтов.

Возможно, сейчас для Кавказа настал исторический момент. У нас есть шанс воспользоваться удачной обстановкой для заключения всеобщего договора безопасности, организовать встречу Брюсселя, Вашингтона и Москвы с Тбилиси, Ереваном и Баку и обустроить нейтральный и свободный от участия в организациях коллективной безопасности и агрессивных блоках Кавказ. Подобного рода нейтралитет – позитивный, заинтересованный и всеобъемлющий – цель реализуемая и выгодная для всех.

В этом и лежат высшие интересы нашего беспокойного региона. Противостояние США и России на грузино-российском фронте сильно осложнит всем жизнь; не только нам, армянам, но также и азербайджанцам и туркам.

Именно в контексте проблем мировой безопасности необходимо рассматривать недавнее предложение Турции создать Кавказскую платформу стабильности и сотрудничества.

Впервые о подобном соглашении говорилось еще в 1999 году. В те времена еще свежа была память о случаях применения силы в нашем регионе, а необходимость срочного заключения договора о безопасности была очевидна всем. Противостояние российским интересам в то время не было сильным, не было тогда и глобального противоборства, которое проявлялось бы на локальных фронтах в различных точках мира. Но даже тогда, когда все было так хорошо, эта идея так и не стала реальностью.

Сегодня на Кавказе вновь применяется сила. Наверное, именно поэтому вновь в разговорах зазвучала тема договора о коллективной безопасности. Но сейчас, когда на горизонте замаячил грозный призрак возвращения к реалиям “холодной войны”, может произойти раскол, и региональные отношения бесконечно усложнятся. Впрочем, кое-где никаких региональных отношений уже и не существует.

Все это означает, что предложение Турции представляет интерес и что серьезность проблемы должна быть понятна многим. Но концепция должна быть выработана правильно и проведена в жизнь последовательно. У нас на Кавказе уже случалось так, что благие намерения не осуществлялись из-за тех самых политических проблем, которые они были призваны разрешить.

Например, договор об экономическом сотрудничестве в бассейне Черного моря был заключен именно для того, чтобы объединить страны, ранее не имевшие никаких средств для экономического сотрудничества и решения проблем. Но эффективность данной платформы была невысокой, так как Турция не была готова использовать ее для установления отношений с такой страной, как Армения. Границы между этими странами закрыты до сих пор.

Новое предложение, выдвинутое в сложившихся напряженных условиях, должно быть более серьезным и более глубоко обоснованным. Ни одна из сторон не должна остаться без возможности принять участие в общем деле. Проблемы безопасности тесно связаны друг с другом, и решать их нужно путем заключения договора о стабильности с мощной и всеобъемлющей компонентой безопасности.

На прошлой неделе премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган совершил визит в Баку, где провел переговоры касательно плана Турции и во всеуслышание объявил о готовности включить в него Армению. По случайному совпадению, в это же время президент Армении Серж Саркисян пригласил своего турецкого коллегу Абдуллу Гюля в Ереван, чтобы вместе посмотреть футбольный матч между Турцией и Арменией, который пройдет шестого сентября в рамках отборочного тура чемпионата мира.

На этой встрече главы соседних стран смогут обсудить общие проблемы безопасности и совместно проложить дорогу к наступлению мира в регионе.

 27.08.2008

——————————————————————————————-

Нефть через Армению?

Примирение с Арменией может дать Азербайджану альтернативный путь для транспортировки нефти. Такое мнение высказал анонимный западный дипломат в Ереване, сообщает британский журнал The Economist.

По его мнению, такое решение выглядит наиболее предпочтительным в условиях нестабильной обстановки в Грузии, в частности, подрыва железнодорожного моста, связывающего Восточную и Западную Грузию, а также взрыва на турецком участке нефтепровода Баку – Джейхан в ночь с 5 на 6 августа. “Примирение двух стран даст Азербайджану альтернативный путь для экспорта нефти через Армению – с перспективой на его продолжение через территорию Турции. Еще перед войной в Грузии Турция, по всей видимости, начала выражать понимание того, что изоляция Армении не заставит ее уступить Нагорный Карабах. Однако переговоры могут привести к некоторым результатам. Именно этим и занимались, разумеется, секретно, в Армении и Турции, пока новости об этом не стали известны международной общественности – возможно, от разозленного Азербайджана”, – говорится в публикации Economist.

По мнению автора статьи, Турция пытается наладить отношения с Арменией в преддверии выборов президента США в ноябре, после которых существует “возможность принятия Сенатом резолюции по геноциду”. В этих условиях, считает Economist, Турция рассчитывает поправить отношения с Арменией в обмен на прекращение государственной поддержки кампании армянской Диаспоры в пользу признания Геноцида армян. “Если только до этого времени Турция и Армения пойдут на какое-либо сближение, вопрос резолюции сможет быть “задвинут” навсегда”, – считает Economist. Далее, полагает издание, президенту Турции Абдулле Гюлю остается только “рассеять сомнения по этому вопросу у президента Азербайджана Ильхама Алиева в ходе визита в Баку. Если ему не удастся этого сделать, визит Гюля на футбольный матч в Армению, а с ним и шанс на примирение Армении и Турции может быть сорван”.

——————————————————————————————-

“Диалог”

“Вы меня оскорбили, значит, вы оскорбили мой народ!”

Армине МАРТИРОСЯН

С 22 по 25 августа по инициативе армянского национального центра “Диалог Цивилизаций” и немецкого Фонда Розы Люксембург в курортном городе Дилижан, в “Доме творчества композиторов”, прошла молодежная образовательная конференция “Молодое поколение в поиске самоидентификации”. На конференцию были приглашены 45 молодых людей из Германии, Польши, России, Украины, Грузии, Турции, Азербайджана, Ирана, Армении и Карабаха.

На открытие конференции приехал также премьер-министр Армении Тигран Саркисян, который выступил с приветственным словом и ответил на вопросы участников конференции.

Основными темами,  обсуждаемыми на конференции, были:

1. Интеграция в глобальное сообщество: как сохранить национальную  самобытность.

2. Проблемы формирования личности в условиях глобализации.

3. Новые информационные технологии как возможность или препятствие на пути взаимопонимания и толерантности.

4. Роль религии в устранении междуховной розни.

5. Межнациональные конфликты как препятствие культурного общения молодежи     стран региона.

Первые два дня прошли, как это бывает почти на всех других конференциях, тихо и в довольно дружелюбной атмосфере. Каждый участник выступил со своим докладом. Потом задавались довольно предсказуемые и стандартные вопросы, ответы на которые также можно было предугадать.

Я представляла Карабах с докладом ”Деятельность международных организаций в Карабахе”. Надо отметить, что реакция азербайджанцев на этот доклад была неоднозначной. С одной стороны, они рады были услышать, что Азербайджан всячески препятствует сотрудничеству международных организаций с карабахскими, выдвигая при этом политические ультиматумы.  С другой стороны, им нужно было эту свою реакцию “профессионально” скрыть.

День третий. Казалось, все, что было запланировано по программе, уже выполнено, остался один штрих.

Так как это было заключительное пленарное заседание, то предполагалось принять “Обращение  к молодежи наших стран”, а также “Меморандум” о намерении организовать совместную деятельность. Текст обращения заранее был подготовлен, и каждый из делегатов получил его в своих портфелях. Осталось обсудить каждый пункт по-отдельности и, в случае необходимости, внести те или иные поправки. Дальше должно последовать голосование и принятие Обращения.

Обсуждение началось. Смотрю на текст обращения. Скажу честно, первое предложение сразу образовало ком в горле. Выглядело оно так: ”Мы, представители молодежных общественных организаций из Азербайджана, Армении, Германии, Грузии, Ирана, Польши, России, Турции, Украины, обращаемся к вам…..” и т. д.  Изумлению моему не было границ!  Я все никак не могла определиться, в качестве гражданки какой страны мне следует поставить свою подпись. И, естественно, попросила организаторов конференции внести определенную ясность. Председатель армянского   национального центра “Диалог Цивилизаций” Арам Саркисян и руководитель филиала немецкого Фонда Розы Люксембург в РФ Петер Линке приняли во внимание мое предложение и решили добавить в список участников и Карабах. Однако сразу после этого слово взял представитель азербайджанской делегации Mагеррам Зейналов (журналист информационно-аналитического агентства http://www.3view.az). Уровень толерантного общения между мной и представителями Азербайджана в этот день чем дальше, тем больше сводился к нулю.  Конечно, такой исход событий можно было предвидеть. Магеррам сразу вспомнил такие термины, как “де-юре”,  “непризнанность” и “оккупация”, позабыв про “де-факто”, “право наций на самоопределение” и “освобождение”. В знак поддержки и с целью придания четкости выступлению Магеррама, с философско-аналитическо-поддерживающим  словом выступил коллега последнего из Азербайджана, главный редактор  информационно-аналитического агентства ”3rdView” Рауф Раджабов. Сразу после выступления наших соседей их поддержали представители Грузии, а следом за ними и Украины. Участники разделились на два лагеря. В первом лагере оказались армяне, русские из Москвы и Мурманска. Во втором лагере – все те, кто никаких доводов, кроме территориальной целостности, не имели (Грузия, Азербайджан и Украина). Немцы не знали, кого поддержать. Когда спросили их позицию, они ответили, что не очень-то знакомы с карабахским конфликтом, потому предпочли бы воздержаться. Полячка была солидарна с немцами. Иранцев вообще в зале не оказалось – для них встреча была неинтересна, так как они не владели ни английским, ни русским языками.

По программе в 14:30 мы должны были уже успеть пообедать, принять обращение и выехать на озеро Севан. Уже 15:00, а у нас продолжаются бурные дебаты на тему “включить или не включить Карабах в этот список”.  Тогда Арам Саркисян, дабы не задерживать ход конференции, предложил мне, азербайджанцам и грузинам перейти в другой зал – вместе обсудить и предложить  вариант выхода из ситуации. В грузинах воспрял воинственный дух – они приняли состояние боевой готовности: сразу встали, прошли к выходу – ну, настоящие джигиты! Однако недолго им пришлось “воевать”… Я спросила “причем тут Грузия?” – мне ответили, что и у них такой же конфликт. Мне пришлось настаивать на своем: ”Вот пусть и решают свой конфликт, и не надо вмешиваться туда, куда не следует!” Грузин вернули обратно…

Первые переговоры Азербайджана с Карабахом. Все выглядело именно так. Каждый из нас стал предлагать свой вариант. После долгих обсуждений я предложила убрать названия всех государств и вместо них указать города, из которых приехали участники конференции. Тогда наш “доблестный” сосед придумал еще одно условие – вместо Степанакерта написать Ханкенди. Конечно, я всегда знала, что “терпимости” у азербайджанцев – хоть отбавляй! Но не испугаться и предложить подобное в Армении – это сверх всякой меры! Ни один армянин не рискнул бы в Баку сказать подобное, да что там сказать, никто бы сейчас и не захотел бы ступить ногой на эту землю – ведь не секрет, что даже азербайджанцы, участвующие в совместных с армянами проектах, говорят, что на сегодняшний день армянам в Баку лучше не ездить…

Но – пойдем дальше. Естественно, чтоб как-то сбалансировать ситуацию, я предложила им вместо Кировабада написать Гандзак. Рауф взбесился! Я решила их “добить”. Напомнила о том, что Степанакерт еще в составе Азербайджана назывался Степанакертом, и еще предложила показать мне хоть одну карту с пометкой Ханкенди – естественно, не азербайджанского “происхождения”. И тут наши переговоры не обвенчались успехом. Пришлось возвращаться в зал заседаний с пустыми руками.

16:00. Дебаты продолжаются, но в то же время и на Севан всем хочется. Тогда мы решили никого не задерживать, но подумать в течение дня, а вечером собраться и окончательно решить этот вопрос.

21:00. Вечер. Все собрались в зале. Арам Саркисян дал слово азербайджанцам, те от него отказались – исходя из того, что у них нет других вариантов. Я, в свою очередь, предложила включить Карабах в список представителей участников конференции, либо вместо государств написать города. У немцев появилось предложение – просто указать национальности каждого участника. Еще был вариант указать название организаций без упоминания стран.

После опять-таки затяжных обсуждений ни один из вариантов не прошел. Азербайджанцы, и, в частности, Рауф Раджабов, теряет над собой контроль. Его успокаивают.

Заключительное слово берет руководитель филиала немецкого Фонда Розы Люксембург в РФ Петер Линке. Он выражает свое разочарование по поводу всего происходящего, а особенно – по поводу поведения азербайджанцев. ”Вчера вы прочли свой доклад, я был в восторге, думал, действительно, лед тронулся. Вы говорили про совесть, про благоразумие, про внутренний голос, а сегодня ваши действия не соответствуют вчерашним вашим словам”, – отметил он.

Не успел Питер Линке докончить свое выступление, как Рауф яростно и бесцеремонно начал оскорблять Питера Линке. ”Вы назвали меня бессовестным, значит, вы меня оскорбили. А раз вы меня оскорбили, значит, вы оскорбили мой народ!” Дело дошло до того, что он стал бросать все, что лежало перед ним на столе, потом демонстративно покинул зал, громогласно ругая Линке, а заодно и всех присутствующих. Питер, в свою очередь, высказал свое мнение и по этому поводу тоже.

В зале – мертвая тишина. Грузины, которые готовы были грудью защищать своих соседей-азербайджанцев, сидят тише воды – ниже травы, а украинка вообще спряталась за русскими.

Все закончилось тем, что решили принять обращение с поправкой по поводу Карабаха, а азербайджанцы если не хотят, пусть не подписывают.

Вот так все и завершилось. Не знаю, поможет ли эта история присутствующим азербайджанцам понять наконец, что карабахцы тоже имеют свое право на самоидентификацию или нет, но думаю, что хотя бы после этого случая они не только будут разглагольствовать о “продвижении вперед” и говорить красивые слова о будущем, но спокойнее будут относиться к реальностям и смиряться с действительностью.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s