№ 4 / 15 май

Мир глазами детей

Ровесница перемирия

Говорят, когда рождается больше девочек, чем мальчиков – это к миру. 12 мая 1994 года, в день, когда было подписано соглашение о прекращении огня на карабахском фронте, в Нагорном Карабахе родились всего четверо детей – два мальчика и две девочки. Статистика, конечно, вещь упрямая, но жизнь перехитрила ее – на карабахской земле установился хоть и временный, но мир.

Ани Айрапетян родилась 9 мая 1994 года в Степанакерте, за три дня до перемирия. Но из роддома ее выписали именно 12 мая. Мать девочки Вардитер вспоминает, что дни тогда были яркие и солнечные.

“Ани родилась в 10.15 утра. Помню как сегодня: рядом с роддомом в тот момент проходил духовой оркестр. Было 9 мая – солдаты шли на Братскую могилу. Весь медперсонал повалил к окнам – за войну люди соскучились к зрелищам. А я осталась одна с дочкой и плакала от счастья: радовалась, что наш первенец – девочка, и я назову ее своим любимым именем”, – вспоминает Вардитер.

У Ани – очень выразительные глаза. На все вопросы она отвечает неизменной улыбкой, а в глазах постоянно пляшут хитринки. Из рассказов взрослых девочка знает, что в момент ее рождения ее папа лежал в больнице с ранением головы и контузией. А Вардитер рассказывает, что в первый день осталась в роддоме одна. “Муж в больнице, мама работала поваром в одной из воинских частей. На следующий день она пришла навестить меня с подарком от своего командира, генерала Иваняна. Хотя есть такая пословица “на войне не раздают изюм,” в посылке командира был именно изюм – по тем временам вещь редкая!”- вспоминает Вардитер с улыбкой.

За день до перемирия война в городе еще ощущалась. Мать девочки рассказывает: “11 мая медсестры вбежали в палату с криками “Самолеты!”. Все роженицы сразу схватили своих детей и – в подвал! Потом поняли, что бомбят далеко от роддома. Но, конечно, мы и представить себе не могли, что уже завтра война закончится…”

А о том, каково это вообще – дарить жизнь новому человеку, зная, что вокруг никто от смерти не застрахован, – Вардитер тогда не задумывалась. “Была война. Муж, как и все, воевал. Но жизнь шла своим чередом. Мы ведь даже поженились в самом разгаре войны, в 93-м”, – рассказывает она.

Вспоминает также, как отмечали первый день рождения Ани. “Это было уже мирное время, люди постепенно отошли от войны, и получился большой праздник. В семье мужа – 11 детей. Когда все собираются со своими детьми, волей-неволей мероприятие становится большущим. У Ани – целых 35 двоюродных братьев и сестер. Она – 26-ая в роду Айрапетянов. К такому количеству родственников Ани привыкла. Но признается, что не очень любит шумные сборы. Больше ей нравятся тишина и спокойствие. Хотя также сознается, что, помимо брата Арута, не прочь иметь еще одного братика или сестру. “Я замуж не выйду, – говорит Ани. – Буду всегда жить здесь, с мамой!” А вот мама не очень настроена на прибавление в семействе. “Жизнь сегодня такая трудная. Уже сколько лет мы с мужем без работы. Все обещают – обещают, а толку никакого. Ведь сейчас предприятия почти все частные, на работу берут либо знакомых, либо родственников. С трудом перебиваемся на пенсию мужа по инвалидности. Условия жизни ужасно трудные. Большая часть денег уходит на коммунальные расходы, а ведь еще нужно подумать о питании, одежде детей. Плюс еще – школа, музыка… Все очень сложно. Единственное, что успокаивает – это то, что в таком состоянии не мы одни. Наверно, если б только мы жили так плохо – не выдержала бы…” – вздыхает Вардитер.

Несколько лет назад Вардитер, как и многие карабахские женщины, попыталась заняться малым бизнесом. Заняла прилавок на местном рынке и перепродавала какие-то товары. Но чем взрослее становились дети, тем труднее стало уделять все свое время работе, хоть она и была единственным источником доходов. Ведь надо было еще заниматься домашними делами, учить с детьми уроки…

Ани учится в третьем классе в одной из степанакертских школ. Учится хорошо – на 4 и 5-ки. Но самая стабильная пятерка – по английскому. С большим трудом созналась, что мечтает о профессии журналистки. “Мне нравится, когда стоят на улице с микрофоном и берут интервью у людей. А потом все это показывают по ТВ,” – говорит Ани. А ее брат рассуждает по-взрослому: “Если все будут учиться хорошо, кто тогда будет строить дома, подметать улицы в нашем городе?”. Ни он, ни Ани не представляют себя без родного города. Ани упорно не хочет уезжать из Степанакерта, даже ради лучшей жизни. А на возражения, что журналистика – профессия, которая заставляет много ездить, Ани говорит – “Нет, я буду работать только здесь!”.

Журналистика, конечно, дело будущего, а пока самое любимое занятие Ани – пение. Любимая песня символична – “Ода миру”. Ани объясняет, что песня эта – о Родине и очень серьезно говорит о том, что она подразумевает под этим. Родина – это дом, двор, школа, это мир и радость. Что же касается будущего, то оно представляется Ани благополучным. Желания изменить что-то сводятся к следующему: “Хочу, чтоб на окнах школ были стекла, а не целлофановые покрытия. Чтоб кабинеты отапливались не печками с дровами, а отопительными батареями. В парке чтоб было больше каруселей, а билеты на них стоили дешевле. И чтоб у родителей была работа”.

А потом, через несколько секунд паузы, ровесница карабахского перемирия добавляет с совсем уже недетской мудростью: “Но главное – чтобы в будущем не было войны…”

Карине ОГАНЯН

——————————————————————————————-

Что такое мир? 

Маленькая Элинка не очень любит рисовать. Вообще, и в школу ходить ей не очень-то нравится. Предпочитает больше играть во дворе с ровесниками и ни о чем не задумываться. Скоро ей  8 лет. Из рассказов взрослых она, конечно, знает, что когда-то в ее родном городе была война. Но что это такое – этого Элинка знать не может в силу своего возраста…

Учительница по рисованию дала задание всему классу – нарисовать “мир”. Элинка пришла домой и долго объясняла родителям, какую именно картину ей надо рисовать. Часто путая созвучные на армянском слова “мир” и “счастье”, она наконец объяснила, что нужно нарисовать какой-то танк и солдата рядом. Так, мол, объяснили ей в школе. Тут на помощь пришла бабушка. Она задала Элинке, казалось бы, простой вопрос:

– А ты знаешь вообще, что такое мир?

Элинка потупилась. Конечно, она слышала это слово. Но толком объяснить, что такое мир, она не смогла. Старший брат, который учится в 7-ом классе, вмешался в разговор.

– Мир – это когда не бывает войны…

– А-а, понятно! – облегченно вздохнула Элинка, надеясь, что на этом расспросы закончатся. Но не тут-то было. Брат продолжил:

– А ты знаешь, что такое война?

В ответ – молчание. Брат возмущенно стал жаловаться, что в ее возрасте он знал не только названия и способы действия ракетных установок “Град” и “ Алазань”, но и марки самолетов-истребителей. Бабушка вздохнула:

– Время тогда было другое…

Потом вся семья стала вспоминать события десятилетней давности – войну, жизнь в бомбоубежище, редкие перерывы между бомбежками, когда можно было подняться домой что-нибудь приготовить или искупаться… Вспомнили и знакомых, которые эту войну не пережили. И тут Элинка воскликнула:

– Теперь я знаю, что такое война! Война – это когда люди убивают друг друга. А мир – это то, что бывает после войны!

Потом Элинка стала раздумывать над тем, что она будет рисовать в картинке под названием “Мир”. Вроде теперь уже знает, что это такое, но как выразить “мир” посредством рисунка – не знает. И опять на помощь пришла бабушка:

– Нарисуй что хочешь. Все, что есть рядом  – это мир. Когда мы можем видеть, как светит солнце, поют птицы, растут цветы – это мир. Мир – это когда его не замечаешь, потому что он есть.

Элинка взяла в руки альбом и фломастеры и стала рисовать. Теперь для нее все стало понятно: мир – когда не бывает танков и солдат.

www. bbcrussian.com
Карабахская страница

——————————————————————————————-

Война в лицах

ГЕНЕРАЛ, ЧЕЛОВЕК И ГЕРОЙ…

Ашот БЕГЛАРЯН

– Со мной беседовать очень тяжело – я в жизни многое видел, – сразу предупредил Жора Гаспарян.

Думаю, читатель догадался, о ком речь. Во время войны люди, можно сказать, молились на него: «Град Жора» руководил артиллерией, которую с полным на то основанием называют Богом войны…

Признаемся, писатели и журналисты зачастую идеализируют защитников Родины, представляя их словно высеченными из гранита. И складывается впечатление, что умудренные жизнью авторы забыли о простой истине: в каждом человеке борются два противоположных начала – добро и зло, отвага и малодушие, а герои – это те же люди из плоти и крови, и лишь ценой огромного усилия воли, поборов в себе страх и другие человеческие слабости, они выдерживают испытания, чтобы выйти из ситуации достойным образом… В этой статье мы попытаемся представить Жору Гаспаряна – человека и героя – со всеми его по-настоящему героическими качествами и  вполне естественными и понятными человеческими слабостями.

– Предки мои жили в селе Ехцаог Шушинского района. Спасаясь от резни 1917 года, отец – тогда еще несовершеннолетний юноша – бежал, схватив с собой 3-хлетнего братишку. Нашел прибежище в селе Вагуас Мартакертского района, нанялся в батраки. Вскоре местные аксакалы собрались и решили, что беженцам необходимо выделить территорию для основания собственного села. Вот так и появился Зардахач, где я родился и вырос…

В 1963 году поступил в Тбилисское военно-артиллерийское училище. Окончив его через 3 года, перешел на службу в советскую армию – в разных частях на территории СССР и Германии. В 1988 году, отслужив 25 лет, ушел в отставку в звании подполковника. Переехал с семьей в Армению.

Ереван бурлил: воодушевленные идеей «миацума» люди заполонили улицы и площади города. Все кипело, приближаясь к критической черте. Последовали Сумгаит, Баку, потом Шаумян…

– В 1991-м  «убежал», оставив жене и детям записку, в которой в двух словах объяснял, что я должен быть там, в Карабахе. Приехал в родную деревню, взял в руки двустволку. Помог организовать оборону Зардахача и соседних деревень. Видя, что обстановка осложняется, а в селах почти одни старики, выехал в Армению  собирать односельчан, готовых  защищать родной край. Откликнулось около 30 человек.

Карабахскую артиллерию, рассказывает Жора Гаспарян,  пришлось создавать практически с нуля, а вернее, с противоградной пушки, которая находилась в селе Оратаг. Генерал искренне признается, что впервые увидел такую пушку. Однако сразу смекнул, что это зенитное орудие можно использовать в противовоздушной обороне.

– В феврале 1992 года командование армии предложило мне организовать артиллерийскую службу. В штабе, в кабинете у Сержа Саркисяна, я застал военного, который горячо объяснял что-то  на не совсем понятном армянском языке, тыча пальцем в карту. Что за человек, думаю, – вроде бы не араб, но и не армянин… Конечно, слышал в то время краешком уха про Аво, но тогда его имя еще не так звучало…

Вот так познакомились два выдающихся героя карабахской войны, про которых впоследствии слагали легенды и песни. Аво (Монтэ Мелконян) негодовал по поводу того, что с  высот вблизи поселка Красный Базар азеровские пушки обстреливают мирных жителей. Вместе с Жорой Гаспаряном они выезжают на позиции.

– Спрашиваю, где пушки стоят, он показывает, – вспоминает генерал. – Не верю собственным глазам: что за дурак поставил пушки на бугре, на самом видном месте?!  Признаюсь, даже жалко стало солдатиков за то, что командир их такой идиот. А они стреляют безнаказанно: отопьют чаю –  стреляют, тяпнут водку – стреляют, поспорят – стреляют. А наши не отвечают. Привезли свою гаубицу, сориентировали. С третьего выстрела уничтожил их пушку… Почти такая же картина была на других позициях в Мартунинском направлении – противник, чувствуя свою безнаказанность, в открытую палил по нашим позициям.

…Потом – участие во всех боях от Омара до Аракса.

В марте 1992 года Жора Гаспарян пошел в военкомат, стал изучать картотеку, выбрал офицеров запаса – артиллеристов. Собралось 13 человек.

– «Ну что, ребята, я иду на передовую, кто со мной? Учтите, уговаривать не буду – сказал я им», – рассказывает генерал. – Стали знакомиться, выяснять, кто на кого учился, какую имеет специальность. Были минометчики, ракетчики, ствольники. «У меня сейчас нет ни минометов, ни танков. Как только «колхоз» получит, отдам. А пока будем осваивать то, что имеем», – предупредил я. Выбрали из того, что было. Взял ребят с собой на командно-наблюдательный пункт, где в течение 10 дней вспоминали все, чему обучались раньше и осваивали новое. Среди ребят особенно выделялся Самвел Сафарян, которого практически не в чем было упрекнуть – впоследствии он стал одним из видных артиллерийских командиров. Его гибель была для нас большой утратой. Это сейчас у нас около 20 артиллеристов, окончивших академию, а тогда хороших специалистов  были единицы.

Жора Гаспарян щедро делился своими знаниями, умением и опытом, стараясь приумножить армию артиллеристов. Как наседка, высиживающая яйца, он терпеливо готовил специалистов – потребность в них чувствовалась на всех направлениях фронта. Правда, бывало и срывался, ругал, оскорблял и даже применял физическую силу. После операции терял голос.

Жора Гаспарян никогда не ставил разницы между своими подчиненными. Его родной племянник воевал на самых опасных участках в должности артиллерийского разведчика, погиб на высоте Езни Бурух Мартакертского района…

– В декабре 1993 года азербайджанские вооруженные формирования предприняли широкомасштабное наступление по всему фронту. В Мартакертском направлении противнику удалось прорвать оборону. На участке Акоп Камари – Магавуз в наших рядах возникла паника, – рассказывает один из офицеров-артиллеристов, очевидец событий. – Жора Гаспарян встал перед отступающей техникой и пехотой.  Он остановил людей, экстренно перегруппировал силы, организовал оборону. Наши дали достойный отпор, отбросив противника назад и предотвратив взятие ими жизненно важных для нас участков, в том числе Сарсангской плотины, ранее взятой под наш контроль ценой немалых потерь…

Генерал не любит распространяться о своих личных заслугах, как, наверное, и подобает истинному патриоту. Об успехах нашей армии он говорит как о коллективной победе, отмечая вклад каждого солдата, офицера и генерала. Бросив ретроспективный взгляд на события 10-летней давности, мы с генералом пытаемся понять, как же карабахцам удалось не только выстоять, не только организовать оборону, но и вести успешные контрнаступательные действия? В чем же феномен карабахской армии – ведь противник был гораздо многочисленнее и вооружен намного лучше? Говоря словами того же Жоры Гаспаряна, «если мы начинали с рогаток, то у них имелись самолеты»…

– Думаю, тут было несколько решающих факторов, – размышляет генерал. – Во-первых, эта война для нас была справедливой – мы боролись за свою землю. В советские годы Баку вел хитрую целенаправленную политику – заселить азербайджанцами территории, где проживают армяне, чтобы  постепенно выжить их оттуда, как это произошло в Нахичевани. Все армянское для Азербайджана было неродным, чужеродным, хотя на словах много говорилось о дружбе и братстве. Вскоре нас заставили почувствовать себя  неродными на своей же земле, и мы выразили справедливое возмущение по этому поводу. Любовь к родине – другой фактор наших успехов. Вы не заметили – чем меньше территория, на которой проживают люди, тем сильнее у них любовь к ней? Третий фактор – хорошая школа, пройденная в советской армии.

По освобождении родного села Зардахач Жора Гаспарян в первую очередь стал восстанавливать памятники, строить дом. И это в то время, когда многие еще боялись даже землю возделывать, все  еще сомневались, будут ли  жить здесь?  «Тем самым я старался внушить людям веру в будущее», – утверждает генерал.

Как сегодня живет Жора Гаспарян – генерал в отставке? Сумел ли он приспособиться к мирной жизни, которая по своей сложности во многом не уступает временам военным?

– Многие наши беды идут от нежелания по-настоящему трудиться. У нас добротная, плодородная земля, просто надо возиться с ней.  Любовь к труду, к земле была привита мне еще со школы. В 9-10 классах я возглавлял школьную производственную бригаду: выращивали помидоры, горох, фасоль, кукурузу и т.д. И сейчас тружусь, не покладая рук, – рассказывая это, генерал показывает свои натруженные ладони.

Жора Гаспарян не забывает и о семьях погибших. Давно уже он опекает несколько таких семей, материально помогая им.

– Самая высшая награда для меня – это любовь народа. Я горжусь тем, что могу, не опасаясь, оставить на ночь машину на улице….

Кстати, генерал  водит «Ниву» с теми же номерами, что его позывная времен войны –  «401». А еще: как реликвию он хранит чемодан с военными картами – свидетельство тех тяжелых, но героических времен…

Дай Бог, чтобы эти карты генералу больше не понадобились…

 

——————————————————————————————-

Четвертая власть

Центр мониторинга “Прозрачные выборы” Опубликован список 10 стран, наиболее опасных для журналистов

Комитет по защите журналистов (CPJ) опубликовал список 10 стран, работа в которых представляет наибольшую опасность для сотрудников СМИ.

Наиболее опасным государством назван Ирак. На втором и третьем местах – Куба и Зимбабве.

Далее следуют: Туркменистан, Бангладеш, Китай, Эритрея, Гаити, Палестинская автономия (Западный берег и сектор Газы), Россия.

Комитет основывался на нескольких факторах: убийства и вооруженные нападения на работников прессы, случайная гибель журналистов в ходе боевых действий, похищения и аресты сотрудников СМИ, жесткие ограничения властей и т.д.

http://www.mignews.com

 

В 2003 году в мире убиты 42 журналиста

В минувшем году в мире были убиты 42 журналиста, еще 766 были арестованы и минимум 1460 представителей средств массовой информации подверглись физическому нападению или угрозам.

Об этом сообщила представитель Пакта стабильности для юго-восточной Европы Элизабет Рен на проходящей в Белграде международной конференции “Поддержка СМИ в конфликтных зонах и странах с переходным режимом”, организованной ЮНЕСКО.

В своем выступлении Рен отметила, что многие журналисты убиты потому, что представляли угрозу режиму, проводя расследования фактов коррупции среди политиков, или стали препятствием для преступного бизнеса. Журналистов убивали в тех случаях, когда они писали на тему торговли человеческими органами, контрабанде оружия и наркотиков.

В то же время, по мнению Рен, средства массовой информации играют важную роль во время военных столкновений, они могут оперативно информировать о событиях, а могут и разжигать конфликты.

”СМИ имеют ключевое значение в повороте как к лучшему, так и к худшему во время конфликтов, а также в установлении мира после кризиса. Они могут иметь большее влияние, чем какой-либо политик”, – сказала Рен.

http://www.rian.ru

 

В мире усиливается цензура СМИ 

Американская организация “Фридом хаус” констатировала ухудшение ситуации в сфере обеспечения свободы прессы в мире в 2003 году, причем, по ее оценке, эта тенденция имеет место второй год подряд.

В докладе “Фридом хаус” проанализировано положение со свободой в печатных, аудиовизуальных СМИ и интернет-изданиях. При этом организация делит все страны на три категории: со свободной, частично свободной и несвободной прессой.

В докладе рассмотрено положение в 193 странах. По оценке “Фридом хаус”, в 73 из них, где живет 17% населения Земли, свобода прессы соблюдается, в 49 (40% жителей планеты) – действует частично свободная пресса, в 71 государстве с 43% населения свободные СМИ отсутствуют.

http://www.interfax.ru

 

Би-би-си открыла Карабахскую страницу

Всемирная служба Би-би-си открыла новую веб-страницу, приуроченную к 10-й годовщине прекращения огня в конфликте вокруг Нагорного Карабаха. Карабахская страница открыта на сайте Русской службы Би-би-си bbcrussian.com в среду, 12 мая. Там будут публиковаться новости и мнения русскоязычных пользователей сайта из Азербайджана, Армении и со всего мира.

Посетители сайта bbcrussian.com смогут участвовать в еженедельном форуме, где можно обменяться взглядами на различные аспекты решения конфликта. Карабахская страница – это также шанс найти утерянных соседей и старых друзей, возможность услышать рассказы о жизни простых людей, увидеть фотографии покинутых родных мест.

Карабахская страница спонсируется британской неправительственной организацией Conciliation Resources, которая занимается поиском путей разрешения региональных конфликтов.

Проект является частью новой программы Consortium Initiative, финансируемой правительством Великобритании, цель которой – улучшить возможности для урегулирования Карабахского конфликта.

Всемирная служба Би-би-си,  wspublicity@bbc.co.uk

 

Свободные СМИ и  борьба против глобальной бедности

“Открытые и свободные СМИ могут сыграть роль катализатора в борьбе против глобальной бедности”, – считает Президент Всемирного банка Джеймс Вулфенсон. В своей статье, посвященной Всемирному дню Свободы прессы, он приводит свои размышления о связи между свободой прессы и бедностью: ”Около 80% населения мира не имеет доступа к полностью свободной прессе. Примечательно, что большинство из этих людей живут в развивающихся странах.

Этот дисбаланс в свободе прессы отражает более существенный дисбаланс между богатыми и бедными странами… Какова же связь между свободой прессы и бедностью? Значительная часть ответа заключается в коррупции и борьбе против нее. Исследования Всемирного банка, например, показывают, что чем выше уровень свободы прессы в стране, тем выше степень контроля над коррупцией, и тем больше дефицитных ресурсов направляется на решение приоритетных задач развития.

Свободная пресса не только служит инструментом выражения, она обеспечивает ответственность, является средством гражданского участия и контроля над чиновничьей коррупцией. Свободная пресса помогает создавать более эффективные и сильные институты власти”.

http://www.centran.ru

 

Национальный пресс-клуб третий год подряд присваивает звание «враг прессы» президенту Армении

Национальный пресс-клуб /НПК/ присвоил звание «враг прессы» президенту Армении Роберту Кочаряну и главе парламентской комиссии по вопросам науки и образования Грануш Акопян.

Члены правления НПК заявили, что президент Армении получил звание «враг прессы» за то, что подписал принятый Национальным Собранием закон «О массовой информации». Этот закон, по мнению руководителей НПК, ущемляет права журналистов и нарушает свободу слова.

Члены правления НПК заявили, что Грануш Акопян получила титул «враг прессы» за то, что активно лоббировала принятие вышеупомянутого закона.

Национальный пресс-клуб присваивал звание «враг прессы» президенту Армении Роберту Кочаряну в 2002 и 2003 годах.

Комментируя в 2002-м году это решение НПК, президент Армении говорил, что относится к нему «с юмором». В то же время, отмечал Роберт Кочарян, «хуже всего то, что журналисты становятся инструментом в руках политиков».

«Эта часть журналистов для меня не существует, я воспринимаю их как часть оппозиционных сил. Бог с ними», – говорил Роберт Кочарян.

Медиамакс

 

Где проходит граница нейтралитета журналиста?

Гегам БАГДАСАРЯН

Дискуссии о нейтралитете и беспристрастности журналистов актуальны всегда, просто в контексте того или иного события они приобретают чуть меньше или чуть больше злободневности. В последнее время эта тема стала предметом горячих споров применительно к грузинской “бархатной революции” и, в частности, к роли телерадиокампании “Рустави2”в этой революции.

“Аксакалы”  журналистики считают, что журналист и СМИ  в любом случае обязаны сохранять паритет, защищая позиции беспристрастности и играя роль неподкупного статиста. Сам по себе такой подход логичен и правилен, однако он перекладывает большую ответственность на плечи журналиста, принуждая его быть выше своих человеческих и гражданских основ и перечеркивает обстоятельство, что журналист – человек из той же плоти и крови, а также – продукт своего времени и своей страны. То есть на плечи журналиста взваливаются нечеловеческие обязанности, следуя которым он, подобно кладбищенскому привидению, должен следить за происходящим вокруг “не обнаруживая себя”, быть оторванным от земли и смотреть на все вокруг… свысока. А ведь всем известно, что наверху только Господь Бог. И свободных, то бишь вакантных мест там нет.

Тогда попробуем “пойти на посадку”  и применить правило о беспристрастности и нейтралитете журналиста в обычной конкретной ситуации. Итак, бандит на улице грабит и насилует девушку. Что должен сделать журналист, который является очевидцем происшествия? Он должен использовать все свое профессиональное умение для всестороннего информирования и описания случая или же должен броситься на помощь пострадавшей? Мне кажется, что все “старожилы” журналистики и даже “новобранцы” согласятся, что нужно подать руку помощи, предотвратить преступление и сделать все возможное для сдачи преступника правоохранительным органам. То есть – журналист в первую очередь обязан вспомнить о своем человеческом и гражданском долге, а потом уже приступить к выполнению профессиональных обязанностей.

Но следует обсудить также второй эпизод: средь бела дня власти грабят и насилуют собственный народ. Что в этом случае должен предпринять журналист, живущий и работающий в этой стране? Уверен, от недавней солидарности акул пера с “новобранцами” не останется и следа. В той или иной степени приоритеты в первую очередь будут отданы профессиональным обязанностям.

Но неужели есть какое-то принципиальное различие между двумя описанными эпизодами? По-моему, нет. Тогда – где выход? Мне кажется, что тезис о нейтралитете и беспристрастности журналиста может “работать” в естественных и обычных условиях. Здесь действительно границ для компромисса нет. Они появляются в ситуации форс-мажора и чрезвычайных обстоятельствах. Вот где зарыта собака!

При этом проблема не разрешается, во всяком случае, как минимум два вопроса остаются безответными.

Первый: а кто должен бороться за создание естественных условий? Оставим журналиста условно в стороне. Вон, например, стоит среди митингантов  художник. Неужели это его дело? Ведь он должен рисовать! А рядом вообще – директор картинной галереи: закрыл контору и пришел на демонстрацию, тем самым лишив любителей искусства возможности наслаждаться творчеством художника. По соседству с ним – педагог, который оставил студентов в аудитории беспризорными, перестав тянуть их за собой дальше в “бескрайний мир науки”. Хотя в этом не только его вина, ведь тот же студент стоит рядом.  Он на время прекратил “грызть гранит науки” и прибежал на площадь, лишив страну возможности иметь в будущем потенциального специалиста. И уже не приходится говорить о шахтере, медсестре и летчике! Если сейчас каждый займется собственным делом, то кто тогда “урвет” у власти эти пресловутые “естественные условия”? Ответ один: все вместе! Просто вопрос в другом: они должны суметь сделать это, не забывая о своих профессиональных обязанностях. И вовремя вернуться к своей основной работе.

Остается еще один вопрос: а что это за естественные условия и как различить ситуацию “форс-мажора”? Из него вытекает вопрос следующий – кто определяет статус ситуации и есть ли общепринятое и всеобъемлющее определение? Ведь “естественное” для одной страны может быть “форс-мажором” для другой, или наоборот…

В нашем случае, по-моему, решение за самим представителем СМИ – продуктом своей страны и своего времени. И отсюда – вся бессмысленность споров о правильности или неправильности действий журналистов “Рустави2”. Вопрос лишь в том, что журналист просто должен быть в состоянии вернуться к своей миссии и в “мирных” условиях.

 

——————————————————————————————-

Маленькая Аджария сыграла большую роль в глобальных геостратегических процессах

Давид БАБАЯН
преподаватель международного права Российско-армянской Современной Гуманитарной Академии

Можно без преувеличения сказать, что последние события в Аджарии предопределили ход развития глобальных геостратегических процессов на несколько десятилетий вперед.  Фактически, маленькая Аджария сыграла большую роль в процессе создаваемого нового миропорядка, где ключевую роль играют Соединенные Штаты Америки (США).  Для получения более полной картины происшедшего необходимо в первую очередь вкратце рассмотреть основные геостратегические цели Вашингтона.  США как единственная на данный момент супердержава, мощь которой достигла беспрецедентных масштабов, для обеспечения собственной и глобальной безопасности должна будет создать такой миропорядок, который обеспечит Вашингтону максимально долгое лидерство в мировой политике.  В недалеком прошлом основным механизмом этого была формула «разделяй и властвуй».  Но с окончанием холодной войны эта формула кардинально изменилась и ее сменила новая: «объединяй и контролируй». Именно такой философией на данном этапе руководствуются США для поддержания в своих руках стратегической инициативы в мировой политике.

Новая формула на практике материализуется созданием своего рода мегарегионов, состоящих из государств, разных по экономическому и военному потенциалу, конфессиональной принадлежности, культуре и т.д. Создание мегарегионов позволит Вашингтону поддерживать стабильность и не допустить или свести к минимуму возможность появления и усиления новых центров силы. Уже почти сформирован Европейский мегарегион, представленный ЕС. Государства Европейского Союза и страны, стремящиеся туда войти, отличаются друг от друга экономическим потенциалом и уровнем развития, культурой и, самое главное, национальными интересами.  Это ярко проявилось на примере отношения к возможной военной акции США против Ирака.  Такие великие европейские державы, как Франция и Германия,  фактически находятся сейчас в рамках такой структуры, которая делает практически невозможной реализацию самостоятельной и идущей вразрез с интересами США политики.

Следующим мегарегионом, создание которого, как показывает ряд тенденций, еще только начинается, станет так называемый Индо-центральноазиатский. Этот мегарегион будет базироваться на стратегической связке «Центральная Азия – Афганистан – Пакистан – Индия». Связав Центральную Азию с Афганистаном, Пакистаном и Индией, Вашингтон создаст альтернативные России и Китаю (своим возможным геополитическим соперникам) пути экспорта природных богатств из центральноазиатских государств.

Министерство обороны США отводит Индии ключевую роль в поддержании безопасности в бассейне всего Индийского океана. Одним из наиболее ярких подтверждений намерений Дели играть в Центральной Азии еще большую роль в сфере обороны является создание в местечке Фахор Республики Таджикистан (около границы с Афганистаном) военно-воздушной базы.

Следующим мегарегионом может стать Россия, учитывая ее огромную территорию. Какие другие мегарегионы будут созданы, пока еще неясно. Но можно предположить, что таковыми могут стать Южно-Американский или Амазонский мегарегион, представленный странами Южной Америки (Бразилия и Аргентина, например, уже обсуждают вопрос о создании единой валюты) или Австрало-Индокитайский мегарегион (Австралия, Индонезия, страны Индокитайского полуострова).

Тем не менее, если создание Европейского мегарегиона идет более или менее слаженно, этого нельзя сказать о не менее важном Индо-центральноазиатском мегарегионе. На сегодня этот мегарегион достаточно уязвим.  В центре находятся нестабильные Афганистан, Таджикистан, а также Кашмир.  С севера мегарегион граничит с Россией, у которой достаточно сильные позиции в Центральной Азии.  Нельзя не учитывать и влияние Китая, который граничит с Центральной Азией, Афганистаном, имеет тесные отношения с Пакистаном. К тому же на сегодня основным выходом США в Центральноазиатский регион, по существу, является Южный Кавказ, где также стабильность окончательно не утвердилась.  При этом выход в Центральную Азию Вашингтон осуществляет через Грузию и Азербайджан, которые, будучи многонациональными государствами, пока не создали такого общества, которое удовлетворяло бы запросам нацменьшинств.

Особо уязвимой в данном контексте является Грузия.  В результате межнациональных конфликтов от Грузии отошли и провозгласили независимость Абхазия и Южная Осетия.  В Грузии также проживают и другие нацменьшинства. Во время правления президента Гамсахурдия отношения официального Тбилиси и нацменьшинств особо накалились.  Но все же после Абхазии и Южной Осетии особо уязвимой Грузию делала Аджария.  Причин тому несколько. Главная: Аджария имеет  статус автономной республики, который, к тому же, подтвержден международными соглашениями – Карсским, а до этого Московским договорами. Эти договора, среди прочего, позволяли Турции и России защитить аджарскую автономию.

Вышеуказанные моменты создавали благодатную почву для внешнего вмешательства и можно только предполагать, к чему бы привела дестабилизация обстановки в Аджарии, тем более что ее бывшее руководство всячески стремилось вовлечь в батумо-тбилисские взаимоотношения внешние силы. Аслан Абашидзе, например, заявил, что Россия «не только должна, она просто обязана защитить Аджарию». То же самое он сказал и в отношении Турции.  «Существует Карсский договор, по которому у турецкой стороны есть обязательства защитить автономию Аджарской республики», – сказал Абашидзе.  И в России, и в Турции также были силы, готовые откликнуться на призыв «аджарского льва».  Мэр Москвы Юрий Лужков и ряд чиновников во время предпоследнего обострения ситуации в Аджарии посетили республику и имели встречи с ее руководством. А посол Турции в Азербайджане Унал Чевикоз прямо заявил, что власти Турции, согласно Карсскому договору 1921 года, имеют право ввести свои войска в Аджарию.

Однако внешнего вмешательства не произошло.  Ключевую роль в этом сыграла именно Россия.  Одно это уже говорит о многом.  Подобная позиция Москвы фактически является индикатором того, что Кремль сознательно и полностью поддерживает и всячески содействует Вашингтону в создании нового миропорядка. Без режима Абашидзе Аджария более не представляет угрозы территориальной целостности Грузии, что в свою очередь обеспечивает выход и закрепление США  в Центральной Азии через Южный Кавказ. С уязвимой Грузией достичь этого было бы практически невозможно.

Имеют ли события в Аджарии какое-либо значение для Нагорно-Карабахской Республики?  Ответ на этот вопрос однозначно утвердительный.  Основной вывод из событий в Аджарии – это то, что начался процесс интеграции Южного Кавказа в евроатлантическую систему.  При этом процесс идет без серьезного противостояния России и США.  Если бы Россия была действительно заинтересована в недопущении проникновения и закрепления США на Южном Кавказе и в Центральной Азии, то она разыграла бы аджарскую карту – самый действенный до последнего времени рычаг воздействия на Грузию.  Дестабилизация в Грузии могла бы нарушить всю конструируемую Вашингтоном геостратегическую конфигурацию в Азии в целом. Подобная позиция Москвы не означает, что Россия не будет более играть существенной роли в урегулировании конфликтов на Южном Кавказе.  Просто философия Москвы и США относительно нового мироустройства совпадает.  В Кремле более не рассматривают Запад и США в качестве соперника.  Следовательно, и в урегулировании нагорно-карабахского конфликта позиции Москвы и Вашингтона вряд ли будут противоречивыми.

В контексте последнего возникает второй вопрос: хорошо это или плохо? Очень многие – как политологи, так и обыватели – возможно, озадачены происшедшим, так как полагают, что если будет всего один центр силы, то вопрос может решиться, так сказать, не в нашу пользу. На самом деле это не так.  Многие выдающиеся армянские мыслители утверждали, что надо надеяться на собственные силы.  Наличие противоречий среди великих держав в древности и сейчас традиционно заставляло нас надеяться на то, что наши интересы совпадут с интересами более сильной страны и таким образом удастся достичь желаемых результатов.  Такая философия исключала даже возможность надеяться на собственные силы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сейчас нам нужно действительно надеяться на собственный потенциал, а он у нас есть.   Победа в войне была результатом именно этого.

Здесь возникает третий вопрос: что делать?  Для ответа на него надо понять, что движет геополитикой.  У геополитики два основных и равнозначных компонента – собственно геополитический и идеологический.  Геополитический – это географическое положение, наличие полезных ископаемых и т.д.  Идеологический – ценности, культура, мировоззрение и т.д.  У Азербайджана выгодное географическое положение – например, нефть и выход в Центральную Азию.  Но мы ближе Западу по ценностям, религии, культуре.  То, что самое большое в мире американское посольство строится именно в Ереване, подтверждает нашу идеологическую ценность.  Если представить эти два компонента в повседневной жизни, то это – как выбор невесты.  Есть две кандидатуры – материально обеспеченная невеста, но с другим воспитанием и характером (собственно геополитический компонент) и материально необеспеченная невеста, но с подходящим воспитанием и характером (идеологический компонент).  Какую выбрать?  Так как мы представляем идеологическую ценность для Запада, то надо и далее продолжать развивать здесь демократические ценности и гражданское общество. Это позволит нам компенсировать богатство Азербайджана.  Если этого не сделать, то выбор должен будет проводиться между материально обеспеченной невестой, но с другим воспитанием и характером и материально необеспеченной невестой с аналогичным характером.  Думается, что комментарии здесь излишни.

 

——————————————————————————————-

АРМЕНИЯ: РЕФОРМИРОВАНИЕ НЕОБХОДИМО

В  Карабахе вряд ли найдется  человек, которому безразлична ситуация в Армении. Все об этом думают, хотя  свою позицию высказывают немногие. Одним   кажется, что излишняя «болтовня» приведет к  усугублению кризиса, другие  просто выжидают  прояснения ситуации. Однако все без исключения хотят одного – скорей бы все разрешилось и обошлось без новых эксцессов. А потому  нужно говорить и попытаться понять суть сегодняшних трений. Наш собеседник – доктор исторических наук, профессор АрГУ  Валерий Михайлович Аванесян.

На мой взгляд, ситуация в Армении не критическая, она подконтрольна. Но надо сказать, что те проблемы, которые подняты со стороны  оппозиции, существуют. Для Армении реформирование необходимо.  Когда мы говорим о свободе, мы должны иметь в виду диалог между властью и обществом. К большому сожалению, этот диалог в Армении не состоялся. Трудности спровоцировало, может быть, и последнее решение Конституционного Суда. Во всех цивилизованных странах  Конституционный Суд – это тот орган, который решает, насколько соответствуют принятые законы Конституции страны. Если есть противоречие, то  Конституционный Суд принимает соответствующее решение и закон не принимается. Так вот, когда в Армении состоялись выборы президента,  Конституционный Суд своим решением признал их законными и президентом РА был избран Роберт Кочарян. Но, когда спустя несколько месяцев  Конституционный Суд  дал рекомендацию вынести на референдум вопрос  о доверии президенту, на мой взгляд,  этот орган вышел за пределы своей компетенции. Это привело к обострению кризиса между властью и обществом.

– Однако противоречие между  властью и обществом тоже не ново. Почему  обострение произошло  сейчас? Насколько это связано с событиями в регионе?

– Безусловно, регион всегда был взрывоопасным. Нерешенность проблем Нагорного Карабаха, Абхазии, Южной Осетии, конечно же, влияет и на ситуацию в Армении. Существующие внутренние противоречия достаточны для того, чтобы при каком-либо внешнем давлении появились серьезные разногласия. Если говорить о проблеме Нагорного Карабаха, то она также влияет на внутриполитическую ситуацию в РА. Думаю, что дискуссии по карабахской проблеме должны быть. Я не понимаю позиции многих политических деятелей и руководителей, которые говорят, что не нужно выводить эту проблему на уровень дискуссий между двумя нашими республиками. Наоборот, единства мнений по проблеме нет. Одни ратуют за независимость НК, другие – за немедленное присоединение к Армении, третьи – за присоединение к союзу Беларусь – Россия, четвертые – за присоединение  к России, ссылаясь на Гюлистанский договор, который де-юре еще существует, т.е. его никто не отменял. Поэтому необходимо определиться – чего  желаем  мы сами – в Карабахе и в Армении.

– События в Грузии часто подгоняются под “американский сценарий”. Существуют мнения, что тот же сценарий проецируется и на Армению. Каково ваше мнение на этот счет?

– Мне кажется, что параллели здесь неуместны, потому что любая ситуация вызвана определенными предпосылками. Социально-экономические предпосылки  в Грузии и экономическая ситуация в Армении – это не одно и то же. В Грузии эта ситуация привела к бархатной революции, но кто в ней был замешан, как и благодаря каким финансам она осуществилась – это уже другая сторона вопроса. Если бы в Грузии социально-экономическая ситуация не “кричала” о революции, никакие финансы извне не помогли бы. Что касается Армении, то тут ситуация  другая. Я не говорю, что здесь социальных проблем нет, но предпосылок для свершения того, что произошло в Грузии, в Армении нет, потому что, что бы статистика ни говорила – в Армении присутствует  экономический подъем.

Кроме того, мы знаем, кто был движущей силой грузинской революции. В Армении же оппозиция – это те люди,  которые уже однажды были у власти. А это в определенной степени вызывает недоверие к оппозиции со стороны народных масс в целом.

– Тем не менее, ситуация в Армении продолжает оставаться напряженной. Насколько она может повлиять на  имидж страны во внешнем мире и на решение карабахской проблемы?

– То, что такая ситуация не прибавляет рейтинга Армении – это однозначно. Вспомним хотя бы те же парламентские  и президентские выборы. Они не соответствовали международным стандартам, что было в мягкой форме сказано как президентом США, так и премьер-министром Великобритании. Поэтому нынешняя ситуация, безусловно, повлияет на имидж Армении. Другая сторона вопроса – как это может повлиять  на карабахскую проблему? Вот здесь определенная опасность есть. Тем более, что наш сосед всегда пытается использовать  такие  моменты для того, чтобы нагнетать напряженность в регионе и поднимать шквал антиармянской истерии в самом Азербайджане. Нельзя упускать из виду  и нового игрока в регионе в лице Михаила Саакашвили, который  прямо сказал: «Что касается Армении, Азербайджана и Турции – мы будем способствовать сближению их интересов, но вы – Армения – способствуйте сближению Грузии и России». Он также отметил, что  необходимо идти в Европу вместе, т.е. интегрироваться в нее составом “Грузия-Армения-Азербайджан”. Вот такая экономическая интеграция и приведёт к решению политических проблем. Я считаю это высказывание Саакашвили очень важным.  Программы, которые инициируются  европейскими структурами, способствуют, чтобы Кавказ в целом интегрировался  в Европу.

Беседовала Нарине АГАБАЛЯН

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s