№ 1 / 31 март

Власть и оппозиция не приемлют шуток

Армения: весна 2004  

Уже время?

В эти дни в Армении сознание людей занято не только ожиданием теплых весенних солнечных лучей, но и ожиданием ответа на вопрос: станет ли апрель временем «жарких» политических баталий? Тема «неминуемой смены власти» настолько укрепилась в общественном сознании, что единственную серьезность вызывает лишь разговор о сроках «свержения» власти. Оппозиционная пресса потеряла интерес к любому событию, если оно не содержит в себе свидетельства «смены власти». Активная пропагандисткая деятельность властей и интенсивные кадровые перемены в правоохранительных органах также концентрируют внимание на этой, ставшей фетишом, идее. Действительно, организационная активность оппозиции и власти проявляют себя без особого смущения.

Не смущаются стороны противостояния и в своих публично декларируемых ультимативных заявлениях и предупреждениях. Выдвинувшие идею «демократической революции» и сформировавшие подготовительный штаб лидеры оппозиционного блока «Справедливость» вырабатывают методы смены власти, призывая лидера партии «Национальное единение» А. Гегамяна присоединиться к своим планам. Последний от такой перспективы не отказался. И во всем этом, как обычно, люди с особым интересом стремятся определить роль АОД и самого бывшего президента Л. Тер-Петросяна, хотя, по признанию одного из лидеров оппозиции А. Базеяна, аодовцы неоднозначно оценивают инициативы оппозиции. Действительно, аодовцы несколько дистанцируются от происходящих событий. Тем не менее, вопрос о лидерстве оппозиции не обходится и без темы возможного возвращения Л. Тер-Петросяна.  Надо отметить, что отсутствие среди лидеров оппозиции однозначно приемлемой для общества фигуры лидера является для многих главной причиной серьезных сомнений в целесообразности смены власти в нынешних условиях.

Это, видимо, понимают и в оппозиции, поскольку выражаются мнения в нецелесообразности выдвижения единого кандидата на пост будущего президента. Многие считают, что выбором будущего президента необходимо заняться после свержения нынешнего. Скорее всего, это попытка пойти на уловку с целью обеспечения единства в среде лидеров оппозиции. Но даже внутренняя неопределенность в обществе и оппозиции в вопросе преемственности власти никак не становится тормозом на пути планов смены этой власти. Подгоняются эти желания и интенсивно муссируемыми слухами о «панике» и «трещинах» в среде самой власти. Пишутся пространные статьи о начавшемся «бегстве крыс», о противоречиях в правоохранительных структурах, о противоречиях в среде «коалиции» и пр.  Много поводов для распространения таких мнений дает и сама высшая власть. Начавшиеся интенсивные выезды министров в провинцию и резкое неприятие населением этих инициатив дали обильную пищу для разговоров о «революционном настрое масс». Противоречивые оценки различных провластных партий о политической ситуации попросту подгоняют информацию о внутривластном разложении. Единственной партией, заявившей о своей готовности мобилизовать народ в случае «антиправных» действий оппозиции, является партия Дашнакцутюн. Недавнее выступление ее члена Г. Карапетяна по телевидению, заявившего об этом настрое, стало свидетельством однозначных намерений дашнаков поддержать президента Кочаряна.

Другие члены провластной коалиции больше критикуют друг друга, чем высказывают однозначную позицию. Касательно республиканцев во главе с нынешним премьером А. Маркаряном даже бытуют мнения, что те ведут двустороннюю игру с президентом и оппозицией. Так или иначе, рубикон в сознании перейден, и видимо, не каждый отдает себе отчет, каковой может быть перспектива сложившегося противостояния. Отголоски прошедших в 2003 год выборов проявляют свою деструктивность сейчас. Прецедент «бархатной революции» в Грузии и отказ провластных депутатов Национального Собрания Армении в феврале с.г. включить в повестку для обсуждения проект поправок «Закона о референдуме»  спровоцировал внутреннее противостояние в стране. Идея проведения референдума о доверии президенту долгие месяцы находилась в арсенале средств прокочаряновской оппозиции, но была блокирована депутатским корпусом.

Начавшееся с бойкота оппозиционно настроенными депутатами заседаний парламента, это противостояние быстро перешло в движение за открытое свержение власти Кочаряна. Сейчас можно заметить, что все в Армении – и в обществе, и во власти – по крайней мере, безразличны к его судьбе.  Что же думает сам президент Кочарян? Его публичная активность в период недавних студенческих акций, вызванных попыткой проведения в парламенте закона о воинской обязанности, свидетельствет о неоднозначности его внутреннего психологического состояния. Первоначальные его стремления «нахрапом» поставить студентов на место, видимо и ему доказали бесперспективность такого подхода.  Студенты продемонстрировали в своих действиях, что им, с одной стороны, чужды методы армянской оппозиции, с другой – неприемлемы методы разговора, которые власть пыталась применить в диалоге с ними. Президент Кочарян и министр обороны С. Саркисян не могли не заметить, что имеют дело уже не с «кучкой» бывших чиновников-реваншистов, а с хорошо организованным гражданским протестом, с которым шутить нецелесообразно.  Тон разговора был сменен. Зато явно повысилась степень озабоченности ситуацией и степень решительности власти. Похоже, что президент Кочарян не имеет никакого желания идти на поводу оппозиции. Но, похоже, что пришло и понимание того, что время шуток с обществом тоже прошло. И на этом пути, что проявляет себя уже с полной очевидностью, впервые он не намерен «чикаться» и со своим окружением. “Кто не со мной – тот против меня”, – эта формула кланового сознания присуща многим политикам нынешнего поколения. В кризисных ситуациях она становится единственным оружием слабеющего лидера. Трудно предположить, что Кочарян способнен пойти путем Шеварнадзе и допустить вольное отношение своих высших чинов к своей судьбе. Скорее всего, он предварительно выставит любого сомневающегося из своей команды. В вопросах жертвы «своих нерадивых» у Кочаряна нет никаких святостей.

И, похоже, первые шаги уже делаются.  Президент Армении, как видно, не желает считаться ни с мнением своей оппозиции, ни с мнением международных структур. Тем более, не очень заметно и стремления считаться с мнением общества. Он должен на деле показать всем это свое несогласие и свою правду, о чем свидетельствуют его нынешние действия.  Оппозиционные СМИ с легкостью заметили душевное состояние президента. Развернувшаяся в последние недели шумиха вокруг военной угрозы была приписана целенаправленным действиям команды Кочаряна, стремящейся ввести во внутреннюю жизнь страны механизм шантажа угрозой войны. Оппозиция обвиняет Кочаряна в желании отвести сознание общества от внутренних проблем, в искусственной актуализации темы безопасности. Некоторые даже начали обвинять его в том, что он сознательно стремится обострить взаимоотношения с Азербайджаном. Такие оценки оппозиционных кругов объясняются и их намерениями актуализировать карабахскую проблему в деле борьбы за смену власти. Президент Кочарян перманентно обвиняется в провале дипломатии урегулирования Карабахской проблемы. Стагнация в этой сфере дает оппозиции повод вырвать один из главных козырей у Кочаряна – козырь вершителя судьбы Карабаха. Представители бывшей власти вообще требуют от Кочаряна исключительной схемы решения, обещанной Кочаряном в период смены власти в Армении в 1998 году. Так называемый «победоносный план» решения, на их взгляд, ставший основной причиной отставки Л. Тер-Петросяна, стал теперь козырной картой в руках оппозиции. Здесь положение Кочаряна, действительно, незавидное. Отказ нового президента Азербайджана продолжить обсуждение кивестской схемы урегулирования поставил под сомнения значимость фигуры Кочаряна в деле урегулирования. Потому и являются убедительными для общества утверждения оппозиции об искусственном нагнетании обстановки вокруг Карабаха.  И тем не менее,  в центр внимания общественности начинают выходить кадровые перестановки в системе правоохранительных органов и усилившиеся слухи о возможных изменениях в правительстве. Здесь многие склонны усматривать подготовку Кочаряна к открытой конфронтации с оппозицией, хотя сам президент объясняет свои действия намерениями усилить борьбу с коррупцией.  Нельзя сказать, что подобное развитие событий не тревожит общественность и политические силы, находящиеся вне конфронтирующих лагерей. Председатель Христианско-демократической партии Х. Арутюнян одним из первых предложил опережающий план урегулирования кризисной ситуации. На его взгляд, выход от открытой конфронтации может быть найден в роспуске парламента и новых парламентских выборах в Армении. Предполагается, видимо, таким путем усилить позиции оппозиции во властных эшелонах и прийти к компромиссу. Наблюдатели указывают на необходимость более радикальных перемен в системе власти, способных разрядить обстановку.

Говорится о необходимости смены правительства в полном составе и вывода из системы власти С. Саркисяна – главного соратника Кочаряна. Говорится также о необходимости оттеснения всех олигархов от власти. Такие точки зрения вызваны, скорее всего, неприятием смены власти революционным путем. Кроме оппозиции, мало кто верит в возможность «бархатной революции» и бескровной смены власти в нынешней Армении – не та ситуация. Остается надеяться на то, что нынешняя психологическая обстановка в Армении вызвана не столько реальной кризисностью ситуации, сколько усталостью общества от перманетных беззаконий на фоне тяжелого социально-экономического положения большинства населения. Но ясно одно – косметических решений быть уже не может.

Армен ТОВМАСЯН

“Артикль-19”выражает недовольство по поводу некоторых  положений информационного законодательства Армении 

Международная неправительственная организация “Артикль19”призывает власти Армении в кратчайшие сроки пересмотреть законодательство, касающееся клеветы, трансляции, СМИ, свободы информации. Так, по мнению организации, статьи относительно клеветы и оскорбления в новом Уголовном кодексе РА значительно отстают от положительного международного опыта и стандартов Совета Европы. Самый большой штраф в Уголовном кодексе предусмотрен “представителям власти”.
Одновременно в законодательстве отсутствует такая статья, где четко будет закреплено, что каждый человек может быть обвинен только в случае искажения факта. Как отмечается в сообщении организации, одной из проблемных особенностей закона “О телевидении и радио” является то, что она предоставляет президенту страны полномочия единолично назначать руководителя Общественной телерадиокомпании и членов Национального комитета телевидения и радио. Непосредственная зависимость руководящего совета от президента страны приводит к ослаблению способности общественной телекомпании действовать равноценно. Решения о непредоставлении лицензии на право трансляций каналам “A1+” и “НОЯН ТАПАН” говорят об отсутствии политической независимости Национального комитета телевидения и радио. Организация “Артикль19”считает, что изменения, предлагаемые для внесения в закон РА “О свободе информации”, ослабят основные гарантии действующего закона и поставят под угрозу право общества получать полноценную информацию и эффективное управление в Армении.

“Ноян тапан”

ЗАСОРЕНИЕ МОЗГОВ “ВО ИМЯ”  НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ? 

Заявление по поводу высказываний ряда армянских политиков и некоторых публикаций в прессе относительно убийства в Будапеште армянского офицера Гургена Маркаряна, подписанное тремя моими коллегами и мной, вызвало довольно широкую реакцию в армянской прессе.  В нем выражена наша гражданская позиция, и сегодня, после появления серии ответных статей и интервью, видимо, есть необходимость вновь обратиться к теме и посмотреть на нее шире. На сей раз не коллективно, а индивидуально, разобрав попунктно те претензии, которые высказывали в наш адрес оппоненты.

Так, нас решили упрекнуть, что мы ранее не выразили сочувствия родным и близким Гургена Маркаряна. Надо ли полагать, что этот упрек относится ко всем, кто публично или лично не обратился к семье трагически погибшего молодого человека, то есть, к подавляющему большинству наших соотечественников? Неужели авторы упрека допускают, что есть хоть один армянин и вообще нормальный человек, кто не содрогнулся, узнав о будапештском инциденте, и не разделил в душе горе родителей? Насколько нравственно высказывать подобные претензии просто так, из желания побольнее лягнуть очередных избранных жертв  киллерской журналистики?

Еще нас пробуют усовестить: мол, вместо того, чтоб читать мораль своим политикам и СМИ, лучше бы разоблачали разнузданную антиармянскую пропаганду азербайджанцев. Видимо, предлагают в качестве примера себя, закатывающих мяч за мячом на своем поле в пустые ворота отсутствующего соперника и радующихся, что отвечают заочным голом на заочный гол таких же лихих бомбардиров там, в Баку. Извините, но нам такой футбол не нужен. Мы предпочитаем высказывать свои мысли и оценки, глядя в лицо оппоненту, и создаем себе и всем желающим условия для диалога. К азербайджанцам мы обращаемся в прямом эфире из студии БАКИНСКОЙ телекомпании и выходя затем на многолюдные улицы ИХ города. Или в БАКИНСКИХ ЖЕ конференц-залах в присутствии настороженной и априори настроенной против аудитории. Вот такие мы “толстовцы”, бьющие по своим и подставляющие щеки другим! А в Ереване, у себя дома, мы реагируем, в первую очередь, на то, что вызывает тревогу в наших внутренних делах, и при этом вовсе не считаем полезным утешать себя еще худшим положением дел в других странах. Нам не могут простить, что своим заявлением мы поставили знак равенства между антиармянской истерией в Азербайджане и несколькими “безобидными” высказываниями наших политиков и СМИ, всего лишь называющих вещи своими именами. Тем самым, мы, оказывается, создаем у международной общественности искаженное представление об Армении и ослабляем ее позиции в карабахском вопросе. Во-первых, опираясь на многочисленные сравнительные изучения прессы и общественного мнения в двух странах, проведенные за последние годы Ереванским пресс-клубом, могу с ответственностью утверждать: да, до недавнего времени армянские СМИ выгодно отличались от соседей сдержанностью, более конструктивным подходом к проблемам. Но в последние месяцы качественная пропасть между нами стала быстро сужаться, и реакция прессы и политиков на будапештскую трагедию лишь высветила проблему. Даже если опустить неприемлемые характеристики в адрес соседнего народа, так или иначе связанные с убийством Гургена Маркаряна (спишем их на сильный эмоциональный фон), приходится констатировать частоту публикаций об Азербайджане и Турции, которые иначе чем абсурдными и постыдными не назовешь.

Именно они, а не заявление руководителей четырех неправительственных организаций, выводят сегодня знак равенства между “там” и “здесь”. Вирус ксенофобии, уснувший было у нас вместе с советской журналистикой, вновь открыл глаза. Голову какого-то сусловоподобного идеолога, как видно, посетила несвежая мысль: посредством демонизации окружающего мира можно воспитать “правильный” патриотизм и “правильную” гражданственность. Что касается искажения имиджа Армении в глазах международной общественности, то оно, конечно же, может иметь место. Но опять же, не авторов заявления это грех, а как раз тех, кто решил отличиться крепким словом в адрес ”супостата”. Мы живем среди своих соотечественников, чувствуем их настроения и готовы еще раз повторить сказанное: идеи с расистским душком им чужды. И никто не давал права людям, называющим себя народными избранниками, дискредитировать всех нас. Впрочем, реакция зарубежной общественности, вопреки догадкам, высказанным в ряде газет, волнует меня как одного из подписантов заявления куда меньше, чем перспективы распространения вышеупомянутого вируса в широкой общественной среде. Мы частенько сетуем, что слово политиков и журналистов все с большими трудностями находит путь к умам наших сограждан. Но это тот случай, когда иммунитет к публично высказываемым идеям действует во благо. В той же степени, в какой агрессивность азербайджанских СМИ целесообразно обсуждать не с собственной сочувствующей аудиторией, а с азербайджанскими же коллегами, формирования благоприятного для себя международного контекста в карабахском вопросе также следует добиваться прежде всего на  форумах, где представлены различные точки зрения и позиции. Однако знакомые нам по выступлениям на своем поле ярые поборники национальных интересов весьма часто оказываются “голыми” на подобных форумах. Не умея выстроить аргументацию, компетентно отреагировать на выпады противоположной стороны, они охотно и с благодарностью уступают первые роли тем согражданам, кого привыкли осуждать за недостаток патриотизма в “домашних условиях”.

Кстати, еще одна интересная деталь. Наиболее одиозные ксенофобские материалы наших газет присутствуют, как правило, только в печатных, но не в интернетовских версиях. Выходит, самим иногда бывает неловко. И пишется все это заведомо не для полемики с “противником” или привлечения внимания международной общественности к его порокам, а в первую очередь, для засорения мозгов своих сограждан. Такая вот своеобразная информационная поддержка национальных интересов! Критики “заявления четырех” не преминули употребить и главное свое оружие, которое всегда наготове, если очень нужно клюнуть неправительственные организации: “Грантоеды! Отрабатывают западные деньги! Заявление – это заказ недоброжелателей Армении!” Можно было бы, конечно, припомнить нашим обличителям, что и правительство наше, и парламент, и политические партии сами мечтают о зарубежном финансировании. Что и госчиновники, и депутаты уже давно увлечены созданием при себе общественных организаций с надеждой на получение и оприходование втихаря все тех же грантов.

При этом бельмом в глазу почему-то оказываются те организации, которые, независимо от того, какая часть их деятельности финансируется и финансируется ли вообще, по-настоящему активны в общественной жизни, всегда на виду, ощущают ответственность за взваленную на себя миссию, остро реагируют – как в случае с “заявлением четырех” – когда чувствуют неладное. Можно было бы также напомнить, что на грантах, какие авторам заявления и не снились, с удовольствием и довольно долго “сидела” и одна из наших обличительниц. Что большая часть содержания обрушившихся на нас газет – это прямой политический, финансово обеспеченный заказ. Гораздо более уязвимый с моральной точки зрения, чем самый сомнительный грант, поскольку не декларируется, чей он, каковы сумма и цель. Не привожу имен и названий потому, что – в отличие от оппонентов – не считаю себя вправе обличать. А отбиваться от голословных обвинений в выполнении заданий из-за рубежа во все времена было бессмысленным занятием: и в 30-е годы прошлого столетия, и в первой декаде третьего тысячелетия. Спасибо, сейчас хоть не сажают по газетному доносу и не провоцируют, как в Баку, хулиганье на осаду офисов (по газетной же наводке). Во всяком случае, пока…

Возможно, самое печальное во всем этом – искреннее неверие, что кто-то из принципиальных, бескорыстных побуждений способен сделать что-то вопреки конъюнктуре. Положено хулить азербайджанцев, не выбирая слов – а эти вдруг пошли наперекор! С чего бы это? Выполняют чью-то злую волю! Рука, а то и щупальца Запада! Подкуплены! Любые причины хороши, даже если обличитель сам в них не очень верит. Но еще сильнее он не верит в самое простое объяснение: эти люди так думают, ими по-настоящему движет озабоченность. За прошедшие после карабахской войны годы в нашем обществе почти полностью девальвирован ПОСТУПОК, даже такое примитивное нонконформистское действо, как публичное заявление, не укладывающееся в общее русло, вызывает подозрение. Может потому у нас столь многое и не получается, что для реального сдвига с места нужно чье-то нестандартное усилие? Некоторые газеты бросились защищать упомянутых в заявлении председателя парламентской комиссии по внешним сношениям Армена Рустамяна и главу фракции Республиканской партии Галуста Саакяна. Готов допустить, что они далеко не главные “ястребы” среди представителей нашей политической элиты, и авторы заявления не ставили задачу их дискредитации. Но именно произнесенные ими слова с учетом занимаемых ими постов заслуживали особо принципиальной оценки. Деятелям подобного ранга необходимо соизмерять политические дивиденды, получаемые, по их представлениям, от антиазербайджанской риторики, с последствиями их высказываний для общества и страны. При всем негативе, вылившемся со страниц газет, я склонен расценивать обмен мнениями (даже в форме ярлыков) по проблеме как принципиально важный для политико-нравственной атмосферы последних месяцев. В том числе в оценках наших оппонентов прозвучали ценные мысли. Даже тот факт, что предметом дискуссии стали термины “расизм” и “шовинизм”, использованные в заявлении, говорит об актуальности темы. Понятия, усвоенные по учебникам истмата и истории КПСС (если “расизм” – значит, “ку-клукс-клан”, если “шовинизм”- значит, “великорусский”), на самом деле нуждаются в современном, созвучном международной политической терминологии осмыслении. Параллельно, похожая дискуссия проходила и в азербайджанской прессе. Призывы в Баку выразить на официальном уровне соболезнование родным Гургена Маркаряна, противодействовать героизации его убийцы, Рамиля Сафарова, говорят о том, что и в этой чрезвычайно неблагоприятной для отношений двух стран ситуации возможны диалог и попытки найти взаимопонимание.

Борис НАВАСАРДЯН
Президент Ереванского пресс-клуба

ЗАЯВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ АРМЕНИИ  ПО ПОВОДУ ТРАГЕДИИ В БУДАПЕШТЕ 

9 марта 2004 руководители четырех общественных организаций Армении – Ереванского пресс-клуба, Хельсинкского Комитета Армении, Института развития гражданского общества и Кавказского центра миротворческих инициатив – распространили совместное заявление по поводу убийства армянского офицера Гургена Маркаряна азербайджанским военнослужащим в Будапеште.

“Нас, как и всех наших соотечественников, глубоко потрясло варварское убийство армянского офицера Гургена Маркаряна азербайджанским военнослужащим Рамилем Сафаровым. Трагический инцидент в Будапеште заставляет задуматься о многом: и об армяноненавистнической пропаганде в Азербайджане, формирующей нравственно-психологическую почву для подобных преступлений, и о потакании рядом международных структур деструктивной политике Баку, все более сужающей перспективы диалога с Арменией. Вместе с тем, не могут не вызывать серьезной озабоченности безответственные заявления некоторых армянских политических и общественных деятелей, публикации в ряде средств массовой информации, имевшие место в последние дни.

В частности, председатель постоянной Комиссии Национального Собрания РА по внешним сношениям Армен Рустамян во время акции, посвященной памяти жертв сумгаитских погромов, и глава парламентской фракции Республиканской партии Армении Галуст Саакян на брифинге в НС 4 марта, говоря об убийце Гургена Маркаряна, позволили себе недопустимые обобщения в адрес азербайджанского народа в целом. Эти высказывания политиков столь высокого ранга, представляющих правящую политическую коалицию, тем более неприемлемы, что могут быть расценены как официальная позиция нашего государства, создать новые препятствия для переговоров по мирному урегулированию карабахского конфликта и нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном.

Нагнетание антиармянских настроений в Азербайджане и его последствия достойны самого сурового осуждения, но они ни в коей мере не могут служить оправданием для распространения чуждых нашему обществу расистских, шовинистических идей. Сколь бы тяжелыми ни были переживания по поводу будапештской трагедии, мы призываем к политической сдержанности и рассчитываем, что путеводителями для нашей страны останутся здравый смысл и демократические ценности”,- говорится в заявлении армянских общественных организаций.

Томас де Ваал: «Издание независимой газеты «Демо» – признак здорового общества»

Итервью с координатором Кавказского проекта Международного института освещения войны и мира (IWPR) Томасом де Ваалом 

 Г-н де Ваал,   Вы частый гость Нагорного Карабаха. Что заставило вас приехать на этот раз?

– Главная цель нынешнего моего визита – пообщаться с коллективом новой газеты «Демо», которая будет издаваться на британском гранте. Я как английский журналист, хорошо знакомый с Нагорным Карабахом, приехал обсуждать газету с тем, чтобы в случае необходимости дать свои советы. Сам  как редактор IWPR публикую различные материалы с разных точек Кавказа. Хочу отметить, что у нас формируется очень хорошая сеть журналистов, в том числе здесь, в Карабахе. Меня радует, что «Демо» собирается публиковать наши статьи о других точках Кавказа – Абхазии, Чечне, Азербайджане, Грузии.  Это позволит заполнить информационный вакуум – ведь люди в действительности очень мало знают о том, что происходит в соседней стране. Я думаю, газета «Демо» сыграет в этом деле очень положительную роль, восполнит указанный пробел. Важно, чтобы люди в Карабахе получали как можно больше информации о том, что происходит в других регионах Кавказа, и наоборот, чтобы в Грузии, Азербайджане, Абхазии и др. читали о Нагорном Карабахе.

 Вы активно интересуетесь карабахской проблемой, процессом урегулирования конфликта. А недавно издали книгу «Черный сад», где попытались представить предысторию конфликта, различные аспекты карабахских событий. Как Ваш труд был воспринят по обе стороны конфликта?

– Книгу я назвал по самому распространенному варианту перевода названия Карабаха с припиской: «Армения и Азербайджан через мир и войну». За время своей работы в регионе я брал более ста интервью у официальных лиц, простых людей, ветеранов войны, беженцев. Старался представить полную картину того, что происходило здесь с 1988 года, разумеется, вместе с предысторией, истоками конфликта.

Я коснулся очень многих больных для обеих сторон тем. Поставив под сомнение некоторые «правды», больше похожие на легенду, я попытался как человек со стороны раскрыть настоящую правду. Честно говоря, я ожидал, что неприятных отзывов будет больше. Однако к моему удивлению три четверти отзывов оказались положительными. Письма поступали как от армян, так и азербайджанцев, которые выражали  мне благодарность «за серьезный труд». Наверное с выходом русскоязычного варианта книги (к концу нынешнего или началу будущего года) будет новая, более серьезная волна отзывов.  И может быть тогда спор со мной будет пожестче. Но я готов к этому, так как мне всегда интересно спорить.

В книге я подчеркиваю также, что вне политического контекста у Нагорного Карабаха и Азербайджана имеется хороший ресурс для нормальных отношений, что человеческий элемент еще не утрачен, просто он блокируется политической пропагандой.

– Какой Вам видится перспектива урегулирования карабахского конфликта. Близок ли на Ваш взгляд день, когда мир и стабильность утвердятся в регионе?

– Увы, разрешения проблемы в ближайшем будущем я пока не вижу. Нынешнее состояние карабахского конфликта напоминает кипрский конфликт 80-ых годов, когда он был заморожен и создалась ситуация «ни войны ни мира». Я думаю, что в Ки Уэсте сторонам был предложен неплохой документ, но возможность воспользоваться благоприятной ситуацией была упущена во многом потому, что азербайджанская сторона не была к этому готова. Политически умному Гейдару Алиеву не хватало демократического ума, чтобы общаться с обществом, объяснить азербайджанскому народу необходимость уступок. Он просто не смог договориться со своим обществом по карабахскому вопросу, потому что общество не было готово к тем уступкам, которые были уже практичеки согласованы в Ки Уэсте. К сожалению, момент был упущен.

– Какие перемены Вы видите в Нагорном Карабахе?

– Впервые я приезжал в Нагорный Карабах в марте 1996 года. С тех пор здесь произошло много положительных перемен. Сегодня Степанакерт выглядит гораздо лучше и общество более открытое, более демократическое. Мне приятно, что в нынешней непростой ситуации Карабах по мере возможностей развивается в лучшую сторону. Думаю, что выход новой независимой газеты «Демо» – хороший знак в этом плане, признак здорового общества.

Ашот БЕГЛАРЯН

АЗЕРБАЙДЖАН: ПРОБЛЕМЫ С ГАЗОСНАБЖЕНИЕМ

 Нурлана Гулиева, Руфат Аббасов, Баку

Несмотря на свою претензию называться экспортером “голубого топлива”, в нынешнем году Азербайджан не смог обеспечить своим жителям теплую зиму – газа не хватило.

Последние несколько месяцев в Азербайджане были очень холодными. Из-за холода в школах срываются уроки. Отопление отсутствует и в медицинских учреждениях, которым приходится работать в условиях минусовой температуры воздуха.

Ограничения поставок газа азербайджанским потребителям – прямое следствие проблем, связанных с импортом российского газа, который местные власти покупают для покрытия дефицита, возникшего из-за неспособности Азербайджана удовлетворять свои потребности в газе за счет собственной добычи.

Городские власти, также как и руководство производственного объединения “Бакгаз», признают, что газа в столице стало не хватать.

За пределами Баку ситуация с газоснабжением представляется и вовсе катастрофической. “Люди остались без газа, но самое худшее – они обвиняют в этом правительство и в знак протеста стараются не платить за газ вообще”, – отметил представитель “Бакгаз”.

В прошлом году российская компания “Итера” являлась единственным внешним поставщиком газа для Азербайджана. Однако четырех миллиардов кубометров, которые она продавала стране, оказались недостаточными для покрытия дефицита.       В связи с этим в конце года были подписаны соглашения с двумя российскими компаниями – «Газпром» ОАО и «Итера», которые обязались поставлять по 4 миллиарда кубометров в год по тарифу 52 доллара за 1 тысячу кубометров. Они договорились регулировать объемы поставок между собой так, чтобы в итоге Азербайджан получал бы необходимые ему 6 миллиардов кубометров.

Однако пока «Итера» ни одного кубометра в Азербайджан не передала.«Газпром» же, вернее «Газэкспорт» – 100%-ное дочернее предприятие ОАО, напротив, исправно выполняет взятые на себя обязательства, ежесуточно поставляя в Азербайджан 15 миллионов кубометров.

Сейчас правительство Азербайджана в срочном порядке ищет выход из создавшейся ситуации, но пока конкретных результатов нет. В конце января президент Ильхам Алиев встретился в Баку с вице-президентом “Газпрома” Александром Рязановым и генеральным директором “Газэкспорта” Александром Медведевым и обсудил с ними возможности увеличения поставок газа в Азербайджан по линии «Газпрома» до 6 миллиардов кубометров в год.

«Что касается доведения импорта до 6 миллиардов кубометров, это зависит от того, сможем ли мы расширить во втором полугодии этого года газотранспортные возможности узбекского участка, как планируем. В этом случае к поставкам может подключиться и “Итера”, – сказал IWPR Медведев.

Из этого следует, что, в лучшем случае, до середины лета дефицит газа в Азербайджане покрыт не будет.

Усилия, принимаемые властями для выправления ситуации, оставляют бакинцев равнодушными. Правительству следовало предвидеть эту проблему, говорят они. “Наши чиновники не понимают, что простых людей не интересуют интриги между “Итерой” и “Газпромом”, – сказал экономист Заид Мамедов.

По словам Мамедова, Азербайджан должен найти альтернативные источники природного газа, поскольку зависимость от российского газа опасна для страны – как с экономической, так и с политической точки зрения.

“Имея такие рычаги давления, Россия может потребовать для себя какие-то дивиденд, – сказал Мамедов. – Это недопустимо. Мы не должны превратиться в Белоруссию, которая полностью зависит от российского газа”.

Институт освещения войны и мира
http://www.iwpr.net, info@iwpr.net, tom@iwpr.net

АБХАЗИЯ: НА АРДЗИНБА ОКАЗЫВАЕТСЯ ДАВЛЕНИЕ

Оппозиция в Абхазии укрепляет свою кампанию против лидера республики.

 Инал Хашиг, Сухум

В последние полгода абхазская оппозиция пыталась отправить президента Ардзинба в отставку уже трижды. Последняя по времени акция оказалась и самой громкой – пикет у здания парламента продолжался с 28 по 30 января. Но и в третий раз сделать это не удалось.

“Президент Владислав Ардзинба тяжело болен и не способен исполнять свои функции. Он должен уйти, а страна – выбрать себе нового лидера. Промедление смерти подобно”, – заявлял ранее один из лидеров протестного движения Мераб Кишмария, председатель “Амцахара” – самой массовой политической организации республики, объединяющей ветеранов грузино-абхазского конфликта 1991-92 годов.

В начале года Владислав Ардзинба назначил главой президентской администрации экс-премьера Геннадия Гагулия – фигуру весьма непопулярную в ветеранской среде.

Уже несколько дней спустя из недр президентской администрации родился указ о реформировании лесной отрасли – самого крупного бюджетообразующего сегмента абхазской экономики. Согласно указу, все лесные хозяйства лишались права самостоятельно заниматься промышленной заготовкой леса, им оставлялись лишь функции охраны и защиты леса.

Единственным исключением стал Гагрский лесхоз и его головное предприятие – Бзыбский лесоперерабатывающий комбинат, который фактически становился безоговорочным монополистом рынка. А фактическим хозяином предприятия является Павел Ардзинба, родственник президента.

Лесные хозяйства реформу восприняли в штыки и объявили забастовку, переросшую в массовый протест. К лесникам присоединились участники проходившей в эти же дни акции протеста в Гульрипшском районе, где разразился настоящий конфликт между сотрудниками и главой администрации Гульрипшского района. После того, как акцию поддержали ветераны из «Амцахары», лесные проблемы стали политическим кризисом.

Акция проходила 28-20 января на тесном пятачке у здания парламента и ее главным требованием была отставка президента.

В течение трех дней о том, что происходит в стенах парламента, практически никто ничего не знал.

На второй день беспрерывного заседания домой к президенту была делегирована депутатская группа во главе со спикером Народного собрания Нугзар Ашуба. Они сообщили Владиславу Ардзинба требование пикетчиков. Президент выслушал парламентариев, и вынес свой вердикт: «добровольно в отставку не уйду, а парламент пусть займется разработкой закона об импичменте президента».

Но такой выход из ситуации означал фактически отсутствие выхода. На декларативном уровне Конституцией Абхазии предусмотрено объявление парламентом импичмента президента, однако закона, регламентирующего эту процедуру, нет.

Депутаты понимали это, и не знали, как преподнести конституционные коллизии до митингующих. Лишь на исходе вторых суток к ожидавшему парламентского решения народу вышел член «Амцахара» депутат Виталий Тарнава. «Парламент не в состоянии в рамках действующего законодательства отправить в отставку президента», – заявил он, окончательно разочаровав митингующих. В толпе сразу же пошли разговоры о необходимости созыва в селе Лыхны всенародного схода, и даже была назначена дата – 5 февраля.

Но пока шла стихийная подготовка, на третий день протестов Совет безопасности республики отделил зерна от плевел на экстренном совещании.

Компромисс выглядел так. Главу администрации Гульрипшского района Тамаза Гогия отправили в отставку, указ президента о реформировании лесной отрасли было обещано существенно отредактировать с учетом требований лесных хозяйств.

В какой-то мере это решение часть митингующих удовлетворило. Требования проведения всенародного схода, правда, не прекратились, но теперь конкретизировать политика или организацию, открыто лоббирующую эту позицию, оказалось невозможно.

Лидер оппозиционного движения «Айтайра» Леонид Лакербая видит причину сегодняшнего политического кризиса в Абхазии в отсутствии лидера, который открыто взял бы на себя ответственность.

Леонид Лакербая – на сегодняшний день единственный, кто заявил о своих президентских амбициях.

Произошедшие события многие рассматривают как системный кризис, начало которого складывалось и до болезни президента. При этом имеется в виду, что стиль управления страной Ардзинба, когда, по выражению бывшего депутата Тамаза Кецба, вокруг него “выженное поле и ни одного соратника, способного хотя бы иногда оппонировать”, должен был рано или поздно дать сбой.

ЖУРНАЛИСТИКА И ВОКРУГ НЕЕ

(Материалы наших партнёров)

Армения

”А1+” обязательно вернется в эфир

Инициативная группа в защиту телекомпании “А1+” организует 2-го апреля шествие и митинг. В случае невыполнения выдвинутых требований акции протеста будут продолжены.

2 апреля 2002 года телекомпания “А1+” лишилась эфира. В прошлом году в этот день акции не были организованы, поскольку, как отметила продюсер телекомпании Сусанна Агаджанян, ожидались конкурсы на лицензирование свободных каналов связи, и была надежда на возвращение в эфир. Сегодня этой надежды нет, поэтому решено провести митинг и шествие. Собираются ли участники акции идти к резиденции президента? Руководитель телекомпании Месроп Мовсисян заявил: “Идти к Роберту Кочаряну не имеет смысла. За два года обращения в судебные инстанции мы поняли, что у нас нет ни судебно-правовой системы, ни президента, они не хотят иметь независимую четвертую власть”.

В заявлении, которое должно быть принято на митинге, говорится о необходимости провести конкурс на свободные каналы связи и привлечь к работе по оценке конкурсных пакетов представителей общественных организаций.

“Аравот” (25 марта).

Армения/Грузия

Армянcкая редакция в составе грузинской телерадиокомпании будет вещать на армянонаселенный регион Самцхе-Джавахети

С декабря 2003 года в составе грузинской телерадиокомпании начала работать армянская редакция, которая будет вещать на армянонаселенный Самцхе-Джавахетский регион Грузии 3 раза в неделю.

Как сообщили ИА REGNUM в пресс-службе МИД Армении, в целях содействия работе редакции, армянское внешнеполитическое ведомство предоставило им компьютерный комплекс, который передан сотрудникам редакции 22 марта через посольство Армении в Грузии.

Посол Армении Георги Хосроев в своем интервью первому телеканалу Грузии отметил, что правительство Армении всегда интересуется бытом и нуждами армянских общин и готово по мере возможности им помогать.

Грузия/Абхазия

В газетном мире Абхазии появились 2 новых издания – еженедельники “Деловая Абхазия” и “Новый день”.

”Деловая Абхазия” – еженедельник деловой информации на русском языке, основная задача которого – “практическая помощь людям, занятым в сфере экономики”. 12 цветных полос, формат А-3. Редактор Кристиан Бжания.

В первом номере несколько статей посвящено местной тематике, по одной полосе отдано под рекламу фирмы “МикАрт”, издающей газету, и абхазским винам. Остальное пространство заполнено перепечатками из Интернета на самые разные темы – от американской вакцины против рака до появления Наоми Кэмпбелл в Москве.

”Новый день” издается в русской и абхазской версиях, 4 полосы, формат А-3, концепция – “построить газету по принципу популярных “Аргументов и фактов”, но с местным колоритом”. Редакторы Аслан Авидзба и Сергей Арутюнов.

В первом номере актуальное политическое обозрение “Цель – кресло президента” и множество мелких материалов прикольного характера, ответы на вопросы читателей.

Надежда Венедиктова
эксперт Центра кэстремальной журналистики

Журналиста “Эхо” избили у собственного дома

Как пишет газета “ТРИБУНА”, 15 марта в восемь часов вечера у собственного дома в поселке ТЭВЗ в Тбилиси была избита журналистка газеты “Эхо” Мзия Джохидзе. На нее напали двое с целью ограбления и избили.

Несмотря на то, что этот факт квалифицируют как нападение с целью ограбления, не исключено, что цель нападения была иной. Мзия Джохидзе напечатала в газете не одну статью о криминогенной ситуации в Глдани-Надзаладевском районе, и это нападение могло быть отголоском одной из этих публикаций.

”ТРИБУНА” связалась с начальником 6-го отделением полиции этого района, который уверил, что расследование данного дела возьмет на личный контроль.

http://www.internews.ge
Грузия/Аджария

Власти Аджарии обеспечат свободу слова

Президент Грузии Саакашвили сообщил, что достигнута договоренность о том, что “власти Аджарии обеспечат в автономной республике проведение демократических выборов в парламент Грузии 28 марта, свободу слова, свободу передвижения людей, разоружат членов действующих в автономии незаконных вооруженных формирований и т.н. ополченцев”.

Саакашвили также отметил, что правоохранительные органы автономной республики с участием представителей Генпрокуратуры Грузии пересмотрят дела в отношении тех лиц, которые был задержаны в Аджарии за участие в различных политических акциях протеста.

http://www.gorodfm.ru

Азербайджан

”В Азербайджане нет реальной свободы прессы”. Об этом заявил газете “Зеркало” посол Норвегии в Баку Стейнар Гил

Л. НУРИ

Вчера в отеле ISR PLAZA по инициативе Федерации правозащитных организаций Азербайджана (ФПОА) и Немецкого фонда им.Генриха Белля был проведен “круглый стол” – первый в серии мероприятий, посвященных проблеме выполнения Азербайджаном обязательств, взятых перед Советом Европы. Кроме его организаторов – члена ФПОА, директора Института мира и демократии Лейлы Юнус, директора регионального офиса фонда им.Г.Белля на Южном Кавказе (ЮК) Вальтера Кауфманна и посла Германии в Азербайджане Клауса Гревлиха, в работе КС приняли участие посол Норвегии в Азербайджане Стейнар Гил, депутаты Милли меджлиса, председатель Партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА) Али Керимли, Гуламгусейн Алибейли, известные адвокаты, политики и международные эксперты.

Отмечая важность проведения КС, посол Норвегии С.Гил заявил корреспонденту “Зеркала”: “Очень важно, чтобы в любой стране действовало независимое телевидение. Пока лишь рассматривается проект закона, и будем надеяться, что его окончательная версия удовлетворит всех… Но одно дело – формальная сторона, и совсем другое – практическое решение и механизм осуществления этого закона”.

Высказывая общую точку зрения в отношении демократических преобразований в Азербайджане, посол Норвегии отметил наличие как позитивных, так и отрицательных сторон. Раскрывая негативные моменты этого процесса, С.Гил сказал, что помимо отсутствия независимого телевидения, до сих пор в стране нет реальной свободы прессы. Кроме того, он отметил, что в тюрьмах по-прежнему остаются политические заключенные и выразил надежду на справедливое решение судов в отношении заключенных по октябрьским событиям.

“Зеркало”, 23 марта

Премия войны

«Институт общественного развития Тимура Алиева» объявляет о проведении акции «Премия войны».

Ее итогом станет вручение своеобразной «антипремии» политику или общественному деятелю, внесшему «наибольший вклад» в дело начала и развития войны в Чечне (1994-2004 годы).

Этот миротворческий проект нацелен на привлечение под «новым углом» внимания международного и российского сообщества к тому, что в Чечне последние 10 лет продолжаются военные действия.

“Несмотря на все усилия политиков и дипломатов война в Чечне не прекращается. Мы предлагаем обратиться к истокам этой трагедии и попытаться понять причины ее продолжения, выявив, таким образом, конкретных лиц, ответственных за войну в Чечне”.

На конкурс для присуждения «Премии войны» будут приниматься кандидатуры от всех жителей мира. В премии две номинации – одному чеченцу и одному нечеченцу.

Конкурс будет проходить в два этапа. На первом – любой человек сможет предложить кандидатуру соискателя, прислав по электронному адресу: iorta@hotbox.ru, на сайт «Совета неправительственных организаций», в редакции газет «Чеченское общество» и «Голос Чеченской Республики» (для жителей Чечни и Ингушетии) фамилию претендента и обоснование, почему, по мнению заявителя, тот или кандидат достоин стать победителем «Премии войны». Лучшие тексты будут печататься в прессе по ходу конкурса. В итоге простым суммированием этих голосов будет определена тройка политиков, получивших наибольшее их количество. Первый претендент получит 3 голоса, второй – два, третий – один.

На втором этапе конкурса соберется жюри из представителей России, Европы и Кавказа. В настоящее время согласие принять участие в его работе уже дали Олег Панфилов, директор Центра экстремальной журналистики при Союзе журналистов РФ, автор книг «Журналисты на чеченской войне», «История Андрея Бабицкого» и Давид Петросян, политический обозреватель информагентства «Ноян тапан», победитель журналистского конкурса в Армении в 2001 году за свою статью «Армяне и чеченцы: прошлое и настоящее».

Из трех претендентов жюри должно будет выбрать одного (из расчета один человек – один голос плюс дополнительно учитывая набранные на первой ступени голоса). Окончательное подведение итогов – 1 июня 2004 года.

В качестве приза: почетный диплом, бесплатная годовая подписка на газету «Чеченское общество» и полностью оплаченный трехдневный тур по местам боевых действий в Чечне.

Информационная поддержка проекта: Совет неправительственных организаций – http://www.livechechnya.org, Центр экстремальной журналистики при Союзе журналистов РФ – http://www.cjes.ru, чешское информационное агентство «The Prague Watchdog» – http://www.watchdog.cz, газет «Чеченское общество» и «Голос Чеченской Республики».

Оргкомитет конкурса «Премии войны»
iorta@hotbox.ru 
Центр экстремальной журналистики СЖ РФ
http://www.cjes.ru
center@cjes.ru
Перекресток мнений
Да, я – “отец  карабахской демократии”

Карен Оганджанян является лидером первой карабахской неправительственной организации”Хельсинкская инициатива-92″. Считается основателем неправительственного движения НКР. Время от времени в прессе появляется его имя, причем – с каким-либо нестандартным продолжением. То он католик, то – философ, то – лауреат премий мира и прав человека, то – гражданин планеты.

– Карен, уже 12 лет существует организация “Хельсинкская инициатива -92”. Люди видят, как ты уезжаешь – приезжаешь, но думаю, многих интересует, чем на сегодняшний день реально занимается твоя организация?

– На сегодняшний день наша организация делает упор на развитие общества изнутри. С этой целью при финансовом содействии Межцерковного Совета Мира недавно мы начали проводить молодежные программы по прививанию гражданских ценностей, чтобы дать возможность молодым получать необходимые знания по защите прав человека, управлению государстовом и т.д.  При поддержке Вестминстерского фонда демократии наша организация начала проводить серию тренингов по правовому образованию беженцев в Степанакерте и районах НКР. Продолжает работать также проект “Желтые тюльпаны”, направленный на психологическую реабилитацию членов семей военнопленных. В ближайшее время мы планируем также начать проект по наведению мостов доверия “Мартакерт – Гянджа”.

 Фактически, “Хельсинкская инициатива-92” – правозащитная организация. Между тем, ситуация с правами человека в Карабахе оставляет желать лучшего. Десятки случаев нарушений прав человека, а простые люди даже не знают о том, что имеют право на какое-либо право.

– Да, действительно. Люди должны знать самое важное – свои права. Несмотря на непризнанность, наша страна продекларировала, что будет следовать международным нормам в области защиты прав человека.

– Эти нормы здесь наблюдаются?

– Естественно, нет. В полном контексте эти нормы не соблюдаются ни в одной стране мира, даже такой, как США.

– Но ваша организация проводит в Карабахе какие-нибудь мониторинги нарушения прав человека?

– Да. Но в основном это мониторинги случаев политических правонарушений. На сегодняшний день социальные правонарушения носят настолько массовый характер, что такая организация, как наша, неспособна уследить за всем. Поэтому мы предпочитаем заниматься конкретно политическими правонарушениями и нарушениями прав человека в области свободы совести и слова.

– Говорят, что хороший правозащитник обычно должен быть в плохих взаимоотношениях с властью. Как дела с этим у тебя?

– С представителями всех четырех ветвей власти у меня неплохие отношения. Но это не означает, что такое качество взаимоотношений с властями может отрицательно влиять на качество моей правозащитной деятельности.

– Чтобы не быть голословным, приведи, пожалуйста, пример. Последний случай, когда ты открыто высказал свое отношение по поводу того или иного правонарушения.

– Коррумпированность некоторых высокопоставленных чиновников. Я не хочу сейчас называть конкретные имена, но уверяю: об этих правонарушениях говорится на самых высоких уровнях – как в судебных, так и в исполнительных структурах. Я буду последовательно бороться и обличать самое страшное зло, которое держит в тисках все наше общество – коррупцию.

– Карен, как ты считаешь, карабахское общество в целом можно назвать демократичным?

– Нет, конечно!

– Подкрепи, пожалуйста, это утверждение фактами.

– Во-первых, мы не можем считать себя демократическим обществом, поскольку живем в режиме функционирования военного положения. То есть уже де-юре мы не можем считаться демократическим государством. Во-вторых, отсутствие альтернативной прессы. “Одной” правды не бывает! Без освещения в прессе альтернативного мнения достичь укоренения в обществе демократических ценностей невозможно. В-третьих, у нас нет института самовыражения альтернативных мнений. Неправительственных организаций в Карабахе мало, имеющиеся не могут аккумулировать тот положительный духовный потенциал, который имеется в нашем обществе. Все эти компоненты говорят о том, что общество наше недемократично, но… Я хочу отметить, что сейчас замечаю определенные симптомы по изменению ситуации.

– В чем эти симптомы выражаются?

– Во-первых, расширение участия неправительственных организаций в общественной жизни нашей страны. Во-вторых, изменение отношения властных структур к функционированию общественных организаций – оно стало более толерантным.

– А как насчет твоего отношения к карабахским НПО? Существует такое мнение, что ты немного ревностно относишься к появлению новых неправительственных организаций и с трудом смиряешься с тем, что на “твоем НПО-поприще” появляются новые лица?

– Нет, это не так. Я убежден, что многообразие и разнообразие в секторе НПО является стимулом развития демократического общества. Естественно, к некоторым НПО отношусь агрессивно, так как эти организации тратят свои гранты на личное развитие, а не на развитие общества. С этим буду бороться. Что касается ревностного отношения – я могу привести примеры сотрудничества с местными НПО. Например, в проект, направленный на усиление потенциала организации “ХИ-92”, мы вовлекли представителей Степанакертского пресс-клуба, Союза русскоязычных граждан НКР, общества “Связи с зарубежными странами”, студенчества. Так что это не совсем верное утверждение.

– Иногда в твоем окружении тебя называют “отцом карабахской демократии”? С этим утвеждением ты соглашаешься?

– В какой-то степени – да. Я человек нескромный и не скрою, что считаю себя основателем демократической концепции развития нашего государства. Но… Быть “отцом демократических преобразований” в своей стране не только очень лестно, это ко многому еще и обязывает.

 Какой твой последний поступок заставляет тебя особенно гордиться?

– То, чем я горжусь в последнее время – это выдвинутая мной концепция урегулирования карабахской проблемы. Она была неоднозначно воспринята как армянами, так и азербайджанцами, но – я не боюсь выдвигать нестандартные концепции! Суть  ее в том, что международное сообщество временно (скажем, на 5 лет) признает независимость НКР. Происходит интервенция международных межправительственных и неправительственных гуманитарных организаций в Карабах с одновременным освобождением занятых территорий и вводом туда международных сил по поддержанию мира, возвращением всех беженцев (как азербайджанских, так и армянских) и созданием  в Карабахе демократических институтов, близких к европейским стандартам. Возвращенные беженцы-азербайджанцы вместе с коренным армянским населением НКР создают совместную администрацию на ротационной основе. В течение года президентом является представитель армянского большинства, премьером – представитель азербайджанского меньшинства. Через год они меняются местами. Если в течение 5 лет мы можем доказать международному сообществу, что стали поистине демократическим государством с наличием работающих демократических институтов, мир признает независимость НКР. Я думаю, что такая концепция позволяет продемонстрировать международному сообществу, что наше движение – это движение за самоопределение, и ради достижения нашей главной цели мы готовы  идти на уступки.

 Если честно, применение такой концепции урегулирования карабахского конфликта мне представляется достаточно нереальным. Думаю, ты согласишься со мной. Мне даже кажется, что ты предложил эту идею скорее из желания соригинальничать.

– Нельзя исключать, что такой момент тоже существует. Сфера политики, также как и область НПО, всегда предполагает связь с обществом. Ты должен реагировать на нужды людей, должен брать у них идеи, но иногда должен также подбрасывать им темы для обсуждений. Данная концепция максимально отсекает завышенные требования всех сторон. То, что на эту идею так отреагировали (в Азербайджане концепцию назвали даже “выдумкой армянских спецслужб”) говорит о том, что модель живая и может стать предметом для обсуждения. Кстати, это первый случай за весь период карабахского урегулирования, когда кто-то на гражданском уровне предлагает модель трансформации конфликта. Ведь не ОБСЕ или другие межправительственные институты должны предлагать нам модели урегулирования, а мы сами должны каким-то образом договориться друг с другом.

– Сегодня очень много разговоров о том, что Карабах вновь стоит на пороге войны. Мы слышим призывы начать войну в Азербайджане, их пресса достаточно часто обращается к этой теме. Как бы ты оценил сегодняшнюю политическую ситуацию?

– Я убежден, что переговорный процесс в разных форматах (на уровне президентов РА и АР, в рамках МГ ОБСЕ) зашел в стадию абсолютной стагнации и реанимировать его невозможно, поскольку Азербайджан продолжает занимать однобокую позицию в вопросе невовлечения Карабаха в переговорный процесс в качестве стороны конфликта. Такая позиция создает серьезные препоны для продолжения переговоров, может привести к усилению напряженности на линии фронта и возможной эскалации военных действий. Но я также убежден, что широкомасштабных военных действий не будет. В Азербайджане не такие глупые люди, чтоб забыть о военном потенциале нашей страны. Плюс к этому, в случае возобновления военных действий Азербайджан потеряет свою инвестиционную привлекательность – а ведь это тоже немаловажный фактор. Я думаю, международный консорциум не позволит нынешнему президенту Азербайджана приступить к развязыванию войны, но и не исключаю, что на границе будут мелкие инцинденты. Думаю, что и азербайджанский народ должен решительно выступить против военных действий. Я считаю, что в ближайшие 10 лет карабахский конфликт не будет разрешен, а Азербайджан в течение этих 10 лет не станет настолько богатым, чтоб изменить существующий баланс сил в регионе. Долг сегодняшних руководителей и рядовых граждан – каким-то образом сосуществовать все эти десять лет рядом.

– Каким тебе вообще видится путь разрешения конфликта? С чего надо начинать?

– Первое – возобновление диалога на гражданском уровне и вовлечение в этот процесс интеллигенции, жертв войны (беженцев, родителей и детей погибших, военнопленных), молодых лидеров и т.д. Второе – экономическое сотрудничество. Блестящий пример такого сотрудничества – местечко Садахлу. Но почему бы не создать некую торговую буферную зону на занятых территориях с международными гарантиями обеспечения безопасности, чтобы азербайджанские и карабахские бизнесмены могли бы обмениваться товарами здесь, а не ехать для этого в Грузию? Или же – у всех народов бывают свои “святые дни”. Почему бы в один из таких дней не открыть границы, чтоб бывшие карабахцы и бывшие бакинцы могли посетить свои кладбища, свои цекви и мечети?

 Идея достаточно гуманная, но… Я как раз хотела затронуть в нашей беседе и этот вопрос. Очень много контактов на неправительственном уровне между армянами и азербайджанцами и, к сожалению, дискуссии не всегда имеют мирный исход. Все помнят случай нападения на тебя в бакинском аэропорту, а недавний инциндент в Будапеште, когда азербайджанец убил спящего армянина-сокурсника, ошеломил всех нас. Такие факты не могут помешать встречам неправительственников? Или может, азербайджанское общество не готово к миру с армянами?

– Я считаю, что во время организации армяно-азербайджанских встреч необходимо взаимодействие с властными структурами, которые обязуются обеспечивать безопасность людей. На сегодняшний день азербайджанское общество страдает от “синдрома побежденной стороны”. Их политики, их граждане находятся в более уязвимом положении и часто мирные инициативы своих граждан в Азербайджане воспринимаются как предательство национальных интересов. Поэтому любые контакты с азербайджанской стороны, любые шаги нам навстречу я сегодня считаю геройством.

– Вернемся в Карабах. Пользуясь возможностью этого интервью, о чем бы ты хотел сказать своим согражданам?

– В свое время мы восхитили мир карабахским движением, а также нашими победами, позволившими нам быть хозяевами у себя дома. У нашего народа есть громадный потенциал и думаю, мы еще сможем восхитить планету, построив подлинно демократическое государство. Я призываю наш народ не бояться открыто выражать свое мнение, последовательно доводить свои требования до властей и добиваться, чтобы эти требования выполнялись. Говорите – и вас обязательно услышат!

Беседу вела Карине ОГАНЯН

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s