№ 6 / 15 апрель

Урегулирование

Армения обеспокоена карабахским урегулированием

Армения всерьез обеспокоена тенденциями в переговорном процессе по урегулированию карабахской проблемы. Симптоматично, что обеспокоенность выражают как парламентские – провластные партии, так и оппозиция. Это вовсе не говорит о единстве позиций по карабахскому урегулированию, поскольку оппозиция обвиняет власти в создавшейся ситуации, а власти обвиняют Азербайджан и мировое сообщество.

На заседании парламента Армении во внеочередном порядке было обсуждено заявление Национального Собрания РА. В нем дословно говорится:

«Выражая свою обеспокоенность развитием в последний период событий в связи с урегулированием нагорно-карабахской проблемы,

а) считая весьма опасной антиармянскую воинствующую пропаганду высокопоставленных азербайджанских чиновников, преследующую цель нарушить процесс мирного урегулирования конфликта, и безадресной озабоченности мирового сообщества в этой связи,

б) осуждая провокационные действия азербайджанской армии по нарушению режима прекращения огня, в частности, вторжение вооруженных сил Азербайджана на территорию Нагорно-Карабахской Республики 4 марта,

с) учитывая неприкрытые шаги Азербайджана по торпедированию переговорного процесса по мирному урегулированию конфликта, стремлению достичь военного преобладания за счет нефтяных финансовых потоков и решению проблемы военными средствами,

д) шантаж в отношении сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сопровождаемый угрозами выразить им недоверие и перенести обсуждение урегулирования проблемы в другие организации, что квалифицируется как неприкрытая и аморальная попытка со стороны Азербайджана провалить процесс урегулирования, считая опасным фрагментарную публикацию принципов урегулирования проблемы, выработанных в рамках Минской группы как возможность разнообразных спекуляций,

е) считая право народа Нагорного Карабаха на самоопределение неоспоримым и безупречным с точки зрения международного права и необходимость безоговорочного применения этого принципа при урегулировании проблемы,

Национальное Собрание Армении предлагает президенту страны и правительству – активизировать и расширить усилия и возможности по выработке и реализации мероприятий, направленных на полноценное информирование мирового сообщества относительно проблемы Нагорного Карабаха, – придать политике Армении по урегулированию нагорно-карабахской проблемы более инициативный характер, – в рамках международного права сформулировать юридические основы, которые в случае военной агрессии или иных насильственных действий со стороны Азербайджана позволят Республике Армения обеспечить полноценную безопасность и защиту Нагорно-Карабахской Республики».

Между тем, с заявлением по поводу карабахского урегулирования выступил и ряд армянских оппозиционных партий. Как отмечается в заявлении, нынешние процессы вокруг урегулирования нагорно-карабахского конфликта ставят под угрозу будущее Нагорного Карабаха и перспективы мира в регионе, подтверждают несостоятельность внешнего курса властей страны.

По мнению авторов заявления, именно в результате неудачной внешней политики властей в течение 10 лет в ГА ООН 14 марта текущего года была принята резолюция, «подтверждающая» территориальную целостность Азербайджана. «Эта резолюция является беспрецедентным документом, наносящим удар по позиции Армении и Нагорно-Карабахской Республики, которым делается попытка предрешить будущий статус Нагорного Карабаха как части Азербайджана и которая требует односторонних уступок от армянской стороны», – отмечается в заявлении.

По мнению авторов заявления, в ослаблении позиций армянской стороны значительную роль играет позиция нынешних властей страны, которые допустили исключение Нагорного Карабаха из переговорного процесса. «Этой сделкой, направленной на укрепление собственной власти, правящий режим нанес непоправимый ущерб процессу международного признания Нагорного Карабаха, позволил рассматривать вопрос как армяно-азербайджанский межгосударственный конфликт, в результате которого оккупированы азербайджанские территории», – отмечается в заявлении.

По мнению его авторов, именно в результате этого стало возможно принятие в 2005 году в ПАСЕ резолюции, которая, по сути, впервые обвинила Армению в захвате территорий Азербайджана.

Авторы заявления подвергли критике также Мадридский документ. Как отмечается в заявлении, указанный документ предусматривает существенный регресс позиций армянской стороны по сравнению с предложениями, представленными в июне 2006 года.

Однако наибольшим упущением властей Армении авторы заявления называют проведенные 19 февраля текущего года выборы. Как отмечается в документе, выборы состоялись с многочисленными фальсификациями, насилием в отношении мирных демонстрантов. «Этими действиями власти Армении показали свою диктаторскую сущность, зафиксировав резкое падение авторитета страны на международной арене”, – отмечается в заявлении.

Возвращаясь к принятой в ГА ООН резолюции, авторы заявления отмечают, что после ее принятия Азербайджан получил такую мощную козырную карту, что уже оставляет за собой право говорить об отказе от переговоров и встреч, свидетельством чего стал отказ азербайджанской стороны от встречи в Бухаресте. По утверждению авторов заявления, политика властей страны привела к полному провалу переговоров, падению авторитета Армении во всех международных структурах. Продолжение этой политики чревато военными действиями, вплоть до возобновления войны, отмечается в заявлении. При этом авторы заявления возлагают всю ответственность за ослабление позиций армянской стороны на действующие власти. Добавим, что под этим заявлением подписались 19 партий, в том числе и АОД.

«Не думаю, что власти НКР должны согласовывать каждый свой шаг по признанию НКР с Арменией»

«Независимость – это проявление воли народа Карабаха», – об этом заявил председатель парламентской комиссии по внешним сношениям НС НКР Ваграм АТАНЕСЯН.

«Не думаю, что власти НКР должны согласовывать каждый свой шаг, направленный на признание НКР, с Арменией. Независимость – это проявление воли народа Карабаха, подтвержденная путем референдума и принятием Конституции 10 декабря 2006 г. И мы обязаны осуществить волю нашего народа», – заявил председатель парламентской комиссии по внешним сношениям.

По мнению Ваграма Атанесяна, насколько это совместимо с позицией Армении, других стран и международных организаций – это уже дело дипломатии и переговорщиков. «Карабахская сторона никогда не давала понять, что мадридские принципы приемлемы для нее. Эти принципы изначально неприемлемы для нас», – заявил Ваграм Атанесян.

В свою очередь министр иностранных дел НКР Георгий ПЕТРОСЯН отметил, что Азербайджан стремится получить максимум от переговорного процесса. «Азербайджан ужесточил свою позицию. А это означает, что армянские стороны должны сделать соответствующие выводы и предпринять адекватные шаги. Вопрос независимости и свободы НКР не может быть предметом обсуждений», – подчеркнул Г. Петросян.

Жирная «двойка» за внешнюю политику?

В течение последних 10 лет армянские политики время от времени выступали с заявлениями о том, что переговорный процесс по карабахскому урегулированию идет не в том направлении. Отмечалось несколько направлений, где упущения были особенно очевидны.

В частности, в негативном смысле судьбоносной была ошибка, связанная с вытеснением Карабаха из переговорного процесса. Это привело к тому, что переговоры из плоскости признания права Карабаха на самоопределение перешли в плоскость территориальных претензий Армении к Азербайджану.

Второй основной ошибкой политологи считают обсуждение статуса Карабаха в границах бывшей НКАО, при которой территории вокруг бывшей автономной области рассматриваются как «освобожденные», «оккупированные», но никак не часть НКР. В соответствии с этим программа по восстановлению и заселению ряда районов проводилась пассивно.

Третье – политический потенциал Спюрка использовался недостаточно активно, более того, целый ряд армянских организаций утеряли доверие к Армении.

Четвертое – отсутствие правовой базы военного присутствия Армении в Карабахе.

И пятое – ни Армения, ни тем более Карабах не проводили активную, продуманную информационную политику, направленную на внедрение в сознание мирового сообщества бесповоротности стремления Карабаха к независимости.

Власти Армении, которые взяли на себя полную ответственность за переговорный процесс, не признавали этих ошибок и говорили, что переговорный процесс проистекает в выгодном для Армении свете. В качестве основного достижения этих лет министр иностранных дел Армении называет то, что статус Карабаха стал основным вопросом в переговорах. Тем не менее, этот вопрос не вошел в последнюю резолюцию Генассамблеи ООН по Карабаху.

С сегодняшнего дня, по всей видимости, ошибки начнут признавать. По крайней мере, уже громче стали говорить о необходимости подключения Карабаха к переговорному процессу и даже необходимости отказа Армении от участия в переговорах.

На днях армянский парламент выступил с заявлением о  карабахском урегулировании. По нашим данным, сейчас разрабатывается текст межгосударственного договора между Арменией и Карабахом. Парламентарии намерены предложить исполнительным властям быть более инициативными в информационной политике и найти правовые основы для участия Армении в деле обеспечения безопасности народа НКР в случае агрессии.

 Karabakh-Open.com

——————————————————————————————-

Армения

ОТСУТСТВИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ПЕРСОНИФИКАЦИЯ ПОЛИТИКИ ПРИВЕЛИ К ТОМУ, ЧТО ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ «ИНАУГУРАЦИЯ – СОРОКОВИНА» СТАЛО ОЧЕРЕДНЫМ ЧАСОМ ИКС ДЛЯ АРМЕНИИ 

Интервью Day.Az с председателем Кавказского Центра миротворческих инициатив Георгием ВАНЯНОМ

– Какова нынешняя общественно-политическая ситуация в Армении?

– В Армении ситуация необщественная и неполитическая, у нас просто ситуация.

С одной стороны мы имели позицию и оппозицию, созданные в духе девиза «сам себе режиссер», а с другой – граждан-статистов. Теперь эти граждане, прошедшие через оскорбление и унижение «случайной мишени», пробуют каждый по-своему выйти из пережитого шока, что очень трудно удается в условиях продолжающихся репрессий, спад или возрастание которых невозможно предугадать.

Реалии, претендующие на звание общественно-политических, состоящие из потока публичных заявлений, статей и выступлений, зациклены на событиях 1 марта. Оппозиция, то есть сторонники Левона Тер-Петросяна, инерционно повторяют «борьба, борьба – до конца» и содержание своей борьбы сводят к призыву гражданам продолжать акции протеста. А Серж Саркисян со своей так называемой коалицией собираются формировать новое правительство. Вот такая ситуация.

– Насколько правильно, с морально-этической стороны вопроса, назначать день инаугурации президента Армении на день сороковин по жертвам трагических событий в Ереване?

– Не правильно. Но это касается не инаугурации как таковой, дата которой определяется в соответствии с Конституцией Армении. Инаугурация в день сороковины по жертвам трагических событий могла бы состояться в рамках специального заседания Национального Собрания РА в здании парламента, в обстановке, не оскорбляющей чувства людей, скорбящих по жертвам. Но вызывающе праздничная церемония, часть которой прошла на площади Свободы, где был осуществлен разгон мирной демонстрации, положивший начало трагическим событиям – выходит за рамки морально-этических норм.

Отсутствие политических процессов и персонификация политики привели к тому, что противопоставление «инаугурация – сороковина» стало очередным часом икс для Армении. Это напоминает красочные фильмы, рассказывающие об интригах феодального средневековья.

– Как Вы считаете, может ли это привести к новым столкновениям и жертвам и на кого ляжет вина за них?

– Есть большая, загнанная в глубину напряженность, которая может взорваться в любой момент. Есть страх и недоверие. На кого ляжет вина? На президента, гаранта Конституции.

– Как Вы считаете, насколько легким будет правление Сержа Саркисяна с учетом того, что огромная часть армянского общества негативно к нему настроена?

– Беспрограммная и неправовая жизнь дошла до своей кульминации, мы дошли до той точки, где должны определиться окончательно: или жандармская власть и конформистское общество, или – установление конституционного строя. В обоих случаях правление Сержа Саркисяна не будет легким.

– Какова будет дальнейшая политическая судьба экс-президента Армении Левона Тер-Петросяна?

– Политическая составляющая в судьбе Левона Тер-Петросяна, лично в моем восприятии, была аннулирована тем, что экс-президент Армении прорвал десятилетнее молчание лишь для того, чтобы оспорить у Роберта Кочаряна и Сержа Саркисяна так называемую победу в карабахской войне и стать горячим поборником уже изначально навязанного нам «союза с Россией». Сожалею, что носители либеральных идей после многолетней пассивности, предполагаю, руководствуясь принципом «цель оправдывает средства», безоговорочно поддерживая Левона Тер-Петросяна, окончательно свели в могилу либеральные ценности и поставили еще один тяжелый камень на пути возможного урегулирования отношений Армении с Азербайджаном и Турцией.

– Какими, с учетом нынешних настроений в армянском обществе, Вы видите пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта?

– Нынешние настроения – это результат нашей 20- летней национально-освободительной борьбы. Вот уже 20 лет, говоря на языке моего любимого писателя, учителя и старшего друга, Гранта Матевосяна, «наш нрав, как чужая лошадь, убегает из-под нас», и что важно, 17 из этих лет прошли в условиях приобретенной государственности.

Достаточно ли этих лет, чтобы мы все наконец почувствовали, что лошадь убегает из-под нас, почувствовали, что все эти годы вопрос урегулирования конфликта с Азербайджаном находился в зоне морали и этики фидаизма, а не в плоскости политики? Достаточно ли этих лет, чтобы понять, что мы ведем не национально-освободительную борьбу, а строим государство? Достаточно ли этих лет, чтобы понять, что мы не только не стали гарантом права на самоопределение народа Нагорного Карабаха, гарантом безопасности людей, живущих в Нагорном Карабахе, но и превратили этих людей в заложников без права выкупа?

Пока все будет как есть, пока не пересмотрим и сознательно не преодолеем свою политическую близорукость, пока не перестанем инерционно отдавать дань «национально-освободительной борьбе», спровоцированной третьей силой, – возобновление войны будет становиться все реальнее с каждым днем.

Day.Az, 09.04.2008

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ЕЩЕ СУЩЕСТВУЕТ

Марк ГРИГОРЯН

В день инаугурации президента, разумеется, должны проходить празднества. Бывает и так, что оппозиция использует этот день, чтобы акциями протеста привлечь внимание мирового сообщества к проблемам страны.

Все это было сегодня в Армении. Новостные агентства сообщают, что акции протеста прошли и за рубежом страны.

Но повлиять на ситуацию все это уже вряд ли сможет, так как сегодня стало официальным: Серж Саркисян – президент Армении.

После инаугурации Серж Саркисян вступил в должность, а оппозиция, использовав все возможные легальные средства – проиграла. И пусть протесты продожаются – проигрыш стал фактом.

Таким образом, подведена черта под президентскими выборами 2008 года: драматичными, эмоционально заряженными и – впервые в постсоветской Армении – ознаменованными человеческими жертвами.

Сможет ли Серж Саркисян, чье президентство начинается в довольно тяжелой ситуации, спокойно и уверенно править страной пять лет нынешнего президентского срока? Сможет ли он принимать непопулярные решения (а принятие таких решений неизбежно), сможет ли сделать что-то с коррупцией, которая становится все более важной проблемой в стране?

И вопрос, безусловно, очень важный для всей страны: сможет ли Саркисян преодолеть поляризацию, повести страну в сторону демократизации?

Трудно предсказать, как будет действовать Саркисян, который до сего дня был «вещью в себе», политиком, редко появлявшимся «на публике», в сложной ситуации, в которой находится Армения на внешнеполитической арене, учитывая, что Грузия стремится в НАТО (а Армения остается стратегическим партнером и военным оплотом России на Кавказе). Какую политику будет вести Саркисян с Турцией, с которой нет дипломатических отношений, а еще и «висит» вопрос геноцида? Как пойдут карабахские переговоры, продолжающиеся в условиях перемирия на протяжении уже более четырнадцати лет?

Когда задаешь эти вопросы, оказывается, что нового президента ждет ряд сложных задач.

А что оппозиция?

Оппозиция и до этих выборов была разрозненной, будет она такой и после. Часть оппозиции, наверняка, заявит, что президент нелегитимен, и будет радикально и категорически выступать против него. Интересно, как будет действовать другая часть, и в том числе члены парламента, представляющие оппозицию.

И наконец: а что общество?

С первого взгляда кажется, что ситуация в Армении изменилась, а общество поляризовалась, как только в политику вернулся Левон Тер-Петросяна.

На самом деле, конечно, зерна общественного противостояния были посеяны задолго до этого.

Достаточно вспомнить, как проходили президентские выборы 2003 года. Уже тогда общество было ясно разделено на тех, кто «за» властей, и за тех, кто «против». Яростные политические споры велись во многих семьях, соседи и друзья ругались друг с другом из-за политики.

И относительно Тер-Петросяна мнения были поляризованы задолго до его возвращения: одни говорили о его заслугах в развале СССР и в том, что Армения стала независимой, о победе в карабахской войне, о его интеллекте и свободолюбии.

Другие же обвиняли (и обвиняют) его в том, что нам всем пришлось пережить в начале и середине девяностых, во время жесточайшего кризиса, в том, что в независимой Армении начала развиваться коррупция, и что во время его правления начались заказные убийства.

Но ведь и относительно Сержа Саркисяна мнения разделены.

С одной стороны, до выборов его не отделяли от Роберта Кочаряна. А это значит, что его противники продолжают и после выборов по умолчанию возлагать на Саркисяна минусы правления его предшественника. То есть, говорят они, у власти все равно останется «карабахский клан», коррупция будет продолжаться, все будет по-старому, и ничего нового можно не ждать.

Сторонники же нового президента видят в этом позитивное начало: ведь продолжение линии Кочаряна означает, что экономический рост продолжится, бедность будет уменьшаться, так же как и безработица, а карабахские переговоры продолжатся. А все это означает стабильное поступательное развитие страны.

Таким образом, мнения были поляризованы еще до начала выборов.

Теперь позволю себе ненадолго отвлечься от этих выборов. Дело в том, что высокая степень общественной поляризации и эмоциональный фон свойственны не только Армении. Посмотрите, на каком эмоционально заряженном фоне проходили недавние президентские выборы в Грузии. А как было в Армении же, в 1996 или 2003 году? Вспомним Украину (2004), Беларусь (2006), добавим сюда политическое противостояние, свойственное несколько десятилетий назад, скажем, Греции или Мальте, и увидим, что ничего экстраординарного не было – так бывает в странах, где демократия находится на, скажем так, первых этапах развития.

Плохо, конечно, очень плохо, что за эту «закономерность» поплатились жизнью восемь человек. Это трагичный, шокирующий результат послевыборных баталий. Этого не должно было быть.

И это не остудило страсти. Наоборот. Столкновения демонстрантов и полиции и последовавшие задержания и аресты не привели к тому, что протестный потенциал выдохся. Наоборот: противостояние все еще существует. Об этом свидетельствовали молодежные флэш-мобы, об этом же говорили протесты в день инаугурации.

Я убежден: армянской политике сегодня просто необходим диалог между властями и оппозицией. Причем я говорю о публичном диалоге. Дискуссии неизбежно будут острыми, напряженными, эмоциональными, но они обязательно должны быть. И площадкой для этих дискуссий должно стать телевидение. Пока оно такой площадкой не было.

markgrigorian.livejournal.com / 09.04.2008

——————————————————————————————-

Для диалога нужны и уши

Каринэ ОГАНЯН

Общество в Армении поляризовано, и разделение проходит по линии “черное-белое” – кто не с нами, тот против нас. До сих пор больная тема – прошедшие выборы и кризис в стране, и ее не избежать ни на встречах с коллегами, ни в кафе с друзьями, ни дома за ужином. Страсти накалены настолько, что им нужен выход. Какая-то часть населения продолжает по “митинговской привычке” ходить на Северный проспект – в знак протеста группой играть в шахматы или прыгать в скакалки, читать и просто беседовать на глазах многочисленных представителей милиции, которая забирает на участки людей или просто разъединяет группы – ведь до сих пор любые митинги и демонстрации запрещены, и, как шутят некоторые ереванцы, “три человека – это уже митинг, надо парами ходить”… Но – шутки шутками, а эмоции там действительно на пределе. Два форума неправительственных организаций, на которых мне удалось побывать, помогли со стороны посмотреть на разъединенное гражданское общество в Армении, которое, несмотря на разность, имеет одну цель – жить в лучшей Армении, где нет произвола и силового давления, где демократические ценности должны быть не для вида, а стилем жизни.

Черное и белое

Форум “Мирная Армения” выступает за налаживание диалога между властями и обществом. «Этот вопрос вышел за узкие рамки диалога между политическими силами или полюсами, и теперь важно найти общий фундамент для сотрудничества между властями и слоями общества», – говорят организаторы форума. В  основе диалога они видят решение задач, связанных с основными свободами и правами человека: “Это проведение независимого и разностороннего расследования массовых беспорядков в Ереване 1 марта, пересмотр изменений, внесенных в закон о митингах, пересмотр правовых актов, регулирующих деятельность Общественной телекомпании Армении и изменения в руководстве “Айлур”, реформы в институте омбудсмена, исключение незаконного оборота оружия в стране, а также создание общественного совета Армении с вовлечением институтов гражданского общества”. По мнению выступавших на форуме, представители гражданского общества не должны быть простыми наблюдателями происходящих в собственной стране событий. “Это – шаг к примирению в обществе, в котором пока не сложилось культуры диалога. Мы сами не с особым оптимизмом смотрим на то, что власти переосмыслят свои действия, но сейчас нужен открытый диалог, потому что уезжать из страны и хлопать дверьми – не выход”. При этом пришедший на этот форум Серж Саркисян, который заметил, что пришел туда якобы неожиданно, предпочел не сидеть в зале и выслушивать то, что накопилось в душе у людей, а пришел, чтобы в очередной раз сказать свое. И диалога опять не получилось – потому что для диалога нужен не только рот, но и уши…

Форум “Камо грядеши” был призван ответить на вопрос “Как быть дальше?” наиболее активных представителей гражданского общества Армении – на него собрались люди, имеющие различные политические позиции, но возмущенные тем, что их права и свободы на “многообразие мнений” жестко нарушаются со стороны властей РА. “Защита граждан и установление демократических институтов – вот основные принципы стабильности и безопасности в стране. Поствыборные события создали в стране ситуацию, где нарушаются права человека и его основные свободы. Как преодолеть диктатуру? Каковы должны быть действия гражданского общества в этом направлении?” – этот круг вопросов обсуждался на форуме, где большинство присутствующих посчитали, что диалога между властями и общественными организациями нет именно по вине властей. “Общественные организации давно готовы к диалогу и неоднократно выступали с различными инициативами, в том числе и законодательными, однако они оставались без внимания, и нам оставалось одно – жестко протестовать”…

Есть реальности в сегодняшней Армении, от которых не отвертеться: недовольная протестная масса, и при этом – громко аплодирующие Сержу Саркисяну люди, которые ему верят; те, которые готовы подчиниться и те, которые хотят ответить “оком за око”,  и водораздел между ними – велик. Всем им кажется, что они – белое, и именно та сторона – черное. Но путь друг к другу неизбежен. Просто – как его начать?

Диктатура или свобода

Цитаты из разных выступлений на форумах: “Как власть пойдет на диалог с народом – например, с нашей соседкой тетей Сирануш? Власть должна пойти на диалог с нами – с теми, кто с ней не согласен”, “Никто не должен говорить, что нам делать. Каждый человек сам должен найти свою внутреннюю молитву и очистить свою страну от камней”, “Сегодня в стране царит диктатура, потому что существуют только два метода защиты: быть за решеткой или уехать из страны. Завтра мы уже даже об этом не сможем вслух говорить, потому что наступает 37-ой год”, “Мне не нравится, что Армению называют “авазакапетуцюн”, и мне не нравится, что призывают к еще жестким наказаниям тех, кто использовал свое право на митинги. Надо избегать крайних суждений”, “Сегодняшняя реальность – это более 100 политзаключенных и 8 погибших, это те, кто отказался от пищи и воды. Надо вместе со всеми думать о том, как найти друг друга?”, “Если бы все мнения, существующие в армянском обществе, были бы озвучены в Парламенте или по ТВ, народ не вышел бы на улицы”, “Надо сделать так, чтоб вместо того, чтоб исправить бровь, не выбить глаз. Мы должны руководствоваться лозунгом “единое усилие – единая задача”.

Это – лишь маленькие отрывки из услышанного от разных людей, в которых сидят недоверие – к властям, к оппозиции, к оппонентам, к ценностям и к будущему. И что самое ужасное – эти люди не могут услышать друг друга, потому что их внутренний голос для них сильнее всех остальных…

Карабахцы и антикарабахцы

Карабахцы – это отдельная тема в Ереване. Если раньше были шутки и анекдоты, потом злость на карабахский клан и иже с ними, то сегодня настроения переливаются в “антикарабахщину” вообще. Очень многие интеллигентные люди признавались, что в порыве эмоций утром 2 марта они ненавидели всех карабахцев подряд. Потом, конечно, приходило переосмысление, но “карабахский фактор” остался на повестке дня, потому что сегодня власть уже пытается инициировать принятие закона о том, что оскорбление одной части народа должно быть уголовно наказуемо. По мнению многих, принятие подобного закона “узаконит” тот клин, который сегодня существует в настроениях людей.

Многие мои собеседники ссылались на то, что в войну и после нее не было ни капли недовольства теми лишениями, которые коснулись айастанцев. Почему же сегодня они так плохо относятся к выходцам из Карабаха? Потому что в Армении появились понятия “карабахский бизнес”, “карабахская сила” и “карабахская верхушка”. По мнению ереванцев, “карабахцы не просто “понаехали” и стали занимать ведущие должности и пользоваться кормушкой, они привнесли в общество ощущение того, что “сила есть все!”… Обидно было слышать подобное от коллег и друзей – ведь “карабахские карабахцы” отнюдь живут не припеваючи и далеко не за счет тех, кто сегодня “рулит” в Армении. Но… Упрек одной интеллигентной женщины о том, что ни одна общественная организация в Карабахе, вообще никто из НКР даже не сказал слова соболезнования или сочувствия по поводу того, что произошло в Ереване в начале марта, был все-таки к месту… Мы действительно предпочли смолчать и переждать, и диалога опять не получилось. А если бы на заре Карабахского Движения смолчали “они”?..

Со времен Хоренаци…

Вопросы, вопросы, вопросы – их возникало так много за время, проведенное в Ереване, что казалось, просвета не будет. День инаугурации власть отметила военным парадом, закрытием центральных дорог и воздушными шарами на площади. “Хлеба и зрелищ” – вспомнилось выражение, характеризующее один из методов правления власти, и сразу же подумалось о непокорных – тех, кто в день инаугурации пошел к памятнику Мясникяну, чтоб почтить память жертв митинга 1 марта… При этом это были не сторонники Левона, это были просто те, для кого любая человеческая жизнь – ценность…

На одном из форумов известная представительница НПО поделилась своим опытом прочтения Хоренаци: “Еще сотни лет назад он писал о том, какие именно мы – армяне. Мы – не умеющие радоваться радостям других и всегда готовые на войну друг с другом. И, может, не надо искать вину в соседях своих, а стоит глубже рассмотреть себя – и тогда, возможно, станет понятно, что иногда сор находится в нас самих…”

Обидно было слышать такое, но мы, армяне, всегда находимся на грани разъединения и разрозненности. И наверняка не случайно, что лозунги армян – именно о “единении”. О том, что народ с такой многовековой культурой, которую мы постоянно подчеркиваем, не имеет мудрости быть выше мелочей и слушать друг друга. Мудрости не только слушать, но и слышать друг друга, уважая любое мнение. Мудрости осознать то, что нас не так много и у нас слишком много национально-стратегических проблем, чтоб растрачиваться на передел власти – силой. Мудрости думать не только о себе и осознавать – пришло оно, время собирать камни…

——————————————————————————————-

Точка зрения

ВЫБОРЫ – НЕ ЭКЗАМЕН

Интервью с востоковедом Давидом ОГАНЕСЯНОМ

– Были ли применены новые технологии в избирательных кампаниях в ходе выборов 2008 года?

– На этот раз была шире применена технология выдвижения лжекандидатов. Объединив свои усилия, они выступили против единственного оппозиционного кандидата. В деле отнятия у Левона Тер-Петросяна голосов определенных результатов достиг Артур Багдасарян, другие же – Арташес Гегамян, Вазген Манукян и т. д. – в этом серьезной роли не сыграли. В ходе предвыборной кампании ощутимое воздействие оказала совершенно новая технология распространения информации посредством DVD – дисков. В условиях, когда телекомпании Армении были практически закрыты перед оппозиционным деятелем, такой способ помог ему довести свое слово до широкого населения. Организаторы PR кампании Сержа Саркисяна сделали почти все, чтобы их кандидат был представлен в наиболее худшем виде. Например, расклеивание его портретов всюду по всей стране напомнило советское прошлое, когда перед взором представал портрет только одного человека. Я с интересом наблюдал за кампанией партии «Дашнакцутюн». Здесь были попытки применения элементов западной модели предвыборной кампании. К примеру, партия организовала на улицах предварительные выборы для выдвижения одного из двух своих кандидатов в президенты. В ходе выборов заработали известные и не новые технологии фальсификаций – «карусели», сбор паспортов, стирание печатей и т. д.

– Можно ли считать выборы тестом на демократию, как относится общество к возможности своего выбора?

– В обществах наподобие нашего теста на демократию быть не может, так как мы еще не знаем, что на самом деле есть эта самая демократия. Та часть общества, которая готова продать свои голоса, применять насилие, делать все, чтобы их кандидат получил на несколько голосов больше, для этой части людей демократия является ритуалом, в основе которой нет ценностей. Это примерно то же самое, когда не верующий в Бога человек ходит в церковь и ставит там свечу. Выборы для этой части являются болезненной необходимостью, они предпочли бы, чтобы выборов вообще не было, чтобы они сами всегда оставались бы на своих местах. Для другой части общества, с моей точки зрения, выборы рассматриваются не как экзамен по демократии, а как средство изменения своей жизни. Причины, из-за которых они хотят этих изменений, могут быть, конечно, разными, но люди хотят, чтобы их голоса были применены по своему предназначению. Для наблюдателей извне, конечно, Армения сдавала тест на демократию. Но как она это сделала – другой вопрос. Прошедшее после выборов время показало, что люди пытаются защитить свои права, и в их числе – право изменения власти посредством выборов. В выборах участвовало огромное количество избирателей, которые, даже осознавая, что результаты будут сфальсифицированы, попытались своим голосом воздействовать на процесс, а после вышли на площадь, мирными митингами продемонстрировали свое несогласие с совершенными фальсификациями. По сравнению с прошлыми годами гражданская активность людей проявилась в большей степени.

– Насколько эффективны институты местных и международных наблюдателей?

– В целом наблюдательные миссии в мире эффективны и обеспечивают какой-то контроль. Но западные наблюдатели, пребывая в такие страны как наша, выполняют свои функции с некоторыми издержками, считая, что нарушения – это результат нашего недостаточного понимания демократии. Первичные их оценки нынешних выборов были положительными. Но интересно то, что случилось потом. Вдруг они поняли, что сейчас общество воспринимает их оценки не так, как они ожидали, как это было во время прошлых выборов. Они поняли, что общество, хотя и фрагментарно, но развивается, и все, что говорится, оно воспринимает неоднозначно. Столкнувшись с предельно жесткой реакцией на свои оценки, с откровенным неприятием своей деятельности, наблюдатели были вынуждены более серьезно отнестись к вопросу, глубже изучить его, и в результате оценки наблюдателей были изменены. Эффективность деятельности института наблюдателей зависит от общества. Если общество ставит требования перед наблюдателями, показывает свое недоверие, то и их подходы, отношение меняются. Если нет внутренней потребности, то наблюдатель – это временный человек, его действия предельно просты – прибыть, сделать заметки, уехать. Что касается местных наблюдателей, то, видимо, какую-то работу они провели, но их было почти не видно. Наши власти особо не стесняли себя перед нашими собственными наблюдателями.

– Как воспринимаются оценки международных наблюдателей в Армении?

– Смотря кого вы имеете ввиду. Например, для Общественного телевидения и властей было достаточно первое предложение из оценок международных наблюдателей – «Выборы в основном соответствовали международным стандартам». В следующих предложениях этих оценок были довольно серьезные замечания, но все это их не интересовало. Здесь было бы правильнее, конечно, трезво смотреть на ситуацию. В конце концов, задача людей заключается не в том, чтобы верить или не верить этим оценкам. Каждый видел, что происходило до выборов, во время выборов и после них. Сработал следующий механизм: люди стали сравнивать оценки наблюдателей со своим личным опытом, знанием, представлениями, сформировавшимися в результате полученной информации, и сделали свои личные выводы. Если бы эти оценки совпали с их личными выводами, то избиратели были бы довольны. Не совпали, и люди стали требовать и искать причины, не поверили наблюдателям. В результате оценки наблюдателей, как я уже сказал, были изменены. Наблюдатели глубже подошли к вопросу только тогда, когда перед ними были поставлены требования, также и по той причине, что определенные группы общества стали тщательно изучать, обсуждать, и попытались понять причины, побудившие выносить ту или иную оценку.

Материалы подготовлены в рамках проекта «Преодоление стереотипов», поддерживаемого организацией «Ресурсы примирения» (Conciliation Resources). Партнеры по проекту – Исследовательский центр «Регион» журналистов-расследователей Армении и “Институт мира и демократии” (Баку).

 

АВТОРИТЕТ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ ПАДАЕТ

Интервью с политологом Хикметом ГАДЖИЗАДЕ

– Какие, на Ваш взгляд, могут быть применены новые технологии в ходе выборов 2008 года в Азербайджане?

– Надеюсь, что будут использованы все прогрессивные технологии, однако следует помнить, что пока все идет к тому, что реальных выборов у нас, как и в Армении не будет, – ожидаются массовые фальсификации и жестокие подавления протестов. Но это не означает, что демократы страны должны сложить руки, нам следует идти на выборы и использовать все те преимущества, которые дает предвыборная кампания и донести правду о происходящем со страной до избирателей.

– Можно ли считать выборы тестом на демократию, как относится общество к возможности своего выбора?

– Выборы являются первым и самым главным тестом на демократию: нет выборов, нет демократии. В тех странах, где есть выборы, обычно голосуют примерно чуть больше половины избирателей (если нет чего-то чрезвычайного) и это явление – “абсентизм” – является одной из проблем демократии. А в тех странах, где реальных выборов нет, на избирательные участки могут придти лишь подневольные люди и небольшое число убежденных демократов, готовых выразить свой протест во что бы то ни стало…

– Насколько эффективны институты местных и международных наблюдателей?

– Они совершенно не эффективны – эти наблюдатели приезжают на 3 дня до выборов, 3 часа сидят у ящиков для голосования, затем вечером на прощальном банкете пьют за здоровье победителя (которым обычно является представитель власти) и разъезжаются по домам. Порядок их работы должен быть изменен, в противном случае они будут способствовать лишь разочарованию избирателей в демократических ценностях и странах.

– Как воспринимаются оценки международных наблюдателей в Азербайджане?

– Я отрицательно отношусь и к их работе, и к их оценкам. Как и многие, я наблюдал за выборами в Армении по спутниковым каналам BBC, CNN, EuroNews и видел там очередную беспомощную картину поведения миссии наблюдателей ОБСЕ на этих выборах. Уже вечером дня выборов по ТВ показали представителя миссии, который заявил, что «выборы, в целом, прошли демократично, и небольшие нарушения не могут повлиять на общие результаты». Таким образом, ОБСЕ хоть и в расплывчатой форме, но поддержал организаторов выборов и те были очень довольны и объявили об успехах армянской демократии по всему миру. На следующий день мы увидели массовые демонстрации протеста против фальсификаций и вновь беспомощное лицо представителя ОБСЕ, который заявил: «Да, в некоторых местах были серьезные нарушения и, возможно, надо было бы там пересчитать голоса». Еще через день митингов протеста представитель ОБСЕ заявил: «Имеющиеся нарушения должны быть внимательно рассмотрены, так как Серж Саркисян набрал лишь 52% голосов и даже небольшие нарушения могли сильно повлиять на ход выборов, возможно, что пересчет голосов укажет на необходимость проведения второго тура» и так далее. У меня глаза прослезились – вспомнил я и наши выборы, и старые заявления ОБСЕ об «еще одном шаге на пути к демократии, хотя имелись и некоторые нарушения». Сделав очередное подобное заявление, представители ОБСЕ, пообедав, уезжают по домам и приезжают вновь через 2-3 года и выдают тот же текст, от которого обществу и демократии ни холодно, ни жарко. В то время как суть деятельности ОБСЕ заключается в «способствовании развития демократических институтов и уважении прав человека». Согласитесь, что эффективность у них пока тут равна нулю. Может ли кто-нибудь после таких вещей говорить о каком-нибудь авторитете этой европейской структуры? Наоборот, авторитет демократических стран и демократических институтов в странах, подобных нашей, все падает и падает. Итоговый отчет ОБСЕ должен быть составлен в балльной, индексной, коэффициентной и пр. системе, подобно отчетам FREEDOM HOUSE, BERTELSMANN INDEX и т. п. Итоговый отчет о выборах должен выставлять в итоге некоторый суммарный балл, который бы включал в себя, например, конкретные балльные показатели за итоги прошлых выборов; предвыборную обстановку; наличие свобод; деятельность судебной системы в вопросах выборов и свобод; поведение сторон в день выборов, подсчет голосов, поведение всевозможных избиркомов, поствыборную обстановку (реакции на жалобы) и прочее.

Тогда в итоговом отчете нашим выборам будет выставлен, наконец, конкретный балл вроде – 7.84. До этого объявляется, что все, кто набрал баллов от 9 до 7, попадают в разряд «демократические выборы», кто от 7 до 5 – «полудемократические выборы» и так далее. И сразу станет ясно, как по сравнению с прошлым разом прошли нынешние выборы и почему такой у нас суммарный балл и такой-то показатель в такой-то графе. На следующих выборах мы получим новый балл и сравним его с прежним – если у нас стало 8,31, то дела идут хорошо, если стало 5,89, то есть причины для беспокойства. Вот такое мое предложение. Надеюсь, что общественность постсоветских стран поддержит его.

 

КОНФЛИКТ БЫЛ ВАЖНЫМ АКЦЕНТОМ ВЫБОРОВ

Интервью с секретарем парламентской фракции РА «Наследие», членом Постоянной комиссии по внешним сношениям НС РА Степаном САФАРЯНОМ

– Какие проблемы составляли основу избирательных программ кандидатов в президенты?

– «Спор» между кандидатами в президенты в целом проходил вокруг концепции развития. Серж Саркисян и поддерживающие его силы утверждали, что нужно двигаться вперед, основываясь на завоеваниях предыдущих годов. Оппозиционный кандидат – Левон Тер-Петросян – парировал, утверждая, что нужно менять действующую систему, называл эту систему бандитской. Он отмечал, что если даже и есть достижения, то во всеобщей отрицательной атмосфере они не видны. Почему проблема изменения или сохранения систем сегодня остается актуальной? Вопрос в том, что в отличие от развитых стран, где демократические институты являются реальностью, и где кандидаты в президенты могут позволить себе спорить, скажем, о темпах развития, снижении налогов или о проблемах экологии, у нас, пока демократия не стала фактом, остается актуальным выбор концепций, на основе которых можно достичь этой самой демократии. Они соревнуются в вопросах корректировок, а мы пока еще говорим о системах. После приобретения независимости в предвыборных программах кандидатов в президенты РА приоритеты менялись в соответствии с требованием времени. В 1998 году кандидат в президенты (Р. Кочарян) акцентировал вопрос урегулирования карабахского конфликта. Выборы проходили в период переговоров. Это была первая попытка урегулирования, и предвыборная гонка прошла довольно болезненно: после тяжелой победы общество не было готово к дискуссиям по вопросам компромисса. В 2003 году внешнеполитические проблемы сменились вызовами экономического развития страны, людей волновали социально-экономические проблемы, и в программах кандидатов в президенты они были на первом месте. Предвыборные программы 2008 года были более разнообразными, в них отражались все сферы жизнедеятельности – коррупция, монопольная экономика, малый и средний бизнес, вопросы безопасности, внешняя политика и т. д. Но основные и самые важные акценты ставились на проблемах карабахского конфликта и демократизации.

– Какое место в избирательных платформах занимало урегулирование Карабахского конфликта?

– Я уже отметил, что проблема карабахского урегулирования в этих выборах акцентировалась. Вопрос заключается в том, что день ото дня в Азербайджане все больше делаются воинственные заявления, призывы о возобновлении войны и решении вопроса силовым путем. В этих условиях, естественно, что каждого гражданина Армении интересуют и волнуют внешнеполитические вопросы. И каждый кандидат в президенты, претендующий на руководство страной в ближайшие пять лет, должен был предложить решения: как должна Армения ответить на эти вызовы, как можно преодолеть изоляцию и адекватно реагировать на угрозы? Он не мог сказать своему избирателю, что не имеет ответов на все эти вопросы. Хочу отметить также, что такое внимание на карабахский вопрос (выдвигались предложения, делались оценки, звучали призывы и т. д.) были обусловлены не столько их патриотическими чувствами, сколько действиями Азербайджана. Ведь конфликтующие стороны похожи на взаимосвязанные сосуды, и если в одном из них повышается давление вражды, то эта вражда распространяется и по другим сосудам. Карабахский конфликт стал предметом довольно бурных дискуссий также и по той причине, что за несколько дней до выборов был рассекречен очень важный документ, согласно которому в свое время сторонами был принят вариант обмена Мегри на Лачин.

– Были ли отличия в предложениях по Карабаху у различных кандидатов в президенты?

– Да, разница была. Серж Саркисян и его команда в вопросе карабахского конфликта предлагали программу силового ответа. То есть – мощную армию, не сильное, а силовое государство, органы, обеспечивающие безопасность, охраняющие границы и т. д. Левон Тер-Петросян в вопросе нейтрализации угроз выступал с других позиций. Он придавал важное значение политическим решениям, отмечал, что когда переговорный процесс пойдет по пути реального урегулирования и уменьшатся военные угрозы, то нужно будет государственные ресурсы направлять не на военные расходы и содержание многочисленной армии, а на развитие других сфер. Он предлагал создать профессиональную армию. Если в результате проводимой внешней политики и дипломатических усилий будут уменьшены военные угрозы, то ослабнет и необходимость сохранения большой армии. С 1997 года позиции Левона Тер-Петросяна в этом вопросе почти не изменились. О других кандидатах много говорить не хочу, потому что их в реальности и не было. Сегодняшняя коалиция – тому свидетельство. В прежние годы в карабахском вопросе в позициях Артура Багдасаряна наблюдались крайние противоречия, в предвыборный период 2008 года его подходы по этому вопросу были не совсем ясными. Мнения же Ваана Ованесяна были однозначными: этот вопрос он всегда рассматривал и рассматривает в контексте «Ай дата».

– Есть практика отчитываться перед избирателями за выполненные обещания?

– Культуры отчетности нет не только в нашей стране, но и в других государствах региона. Проблема более глубока. В целом власть имущие не только избегают отчетности, но и в течение времени становится очевидной огромная пропасть между их заявлениями, тайными намерениями и реальными действиями. Обещают одно, делают другое. В 1998 году Роберт Кочарян поставил перед Левоном Тер-Петросяном требование иметь международно признанный Карабах с площадью 8000 квадратных километров. Первый президент ответил, что он не в состоянии удовлетворить это требование, подал в отставку. Роберт Кочарян пришел к власти с намерением реализовать эту программу. Время показало, что у него абсолютно нет желания и возможности решить этот вопрос. Более того, он даже подчинил все это задаче сохранения власти. Думаю, что общество должно требовать отчетность за выполненные или невыполненные обещания.

Материалы подготовлены в рамках проекта «Преодоление стереотипов», поддерживаемого организацией «Ресурсы примирения» (Conciliation Resources). Партнеры по проекту – Исследовательский центр «Регион» журналистов-расследователей Армении и “Институт мира и демократии” (Баку).

 

В КАРАБАХСКОМ ВОПРОСЕ У КАНДИДАТОВ ЕДИНАЯ ПОЗИЦИЯ

Интервью с политологом, профессором Западного университета Фикретом САДЫХОВЫМ

– Какие проблемы составляют основу избирательных программ кандидатов в президенты?

– Основу избирательных программ кандидатов в президенты составляют, как правило, принципы, на которых базируются приоритетные направления внутренней и внешней политики страны. Вне сомнения – это экономика, социальная сфера, повышение материального благополучия населения, борьба с коррупцией и монополией, рост доходов населения, разумное распределение нефтяных доходов, а также развитие ненефтяного сектора экономики. Важное место занимают вопросы регионального развития республики, открытие новых рабочих мест, построение новых объектов промышленности, а также жилищных комплексов для семей, ставших беженцами. Собственно, это та предвыборная платформа, с которой выступал президент Ильхам Алиев в канун выборов в 2003 году. Немалое место занимают и вопросы развития демократии и формирования гражданского общества. Наряду с этим значительное место в предвыборный период уделяется вопросам внешнеполитического характера, в том числе взаимоотношениям с ведущими государствами мира, соседними странами, международными организациями.

– Какое место в избирательных платформах занимает урегулирование карабахского конфликта?

– Среди вопросов внешнеполитического характера проблема урегулирования армяно -азербайджанского нагорно-карабахского конфликта занимает, пожалуй, ведущее место. И это вполне естественно, так как неурегулированность данной проблемы, отсутствие реальных результатов мирных переговоров с Арменией при посредничестве Минской группы ОБСЕ вызывают определенную напряженность в обществе и негативное отношение населения к международным организациям.

– Есть ли отличия в предложениях по Карабаху у различных кандидатов в президенты?

– В вопросах справедливого урегулирования карабахской проблемы, восстановления территориальной целостности страны, возвращения беженцев в места своего постоянного проживания, предоставления Нагорному Карабаху самого высокого статуса автономии в рамках Азербайджана у кандидатов в президенты, как правило, принципиальных отличий не бывает. Различия по данному вопросу носят скорее тактический характер, связанный, к примеру, с изменением формата переговоров, привлечением к ним других государств, переносом проблемы в другие международные организации, использованием военной силы и т. д. Вместе с тем некоторые кандидаты не прочь воспользоваться популистскими лозунгами и призывами, не имеющими под собой реальной основы, нацеленными на то, чтобы вызвать симпатии у избирателей и привлечь их на свою сторону.

– Есть практика отчитываться перед избирателями за выполненные обещания?

– В соответствии со сложившейся практикой, с отчетами о реализованных проектах и программах, о проделанной работе перед депутатами парламента выступают, как правило, руководители министерств и ведомств, а также руководитель правительства Азербайджана. Что касается главы государства, то о выполнении обещаний, данных им во время предвыборных баталий, он отчитывается в ходе своих многочисленных выступлений перед общественностью страны на различных мероприятиях, в том числе во время поездок по республике. Именно здесь затрагиваются ключевые проблемы внутренней и внешней политики страны, даются разъяснения по выполнению и реализации различных программ.

http://www.caucasusjournalists.net

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s