№ 8 / 15 июль

“Демо” / № 8 (8) / 15 июль, 2004г.

РАЙ ПО-АРМЯНСКИ

Алан ЦХУРБАЕВ (Северная Осетия)
Сергиу ПЕРДЖУ (Молдова)
выпускники факультета журналистики
Кавказского института СМИ, Ереван

На окраине Еревана, где открывается живописный вид на Арарат, строится поселок, в котором богатые и власть имущие обретут новый рай.

Первое поселение закрытого типа на Южном Кавказе, “Ваакни” представляет собой симбиоз армянского пейзажа с западными стандартами жизни. Здесь – всего в трех километрах от армянской столицы – один за другим возводятся добротные, западного образца дома, имеющие предложить своим будущим хозяевам все мыслимые удобства.
Расположенный в араратской долине, “Ваакни” занимает площадь в 160 гектаров. Красивые дома, ухоженный газон, вид на легендарную гору – за всем этим стоит идея американского миллионера армянского происхождения Ваака Овнаняна, владельца строительной компании “Овнанян Лтд”.

“Когда Армения получила независимость, первое, о чем я подумал, это приехать сюда и построить здесь город для армян из диаспоры, – говорит Овнанян. – Идея в том, чтобы создать им все условия для возвращения на историческую родину”.
На вопрос о том, что этот поселок значит для него самого – бизнес, желание заработать деньги или стремление к осуществлению своей заветной мечты, Овнанян ответил: “Все понемногу. Конечно, во-первых – это бизнес, но я всегда смотрел на него, как на отличную возможность для создания рабочих мест в стране. Моим главным стремлением всегда было помогать людям”.

“Кроме всего прочего, – добавляет он, – привлечение в Армению деловых людей из-за рубежа на постоянное жительство есть прямое капиталовложение в экономику республики”.
Проект поселка, строительство которого началось в прошлом году, рассчитан более чем на 500 домов. Общая сумма проекта компанией “Овнанян Лтд” оценивается в 25 миллионов долларов, из которых пять уже инвестированы на возведение инфраструктуры будущего города. О том, когда будет завершено строительство, пока неизвестно.

“Конечно, существует некая изоляция от остального общества, большая разница в уровне жизни внутри и вне поселка”, – говорит исполнительный директор “Овнанян Лтд” Карекин Одабашьян.- Но “Ваакни” – это воплощение стиля жизни, отличного от других. Я не согласен с мнением, что это – классовое отличие. Наши дома доступны для всех, мы продаем их по обычным для Армении ценам. Во всяком случае, они сопоставимы с ценами на квартиры в элитных районах в центре Еревана. Но я всегда говорю, что компания “Овнанян Лтд” строит не просто дома, а образ жизни”.
“Образ жизни” от “Овнанян Лтд” в действительности недоступен большинству армян, которым, учитывая средний размер их зарплаты, пришлось бы много жизней потратить на то, чтобы заработать сумму, достаточную для покупки какого-нибудь из домов в “Ваакни”.

Те, кто слышали о поселке, чаще всего отзываются о нем, как о месте, где живут “крутые”. “Каждый раз, проезжая мимо “Ваакни”, я смотрю на эти большие дома, и мне становится обидно. Мне кажется, что там живут другие люди”, – говорит Сурен Микоян, работающий водителем такси.

Среди “других людей”, владеющих домами в поселке, есть и граждане Армении. Сегодня уже 20 домов имеют своих владельцев. Это представители армянской диаспоры из Франции, Канады, России, Швейцарии и Англии.
Большая часть жителей поселка – бизнесмены. Подобный, высокий ранг жителей “Ваакни” требует соответствующего уровня безопасности, которую обеспечивает круглосуточная охрана на въезде в поселок.

“Безопасность – это одна из причин, по которой я решил сюда переехать”, – сказал IWPR один из жителей поселка, гражданин Канады, который не пожелал назвать своего имени. – “В Канаде я не мог с легким сердцем выпускать своих маленьких детей на улицу. Здесь таких проблем нет. Армения – идеальное место для воспитания детей. Здесь есть системы безопасности, но их не видно”.
Опасаясь за свою сохранность, некоторые жители предпринимают дополнительные меры безопасности. Так, вокруг некоторых домов по просьбе их жильцов, запрещены фото и видеосъемка.

Помимо жилых домов, на территории города строятся торговый центр, поликлиника, международная школа, и большой спортивный комплекс. Уже действует площадка для мини-гольфа. В ближайшем будущем будет открыт большой гольф, состоящий из 9 полей. Это единственный гольф-клуб на Южном Кавказе.
На вопрос о том, приживется ли на Кавказе новая игра, будут ли армяне играть в гольф, Ваак Овнанян говорит, что “гольф – это болезнь, заразная болезнь. Это спорт, в который ты играешь сам с собой. Здесь только ты, твой мяч и твоя клюшка. Это как творить картину”.

Хотя образы, навеваемые игрой, едва ли прекрасней живой, с изображением Арарата картины, предстающей взору развлекающейся на гольф-площадке элиты…

—————————————————————————————

АРМЯНО-ГРУЗИНСКАЯ ЯРМАРКА ТЕРЯЕТ СВОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Карине ТЕР-СААКЯН
независимый журналист, Ереван
Лела ИРЕМАШВИЛИ
корреспондент информационного агентства Black Sea Press, Тбилиси
Две приграничные ярмарки – грузинскую в местечке Садахло и армянскую в Баграташени – разделяет лишь мост через небольшую реку. По обеим сторонам моста – пограничники.

Прошлым летом в это же время здесь было не пробиться, многочасовые очереди были местной нормой жизни. Сейчас по мосту в обе стороны движутся одиночные пешеходы с громадными целлофановыми пакетами, в которых овощи и фрукты, тяжелыми сумками, иногда – с тачками, груженными мешками с провизией. Автотранспорт, по договоренности сторон, пересекает грузино-армянскую границу через другой контрольный пункт, на центральной автотрассе Тбилиси-Ереван.

Еще удивительнее выглядит ярмарка Садахло. Когда-то здесь располагался самый оживленный рынок во всем регионе. Как магнит, притягивал он грузин, но больше армян и азербайджанцев, которые торговали здесь самыми разнообразными товарами. Сегодня огромная территория рынка поражает количеством пустых лотков – заполнена лишь треть из них, поближе к мосту.

Как говорят продавцы и таможенники, это – результат усилившейся в Грузии в последние месяцы борьбы с контрабандой. Кампания по установлению строгого контроля за ввозимым и вывозимым товаром на всех приграничных стихийных рынках была декларирована революционным президентом Грузии Михаилом Саакашвили в качестве приоритета новой экономической политики государства еще в январе этого года. Реально таможенный контроль был усилен сотрудниками службы по борьбе с криминалом таможенного департамента и финансовой полиции к апрелю-маю.

“Ярмарку в Садахло нужно либо закрыть, либо окончательно узаконить, – считает заместитель директора департамента международных экономических отношений и внешней торговли министерства экономики Грузии Вилен Алавидзе. – Второе, конечно, лучше – и с точки зрения занятости местного населения, и для развития экономических взаимосвязей Грузии и Армении”.

Как сказал IWPR Алавидзе, грузинский бюджет недополучает солидные суммы в виде налогов, поскольку платит только расположенный на территории рынка торговый центр “Садахло”, а так называемые “челноки” – нет.

Несколько лет назад маршрут Ереван-Садахло, по которому стабильно ходят микроавтобусы, был для Армении в полной мере “дорогой жизни”. Отсюда в республику, чьи границы с Азербайджаном и Турцией закрыты из-за конфликта вокруг Нагорного Карабаха, завозили все – от продуктов и стирально-моющих средств до бензина и одежды. Сейчас продовольствие в прежних количествах не ввозится, даже наоборот – в Грузию везут картофель, лук, капусту, рыбу, сигареты. Но одежда, бытовая техника из Турции в Армению поступают именно отсюда. Армяне в свою очередь поставляют на продажу товар из Ирана.

Июнь выдался очень дождливый, и вся ярмарка сейчас представляет собой раскисшее болото, по которому без резиновых сапог или калош просто не пройти. Хотя и не с тем размахом, как прежде, торговля продолжается. Здесь в ходу любые деньги – в Садахло и Баграташене торгуют на грузинские лари, армянские драмы, азербайджанские манаты, российские рубли и американские доллары. При этом торговцы очень хорошо осведомлены о последнем валютном курсе и производят пересчет из одной валюты в другую молниеносно, без всякого калькулятора.

В советское время Сабит был директором пекарни, говорит, что “жил как миллионер”. Но и потом, когда занялся торговлей, дела шли неплохо. “Мы с армянами дружим, торгуем. У меня друзья в Баграташене, мы про политику не говорим – времени нет, бизнесом заняты”, – говорит Сабит.

Этот своеобразный “честный контрабандный бизнес” к сегодняшнему дню сформировал четкую легальную систему поставщиков-продавцов и оброс настоящей инфраструктурой.

Взяток с торговцев здесь, по их словам, не берут. Но каждый прилавок стоит денег – от 10 до 20 долларов, а то и все 50 в день – в зависимости от места. Основная масса покупателей приезжают из Армении и Азербайджана. Практически все посреднические торговые операции ведут местные жители. Они установили своеобразные нормы поведения, по которым, например, здешние армяне работают с потребителем, приехавшим из Армении, а азербайджанцы – с приезжими со своей исторической родины.

Однако в последнее время поставки грузов в Армению все чаще осуществляются напрямую – посредством железной или автомобильной дороги, в обход оптового рынка.
“Ярмарка в Садахло перестает быть важной в сравнении с железнодорожным маршрутом Поти-Тбилиси-Ереван, – говорит ведущий армянский экономист, бывший глава департамента статистики Армении Эдуард Агаджанов. – На мой взгляд, если экономика продолжит развиваться такими темпами, торговле на границе и вовсе придет конец. А это в свою очередь блокирует приток в Армению теневого капитала, объем которого несколько лет назад в два раза превосходил все годовые поступления в бюджет страны”.

Чиновники по обе стороны границы говорят о необходимости легализовать торговлю, что, по их мнению, пойдет на пользу и Грузии, Армении.
Реально в самом большом проигрыше остаются торговцы из числа местных жителей – садахлинцев.
“Без ярмарки мы здесь с голоду умрем, – сказал IWPR Сабит, пятидесятилетний азербайджанец, уроженец Садахло. – Но вот армяне в последнее время стали меньше приезжать, а основная торговля – с ними. Грузин мало, в основном женщины из

Тбилиси стоят – торгуют”.
А торгующий конфетами, привезенными из Тбилиси, житель Садахло Нияз Ахмедов говорит: “Более половины нашего села содержат семьи за счет торговли на этой ярмарке. Сейчас стало гораздо труднее, а ведь это для нас единственный источник дохода”…

——————————————————————————————-

КРИЗИС АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ОППОЗИЦИИ

Ильхам РЗАЕВ
завотделом политики газеты “Эхо”
Шахин АББАСОВ
заместитель главного редактора газеты “Эхо”

Четыре оппозиционные партии Азербайджана “болеют”, лишенные возможности проводить митинги.

Жестоко подавленная после президентских выборов прошлого года, азербайджанская оппозиция и сегодня – по прошествии восьми месяцев после тех событий – пребывает в состоянии глубокого кризиса, без денег, без новых идей.

В Баку продолжается судебный процесс над семью политиками-оппозиционерами, обвиняемыми в организации массовых беспорядков 16 октября, когда полицией был насильственно разогнан митинг, участники которого требовали признания недействительными результатов президентских выборов, коими Ильхам Алиев был провозглашен президентом страны. В числе этих людей генсек Демократической партии Азербайджана (ДПА) Сардар Джалалоглу, а также члены партии “Мусават”, лидер которой – Иса Гамбар – на выборах в прошлом году был главным из оппонентов, противопоставивших свои кандидатуры Алиеву.

По данным представителя азербайджанского правозащитного центра Эльдара Зейналова, из 700 человек, арестованных в Баку во время октябрьских событий, 34 по-прежнему находятся в заключении.

Однако оппозиционные партии сегодня не в состоянии организовать даже пикет в поддержку своих соратников.

“С октября 2003 года мы более 15 раз обращались в мэрию Баку с просьбой санкционировать акцию протеста и неизменно получали отказ”, – сообщил в интервью IWPR один из лидеров ДПА Айдын Гулиев. Обоснования отказов мэрии стандартны: пикеты могут расцениваться как давление на суд, а результаты президентских выборов неоспоримы.

“Сегодня оппозиция оказалась в “разобранном” состоянии, – сказал в беседе с IWPR известный азербайджанский политолог Расим Мусабеков. – Практически лишенная законного права бороться за власть, она борется сегодня только за то, чтобы остаться оппозицией”.

Потерпевшая неудачу в парламентских выборах 2000 года, результаты которых, по мнению самих оппозиционеров, были фальсифицированы, на сегодняшний день оппозиция имеет крайне ограниченное присутствие в 125-местном законодательном органе.

По словам Мусабекова, финансовые возможности оппозиции “минимальны, медийных ресурсов практически нет – общий тираж трех оппозиционных газет не превышает 20 тысяч экземпляров, нет доступа и к электронным СМИ”.
Сами оппозиционеры заявляют, что власти оказывают на них сильное давление. “Это репрессии! – возмущается зампред оппозиционной партии Народного фронта Фуад Мустафаев. – В стране действует неофициальное чрезвычайное положение. Нам отказывают даже в проведении пикетов. Мы хотим честной политической конкуренции”.

Его коллега из партии “Мусават” Сульхаддин Акпер отмечает, что хотя “пик репрессий прошел, но прессинг на оппозиционеров, особенно в регионах страны, сохраняется”.

Однако власти и их сторонники в свою очередь утверждают, что в действительности оппозиция исчерпала себя.

Другие, напротив, верят, что позиции сил, оппонирующих президенту Ильхаму Алиеву, укрепятся уже к следующим парламентским выборам, назначенным на ноябрь текущего года.

“У оппозиции есть один очень серьезный ресурс – недовольство общества”, – говорит политолог Тогрул Джуварлы.

Между тем, положение, в котором на сегодняшний день оказалась оппозиция, могло бы быть еще более тяжелым, если бы не помощь и поддержка, оказываемые ей зарубежными посольствами и международными организациями – такими как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе.

По словам руководителя пресс- службы Бакинского офиса ОБСЕ Улви Ахундли, на основе последнего отказа мэрии санкционировать митинг офис готовит обращение в администрацию президента Азербайджана и в мэрию Баку с целью разъяснить ситуацию вокруг вопроса о нарушении прав на свободу собраний.

—————————————————————————————–

Поведение в конфликтах – лучший индикатор готовности  стран Южного Кавказа стать частью Европы

Давид БАБАЯН
Преподаватель международного права
Российско-армянской современной гуманитарной академии.

С 1 по 3 июля в столице Болгарии Софии прошла вторая пленарная сессия Парламентской инициативы Южного Кавказа, организованная британской неправительственной организацией «ЛИНКС». Работа проходила в двух форматах – в формате парламентариев, где участвовали парламентарии из Армении, Грузии иАзербайджана, а также в формате экспертов. В последнем участвовали эксперты из Южного Кавказа и Европы. В качестве эксперта Нагорный Карабах представлял автор этих строк. Проходили также совместные заседания парламентариев и экспертов в рамках круглого стола. Здесь обсуждались такие темы, как «Расширяющийся Европейский Союз и его взаимоотношения с Южным Кавказом», «Взаимоотношения ЕС – Южный Кавказ; за и против регионального подхода», «Конфликты на Южном Кавказе и их влияние на взаимоотношения ЕС – Южный Кавказ».

Проведение подобного рода мероприятий является прямым отражением того, что европейское сообщество постепенно активизирует свою деятельность в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта. При этом конечной целью европейцев (и это неоднократно появлялось с средствах массовой информации) является интеграция Южного Кавказа в Европу. Но здесь у европейцев пока нет четкой программы и они столкнутся с серьезными трудностями на этом пути. Это явно проявилось также и в Софии, особенно – в поведении азербайджанской делегации. Так, практически все азербайджанские представители выступали с ярых националистических, неконструктивных и клеветнических позиций. Они требовали прежде всего освобождения всех земель, возвращения беженцев, причем – только азербайджанских, и лишь потом рассмотрения вопроса статуса Нагорного Карабаха.
Но на этом азербайджанцы не успокоились. Через несколько дней после завершения пленарной сессии Парламентской инициативы Южного Кавказа в азербайджанских средствах массовой информации появились материалы, в которых утверждалось, что принимавшие участие на данном мероприятии азербайджанские представители не знали о том, что в работе круглого стола принимает участие и представитель НКР.

Азербайджанцы заявили: «Если бы мы узнали о том, что на заседании присутствует представитель Гукасяна, то сами выдворили бы его оттуда или покинули бы заседание». Член азербайджанской делегации, депутат от ПНФА Алимамед Нуриев даже заверил, что если участие представителя Карабаха подтвердится, то «ЛИНКС» обязана будет ответить за это».

В тот же самый день британская организация «ЛИНКС» выступила с официальным заявлением, в котором сказано следующее: «Что касается круглого стола, то все его участники выступали от своего личного имени и ни один из присутствующих не представлял власти Армении, Азербайджана или де-факто руководство Нагорного Карабаха. Проведение неформальных круглых столов в контексте встреч международных организаций давно уже является традиционной практикой, которая содействует выработке идей по разного рода вопросам. В данном контексте эксперты могут представить идеи, которые не обязательно должны совпадать с позицией официальных делегаций, участвующих в работе Парламентской инициативы Южного Кавказа».

Вся эта история может показаться смешной и нелепой, но на самом деле подобные явления представляют собой серьезный вызов для европейского сообщества. Дело в том, что интеграция подразумевает не только политическое или административное вовлечение Южного Кавказа в Европу, но и определенные ценностные рамки. Даже если в административном плане Южный Кавказ станет частью Европы, то должно пройти достаточно много времени, чтобы на духовном уровне этот регион стал органической частью европейской семьи. Здесь важно понимание философии и духа демократии. Без этого вопрос урегулирования конфликтов, и вообще, членства Южного Кавказа в Европе, становится весьма проблематичным. Вовлечение южнокавказских государств в Европу предполагает в первую очередь измение психологии. Другими словами, необходима психология восприятия чужого мнения, что отвечает принципам демократии и уважения прав человека, которые являются фундаментом европейской цивилизации. Только в этом случае возможно полноправное участие Южного Кавказа в европейских процессах. В данном контексте Баку должен осознавать, что у Нагорного Карабаха есть право выбора, независимо от того, противоречит ли этот выбор интересам Азербайджана или нет. Ведь на сегодняшний день конфликты на Южном Кавказе являются для Европы своего рода лакмусовой бумагой или тестом на демократичность. Поведение конфликтующих сторон на Южном Кавказе является самым лучшим индикатором готовности этих стран занять место в европейской семье. Но судя по последним заявлениям азербайджанских парламентариев, Азербайджану до этого еще очень далеко.

——————————————————————————————-

Журналисты о журналистах

Азербайджан

Отстаивающий свободу средств массовой информации Комитет по защите журналистов приветствовал решение мэра Баку (Азербайджан) отозвать иск по уголовному делу о клевете в отношении журналиста Ирады Гусейновой, критиковавшей его администрацию. При этом КЗЖ вновь призвал правительство Азербайджана “вообще отменить свой уголовный закон о клевете”.

Грузия/Южная Осетия

В Южной Осетии вышла в эфир первая телевизионная передача из серии “Мысль” на грузинском языке. Она вызвала большой резонанс среди грузинской аудитории. Решено, что передача будет выходить еженедельно и удовлетворит потребности грузинского населения Южной Осетии и прилегающих регионов Грузии в информации на родном языке.

Армения/Турция

Представители армянской общины Турции обратились в Высший совет по телевидению и радиовещанию этой страны с требованием предоставить право транслирования теле- и радиопрограмм на армянском языке. Как известно, турецкие власти разрешили трансляцию теле- и радиопрограмм на курдском, ассирийском и лазском языках.

Армения

В армянской медицинской журналистике работают дилетанты – об этом свидетельствуют результаты социологического исследования.
7 армянских журналистов (23%) сообщили о том, что они никогда не используют компьютер в работе. 6 – что никогда не пользовались Интернетом для поиска необходимой информации.

Грузия

Основатель телекомпании “202” Важа Киладзе хочет перекупить “Рустави 2” и спасти его от банкротства. Он согласен с мнением Саакашвили, что канал не должен прекращать свое существование. При этом Киладзе обещает, что формат “Рустави 2” не изменится и все журналисты останутся там работать.

Армения

”Все электронные СМИ Армении подконтрольны властям, – заявил председатель журналистского клуба “Аспарез” Левон Барсегян, – их работа поставлена на службу президенту, и они фактически недоступны для представителей оппозиции.”
По словам Л.Барсегяна, ввиду царящей в электронных СМИ страны ситуации, люди вынуждены узнавать правду из газет “Аравот”, “Айкакан жаманак”, “Иравунк” и из передач радиостанции “Свобода”, тогда как в Армении действуют 44 электронных СМИ.

————————————————————————————-

Возвращение армянского бренди

Киеран КУК
Ереван, для Би-би-си

Зарубежные инвестиции нужно делать вовремя. И француз Пьер Ларетч, генеральный директор армянской фирмы Yerevan Brandy Company, думал, что он сделал самую большую ошибку в своей карьере.

В середине 1990-х годов только что провозгласившая независимость Армения начала программу приватизации государственных предприятий. Ларетч, работавший тогда менеджером во французской корпорации по производству напитков Pernod Ricard, был послан в Ереван из Парижа, чтобы оценить потенциал самого престижного предприятия в Армении, Ереванского коньячного завода.
“Я рекомендовал, чтобы Pernod Ricard выплатила 30 млн. долларов за предприятие, – говорит Ларетч. – Сразу за этим последовал кризис рубля, и продажа коньяка в России – нашем главном рынке сбыта – уменьшилась на 75%. Неожиданно у нас оказались тысячи бочек непроданного коньяка”.

Возрождение

К счастью для Yerevan Brandy Company, Pernod Ricard и самого Ларетча, ситуация сильно изменилась. Российский потребительский рынок, куда поставляется 85% продукции, оживился. Производство бренди выросло с 1,7 млн. литров в 1998 года до 4 млн. литров в 2004-м.
Для Армении, с ее менее чем тремя миллионами жителей и немногими природными ресурсами, где в год на душу населения приходится меньше 600 долларов, каждый иностранный инвестор на счету.
Успеху Pernod Ricard предшествовали трудные годы.
“Вначале местные жители довольно враждебно относились к тому, что иностранцы получили контроль над предприятием, считавшимся гордостью Армении, – рассказывает Ларетч. – Нам нужно было показать, что мы пришли сюда надолго, а не за скорой и легкой прибылью”.

Судебные тяжбы

Ереванский коньячный завод был основан в 1887 году. В советское время в предприятие денег не вкладывали. Главная марка Yerevan Brandy Company – “Арарат” – использовалась многими другими производителями бренди, в основном в России.
Pernod Ricard пришлось пройти через серию судебных тяжб, чтобы получить эксклюзивные права на эту марку.

“Природная деловитость”

С улучшением дел на рынке сбыта – речь идет в основном о России, Украине и Белоруссии – Yerevan Brandy Company стала совершенствовать производство. В 1998 году у компании был один компьютер, теперь их 200.
“Армяне очень способные менеджеры, – говорит Ларетч. – Они отличаются природной деловитостью, так что из 500 работников только пятеро из Франции”.
Для обеспечения качества бренди и защиты местных виноделов правительство страны пять лет назад настояло на том, чтобы для производства армянского бренди использовался только виноград, выращенный в Армении. “Таким образом гарантируется уникальность армянского бренди, – говорит Ларетч. – Правда, тут возникает проблема: теперь у нас ощущается нехватка винограда, и цены на местную продукцию растут”.

Мнение винодела

Акоп Карапетян выращивает виноград на небольшом участке в Араратской долине, главном винодельческом районе страны. В начале 90-х, когда Армения переживала серьезные экономические проблемы, Карапетян был вынужден выкорчевать виноградник и засадить участок овощами, чтобы его семья могла выжить. Как и во многих армянских семьях, двое детей Акопа Карапетяна были вынуждены покинуть страну в поисках заработка. Жизнь стала не намного легче, но, по меньшей мере, в семье Карапетянов сегодня появились деньги.
“В старое время мне приходилось сдавать виноград на завод по любой цене. Теперь у нас долговременный договор и согласованная минимальная цена, – говорит он. – Хотелось бы заработать побольше, но, во всяком случае, на еду хватает”.
Пьер Ларетч уверен, что армянский бренди способен конкурировать не только на постсоветском пространстве, но и мировом рынке. “Во время Ялтинской конференции, Черчиллю так понравился армянский бренди, которым его угостил Сталин, что он попросил присылать ему несколько ящиков в год, – добавляет Ларетч. – Это очень хороший напиток, мирового уровня”.

—————————————————————————————–

Карабах мы считаем своей Родиной!

Эвика БАБАЯН

Греческая община

В прошлом номере “Демо” мы рассказали о самом многочисленном национальном меньшинстве в НКР – русских. Второе по численности этническое меньшинство – греки – ведут начало проживания в Карабахе с 19 века. Исторические связи греков и армян имеют очень глубокие корни. Эти два народа в Западной Азии претерпели наибольшие притеснения со стороны тюркских властей, в том числе – резню 19-20 веков. Общность судьбы сделала их как бы естественными союзниками, и выбор греков территории Армении в качестве родины имеет много историко-культурных причин. Впервые на территории Нагорного Карабаха греки появились в 50-х годах ХIX века. По словам председателя Центра греко-армянской дружбы Иванидиса Константина Николаевича, много лет назад мартакертские рудники разрабатывались англичанами. Однажды к одному из них в гости приехал свояк, грек по национальности. Он был так очарован природой Карабаха, что решил здесь обосноваться. Потом к нему стали приезжать его родственники, и так в селе Мехмана Мартакертского района обосновалось 40 греков. В основном это были мастера горнодобывающей промышленности и работали они в полиметаллических рудниках, находившихся неподалеку от Мехманы. Естественно, с годами возрастала и численность греков. До 1947 года в селе была греческая школа. Между собой жители села общались на греческом языке, свято соблюдая свои национальные традиции и обычаи. Так, в 1970 году в Мехмане проживали 104 человека, домов – 30. По данным на 1987год – 22 дома и 51 житель. Сегодня в Мехмане живет 16 армяно-греческих семей, а в целом по республике их 24.

Из-за войны в Карабахе и социально-экономического кризиса в республике за последние несколько лет часть греков, а точнее 84 человека, уехали в Грецию. Некоторые из них скорее всего покинули Карабах навсегда, другие периодически приезжают сюда, а также материально поддерживают оставшихся в Карабахе родственников. По словам Константина Иванидиса, недавно из Греции в Карабах вновь возратились 3 семьи и есть достоверные сведения, что еще несколько семей хотят вернуться сюда. “Своей Родиной мы считаем Карабах, – говорит господин Иванидис, – и как бы ни было хорошо в Греции, нас тянет сюда. У всех живущих здесь греков одна мечта – чтобы снова возродить былую славу Мехманы. И я уверен, что в скором времени это произойдет, потому что и власти НКР постоянно оказывают нам содействие в этом. Так, недавно в Мехмане были восстановлены несколько домов, пострадавших во время Арцахской войны, еще несколько новых домов предстоит построить”.

На вопрос, говорят ли дети греко-армянских семей на греческом языке, удается ли сегодняшним карабахским грекам сохранить свой язык, Константин Иванидис ответил: “К сожалению, молодежь, и, в частности, городские жители не знают греческого языка, а в Мехмане преобладает двуязычие, многие общаются между собой на армяно-греческом языке”.
Сегодня Центр греко-армянской дружбы пытается найти формы этнического существования греков в Карабахе. Ими намечается создание группы по обучению греческого языка, организовываются праздники – такие например, как День освобождения Греции и т.д.

Азербаджанская община

Как видим, глубокие демографические изменения затронули не только основной этнос республики – армян, но и национальные меньшинства. Показатели изменились не только по количеству русских и греков, но и по азербайджанцам, которые в довоенный период считались наиболее многочисленным национальным меньшинством НК. Сегодня в Карабахе продолжают жить азербайджанцы, но, конечно, в неизмеримо меньшем количестве. К сожалению, Национальная статистическая служба республики на сегодняшний день точными данными о численности национальных меньшинств в НК не располагает.

Историческая справка

Первые мусульманские поселения появились в Карабахе после 1752года, когда Варандинский мелик Шахназар II подарил город Шуши Панах хану Дживанширскому. После этого в Шуши и некоторых других районах Карабаха появились разрозненные мусульманские племена.

Из приведенных ниже данных анализа демографического развития НКАО можно слелать вывод, что численность азербайджанского населения из года в год возрастала: 1921г. -7,0 тыс.чел, 1959г. – 18,0 тыс.чел, 1970г. – 27,2 тыс.чел, 1979г. – 37,3 тыс.чел, 1989г. – 40,7 тысяч человек.

С Раей Ибрагимовной Бабаевой, азербайджанкой по национальности, мы встретились на ее рабочем месте. С 1997 года Рая Ибрагимовна – редактор независимой радиостанции “Голос Справедливости”. Более 7 лет она передает отсюда новости на азербайджанском языке, рассказывает своим радиослушателям о Карабахе. Свободно может высказать свое мнение, протест, комментарии. “Я, конечно же, очень люблю свой народ, но когда я чувствую, что политика властей Азербайджана неконструктивна, то критикую. Особенно когда звучат призывы к войне, то я выступаю с протестами. Цель моя – по мере возможностей наладить мост дружбы между армянским и азербайджанским народами. В своих передачах мы призываем к миру, к взаимопониманию, а также с просьбой понять карабахский народ в его стремлении к самоопределению”, – говорит г-жа Бабаева.

Уже 35 лет Рая Ибрагимовна живет в Степанакерте. Она кандидат филологических наук. На вопрос, оказывалось или оказывается ли на нее давление со стороны властей или населения, она ответила, что никогда на нее никакого давления не оказывалось – “… наверно потому, что я сама не ставлю различия между нациями”.
Побеседовав с представителями трех различных наций, проживающих в НКР, мы пришли к выводу, что, конечно же, у всех есть множество проблем, но все эти проблемы носят социально-экономический характер, а не националистический. Они такие же, как и у армянского населения Карабаха. И в своих пожеланиях предствители трех наций были едины: скорейшего решения карабахского вопроса, признания НКР и мирного неба над головой.
Правовое образование

Что это за понятие – «удаление в совещательную комнату»?
Что это за комната? Для чего она необходима? На эти и другие вопросы отвечает председатель Арцахской ассоциации защиты прав человека Георгий САФАРЯН.

Прежде всего необходимо пояснить, что же собой представляет совещательная комната, в которую, предварительно об этом объявив, удаляется суд для принятия решения по делу. По Закону и на практике эта комната должна находиться непосредственно за залом судебных заседаний и иметь одну входную дверь непосредственно из зала. В этой комнате должен находиться соответствующий инвентарь для обеспечения нормальной работы суда. Какие-либо технические средства, предоставляющие возможность общения вне этой комнаты, недопустимы. То есть в совещательной комнате не должно быть телефонов, факсов, компьютеров, соединенных с внешним миром, а также иных дверей, дающих возможность какого-либо проникновения в совещательную комнату лиц, целью которых является общение с судом до принятия решения или приговора. Почему это необходимо? Закон исходит из необходимости сохранения у судей непосредственного впечатления о событиях, происходивших во время судебного заседания. Закон не предусматривает возможность общения посторонних лиц с судом до вынесения приговора или решения. Какими же нормами Закона регулируются эти положения?

Ответ на этот вопрос исходит из требований ст. 359 уголовно-процессуального кодекса НКР. Нарушение требований вышеизложенных положений УПК НКР влечет за собой отмену решения или приговора суда. То есть если вышеизложенные требования Закона не выполняются, ни одно решение и ни один приговор не действительны и подлежат отмене. Об этом гласит п. 8 ст.398 УПК НКР (нарушение тайны совещания судей при вынесении решения или приговора). В соответствии с Законом суд абсолютно независим от кого-либо и при этом любое воздействие на суд недопустимо и уголовно наказуемо. Иными словами, никакое «телефонное» право, никакое иное воздействие при личном общении (н-р, при выходе судьи или суда из зала судебного заседания) недопустимо и влечет за собой нарушение вышеуказанной нормы Закона. Что же происходит у нас в Карабахе?
В соответствии с действующим законодательством, в НКР имеются три судебные инстанции:

1. суд первой инстанции
2. апелляционный суд (Верховного суда НКР)
3. кассационный суд (Верховного суда НКР).

В каждом районе НКР суды первой инстанции имеют соответствующие административные здания, оставшиеся со старых времен, когда судебные реформы в НКР еще не были приняты. Однако проведенное изучение установило, что эти здания нуждаются в ремонте (соответствующем требованиям сегодняшнего дня), поскольку как залы судебного заседания, так и совещательные комнаты находятся в плачевном состоянии. За все время мониторинга автору этой статьи не пришлось стать свидетелем случая, чтобы заседание суда, происходившего в зале судебного заседания, повлекло бы за собой уход суда в совещательную комнату, которая соответствовала бы требованиям Закона. При этом в одних случаях эта комната превращена в комнату отдыха, в других – в служебный кабинет, в третьих – в какое-то «складское помещение». Как правило, в качестве залов судебного заседания выступают служебные кабинеты судей. Эти же самые кабинеты являются еще и совещательной комнатой. Там наличествует как телефонная связь, так и другие возможности для воздействия на решение судей.

Что же касается помещений в г. Степанакерте, где в одном здании размещаются все три суда НКР, а также суд по военным делам и прокуратура города, то уму непостижимо, о каком исполнении требований этой нормы Закона может идти речь. Два прекрасно отремонтированных зала судебных заседаний не имеют ни одной совещательной комнаты и происходят буквально парадоксальные вещи, когда судья, выбегая из зала заседаний, проталкиваясь сквозь толпу (свидетели, потерпевшие, обвиняемые и т.д.), проходит в чей-либо служебный кабинет, в котором находятся непосредственно работающие там люди, и начинает принимать решение или приговор по делу (все зависит уже от судьи, его личных отношений с хозяином кабинета – останется он один на один для принятия решения или приговора или же тайна совещательной комнаты будет нарушена). Мы не говорим уже о том, что все эти кабинеты оборудованы и телефоном, и другими техническими средствами, а также доступ в них любого постороннего представляется возможным. Что же выходит, что по букве Закона все эти приговоры и решения, принятые с нарушением ст. 359 УПК НКР, недействительны? По букве Закона – да. Но вместе с тем непонятно почему до настоящего времени эти вопросы не решаются. Возможно, многие скажут: «А что тут такого? Подумаешь, нет комнаты для совещания, нет флага, нет герба, нет соответствующей формы судей! Ну и что, что суд проводится в кабинете судьи? Что тут такого?..» Извините, но все правосудие начинается с точного исполнения Закона в первую очередь самими блюстителями Закона, а потом уж теми, к кому эти нормы применяются. На наш взгляд, лишь только тогда мы можем построить правовое государство, когда элементарные требования к процедуре судебных заседаний будут выполнены. Только тогда можно будет говорить о воспитательной роли судов, о положительном отношении к применяемым решениям и приговорам, об отсутствии комплекса правовой незащищенности. Возможно, тогда наступит момент восприятия нашими согражданами Правосудия в его исконной форме – не такого, какое, на наш взгляд, есть у нас сейчас – с наличием определенного давления на принятие судами тех или иных решений и приговоров. Быть может, мы ошибаемся… Если да, то это прекрасно. Но это вряд ли. Просто добавим, что выполнение норм ст.359 УПК НКР является не только одной из форм защиты прав человека, но и методом для приближения нашей судебной системы к международным стандартам.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s